Роль общественного сознания в формировании стратегии культурной идентификации индивидов

Общественное сознание формирует страте­гию культурной идентификации индивидов. Тем самым культурная идентификация может быть рассмотрена как функция общественного сознания, имеющая свои специфические осо­бенности в каждой его форме. Она осущест­вляется с помощью четырех элементов куль­туры, представленных в каждой форме общественного сознания, - понятий (концептов), отношений, ценностей и правил (норм). Понятия, выражаясь в языке, упорядочивают опыт людей и способствуют построению в сознании человека культурной картины мира.

В каждой форме общественного сознания вырабатываются определенные понятия (кон­цепты), позволяющие упорядочить специфи­ческий опыт - эстетический, этический, рели­гиозный, политический, правовой, философ­ский, научный. Форма общественного сознания в ходе исторического развития общества и складывающегося в нем социального порядка выражает специфику видения мира и осо­бенности образа жизни народа в той или иной локальной цивилизации, репрезентируя тем самым ее культуру.

Так, искусство стало одной из важнейших сфер культуры, сохраняющей и воспроизво­дящей образ культурной идентичности народов. Наглядное воспроизводство культурной иден­тичности проявляется, в искусстве танца, изобразительном и декоративно-прикладном искусстве, в архитектуре, проявляясь в своеоб­разии архитектурного облика городов разных стран.

В той или иной форме общественного сознания, отражающей мир под определенным углом зрения, формируется свой предмет рефлексии - конкретный вид отношений, как: эстетические, нравственные, религиозные, политические, правовые и др. Внутри каждого вида указанных отношений выявляются их взаимосвязи и причинная обусловленность. Соответственно самобытности культур эти взаимосвязи получают в формах общественного сознания неодинаковое толкование. Например, в каждой культуре соответственно образу жизни народа есть свои эталоны восприятия красоты, обоснование которых входит в функцию эстетического сознания. Соответственно своим целям каждая форма общественного сознания ориентирует на определенные ценности, то есть на то, что имеет в данной сфере рассматри­ваемых отношений безусловно высокую или непреходящую значимость для человека.

Самобытность каждой культуры, выражаясь в формах общественного сознания, проявляется в определении того, что является большей ценностью для данного народа или не является таковой. Например, пунктуальность, ценимая немцами и англичанами, не имеет такого значения для итальянцев или латиноамери­канцев. Ценности не только сами нуждаются в обосновании с помощью форм общественного сознания, но и, в свою очередь, сами могут служить для обоснования следующего компо­нента культуры - правил, норм, реализуемых в отношении человека к миру культуры. В соответствии с ценностями определенной этнической культуры вырабатываются прису­щие ей правила и нормы повседневного этикета, которые находят свое обоснование в формах общественного сознания и регулируют пове­дение людей в обществе.

Влияние разных форм общественного созна­ния является неоднозначным, так как оно оказы­вается связанным со множеством объективных и субъективных факторов, как уровень развития общественных отношений, тип экономики (присваивающий или производящий), наличие или отсутствие частной собственности, куль­турная самобытность общества. В процессе развития общества формы общественного сознания предстают не только как формы специфического отражения действительности, различающиеся по предмету и способу этого отражения, но и как средство обеспечения социального порядка, сплочения людей во имя общих целей.

Размышляя методом исключения противо­положного утверждения, можно сказать, что сложивший в культуре общества порядок есть отсутствие в ней хаоса. Под порядком в обществе мы понимаем устойчивое сосущест­вование взаимодействующих между собой людей, обеспечивающее их безопасность и выражающее состояние согласия по поводу представлений об общественном благе. В этом плане формы общественного сознания оказы­ваются средствами выражения представлений об общественном благе. Тем самым каждая форма общественного сознания является средством обеспечения связи каждого индивида с сообществом, т. е. средством социализации индивидов и их объединения ради достижения общего блага.

Воздействие   общественного   сознания на человека начинается на социально-психологи­ческом уровне, а обосновывается и закрепляется на идеологическом уровне. Каждая социальная группа, общность того или иного уровня -этнос, нация, цивилизация - чтобы укрепиться в собственных глазах, создает свою самоутверж­дающую идеологию, обосновывающую прог-раммму культурной идентификации своих носи­телей.

Для более четкого понимания роли идео­логии в определении путей культурной идентификации в цивилизационном процессе нам представляется необходимым выделить такие ее функции, как:

  • -   оценочную (аксиологическую), состоящую в оценке на основе интересов субъектов циви­лизации различного рода ценностей и норм поведения: нравственных, эстетических, право­вых, политических, экономических и др.;
  • -     программно-целевую, выражающуюся в показе целей, разработке программ их достижения и регламентации тем самым поведения членов общества (например, шариат как норма поведения мусульманина);
  • -     интегрирующую функцию, обеспечиваю­щую формирование определенного подхода к явлениям социокультурной практики общества в сознании субъектов цивилизации.

Важнейшее значение в формировании ценностных основ культурной идентификации человека как становящегося и развивающегося культурного существа принадлежит морали. В рамках этой формы общественного сознания формируются исходные понятия, регулирую­щие поведение человека в обществе, прежде всего "табу" - запреты на инцест, т.е. крово­смесительные связи между близкими родст­венниками - родителями и детьми, братьями и сестрами. Это была первая ступень культурной идентификации человека и начало его социа­лизации, отделившей его от животного состоя­ния. Дальнейшее развитие морали связано с формированием запрета на убийство как понятия о ценности жизни индивида в глазах рода. Развитие нравственной стратегии общест­ва выразилось в разработке принципов, содер­жащих требования к поведению человека и задающих нормативный смысл социальной действительности.

Вся система нравственных понятий: как "долг", "ответственность", "честь", "достоин­ство", "справедливость", "общественный идеал", "смысл жизни" образуют специфиче­ское моральное знание. Оно входит в срединное ядро духовной культуры. Это моральное знание выражает меру человеческого в человеке, или его культуру, тем самым образует ценностное основание культурной идентичности. Специ­фика   морального    требования    состоит во всеобщности и безусловно долженствова-тельном характере.

В этой связи Ж. Батай отмечает рассудочность и избирательность нравственного сознания: "Рассудочный подход приводит к выработке моральных норм, к установлению обязательных для всех норм взаимоотношений как между самими индивидами, так и между индивидами и обществом. Подобные универ­сальные нормы взаимоотношений преимущест­венно направлены на поддержание миропорядка вещей. Зачастую в них повторяются запреты, обусловленные интимным миропорядком (как, например, заповедь "не убий"). Мораль подхо­дит избирательно к требованиям интимного порядка. Ею отклоняются или, по меньшей мере, не выдвигаются на первый план те из запретов, которым нельзя придать универсаль­ный характер, которые определенно навеяны капризным своенравием миропорядка мисти­ческого" [1, с.71].

Специфическое моральное знание предпо­лагает существование моральных обязательств и ответственности субъекта культурной идентичности в отношении определенной культуры и ее символов как объекта своей идентификации. Это означает, что заботы субъекта идентичности, связанные с культурой, к которой он привержен, пользуются приори­тетом по сравнению с заботами по поводу других культур. Кроме того, он испытывает определенные моральные чувства, например, чувство гордости за достижения разделяемой им культуры, либо чувства смущения, стыда за недостойные явления, связанные с ней.

Моральное знание получает наибольшее выражение в религии, и в этом одна из причин того, почему религиозная идентичность чело­века не теряет своей значимости в развитии общества. Вместе с тем, нравственное сознание имеет светский характер, отличаясь этим от религиозного сознания. Это проявляется в том, что этическое сознание содержит в себе моральную оценку религии, возвышаясь тем самым над религиозным сознанием. Как пишет Ж. Батай: мораль "устанавливает правила, вытекающие непосредственно из всеобъем­лющей природы светского мира, направленной на обеспечение долговременности, без которой осуществление какой либо деятельности попросту невозможно... Ею осуждается показное разрушение ценностей в самых крайних формах (таких, как человеческие жертвоприношения, да и всякое воздаяние жертв, сопровождаемое кровопролитием)" [1]. Мораль опирается на силу общественного мнения.

По мере развития цивилизационного бытия человека   универсальные   нормы   морали, и, прежде всего, такая норма, как справедливость, находит свое легитимное бытие в форме права, опирающегося на силу наказания посредством установленных законов. Правосознание возни­кает как форма общественного сознания, отражающая право и правовые явления, правовую действительность в целом. При этом, как выясняется в ходе социально-философского анализа сравнительных исследований в области права, правовое сознание развивается в каждой цивилизации в тесной взаимосвязи с ее культурной самобытностью - ее культурным наследием и традициями, образуя определен­ную правовую культуру.

Знание правовой культуры необходимо, так как позволяет объяснить, почему некоторые нормы права и законы оказываются только формально провозглашенными, но не действующими на практике. Р. Давид и К. Жоффре-Спинози отмечают в этой связи следующее: "Правовые нормы и процедуры, которые мы считаем существенными, в иной среде могут иметь вспомогательное, почти ничтожное значение, так как общественные отношения основаны на иных принципах. Так, в японском праве нормы гири, на Мадагаскаре -законы фомба, а в некоторых других странах -предписания религиозных властей и тому подобные факторы могут превратить право просто в ширму, фасад, от которого общественная жизнь достаточно отлична. Опасность такого несовпадения есть во многих странах, где право высоко чтится, но есть тенденция рассматривать его как практически недосягаемый идеал: так обстоит дело во многих странах, где господствует ислам. факторы коммерческого, религиозного и со­циального плана оказывают влияние на дейст­вия индивидов" [2]. Отражение культурной самобытности в правовом сознании подтверж­дается тем, что многообразию локальных цивилизаций соответствует многообразие правовых систем.

Культурная самобытность каждой локаль­ной цивилизации проявляется в наличии своего комплекса источников права. Термин "источник права" многозначен. В онтологическом смысле этот термин означает те социально-экономи­ческие и духовно-культурные условия жизне­деятельности общества, которые явились первопричиной, вызвавшей право к жизни и обусловливающей его действие. В гносеологии-ческом смысле этот термин означает источник познания права, в качестве которого рассматри­ваются памятники права, действующее законо­дательство, судебная практика, юридическая литература. В узком, или собственно юридическом смысле, этот термин означает внешнюю форму выражения права, своего рода "юридический резервуар", как поясняет В.И. Червонюк [3]. В этом смысле в качестве источников права юридическая практика признает: правовой обычай, судебный (адми­нистративный) прецедент, правовую доктрину, нормативно-правовой акт, нормативно-правовой договор, общие принципы права, религиозные нормы (каноны) Среди этих источников права не все имеют одинаково решающее значение в формировании правовой системы общества. Мы имеем в виду, что только один или два источника, в зависимости от сложившейся культуры и ее самобытности, оказывают определяющее влияние на своеобра­зие правовой системы общества. Так, в западных правовых системах преобладающим источником права является система норма­тивно-правовых актов, а в восточных правовых системах - религиозные каноны (нормы). Поэтому принято определять восточные правовые семьи как правовые семьи религиозно-нравственной ориентации.

Многообразие правовых систем, связанное с многообразием цивилизаций, выражено в существовании таких важных и устойчивых разновидностей правовых образований как правовые семьи. В названиях правовых семей фиксируется многообразие локальных циви­лизаций и правовых систем. Приведем для примера следующие названия: романо-германская правовая семья, семья общего права (английская и американская), североевро­пейская, латиноамериканская, мусульманская, дальневосточная, индийская, африканская правовая семья. Понятие правовой семьи отражает своеобразие правопонимания разных народов и наций, особенности их ментальности и так называемого юридического менталитета. Так, юридический менталитет семьи общего права выражается в том, что в английском и американском уголовном праве, в отличие от романо-германской правовой семьи, нет термина "состав преступления". Об этом пишет казахстанский ученый У.С. Джекебаев, указывая, что американскому уголовному праву неизвестно общее понятие состава преступ­ления [4]. Вместо этого чаще всего говорится о двух заимствованных из английского права элементах: "actus reus" ("преступное деяние") и "mens rea" ("виновное состояние ума").

Формы общественного сознания, являясь отражением общественного бытия, имеют на каждом этапе развития общества конкретно-исторический характер и образуют определен­ное единство в своем воздействии на индиви­дуальное сознание. Они выступают формами самосознания цивилизации в каждую конкрет­но-историческую эпоху и адаптируют индиви­дуальное сознание человека к ее особенностям.

Таким образом, социально-философский анализ показывает, что в формировании стратегии культурной идентичности индивидов значимую роль играет общественное сознание, которое задает стратегический вектор отно­шения индивидов в социуму, его ценностным предпочтениям.

 

Литература

  1. Батай Ж. Теория религии. Литература и зло / Пер. с фр. Ж. Гайковой, Г. Михалковича. - Минск: Современный литератор, 2000. - 352 с.

  2. Давид Р., Жоффре-Спинози К. Основные правовые системы современности / Пер. с фр. В.А. Туманова. -М.: Междунар. отношения, 1997. - С. 15.

  3. Червонюк В.И. Теория государства и права. -М.: ИНФРА-М, 2003. - С. 11.

  4. Джекебаев У.С. Основные принципы уголовного        права       Республики Казахстан (сравнительный комментарий к книге Дж. Флетчера и А.В. Наумова "Основные концепции современного уголовного права"). - Алматы, 2001. - С. 17.

Фамилия автора: А.Ш. Мирзабекова
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика