Центральная Азия и Россия в энергетической политике Китая

В настоящее время Китай является одной из самых динамично развивающейся экономикой мира. Темпы роста экономики Китая состав­ляют 9-11%. С ростом ВВП растет и потреб­ность в энергии. Собственных запасов нефти, газа и других ресурсов в Китае не хватает, поэтому Пекин проводит активную политику в поисках энергетических ресурсов за пределами Китая. В основном импорт нефти и газа произ­водится с региона Ближнего и Среднего Восто­ка, однако рост нестабильности в регионе, угроза морским коммуникациям в узких проли­вах (Ормузкий и Малакский проливы) поставил Пекин перед фактом проведения политики диверсификации импорта углеводородов расши­ряя сотрудничество в энергетической сфере в других регионах, в том числе в Центральной Азии и России.

Целью данной статьи является комплексный анализ особенностей энергетической политики Китая в Центральной Азии и России. В соответ­ствии с целью были поставлены задачи: рас­смотрение энергетических ресурсов и перспек­тив развития энергетики стран Центральной Азии и России; анализ развития энергетики в Китае; рассмотрение особенностей энергети­ческой стратегии Китая; анализ становления, развития и перспектив сотрудничества Китая и стран Центральной Азии и России. В основном затрагивается тематика сотрудничества в нефте­газовой сфере.

В статье использованы следующие методы: анализ статистики BP Statistical Review; анализ стратегии развития энергетики Китая и догово­ров, заключенных между Китаем с одной сторо­ны и России и стран Центральной Азии с другой.

Страны Центральной Азии и Россия обла­дают крупными запасами углеводородов и являются перспективными рынками для импор­та нефти и газа в Китай. Доля в мировых запа­сах нефти стран Центральной Азии составляет 3,4% и России - 5,9%, газа - 6,1% и 23,9% соответственно [1].

Запасы нефти и газа в странах Центральной Азии и России

Доля производство нефти и газа составляют 0.5% и 9,2% и 1,1% и 4,2% в странах Централь­ной Азии и 12,9% и 18,4% в России [2]. 70% нефти и газа составляют экспорт. Существует высокая динамика роста производства и соот­ветственно нефти и газа в странах Центральной Азии и России. Производство нефти и газа в странах Центральной Азии растут в основном в Казахстане и Туркменистане. За период с 2001 по 2010 гг. в Казахстане производство нефти выросло с 40 млн. тонн до 81 млн. тонн, т.е. в 2 раза. В перспективе Астана планирует довести производство нефти до 132 млн. тонн нефти в год. Производство газа за тот же период выросло с 10.5 до 33.6 млрд. куб. м., т.е. в 3.2 раза. В Туркменистане рост производства нефти составил 22%, а газа снизилось на 10%. В России производство нефти выросло с 323.3 до 505.1 млн. тонн, т.е. на 56% и газа - на 10% [3].

Экспорт нефти и газа из стран Центральной Азии в основном реализуется через территорию России (КТК, Атырау-Самара), а также в Китай по нефтепроводу Казахстан-Китай и газо­проводу Центральная Азия-Китай. На рынки в Европу через территорию Турции проходит нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и плани­руется построить газопровод Набукко. Кроме того, страны Центральной Азии планируют экспортировать нефть и газ по нефтепроводу Север-Юг через территорию Ирана и газопро­воду ТАПИ через территорию Афганистана и Пакистана, которые находятся на стадии разработки.

Что касается экспорта углеводородов из России, то он реализуется в основном на рынки Европы (через территорию Беларусь и Украи­ны) и рассматривается проекты строительства газопровода по дну Балтийского (Северный поток) и Черного (Южный поток) морей, а так­же нефтепровод Восточная Сибирь - Тихий Океан в страны Азиатско-Тихоокеанского реги­она.

В энергетической стратегии 2020 России и стран Центральной Азии рост производства и диверсификация экспорта углеводородов с традиционного европейского направления в другие регионы, в особенности в восточно-азиатском направлении (Китай, Япония, Южная Корея и страны АСЕАН в перспективе) явля­ются приоритетными направлением в области развития энергетики наряду с ростом доли возобновляемых источников энергии (атомной, ветровой, гидроэнергии, солнечной и т.д. энергетики) [4]. 

Рост производства нефти в странах Центральной Азии и России (в миллионах тонн)

Рост производства газа в странах Центральной Азии и России (в миллиардах кубических метрах)

 

После начала реформ в 70-80-х гг. рост эконо­мики Китая значительно ускорился. С ростом экономики увеличились и потребности Китая в энергетическом сырье. В 80-х гг. Пекин экспор­тировал нефть, после - экспорт постепенно сокращался, а импорт стал расти и в 1993-м го­ду Китай превратился в нетто-импортера топ­лива. До 2000 г. в топливно-энергетическом хозяйстве воспроизводилась отсталая в техноло­гическом плане модель ресурсопользования и поэтому энергетическая стратегия КНР форми­ровалась как внутренняя народнохозяйственная программа, ориентированная на собственные ресурсы. Во второй половине 90-х и в 2000-е годы Пекин проводил политику технологичес­кого переустройства путем свертывания малых и экологически грязных производств и развитие импорта углеводородов. Основные цели внеш­ней энергетической стратегии Китая заклюю-чаются в следующем:

- диверсификация видов импортируемого сырья, источников импорта нефти, а также форм и маршрутов его транспортировки;

-    участие китайских компаний в разработке месторождений углеводородов в других стра­нах;

-    дальнейшее техническое сотрудничество с Россией и Францией в области атомной энергетики [5].

В основном импорт углеводородов осуществ­ляется 44% с территории Ближнего Востока, 32% - Африки, 13% - России, 4% - Казахстана, 7% - из других стран [6]. Однако в последнее время возникли существенные трудности в импорте углеводородов с Ближнего Востока и Африки. Это связано с такими факторами как:

-    импорт нефти осуществляется в основном по морским коммуникациям через узкие проливы (Малаккский и Ормузский) танкерами из других стран, где периодически вспыхивают военные конфликты. Противостояние Ирана и США вокруг ядерной программы Ирана поставило под угрозу поставки углеводородов с Ближнего Востока, а господство ВМС США в районе, прилегающем к Малаккскому проливу и проти­востояние с Тайванем - всем поставкам по мо­рю.

-  рост нестабильности на Ближнем Востоке в связи с оккупацией Ирака США и их союзни­ками и рост влияние США в регионе застав­ляют, Пекин искать новые источники углеводо­родов, обращая внимание на развитие сотрудни­чества со странами, непосредственно имеющи­ми общую границу с Китаем, например, со странами Центральной Азии и Россией. К этому подталкивает также рост потребления и соответственно импорта.

Что касается газа, основными поставщиками этого продукта в Китай являются Индонезия, Малайзия, Австралия, Мьянма, Оман, Катар, ОАЭ, а также Алжир, Египет, Нигерия [7] Однако ресурсы газа в Индонезии и Малайзии могут со временем истощиться, а поставки по морю вызывают некоторые трудности в постав­ках, что также наталкивает Пекин на поиски новых источников поставок, рассматривая Россию и страны Центральной Азии как потен­циальные источники для импорта.

Рост потребления нефти и газа в Китае составил 428.6 млн. тонн и 24.5 млрд. куб. м. в 2010 г. с ростом на 90% нефти и 420% газа по сравнению с 224.2 млн. тонн и 109 млрд. куб. м. в 2000 г. В то время как производство нефти и газа растет более медленными темпами на 25% и 320%, т.е. с 162.6 млн. тонн и 27.2 млрд. куб. м. в 2000 г. и 203 млн. тонн и 95.8 млрд. куб. м. в 2010 г. Соответственно импорт нефти вырос на 350% с 61.6 до 225.6 млн. тонн. С сер. 2000-х гг. Пекин стал импортировать газ из других регионов. Кроме того быстрыми темпами вы­росла потребность в возобновляемой энергии (в ядерной энергетике - на 400%, гидроэнергетике-     на 310% и других видах возобновляемой энергетики в 15 раз) [8]. Несмотря на высокие темпы развития в потреблении возобновляемых источников энергии и газа нефть в ближайшие 20-30 лет будет оставаться основным источ­ником энергетического сырья для китайской экономики.

 

Рост производства, потребления и импорта нефти в Китае (в миллионах тонн)

Рост производства, потребления и импорта газа в Китае (в миллиардах кубических метрах)

Рост потребления в других сферах энергетики в Китае (в миллионах тоннах, эквивалентной нефти)
В связи с ростом нестабильности на Ближнем Востоке и угрозой морским коммуникациям в Ормузском и Малакском проливе Пекин прово­дит диверсификацию источников импорта угле­водородов расширяя сотрудничество со страна­ми, имеющими сухопутную границу с Китаем. Россия и страны Центральной Азии (Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан) непосредственно граничат с Китаем.

Особенности сотрудничества между страна­ми Центральной Азии, России с одной стороны и Китаем - с другой проявляются в совместных проектах по освоению нефтяных месторожде­ний на территории Центральной Азии, в строительстве нефтепровода Казахстан-Китай, газопроводов Туркменистан-Узбекистан-Казах­стан-Китай и Казахстан-Китай и нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан, а также в техническом сотрудничестве между Россией и Китаем в области атомной энергетики.

Основными китайскими компаниями, веду­щими свою деятельность на нефтегазовом рын­ке России и стран Центральной Азии являются CNPC и Sinopec. Особенностью сотрудничес­тва Казахстана и Китая в нефтегазовой сфере является покупка китайскими компаниями CNPC и Sinopec других компаний, осваиваю­щихся нефтяные месторождения для закачки нефтепроводов в Китай, строительство китай­ской стороной нефтепровода Казахстан-Китай и казахстанского участка газопровода Туркме­нистан-Узбекистан-Казахстан-Китай.

В области совместного освоения нефтяных месторождений сотрудничество между Китаем и Казахстаном началось в 1997 г., когда китай­ская компания CNPC приобрела АО «Актобему-найгаз» и АО «Узеньмунайгаз» [9]. В 2003 г. CNPC приобрела 35% в месторождении «Север­ные Бузачи» у компании Nimr Petroleum из Саудовской Аравии. В сентябре CNPC прио­брела оставшиеся 65% доли в вышесказанном месторождении у американской компании ChevronTexaco.

В 2003-2004 гг. CNPC продала канадской компании Nelson Resources Ltd 35 % и 15% доли в данном проекте. В 2003 г. Sinopec приобрела 50% акций работающей в Казахстане, зарегис­трированной в Канаде компании Big Sky Energy Kazakhstan, которая осваивала два месторож­дения: Каратал, Дулаты. В 2004 г. Sinopec ушла из Big Sky Energy Kazakhstan приобретя компанию FIOC, разрабатывающую месторож­дение Сазан-Курак. Кроме того, были приобре­тены еще две группы месторождений - Между-речениский и Адайский блоки. В апреле 2005 г. китайская национальная корпорация CNODC за 160 млн. долл. Приобретает АО «Ай-Дан Мунай». В 2005 г. CNPC за 4,18 млрд. долл. приобретает компанию Petro Kazakhstan. Одна­ко в целях стратегического контроля Казахстана за деятельностью недропользователей казах­станская национальная компания НК «КазМу-найГаз» приобрела 33% акций в Petro Kazak­hstan. В сентябре 2005 г. НК «КазМунайГаз» и CNPC подписали меморандум по вопросам участия CNPC в разработке и освоении место­рождения «Дархан». В 2006-2007 гг. Китай приобрел 100% акций СП «КуатАмлонМунай». В 2009 г. Эксимбанк Китая предоставил Казах­стану 10 млрд. долл. и в ареле этого же года было подписано «Рамочное соглашение о рас­ширении сотрудничества и приобретении кре­дита Казахстаном в размере 5 млрд. долл.» [10].

В сфере сотрудничества в прокладке нефте- и газопровода строительство ветки нефтепровода Атасу-Алашанькоу началось в 1997 г. и закон­чилось в 2005 г. Нефтепровод Кенкияк-Кумколь был начат в 2006 и построен в 2011 гг. Стои­мость проекта 700 млн. долл. [11]. В 2009 г. Китай импортировал 11 млн. тонн нефти в год с перспективой его увеличения до 20 млн. тонн к 2020 г. [12].

Особенностью сотрудничества Китая с Узбекистаном в нефтегазовой сфере является создание совместных предприятий с узбекской стороной на паритетных основах для освоения нефтяных месторождений Узбекистана и строи­тельство узбекского участка газопровода Турк­менистан-Узбекистан-Казахстан-Китай. Сотруд­ничество Китая с Узбекистаном началось в мае 2005 г. с официальным визитом президента Узбекистана И. Каримова в Пекин, когда было подписано ряд соглашений о китайских инвес­тициях в разработку узбекских нефтяных место­рождений. Всего было вложено 600 млн. долл. инвестиций в нефтегазовую отрасль Узбекис­тана. Соглашение предусматривало проведение китайской компанией CNODC («дочка» CNPC) геологоразведочных работ на 23 месторож­дениях со сроком на 25 лет. Весной 2007 г. CNPC Silk Road («дочка» CNODC) начала реализацию «Соглашение об осуществлении геологоразведочных работ на пяти инвести­ционных блоках в 2006-2010 гг.», подписанного между НКХ «Узбекнефтегаз» и CNODC с общим объемом инвестиций 208 млн. долл. В 2008 г. НКХ «Узбекнефтегаз» и CNPC подпи­сали договор с целью создания совместного предприятия «Мингбулакнефть» для разработки месторождения Мингбулак в Наманганской области [13].

Особенностью сотрудничества Китая и Туркменистана в нефтегазовой сфере является, совместное освоение газовых месторождений, прокладке газопровода Туркменистан-Узбекис­тан-Казахстан-Китай и поставках Туркменис­таном газа в Китай. В апреле 2006 г. во время визита президента Туркменистана С.Ниязова в Пекин было подписано соглашение о поставках туркменского газа в Китай. Соглашение предус­матривало строительство газопровода «Туркме­нистан-Китай» и закупку Китаем 30 млрд. куб м. газа в год в течение 30 лет. Для закачки газопровода стороны договорились о совмест­ном освоении всех газовых месторождений правобережья р. Амударьи с оценочными ресур­сами 1.7 трлн. куб.м. на условиях Соглашения о разделе продукции. Строительство газопровода началось в 2007 г. и закончилось в 2009 г. Стоимость проекта 6.5 млрд. долл. Кроме того, в марте 2009 г. CNPC договорилась с турк­менской стороной о строительстве газоперера­батывающего завода мощностью в 5 млрд. куб. м. в год. В 2011 г. экспорт газа в Китай составил 10 млрд. долл. К 2015 г. газопровод намечается выйти на полную проектную мощность 40 млрд. куб.м. в год [14].

Особенностью энергетической политики Китая в России состоит в том, что Пекин рассматривает Москву не только как поставщик углеводородов, но и как и инвестор в атомную промышленность Китая.

Приоритетами в энергетической политике Китая в России являются разработка и освоение газовых месторождений и участие в строитель­стве  нефтепровода Восточная Сибирь-Тихий океан (ВСТО).

Нефть в КНР из России в настоящее время в основном поступает из Восточной Сибири в Китай. Строится нефтепровод Восточная Сибирь-Тихий Океан с Тайшета (Иркутск), затем он тянется до Сковородино (Амурская область) и доходит до бухты Козьмино (Приморский край). От Сковородино проклады­вается ответвления до перерабатывающих Дацина (провинция Хэйлуцзян), (пока нефть поставляется по железной дороге), а для АТР -по маршруту Сковородино - Козьмино - 50 млн. тонн. Первая очередь нефтепровода (ВТСО-1) была запущена 28 декабря 2009. Проектная мощность - 30 млн. тонн, из которых в Китай поступает 15 млн. тонн нефти [15].

Начало сотрудничества нефтепровода по строительству нефтепровода было положено в 2001 г. с подписанием Китаем и Россией согла­шения «Об основных принципах разработки технико-экономического обоснования нефтеп­ровода Россия-Китай» (Ангарск-Дацин). В 2002 г. Татнефть представил альтернативный проект Ангарск-Находка. В 2003 г. оба проекта объединили в ВСТО и направили из Ангарска на Находку с ответвлением в Дацин. В 2004 г. было предложено сменить отправную точку с Ангарска в Тайшет и конечную с Находки на бухту Козьмино. Стоимость проекта 11,5 млрд. долл. Ресурсной базой для нефтепровода составляют 13 месторождений в Восточной Сибири [16].

В 2009 г. CNPC и российские нефтяные компании Транснефть и Роснефть подписали соглашения:

-    о прокладке нефтепровода Сковородино -Дацин (поставки начались в 2011 г.);

-    о предоставлении кредита Москве 25 млрд. долл. под 5% годовых (15 млрд. - Роснефти, 10 млрд. - Транснефти);

-    об объемах долгосрочных поставок нефти в Китай.

По расчетам Транснефти с выходом ВСТО на полную мощность нефть в Китай будет постав­ляться последовательно в: 2012 г. - 30 млн. тонн, к 2016 г. - 50 млн. тонн, к 2025 г. - до 80 млн. тонн в год с последующим поддержанием объемом на этом уровне.

Кроме того, Роснефть заключила соглашение с Китаем о строительстве нефтеперерабатываю­щего завода в Тяньцзине со стоимостью в 3 млрд. долл.

Наряду с этим, нефть поставляется в Китай с шельфа Сахалина через порты Хабаровского и Приморского краев (Де Кастри, Находка), а также с комплекса «Витязь» в Охотском море.

Россия намеревается экспортировать нефть по нефтепроводу Омск-Павлодар-Атасу с продле­нием до нефтеперабатывающих заводов в Синиьцзян-Уйгурском районе наряду с казах­станской нефтью, однако нефтепровод находит­ся на стадии реконструкции. С завершением реконструкции в Китай будет поставлять 30 млн. тонн нефти в год.

В настоящее время рассматриваются перспек­тивы поставок газа в Китай. Рассматриваются строительство газопроводов: Ковыктинское месторождение - Саянск - Ангарск, Иркутск -Улан - Уде - Чита, Ковыктинское месторож­дение - Иркутск - Просково с продлением в Китай в перспективе.

В 2005 г. Роснефть подписала соглашение с компанией Синопек о совместной разведке и разработке Венинского месторождения в рамках проекта «Сахалин» (прогнозные ресурсы: 114 млн. тонн нефти и 315 млрд. куб. м. газа), Синопек имеет 25,1% доли в этом проекте.

Еще один проект - газопровод Алтай, который предусматривает поставки западноси­бирского газа в западные районы Китая. Предполагается строительство магистрали: ЯНАО (КС, Пурпейская) - Сургут - Кузбасс -Алтай с продолжением в Китай через перевал Канас и подключением к транскитайским газопроводам Запад-Восток, Запад-Восток-2 и Запад-Юг. Поставки газа намечается начать с 2012-2013 гг. с объемом в 30 млрд. куб.м. в год. По итогам визита премьер-министра России В. Путина в октябре 2009 г. разработана «дорожная карта»: предусматриваются поставки газа через Алтай и Дальний Восток. По первому маршруту намечаются поставки до 2015 г., по второму - после 2015 г.

Также в 2005 г. Роснефть и Синопек догово­рились о совместной геологоразведке и разра­ботке месторождений нефти и газа нераспреде­ленного фонда полуострова Магадан.

После реализации проектов газопроводов к 2030 г. Россия может поставить Китаю 37 млрд. куб. м. [17].

Таким образом, страны Центральной Азии и Россия являются потенциальными крупными поставщиками нефти и газа для Китая.

Центральная Азия и Россия являются важны­ми и перспективными направлениями внешней энергетической политики Китая. Об этом свиде­тельствуют факторы:

-     Динамичный рост потребностей Китая в углеводородах. Запасы нефти и газа в Китае не могут удовлетворить быстрорастущий спрос. Импорт будет только увеличиваться. Трудности для транспортировки по морю, нестабильность в регионах, основных поставщиков углеводо­родов, господство американских ВМС, кон­фронтация с Тайванем, исчерпаемость ресурсов основных поставщиков газа, огромный потен­циал нефти и газа в странах Центральной Азии и России, развитая инфраструктура будут под­талкивать руководство Китая для расширения сотрудничества с вышеуказанными странами.

-  Динамичный рост производства, сравнительно медленный рост спроса на углеводороды и трудности в экспорте в другие регионы (газовые конфликты в Беларуси и Украине, монопольное положение Газпрома в экспорте газа) Казах­стана, Туркменистана, Узбекистана и России будут стимулировать руководство вышеуказан­ных стран для расширения сотрудничества с Китаем.

-     Сотрудничество в энергетической сфере между странами Центральной Азии и России с одной стороны и Китая с другой происходит по линии освоения и разработки нефтегазовых мес­торождений в вышеуказанных странах, строи­тельстве нефте- и газопроводов проводов (Казахстан-Китай, ВСТО, Омск-Павлодар-Атасу, Туркменистан-Узбекистан-Казахстан-Китай и т.д.) и строительстве нефте- и газопе-рерабатывающихся заводов на территории Центральной Азии и Китая, как через покупку китайскими компаниями местных компаний, так и через сотрудничество с местными националь­ными и частными компаниями.

Таким образом, роль Китая в развитии нефтегазовой инфраструктуры стран Централь­ной Азии и России и отрасли в целом будет только возрастать.

 

Литература

  1. BP Statistical review 2011. Электронный ресурс. bp.com/assets/bp internet/globalbp/globalbp u k english/reports and publications/statistical energy revie w 2011/STAGING/local assets/pdf/statistical review of world energy full report 2011.pdf с. 14
  2. Там же. С. 15
  3. Там же. С. 16
  4. Электроэнергетика России 2020. Доклад. М., 2008. С. 46. «20 лет развития энергетического сектора РК. Достижения, проблемы, перспективы». Отчет минис­терства энергетики и минеральных ресурсов Респуб­лики Казахстан. Астана, 2011.
  5. Р. Томберг. Основные черты энергетической страте­гии  КНР// Мировая  экономика  и международные отношения, 2011, №5, с. 63-68.
  6. Троекурова И., Пелевина К. Перспективы Китая на рынке энергоресурсов// Проблемы Дальнего Востока,2010, №5, с. 32-42.
  7. Там же.
  8. BP Statistical review 2011. Указ. соч. С. 42.
  9. Сыроежкин К.Л. Казахстан-Китай: от приграничной торговли к стратегическому партнерству. В 3-х кн. Книга 1. В начале пути. Алматы, 2010. С. 159.
  10. Там же. С. 256-262.
  11. Kazakhstan-China Oil Pipeline. Wikipedia.Электронный ресурс.en.wikipedia.org/wiki/Kazakhstan%E2%80%93China _oil_pipeline
  12.  «20 лет развития энергетического сектора Республики Казахстан. Достижения, проблемы, перспективы».Указ. Соч.
  13. Сыроежкин К.Л. Казахстан-Китай: от приграничной торговли к стратегическому партнерству. В 3-х кн. Книга  2.  В  формате  стратегического партнерства.Алматы, 2010. С. 98-101
  14. Там же. C. 117-125.
  15. Троекурова И., Пелевина К. Указ. Соч. С. 32-42.
  16. Нефтепровод Восточная Сибирь-Тихий океан.Электронный ресурс. ru.wikipedia .org/wiki
  17. Троекурова И., Пелевина К. Указ. Соч. С. 32-42.
Фамилия автора: К.Т. Габдуллин
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика