Формирование внешней политики США в ХХ-ХХІ вв.

На формирование и складывание американской внешней политики и национальной гео­политической стратегии оказало влияние достаточно много различных международных, политиче­ских тенденций, которые связаны в основном с процессом трансформации мировой политической системы. Изучение формирования и трансформации внешней политики США с ХХ века на междуна­родной арене как у американских, так и у отечественных исследователей вызывает огромный инте­рес, когда внешняя политика США вырабатывалась в ожесточенных дискуссиях между сторонниками двух концепций - интернационализма и изоляционизма. Таким образом, в статье рассматривается основные концепции об американском господстве в подходах американских исследователей. Автор статьи проанализировал новые тенденции, существующие в международной системе и требующие участия США как главного арбитра в новом мировом порядке. В статье говорится об эволюции на­циональной геополитической стратегии США. Дается анализ основным факторам, обеспечивающие американское господство в мире. Кроме того, проанализированы современные тенденции, повлияв­шие на формирование американской внешней политики. Тем самым рассматривается место и роль США на международной арене.

В ХХ веке внешняя политика США выраба­тывалась в ожесточенных дискуссиях между сторонниками двух концепций - интернацио­нализма и изоляционизма. Интернационалисты полагают, что активное вмешательство Амери­ки оправдано, во-первых, ради свободы и демо­кратии во всем мире, а во-вторых, ради защиты американских политических и экономических интересов в различных регионах. При этом ло­зунг о свободе демократии во всем мире предна­значался для внешнего потребителя, а реальную подоплеку той или иной интервенции разъясня­ли рядовым американцам, то есть потенциаль­ным избирателям. Изоляционисты полагают, что чем меньше Америка будет вмешиваться в международные дела, тем лучше, поскольку во внутренней жизни США вполне достаточно проблем требующих незамедлительно решения [1-5]. Политическая история США показывает, что Президентам США, начиная от Ф. Рузвель­та и до Дж. Буша-младшего понадобилось не­мало усилий, чтобы преодолеть ожесточенную оппозицию изоляционистов. Любому президен­ту приходиться принимать во внимание воздей­ствие и освещение средствами массовой инфор­мации боевых действий и жертв военных акций на американское общественное мнение. Убедить избирателя в необходимости жертвовать жизня­ми американцев ради других народов становит­ся все труднее и труднее. Это обстоятельство, а также тот факт, что в настоящий момент США являются единственной в мире супердержавой, привели в 90-х годах к формированию концеп­ции односторонности [6-10]. Согласно этой концепции любые действия США на междуна­родной арене должны исходить исключительно из интересов США. При этом, по мнению амери­канского политолога М. Гудмана, в будущем Ва­шингтон будет все меньше и меньше учитывать точку зрения других государств, включая мнение даже своих ближайших партнеров. Многие аме­риканские аналитики достаточно трезво оценили новую международную ситуацию после распада биполярной системы международных отноше­ний и роль страны в новых условиях. При этом они считают, что США не могут взять на себя миссию безусловного гегемона, не должны сво­дить свою политику к простому диктату с по­зиции силы. Политологи выступили за прагма­тичный сбалансированный подход, отражающий национальные интересы и учитывающие вну­тренние ресурсы страны [11-17]. С точки зрения специалиста в области международной конфлик­тологии А. Коула, современный мир для США небезопасен и требует большого внимания, чем за всю историю холодной войны. Международ­ная система на современном этапе, по его мне­нию, сочетает такие черты как фрагментарность, распыление сил и возможность значительного международного беспорядка. А. Коул считает, что несмотря на перемены в международных отношениях основные задачи США во внеш­ней политике остаются неизменными: поддер­жание глобального регионального баланса сил, благоприятного для США и их союзников; осу­ществление стабильной торговой и монетарной политики с целью обеспечения американского экономического процветания; оказание помо­щи набирающим силу открытым и демократи­ческим системам, уважающим законы и права человека; усиление действия международных норм и практики с целью защиты элементарного порядка справедливости и прав человека; сохра­нение традиционных американских ценностей и интересов [18]. А. Коул отводит своей стране роль главного арбитра в осуществлении нового мирового порядка. Новые тенденции в междуна­родных отношениях, требующие участие США:

 

  1. Становится все более серьезной проблема ядерного распространения.
  2. Перемещение центра общественного вни­мания на внутренние проблемы за счет вопросов национальной безопасности и обороны.
  3. Вытеснение информационными техноло­гиями тяжелой промышленности, как основы национального могущества.
  4. Усиление роли международных организа­ций (на ООН, НАТО, МВФ, ГАТТ, МАГАТЭ).
  5.  Появление новых транснациональных угроз, связанных с усилением процесса глобализации: интернационализации преступности, экологических проблем и миграции.
  6. Восприятие демократии не как «глобаль­ной нормы», а как некого идеала, особенно пере­ходными государствами.
  7. Угроза фрагментации в самых разных фор­мах (коррупция, экстремизм, ослабление соци­альной гармонии и качества управления, этниче­ский регионализм).

По мнению авторов данного исследования, выделяются два принципа участия США в реше­нии международных проблем: принцип селек­тивного вовлечения: США должны вмешиваться в международные проблемы лишь тогда, когда это требуют национальные интересы. Важность контактов с другими странами определяется сле­дующими критериями: доступ к ключевым ре­сурсам, исторические интересы и собственный тыл. США должны стремиться к расширению зоны рыночной демократии за счет, прежде все­го, переходных государств. Выше нами отмечен­ный американский политолог У.Кристофер опре­деляет четыре главные цели внешней политики США:

  1. Сохранение и упрочнение мирового ли­дерства.
  2. Поддержание продуктивных политиче­ских и экономических отношений с наиболее сильными странами.
  3. Поддержка и создание надежных между­народных институтов для сотрудничества.
  4. Защита демократических обществ и прав человека.

США, по его мнению, не является мировым полицейским, но его вовлеченность в мировые события и сила могут быть решающим факто­ром. «Если мы решим направить наши войска за границу, то мы пошлем их с четким заданием и используем любые средства для достижении по­беды». Несмотря на различие взглядов видных американских ученых можно констатировать факт существования общей концепции глобального ли­дерства США, которая основана на том, что США являются единственной сверхдержавой.

А. Коул считает, что, несмотря на перемены в международных отношениях основные задачи США остаются неизменными:

  1. Поддержание глобального и региональ­ного баланса сил благоприятного для США и их союзников.
  2. Осуществление стабильной международ­ной торговой и монетарной политики с целью обеспечения американского экономического процветания.
  3. Оказание помощи набирающим силу от­крытым демократическим системам, уважаю­щим законы и права человека.
  4. Усиление действия международных норм и практики с целью защиты элементарного по­рядка, справедливости и прав человека.
  5. Сохранение традиционных американских ценностей и интересов.

Общая концепция геостратегии США имеет три ведущие позиции:

  1. «Жесткая» гегемония или глобальное лидерство. По мнению американских ученых, человечество нуждается в государстве, которое обеспечивало бы мировой порядок. В однопо­люсном мире быстрее и эффективнее решаятся возникающие конфликты, и обеспечивает меж­дународную стабильность. Неслучайно поэтому сторонники данной позиции подческивают необ­ходимость внедрения американских ценностей и интересов, а также инититутов демократии в другие страны.
  2. «Разумное» лидерство. Сторонники дан­ной позиции считают необходимым для США отказаться от мессианских идей и не препят­ствовать укреплению других центров силы (на­пример, ЕС). США должны использовать свое уникальное положение для встраивания в систе­му ведущих мировых держав, учитывая тот факт, что американская демократическая модель госу­дарства и рыночная экономика не имеет универ­сального характера. Сторонники данной позиции призывают отказаться от политической иллюзии, что остальной мир видит своим лидером США.
  3. «Рыхлая» гегемония. Сторонники тре­тьей позиции считают, что система международ­ных отношений не может, бесконечно покоится на американской гегемонии и поятому, предла­гают модель трехполюсного мира или модель региональной «однополярности». Три основные силовые регионы мира, в каждом из которых есть свой лидер: Северная Америка (лидер-США), Европа (лидеры-Германия и Франция), Восточ­ная Азия (лидеры-Китай и Япония). «Рыхлая» гегемония США подразумевает, по мнению сто­ронников этой позиции , что на деле будет реали­зована гибкая и убедительная внешняя политика США с учетом интересов участников, входящих в состав основных силовых регионов мира [19].

Наряду с вышеназванными основными по­зициями и тенденциями во внешней политике США на современном этапе можно привести ин­тересную точку зрения американского политоло­га Дж. Ная, который считает, что сейчас Америка имеет только одного реального соперника в лице ЕС, среди них реальными соперниками и вы­ступающих самостоятельно на международной арене - Францию и Германию. Дж. Най обра­щает специальное внимание на то, что совокуп­ная экономика Европейского Союза уже сегодня равна американской, причем европейцы обгоня­ют США в области торговли и инвестиций. Ев­ропейская интеграция успешно развивается на протяжении более чем 50 лет, а присоединение к ЕС новых стран вполне может сделать объеди­ненную Европу наиболее влиятельной экономи­ческой и политической силой ХХ! века. Автор особо подчеркивает, что современная Европа - единственный альтернативный Соединенным Штатам источник «мягкой власти». Она суще­ственно превосходит их по многим показателям социального развития, обеспечивая своим граж­данам более высокое качество жизни, что не мо­жет не вызывать роста влияния ЕС на мировой арене. Поэтому он уверен, что сотрудничество и кооперация с Европой, исторически высту­пающей союзницей США, должны стать одним из наиболее важных приоритетов американской внешней политики в текущем столетии.Призыв американского политолога к комплексному уче­ту интересов внешнеполитических партнеров и к политике мультилатерализма не должен вос­приниматься как позиция, направленная на смяг­чение отношений со всеми субъектами между­народного права. Скорее речь идет о выделении ряда государств, с которыми США необходимо научиться разговаривать на равных, и о важно­сти осмысления критериев, способных лечь в основу данного процесса. Главным препятстви­ем в осуществлении этой задачи автор считает образ жизни и мышления самих американцев. Он констатирует, что за годы, прошедшие по­сле распада СССР и краха коммунистического блока, большинство из них настолько уверовало в неоспоримое превосходство и неуязвимость своей страны, что практически утратило инте­рес к внешнеполитическим проблемам. Это вы­ражается в том, что доля средств, направляемых из американского бюджетана финансирование внешнеполитической деятельности, снизилась с 4% в 1960 г. до 1% в 2001 г. и в 16 раз уступает сегодня расходам на оборонные нужды. Размеры помощи странам «третьего» мира сократились за последние 30 лет с 0,93 до 0,08% американско­го ВНП; США вышли из ряда международных организаций и продемонстрировали нежелание участвовать в решении многих гуманитарных и экологических проблем. Подобная политика, от­мечает Дж.Най, приводит к тому, что все больше людей в разных странах мира «рассматривают США как уповающих на военную силу, а не на мягкую власть... как способных говорить, а не слушать». В такой ситуации правительству США трудно рассчитывать на результативность де­кларируемого им принципа мультилатерализма.

Реальность подобной перспективы осознается в американском обществе. По данным, приведен­ным в книге, лишь 28% американцев уверены, что их страна к началу ХХI века сохранит свой статус единственной сверхдержавы, тогда как 61% считает, что появятся и другие претенден­ты, а 10% - что Америка утратит свою миссию великой державы уже в текущем столетии. Одна­ко сам Най, в значительной мере признавая спра­ведливость пессимистических оценок, полагает, что процесс снижения американского влияния не будет стремительным — он растянется на де­сятилетия и будет вполне поддаваться контролю и коррекции. Более того, ему представляется, что современной Америке не угрожает кризис, кото­рый отдельные наблюдатели связывают с волной иммиграции или с упадком традиционных нрав­ственных ценностей. В любом случае он убеж­ден, что переход к политике сотрудничества и кооперации со странами, экономическое и куль­турное влияние которых на современный мир доказано историей последних десятилетий, дол­жен стать не частной задачей, а долгосрочным ориентиром американской внешней политики.

Нельзя не согласиться с высказываниями американского исследователя, по поводу того, что при формировании нового внешнеполити­ческого курса, следует исключить из практики прежнюю формулу, связывавшую мировую ста­бильность с поддержанием баланса сил между враждующими сверхдержавами, и разработать доктрину, которая основывалась бы на тесном взаимодействии с ближайшими и проверенными временем союзниками. Отмечая, что европейцы нередко отвергают навязываемые им американ­ские ценности, стремясь тем самым добиться большей свободы в культурной и политической сферах, исследователь категорически настаивает на необходимости укрепления взаимной соли­дарности атлантических стран, преодоления су­ществующих между США и ЕС противоречий и видит главный залог мировой политической ста­бильности в союзе Америки и Европы.Курс на развитие мультилатерализма не означает безого­ворочной поддержки любых, пусть даже широко одобренных проектов и инициатив. Всякая под­держка, считает Дж. Най, должна согласовывать­ся с американскими идеалами и соответствовать интересам развития национальной экономики. Он напоминает, что «новый международный экономический порядок», предложенный ООН в 1970-х годах, и «новый международный инфор­мационный порядок», провозглашенный тогда же ЮНЕСКО, противоречили либеральным де­мократическим ценностям, так как первый, по сути, устанавливал ничем не обоснованный налог на использование развитыми странами природ­ных ресурсов, а второй позволял авторитарным правительствам «третьего» мира ограничивать свободу слова и печати. То же самое относится и к Киотскому протоколу, который предполага­ет реализацию односторонних мер, способных нанести ущерб экономическому развитию за­падных стран, и не накладывает никаких огра­ничений на страны «третьего» мира. Внешняя политика, констатирует автор, не должна вести к утрате американской идентичности, к подрыву американской мягкой власти и размыванию исто­рически сложившихся в Америке ценностей.

Американский политолог предлагает амери­канской администрации и политическому классу США в целом три рекомендации:

  1. придерживаться политики мультилатера-лизма и отказаться от односторонних мер, веду­щих к перенапряжению сил и наносящих ущерб международному престижу Соединенных Шта­тов;
  2. пристально и внимательно анализировать реальные экономические возможности и потен­циал развития различных стран с целью опреде­ления основных направлений политического со­трудничества и соперничества;
  3. проявлять большую избирательность в от­ношении союзников, то есть углублять сотруд­ничество, прежде всего, с наиболее близкими с исторической и культурной точек зрения страна­ми, а не с теми, которые чужды западной куль­турной традиции, даже если они весьма сильны и влиятельны [20].

Таким образом, на формирование и склады­вание американской внешней политики и на­циональной геополитической стратегии оказало влияние достаточно много различных междуна­родных, политических тенденции, которые свя­заны в основном с процессом трансформации мировой политической системы.

 

Литература

1            Лисичкин В., Шелепин Л. Глобаль­ная империя зла // x-libri.ru/elib/ lsshl001/00000125.htm

2            Панарин И.П. Дипломатия и политика //panarin.com.

3            Межлумянц А. Р. Геополитическая стра­тегия Бжезинского и ее исторические перспекти­вы // whiteworld.ru/s000102.htm

4            Нартов Н.А. Геополитика: учебник. - М.:Юнити, 2004. - 294 с.

5            Ивашов Л.Г. В чем состоит геополитиче­ская стратегия США-НАТО? // old.iamik. ru/14387.html

6            Бжезинский З. Америка терпит катастро­фу (для газеты Los AngelesTimes) // lenta.ru/

7            Киссинджер Г. Дипломатия: пер. с англ. -М., 1997. - 324 с.

8            Мухаев Р.Т. Политология: учебник для ву­зов. - М.: Издательство ПРИОР, 1997. - 335 с.

9            Дугин А. Основы геополитики. Геополи­тическое будущее России. - М.: Арктогея, 1997. - 256 с.

10         Хантингтон С. Столкновение цивилиза­ции. // Полис. - 1992. - С. 15.

11         Иноземцев В.Л. Полезные рекомендации политическому классу Америки // Полис. - 2002.- №5. - C. 95.

12        Kennan G.F. Arround the cragged hill: A personal and political philosophy. N.Y. London. 1993.- 245 с.

13        Undeland Ch., Platt N.OP. Cit. - P. 117-120

14        Wallerstein I. Utopistics or Historical Choises of the Twenty-First Century. N.Y.1998. - P.35

15        В. Иноземцев. Глобализация: иллюзия и реальность // Свободная мысль - ХХҒ - №1. -2000. - C. 26-36.

16        «National Geographic», No.4. Washington D.C. October 1998. - P. 2.

17        ModelskiG., Tompson W. The Long and Short of Global politics. - P. 111.

18        Cole A.R. America as the grand facilitator // Foreign policy. - 1992. - №87. - Р. 47-65.

19        Strategic assessment 1995. US security challenges in transition. Washington Institute for National Strategic Studies. - 1995. - 256 р.

20        Най Дж. Стратегия США на современ­ном этапе. - 1998. - С. 55-60.

Фамилия автора: Ж. М. Алдубашева
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика