Прецедент как один из источников английского права

В юридическом энциклопедическом словаре прецедент определяется как поведение в конкретной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах. Судебный прецедент  решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или низшей инстанции при решении аналогичных дел либо служащее примерным образцом толкования закона, не имеющим обязательной силы Как справедливо заметил Р. Давид, английские юристы рассматривают свое право главным образом как право судебной практики (cause low) [1, 42 с.].

С течением времени прецедент не утрачивает своей силы, а переходит из поколения в поколение. Объясняется это тем, что английская норма права тесно связана с обстоятельствами конкретного дела и применяется для решения дел, аналогичных тому, по которому данное решение было принято. Такую норму права нельзя сделать более общей и абстрактной. Эти нормы на деле являются прямым отражением общечеловеческих ценностей, проверенных временем.  

Однако при всей значимости cause low мы не можем не согласиться с той оценкой характера (природы) английской правовой системы, которую дал П. Бромхед. Отношения между обычным и статутным правом он хорошо проиллюстрировал путем сравнения общего права со стеной, в которую постоянно добавляются кирпичи (в виде новых решений судов, содержащих прецеденты) и на которой появляются новые надписи (в виде названий принимаемых законов). Но сейчас, по его мнению, большая часть стены покрыта надписями, и растет она скорее за счет новых законов, чем за счет новых прецедентов     [2, 126 с.]. Вместе с тем судебный прецедент  один из основных источников права в Великобритании, США, Австралии, Канаде и других странах, воспроизводящих так называемое общее право, т.е. правовую систему, в которой основным источником права признается судебный прецедент.       

Каково же значение, и пределы действия правила прецедента в Великобритании? Ответ на него дает твердо установившаяся практика:                       1) решения, выносимые Палатой лордов, составляют обязательные прецеденты для всех судов и для самой Палаты лордов; 2) решения, принятые Апелляционным судом, обязательны для всех судов, кроме Палаты лордов;                 3) решения, принятые Высоким судом правосудия, обязательны для низших судов и, не будучи строго обязательными, имеют весьма важное значение и обычно используются как руководство различными отделениями Высокого суда.    

Для английских судов отличие ratio от obiter составляет реальную проблему, так как ни выводы суда (кроме как непосредственно для самих сторон), ни установление схожих факторов не являются обязательными. Это означает, что даже если кажется, будто прямые факты более раннего дела совпадают с (фактами того дела, которое в данный момент рассматривает суд, судья или присяжные не обязаны на их основании приходить к тому же самому решению, к которому пришел суд в более раннем деле.   

Положение суда в иерархии имеет огромное значение, так как именно от этого зависит сила прецедента, который составляет решение этого суда. Любой суд обязан следовать прецеденту вышестоящего суда, а также связан своими собственными решениями и решениями судов равной юрисдикции. Прецеденты нижестоящих судов являются убеждающими. В этом состоит суть принципа  stare decisis. Исключение составляет только Палата лордов  высшая судебная инстанция. Согласно ее заявлению 1966 г. по вопросам практики, она более не считает себя связанной собственными предыдущими решениями и "допускает возможность отступления от них в случае необходимости'"". Причем это заявление не затрагивает исполнения прецедентов другими судами .                   

Как уже отмечалось, авторитет прецедента не утрачивается с течением времени. Фактическая сила прецедента с годами даже возрастает, и суды не склонны отвергать давние прецеденты, если только они нс явно ошибочны. Причина этого в стремлении обеспечить "определенность" права", а также в том, что отмена может привести к нарушению уже заключенных финансовых соглашений, права собственности и т.п.  

Прецедент может быть отвергнут либо законом, либо вышестоящим судом. В последнем случае считается, что отменяемое прежнее решение было вынесено в результате неверного понимания права, а заключенная в нем правовая норма как бы никогда не существовала. В этом состоит сущность так называемой деклараторной теории: общее право никогда не меняется, оно просто заново правильно излагается.

Формально считается, что суд в своих решениях всегда применяет уже существующую норму права, которая извлекается им из того или иного источника. Судьи считаются не создателями права, а провозгласителями ранее существовавших правовых норм. На самом же деле общее право в значительной мере есть продукт подлинного судебного правотворчества. Не боясь преувеличения, можно сказать, что в деле создания и преобразования права английские суды играют роль, сравнимую с ролью парламента. Далее будет показано, как часто их решениями (не прямо, а косвенно, путем толкования "общих начал и принципов") установленное в законодательном порядке изменяется и даже отменяется.  

С другой стороны, даже в настоящее время встречаются дела, для которых не находится прецедента. Это пела, разрешаемые "по первому впечатлению" (of first impression). Судья в данном случае действует в соответствии с общими принципами и создает тем самым новый прецедент, т.е. творит право, а не просто применяет его.     

Иногда происходит и так, что судьи решают дело на основании норм, не совпадающих с ratio decidendi прецедента. Так, прецедент Donoghue использовался по аналогии в деле Haseldin (1941). По вине ремонтников произошла авария в лифте. Истец получил увечья. Используя прецедент Donoghue суд решил дело в пользу истца, несмотря на то, что дело могло бы считаться отличающимся по фактам, так как ответчиками являлись ремонтники, а не изготовители и по окончании работы ее качество могло быть проверено. 

По оценке судебного правотворчества существуют довольно противоречивые концепции. Исследователи выделяют здесь два направления. В основе первого лежит созидательная теория Остина, непосредственно признающая судебное право. В основе второго  деклараторная теория Блэкстона. Согласно последней составной неразрывной частью английской правовой системы является естественное право. Оно и находит выражение в прецедентном праве. Таким образом получается, что судьи не создают новое право, а лишь декларируют естественно-правовые нормы. Данная теория оправдывает во многом противоречивую доктрину прецедента, дает судьям свободу действий при оперировании с прецедентом, снимает с них ответственность за его содержание ("норма была просто неправильно изложена").      

Блэкстон делил право Англии на Lex поп scripta  неписаное, или общее, и Lex scripta  писаное, или статутное право. Lex поп scripta включает в себя не только общепризнанные обычаи, или так называемое общее право, но и отдельные обычаи разных частей королевства, а также отдельные законы, которые по обычаю соблюдаются только некоторыми судами и юрисдикциями [3, 44-47 с.].

Источники английского права имеют в своей основе два принципа: принцип парламентского верховенства в законодательной области, обосновавший положение "статус может все", и принцип "жесткого прецедента", ограничивающий создание новых прецедентов.

В настоящее время английская доктрина прецедента находится в состоянии почти непрерывного изменения, но неизменными остаются три черты: 1) уважение к отдельно взятому решению одного из высших судов; 2) признание того, что решение данного суда является убеждающим для судов, стоящих выше его по иерархии; 3) отдельное решение рассматривается всегда как обязательный прецедент для нижестоящих судов.

В качестве преимуществ прецедентной правовой системы английские исследователи отмечают ее определенность, точность и гибкость. Определенность, по их мнению, происходит от того, что судья, сталкиваясь с вопросами, которые уже получили решение, должен признать это решение. Точность достигается огромным количеством дел в судебных отчетах; в них содержатся решения для многих конкретных ситуаций. Гибкость дается возможностью отклонять решения или уклоняться от них, если дело отличалось по существу, а также выделить ошибочное решение и ограничивать его действие.

С другой стороны, все возрастающее количество прецедентов является неудобным. При разборе в суде какого-либо дела оказывается практически невозможным рассмотреть все относящиеся к нему прецеденты. В результате появляются конфликтующие, противоречащие друг другу прецеденты. Избежать этого трудно, так как время, отводимое адвокату или судье не отдельное дело, весьма ограничено. Поэтому какие-то из прецедентов обязательно не попадут в их поле зрения.

В книге Р. Кросса содержится высказывание о том, что "английская доктрина прецедента составляет "золотую середину" между чрезмерной гибкостью и чрезмерной жесткостью, дабы сохранить устойчивую совокупность принципов, и гибкость  дабы приспосабливаться к меняющимся нуждам общества"'. Но преимуществами этой "гибкости" пользуются только высшие судебные инстанции: Палата лордов и в определенной мере Апелляционный суд. Для всех остальных судов доктрина прецедента является безусловно жесткой. Обычный судья никогда не отвергнет прецедента высшего суда, если даже он ему представляется неразумным [4, 86-89 с.].

Подводя итоги, можно выделить следующие тенденции происходящих в английской правовой системе изменений: принцип верховенства парламента сохраняется формально и наделяется новым содержанием; принцип "жесткого прецедента" пошатнулся. Палата лордов как высшая судебная инстанция от пего отошла, Апелляционный суд стремится отойти; возникает новый "целевой" подход к толкованию законов, сфера применения прецедента сместилась в сторону толкования законодательных актов. Прецедентное и статутное право настолько переплелись, что. количественный рост законов во второй половине XX в. привел лишь к активизации прецедентного права, которое буквально поглощает законы. Судебная практика определяет их реальное действие, а по существу и содержание посредством прецедентов толкования, что позволяет вносить в право изменения, минуя широкое обсуждение, сложную законодательную процедуру.

Поэтому еще долго статутные и прецедентные нормы будут существовать в праве Англии параллельно, а доктрины прецедента  играть значительную роль.

 

Список литературы:

  1. Давид Рене, К. Жоффре-Спинози   Основные правовые системы современности. М., 1996

  2. Бромхед П. Эволюция британской конституции / М.: Юрид. лит.,1988.

  3. Маслов, М. Ю. Трактат Уильяма Блэкстона "Комментарии к законам Англии" и доктрина прецедента в Англии во второй половине XVIII в. //История государства и права . -2009. - № 17.

  4. Кросс, Р., проф., Прецедент в английском праве =Precedent in english law / Пер. с англ. Т. В. Апаровой ; Под общ. ред. Ф. М. Решетникова. -М. :Юридическая литература,1985. 

Фамилия автора: Иманбаева А.С.
Год: 2010
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика