К вопросу о философской сущности актуального искусства независимого Казахстана

После обретения Казахстаном независимости культура и искусство столкнулись с новыми проблемами, но также обрели перспективы своего развития на более высоком уровне. Сегодня непрекращающийся процесс национального самоопределения казахстанского искусства, с одной стороны, находится под влиянием глобальных тенденций, с другой - наблюдается обращение к древним традиционным формам художественной выразительности. Вопрос о философской сущности, мировоззренческих основаниях и ценностной ориентации современного искусства независимого Казахстана представляется крайне важным в условиях формирования современного адекватно воспринимаемого культурного имиджа государства.

На сегодняшний день особый интерес для мирового сообщества представляют феномены культуры, обладающие ярко выраженными эт­ническими характеристиками. Представители современной гуманитарной науки весьма за­интересованы в исследовании подобного рода явлений с целью их последующей интеграции в общемировые процессы культурного развития. В современных условиях глобализации крайне необходимым является формирование и поддер­жание целостного, адекватно воспринимаемого и отвечающего действительности культурного имиджа Казахстана в глазах международного со­общества.

Актуальное искусство Казахстана, или «con-temporary art по-казахски», как его принято назы­вать в кругах творческой интеллигенции страны, зародилось еще в 80-х годах ХХ века, но только с обретением Республикой независимости оно получило реальные возможности развиваться и выступать активным средством модернизации культурного облика государства.

Национальному самосознанию казахского на­рода на протяжении всей его истории была свой­ственна особая диалогичность, способность идти на контакт, воспринимать и творчески перераба­тывать влияния внешних воздействий с одновре­менным сохранением собственного культурного облика, сути традиционной национальной ду­ховной культуры. Именно подобная специфич­ная способность явилась сущностным основани­ем для формирования современного актуального искусства Казахстана во всем его многообразии проявлений и форм. XX век с его динамичными процессами развития, трансформации и угаса­ния различных эстетических концепций «произ­вел тотальную интерпретацию всех возможных стилистик, принципов и способов артистическо­го обобщения. Но так сложилось исторически, что именно сейчас казахские художники выносят на широкую мировую арену искусства свою на­циональную художественную версию или свою живописную картину мира» [1, с. 39].

С падением «железного занавеса» у художни­ков появился выбор творческого пути. Казахстан в плане генезиса искусств лишен был времени на эволюцию, которое с избытком было дано искус­ству Запада. У казахстанского искусства не было возможности и времени развиваться поэтапно, прочувствованно. Искусство как «лакмусовая бумажка» эпохи испытывает на себе и эффектно репродуцирует абсолютно все потрясения в по­литике, экономике, во всех сферах жизни госу­дарства. Искусство Казахстана в этом отноше­нии не представляет собой исключения из этого проверенного временем правила. «Исторический опыт каждой нации уникален, трансформируясь в ткань художественной культуры, он становится общечеловеческим достоянием. В настоящее вре­мя Казахстан является мощным культурным оча­гом, эпицентром новейших художественных тече­ний. Время нашей истории, пространство нашей земли сформировало свое особое мировоззрение. Многие его принципы и свойства стали наиболее актуальны именно сейчас, найдя свое преломле­ние в профессиональном изобразительном искус­стве. Живопись и скульптура Казахстана выходят на новые, глубочайшие уровни познания мира, человека, Вселенной» [2, с. 63].

Мир искусства Казахстана чрезвычайно богат талантливыми живописцами, графиками и скуль­пторами, в чьих работах совершается бесконеч­ный процесс осознания себя, народа, вселенной. На протяжении всего времени становления и развития казахстанского станкового искусства художники успешно осваивали фигуративный язык и его различные уровни: реалистический, романтический, символический. В конце 80-х -начале 90-х некоторые из них обратились к язы­ку абстрактного искусства, чтобы говорить о не­видимом, но тем не менее доступном чувствам и разуму духовном содержании жизни. Духов­ные поиски адекватной изобразительной формы выразились не только в изображении внешней бытийной стороны существования казахского народа, но также в репрезентации миру глубин­ной мировоззренческой позиции и ценностной ориентации данного этноса. Опираясь на тра­диционные выразительные формы, мастера со­временного казахстанского искусства создают совершенно новый фигуративный язык, прояв­ляющий в индивидуальных вариациях сущност­ные основания актуальной эстетической пози­ции.

Концептуальным принципом актуального ис­кусства современного Казахстана становится принцип абсолютной свободы творчества. Воз­можно, именно поэтому в современном искус­стве Республики не представляется возможным выделить какую-то определенную превалирую­щую тенденцию. Творческий эксперимент как основной метод художественной выразительно­сти актуального искусства получил свое выраже­ние в различных его материальных воплощени­ях. «Сосуществование всевозможных стилистик, манер, живописных и пластических подходов к миру, от прямо противоположных друг другу до различающихся лишь тончайшими нюанса­ми мировидения становятся его отличительной характеристикой [...]. Беспредметное искусство и фигуратив, новая волна авангарда и интерес к классическому реализму, неопримитивизм и чи­стая абстракция, символизм и экспрессионизм соседствуют на выставках, раскрывая усложнив­шееся восприятие человеком реальности, пере­водятся художниками в особые авторские миры, системы метафор и пластические коды» [1, с. 44].

Анализируя современное состояние изобра­зительного искусства Казахстана, возможно го­ворить о существовании двух основных концеп­туальных направлений, философские основания которых коренятся в таких объемных понятиях современности как «ориентализм» и «вестернизация». Наряду с глобализацией эти два феноме­на вызывают широкий резонанс в научных кру­гах. Под «Ориентализмом» в широком смысле принято понимать обращение к Востоку, увле­ченность его внешними формами проявления культуры, а также стремление постичь его вну­треннюю суть, специфику и мировоззренческий базис. В свою очередь, «вестернизация» пред­ставляет собой противоположно направленный процесс обращения Востока к западным ценно­стям и мировоззренческим установкам. Под «вестернизацией искусства» в данном случае воз­можно понимать тенденцию к использованию не только чисто технических приемов классической европейской живописи, но и обращение к ее тра­диционным сюжетам и применение исторически сформированных философских и эстетических понятий Запада к восточному искусству.

«В современной казахстанской живописи мы сталкиваемся с парадоксальным фактом, а именно с тем, что все новейшие, направленные практически на завтрашний день, человеческие познания и развивающиеся тенденции искусства оказываются непрерывно связаны с древней духовной традицией, традиционным мировоз­зрением казахов» [2, с. 63]. «Связь с природой -константа казахстанской живописи, проявляясь в ней на разных уровнях пластического воплоще­ния и духовного сознания, она всегда олицетво­ряла связь человека с Универсумом - константу традиционной казахской культуры» [4, с. 176].

Обращение к традиционным духовным цен­ностям и мировоззренческим критериям яви­лось своего рода стабилизирующим фактором на пути развития искусства молодого независимого государства, что позволило художникам сформи­ровать в своих творениях «собственную рекон­струкцию позитивного национального будущего, соединив его при этом бесчисленными связями с миром общечеловеческим, глобальным» [1, с. 11]. Мифологически ориентированное и симво­лически наполненное творческое мышление ка­захстанских художников воплотилось в сюжетах современной действительности и повседневного бытия человека, рассмотренных через призму древних ценностных ориентаций.

Процесс трансформации художественной формы в искусстве независимого Казахстана ориентируется на все большую ее символиза­цию и одновременно знаковость, условность. Проблема символа и его интерпретации в совре­менном актуальном искусстве Казахстана перво­степенна, так как адекватное понимание путей ее разрешения и выбор соответствующей мето­дологии исследования самым непосредственным образом отражаются на формировании образа культуры Республики. Символ, наряду с такими понятиями, как «симулякр», «деконструкция» и «дискурс», появляются в терминологии казах­станских художников и искусствоведов в конце 80-х гг. после более фундаментального знаком­ства с философией постмодернизма, возможного в тот период благодаря нарастающей открыто­сти международного культурного пространства. Первоначально все творческие поиски мастеров были направлены на чисто формальное освоение методов и инструментария выразительности но­вого направления, на своеобразную переориен­тацию собственного фигуративного языка и его адаптацию к новой художественной тенденции. В определенный момент подобные поиски за­вершились, с одной стороны, неприятием и от­рицанием традиционной для постмодернизма философской наполненности, с другой - все-целостным поглощением творческой авторской компоненты формальными аспектами фигура­тивного языка новомодного течения без какого-либо проникновения в сущность явления и ее последующего адаптированного реформулиро-вания в арт-объекте. Казалось, что некоторые художники, словно, не смогли проникнуться истинным значением того, о чем утверждали постулаты постмодернистской философии, и продолжили свою творческую активность «на ощупь», методом проб и ошибок.

Желание найти себя, собственную «лич­ность творца», стремление к самоактуализации и самоидентификации послужили стимулом к дальнейшим творческим экспериментам под знаком свободы самовыражения. Неоавангард, концептуальное искусство, инсталляции и дру­гие стилевые тенденции мирового искусства ХХ столетия добиваются признания в казахстанских художественных кругах. Адепты данных новых для классического казахстанского искусства направлений могли больше не заботиться о не­погрешимости своего профессионального ака­демического мастерства, что послужило своего рода фактором их разъединения с официальной художественной школой и отхода от проверен­ных временем методов работы корифеев казах­станской живописи.

Вопрос о степени овладения художниками Республики всеми тонкостями искусства пост­модернизма по сей день остается открытым. С одной стороны, развитию актуального искусства Казахстана способствовала обретенная культур­ная открытость внешнему миру, с другой сто­роны, недостаточная степень изученности по­черпнутых из западного искусства тенденций наталкивает на мысль о том, что вестернизация современного казахстанского искусства, будучи лишенной солидного внутреннего основания, носит сугубо внешний характер. Действительно, становление актуального искусства в Казахстане в период независимости сопровождалось пол­ным отрицанием ценностей советской системы с последующим периодом безвременья, законо­мерно приведшим к дилемме выбора между не­понятным, но таким заманчивым «заграничным» и вроде бы привычным, но ввиду сложившихся обстоятельств, почти что утраченным «своим», традиционным. Большинство художников, из­бравших для себя путь освоения западных тен­денций, были вынуждены так и остаться непо­нятыми и непризнанными, либо напоминать о своем существовании экзальтированными пер-формансами и редкими эпатажными выставка­ми. Но «эпатаж как форма существования со­временных видов искусства, в основе которой разрушение стереотипов мышления» [1, с. 214], на тот момент не мог быть в полной мере осмыс­лен деятелями искусств страны, так как старые привязки к традиционным, проверенным опытом поколений, приемам художественного познания действительности все еще крепко удерживали творческие инициативы художников.

Проблема коренится в еще пока недостаточ­ной подготовленности казахстанского зрителя к восприятию искусства подобного рода. С дру­гой стороны, данная тенденция может свиде­тельствовать о том, что сами деятели искусства, видимо, еще не до конца прочувствовали из­бранный метод художественной репрезентации, не успели слиться с ним в единое целое. Неко­торые художники придерживаются того мнения, что актуальное искусство Казахстана изначаль­но мертво, так как очень многие произведения представляют собой реплики и копии апробиро­ванных западным искусством форм выражения и тематик. Но «такое положение объяснимо и с по­зиций развития самого искусства, где прямые за­имствования, парафраз - явление повсеместные и уже традиционные для модернизма, постмо­дернизма» [1, с. 232]. Следовательно, представ­ляется справедливым утверждение о том, что обращение современных представителей казах­станского актуального искусства к глобальным художественным течениям постмодерна пред­ставляет собой явление скорее закономерное, чем редкое и фрагментарное.

Думается, истоки подобного несоответствия формы и содержания следует искать в современ­ной ментальности, в ее неспособности момен­тально отвернуться от традиционного, склады­вавшегося веками мировоззренческого базиса и быть целиком поглощенной новыми тенденция­ми вестернизации в казахстанском искусстве. Более того, реализация такого потенциально культурного поглощения ознаменовала бы собой прекращение самостоятельного развития совре­менного актуального искусства Казахстана как феномена. В таких условиях оптимальным ва­риантом, возможно, мог бы стать своеобразный «Ренессанс» традиционного искусства казахско­го народа и попытка его адаптации к современ­ным реалиям.

В экспликации к своему произведению «Дефрагментация истории» (2010 г.), состоящему из сорока картин, З. Терекбай и Г. Маданов как нельзя лучше проиллюстрировали сущность современного актуального искусства незави­симого Казахстана: «Летящие в потоке време­ни осколки нашей культуры мы стараемся со­брать воедино для того, чтобы наши потомки смогли увидеть в них свое отражение». Вопрос о том, каким же будет это отражение, является крайне важным не только исключительно для сферы искусства, но и для сферы социальной. Он затрагивает глубинные пласты ментально-сти современного казахстанского общества, его философско-мировоззренческие основания и обновленные ценностные ориентации в попытке формирования нового лика казахстанской куль­туры.

 

Литература

  1. Изобразительное искусство Казахстана. Пе­риод независимости. - Алматы: Арда, 2009.

  2. Галимжанова А.С., Глаудинова М.Б., Киш-кашбаев Т.А., Шкляева С.А., Муратаев К.К., Елеукенова Г.Ш., Барманкулова Б.К. Исто­рия искусств Казахстана: учебник. - Алма-ты: Издат-Маркет, 2006.

  3. Современное искусство Казахстана: про­блемы и поиски. Ергалиева Р. Концепты и современная казахстанская живопись / сост. С. Кабдиева, Н. Ярмухамедова. - Алматы: Фонд Сорос-Казахстана, 2002.

Фамилия автора: Н. Н. Николенко
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Философия
Яндекс.Метрика