Мировой опыт борьбы с коррупцией:феномен Cингапура

Страны Азиатско-Тихоокеанского региона добились процветания в значительной мере благодаря активному реформированию в государственном секторе. В ходе претворения целенаправленных перемен они избавились  от балласта в виде устаревшей и во многом закосневшей формы государственного управления, тянувшей их в пучину прозябания, бедности. Посредством сокращения штатной численности были уменьшены расходы на содержание государственного аппарата, соответственно повысилась заработная плата – один из стимулов плодотворной, творчески направленной деятельности служащего, устранению, следовательно, подверглись патронаж над государственными служащими,  низкое качество предоставляемых услуг. В чреде причин, побудивших к проведению административных реформ, немаловажным фактором стало, конечно же, широкое развитие и распространение коррупции, которая порождала недоверие граждан и предпринимателей к государственной службе.

Среди позитивных антикоррупционных стратегий этого региона успешной зарекомендовала себя Сингапурская стратегия борьбы с коррупцией.

Как известно, в момент приобретения независимости в 1965 г. Сингапур был страной с высокой степенью коррупции. Тактика ее снижения была основана на выполнении специальной антикоррупционной программы Министерства финансов, включавшей комплекс мер, таких как:

  • -  регламентация действий чиновников и их ротация во избежание формирования устойчивых коррупционных связей,
  • - обеспечение режима конфиденциальности для предотвращения утечек важной информации, которой можно воспользоваться в коррупционных целях,
  • - упрощение бюрократических процедур,
  • - утверждение верховенства законности и ужесточение законодательства,
  • -  повышение независимости судебной системы (с высокой зарплатой и привилегированным статусом судей).

Кроме того,   были также:

  • - введены экономические санкции за дачу взятки или отказ от участия в антикоррупционных расследованиях,
  • - предприняты жесткие акции, вплоть до поголовного увольнения сотрудников таможни и других госслужб,
  •  - установлен строгий надзор над соблюдением высоких этических стандартов,
  • -  введены процедуры пересмотра комплекса антикоррупционных мер через каждые 3-5 лет,
  • - предусмотрена защита информаторов, сообщающих о случаях коррупции. 

Одновременно с  этими мерами были предприняты:

  •  - дерегулирование экономики,
  • - подготовка квалифицированных административных кадров,
  • - повышение в разы  заработной платы чиновников и т. д.

Выступая  с отчетом в 1985 году  перед парламентом, премьер-министр в оправдание затрат на содержание аппарата говорил: «Я являюсь одним из самых высокооплачиваемых и, вероятно, одним из самых бедных премьер-министров стран третьего мира… Имеются различные пути решений. Я же предлагаю наш путь в рамках рыночной экономики, который является честным, открытым, оправдываемым и осуществимым. Если вы ему предпочтете лицемерие, вы столкнетесь с двуличием и коррупцией. Делайте выбор» [1]. Парламент, как показала история, сделал правильный выбор, поддержав одновременно обоснование премьер-министра  о назначении заработной платы министрам и высшим должностным лицам, близкой к их рыночной ценности. Заработная плата премьер-министра, к примеру, составила 1,9 млн. сингапурских долларов и явилась действительно самой высокой в мире.

 Начало успешному проведению антикоррупционной кампании в Сингапуре в 70-е годы положил бывший премьер-министр Ли Куан Ю, благодаря которому страна совершила беспрецедентный рывок из третьего мира в первый. В ноябре 1999 года он мог уже со всею уверенностью заявить: «Честное, эффективное правительство с незапятнанной репутацией было и остается самым ценным достижением правящей партии и главным достоинством Сингапура» [2, с. 14].

 Примечательно в этой связи и то, что в настоящее время Сингапур достиг еще более крупных успехов в борьбе с коррупцией и теперь уже занимает в Таблице ИВК ТИ 2007 года четвертое место, в то время как в предыдущие годы он находился на седьмом-девятом местах.

 Средоточие борьбы с коррупцией в Сингапуре - автономное Бюро по расследованию коррупционной деятельности (БРКД), которое с 1970 года стало подчиняться непосредственно канцелярии премьер-министра. Гражданам была предоставлена  возможность обращаться в бюро с жалобами на госслужащих и требовать возмещения убытков.

Сингапурской стратегии борьбы с коррупцией, базирующейся на «Акте о предотвращении коррупции», присуще стремление «минимизировать или исключить условия, создающие как стимул, так и возможность склонения личности к совершению коррумпированных действий», а также принципиальность и последовательность.

В октябре 2008 года Академию государственного управления при Президенте Республики Казахстан посетил ректор Сингапурской школы государственной политики имени Ли Куан Ю профессор К. Махбубани. Выступая перед профессорско-преподавательским коллективом и магистрантами Академии, господин  К. Махбубани еще раз обосновал причины успешной деятельности государственной службы Сингапура, приведшей к процветанию этого, малого по размеру, острова-государства. В те времена, когда Сингапур отделился от Малайзии, обрел суверенность, он был чрезвычайно беден и коррупция, как было упомянуто, разрывала его население. Но к счастью сингапурцев, власть в свои руки взял незабвенный Ли Куан Ю и, проведя свой народ по рифам и скалам, возвысил его и упрочил его авторитет во всем мире.

Профессор К. Махбубани выделил три принципа, которые исповедовали сингапурцы, строя свой, новый, способ бытия, свободный от коррупции:

– Первый принцип – принцип меритократии  (в дословном переводе – правление достойных; является антиномией клептократии – правлению воров). Его реализация основана на поиске талантов в любом социальном слое; пусть человек будет беден или богат, если он талантлив, если он креативен и прозорлив, он будет привлечен к государственной службе и наделен благами, обусловленными его способностью стратегически мыслить, решать и действовать, используя инновационные методы управления. Система выбора лучших людей, выявление и развитие талантов – доминантная константа в формировании парадигмы государственного управления страны.

Степень талантливости, продвинутости госслужащего в Сингапуре определяется и посредством рейтинговой оценки его деятельности. 200 человек в системе государственной службы Сингапура составляют элитную группу и все 200 являются объектами рейтинга. И любой из них, будь он стар или молод, независимо от возраста и наличия профессионального и жизненного опыта, будет находиться в первых рядах элиты, возглавлять лучшие организации, если при проведении рейтинга наберет высокие баллы. Самые лучшие люди должны управлять лучшими государственными учреждениями и структурами – убежден профессор и он приходит в искреннее удивление от того, что многие страны игнорируют, отказываются от применения этого принципа в управленческих сферах

 Как отмечено в статье С.Г. Капарова «Модернизация государственной службы в Казахстане: создание национальной системы предотвращения коррупционных правонарушений в государственном аппарате», «меритократия по своей природе является демократическим институтом. В этом смысле она противоположна системе патронажа, при которой отбор на государственную службу происходит из принципов личной преданности, дружеских или родственных связей.

В странах с устоявшейся системой заслуг определен механизм, который обеспечивает реализацию принципов меритократии главным образом через конкурсный отбор при поступлении на государственную службу.

           Систему заслуг формируют следующие принципы:

1) поступление на государственную службу осуществляется на конкурсной основе;

2) оценка претендентов осуществляется по критериям личных способностей, знаний и умений» [3, с. 90].

Прервемся на двух этих главных  требованиях принципа меритократии, ибо только при наличии особенных, лидерских способностей госслужащего, а также при поощрении этих способностей со стороны власти, срабатывает принцип меритократии, и вернемся к аналитике профессора К. Махбубани.

- Второй принцип, выделенный им как основополагающий в формировании успешной государственной службы, – прагматизм, своеобразно им интерпретируемый. В понимании государственных деятелей Сингапура, прагматизм – это не следование какой-либо идеологии, это скорее всего избрание наиболее эффективного для страны, ее процветания пути из всех имеющихся. Прагматизм – это умение творчески воспользоваться чужим опытом, умение органично адаптировать его, учитывая все за и против, в своей стране. К. Махбубани считает, что не следует изобретать велосипед, достаточно взглянуть взыскующе на мир, проанализировать чужие достижения и всегда можно обнаружить среди них наиболее адекватные той или иной сфере жизнедеятельности своего государства. Так, при строительстве  порта, власти Сингапура «скопировали» один из лучших портов в Европе – Роттердам. Адаптация лучшего варианта строительства порта в  Сингапуре удалась и теперь этот порт способен нести сверхмощную нагрузку.

- Третий принцип, обусловивший успех Сингапура, – честность. Эффект неожиданности испытывает наш не стесненный нравственными ограничениями рассудок, сталкиваясь с данным принципом, его номинацией. Однако честность как категория высокой морали – первейшее условие для успешной работы во властных структурах Сингапура. О том, что честность – не декларируемый фон, но мерило нравственности государственного служащего, его имиджа, говорит факт ареста одного из министров Сингапура, принявшего совершенно бескорыстное предложение некоего бизнесмена отдохнуть с семьей в одном из прекрасных уголков страны. По возвращении министр был арестован.

Следует подчеркнуть, что с первых шагов антикоррупционной борьбы, особенно в сфере государственной власти, здесь большое значение придавалось этике, статусу этики. Ведь  когда «власть рассматривается как возможность для личного обогащения, а не как свидетельство оказанного народом доверия, это становится уже проблемой этики», - был убежден премьер-министр Ли Куан Ю. Все общества, претендующие на длительное существование, должны поддерживать принцип честности, иначе общество не выживет – выражал он твердую уверенность [2, с. 14].

Не случайно в Сингапуре борьба с коррупцией ведется непрерывно и борьбу ведут именно политические лидеры и высшие должностные лица, усилия которых всемерно поддерживает общество. Здесь полюсы ментальности двух социальных сфер – государственной и негосударственной – сходятся воедино и образуют редкостный в одном государстве феномен всеобщего неприятия коррупции. Общественное порицание здесь возведено в абсолют, оно действенно в той же мере, что и административное или уголовное наказание. Никому из должностных лиц не хотелось бы быть всенародно обвиненным в коррупции, «засветившимся» в роли коррупционера на телевидении или на страницах периодической печати, прессы. Именно этот род порицания для них является едва ли не самым страшным наказанием.

Высокая степень ответственности, неподкупность, честность, личный пример безупречного поведения – ключевые критерии, основная цель политических лидеров, государственных деятелей Сингапура. Правительство здесь образец для народа. Не удивительно, что при таком понимании миссии служения отечеству, народу, стране, при таком культивировании высших этических ценностей  Сингапур выдвинулся на авангардные позиции мира в борьбе с коррупцией. Власть в Сингапуре являет собою тот случай, когда категоричность максим  «Власть облагораживает!» и «Власть выявляет человека!»  находит себе достаточно весомую аргументацию и  подтверждение.

Таким образом, в Сингапуре принцип меритократии, прагматизм и честность – составляющие сильного лидерства, превращены в три столпа государственной службы. Этим принципам строго следуют здесь и на страже их соблюдения стоят государственные власти страны, ее национальный лидер, взращенный в школе государственной политики, носящей имя знаменитого Ли Куан Ю. Этими «столпами», их эффектным претворением в жизнь детерминируются расцвет и благосостояние Сингапура, превращение его в один из самых индустриально развитых центров Юго-Восточной Азии, выдвижение его на передовые позиции в мировой экономике и международной политике.  

 

Список литературы                                             

1. Россия и коррупция: кто кого. Аналитический доклад Регионального общественного фонда Индем («Информатика для демократии) – indem.ru//corrupt/whoww/

2. Хонг Марк. Сингапур - страна, победившая коррупцию // К обществу без коррупции. – 2004. – № 2 (19), июль. –  с. 24-26.

3.Капаров С.Г. «Модернизация государственной службы в Казахстане: создание национальной системы предотвращения коррупционных правонарушений в государственном аппарате» // Analytic.- 2007. - № 1 (37).

Фамилия автора: Жетписбаева Б.А.
Год: 2008
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика