Герменевтический круг и художественный хронотоп в литературных и журналистских произведениях

В данной статье рассказывается о пременении мастерами пера в литературных и журналистских прозведениях уникального приема - художественного хронотопа, который во множественном плане составляет герменевтический круг. В статье описан герменевтический круг, который построен из измененного ритма прозы. Он применяется журналистских жанрах: очерки, эссе, политический портрет, в сатирических жанрах - фельетонах и памфлетах. В статье рассказывается о специфике жанров журналистики.

Герменевтический круг. Художественный хронотоп. 

Интерпретация или герменевтика издревле привлекала исследователей художественных произведений. Герменевтика - это, во-первых, толкование сложнейших по смыслу и структуре текстов, например библейских писаний, текстов Корана, во-вторых, это интерпретация одной и той же темы в различных понятийных плоскостях, например, легенда о Галатее отображена как в пьесе Бернарда Шоу [1], так и в фильме «Моя прекрасная леди». Это художественный прием, при котором герои произведений могут находиться поочередно в различных временных и пространственных измерениях. Из основной фабулы таких журналистских или литературных произведений и может складываться так называемый герменевтический круг. Следует сразу отметить, что при наличии герменевтического круга невозможно чисто линейное повествование. Наблюдаются частые переходы как во Времени, так и в Пространстве. Например, в цикле очерков Василия Пескова «Таежный тупик» [2] наблюдается присутствие подобного герменевтического круга. Автор, описывая жизнь семьи Лыковых в течении сорока лет, которые они провели в изоляции от цивилизованного человеческого общества в глухой таежной чаще, часто переходит от прошлого в настоящее и, наоборот, чем и достигается создание герменевтического круга.

Феномен Времени и Пространства является неотъемлемым аспектом интерпретации художественного текста. И вообще, Время и Пространство как в литературных, так и в жур­налистских произведениях являются объектами интерпретации, так как в результате творческих действий автора претерпевают различные трансформации.

Время и Пространство как философские категории, так и физические объекты обладают как объективными, так и субъективными свойствами. Например, в философии Время-Пространство делится на три вида [3]:

  1. Реальное - в нем конкретно существуют, развиваются и сменяют друг друга реальные объекты и процессы.
  2. Концептуальное - это абстрактная хро-ногеометрическая модель, служащая для упоря­дочения идеализированных событий, которые можно представить следующим образом:

а)   отражение реального Времени и Пространства на уровне понятий (концептов), имеющих одинаковый смысл для всех людей;

б)   виртуальное Время - это время, представленное в компьютерных сетях.

3. Перцептуальное Время - условное сосу­ществование и смена человеческих ощущения и других психических актов субъекта (имеет два уровня - сон и гипноз.). Кстати, известный русский ученый-психолог С. Кандыба выделяет и третий уровень - СК (состояние Кандыбы), в котором человеческое сознание может под­вергаться кодированию.

Но в любом случае: «... перцептуальное Время-Пространство является определенным отображением реального Пространства-Времени» [4].

Истинным мастером пера издревле считался тот писатель, который мог совершить в своих произведениях герменевтические операции с Временем и Пространством на уровне интер­претаций. То же самое можно сказать и о мастерстве журналиста. «Интерпретация или герменевтика - от греческого слова истолковать, комментировать, разъяснять - это искусство толкования, учение о принципах их интерпретации» [5]. Интерпретации совершаются несколькими приемами. Один из них -это изменение ритма прозы, что может происходить во время смены повествовательного ритма, а также при помощи какого-либо объекта, который наталкивает героев или автора на воспоминания о прошлом. При этом вовсе не используются слова «вспомнил», или «вспомнила.

Феномен интерпретации Времени-Пространства разрушает средостения между прошлым, настоящим и будущим, открывает пути для отображения героя или ситуации в любых обстоятельствах времени и места, устанавливает почти неограниченные хронологии и пространственные перемещения. По утверждению исследователей, это «высший пилотаж» истинного мастера пера [6].

В русской литературе еще А. С. Пушкиным были открыты всевозможные операции со Вре­менем. Оно у него то «останавливалось», то «растягивалось», то «сокращалось». Исследователь Б. С. Мейлах рассказывает о способах «микроанализа быстротекущих переживаний», о всевозможных психических изменениях, о «прихотливом сочетании временных пластов», и все это, по его мнению, делается для более художественного отображения жизни и для во­площения в произведениях тонких душевных переживаний.

В повести А.П.Чехова «Степь» [7] Время меняется удивительным образом в едином ритме с Пространством. Наблюдается ритмичность многослойности повествования и необыкновенная динамичность эмоциональных состояний. В этой повести, по определению Б.С. Мейлаха, Время то убыстряется, то как бы «застывает», а порой не только земля кажется окаменевшей, но и Время остановившимся. И все это подчинено раскрытию дисгармонии современной действительности и вместе с тем показа извечного стремления человека к гармонии.

В статье «О типологии пространственно-временных отношений в сфере искусства» Р.А. Зобов и А.М. Мостопаненко пишут: «. произведения искусства - это особый тип реальности, существующий, в отличие от других типов реальности, в виде трех слоев или сфер, каждая из которых локализована в Пространстве и Времени особого типа. В реальном (физическом ) Времени и Пространстве оно представляет собой обычный материальный объект, вещь наряду с другими вещами; в перцептуаль-ном выступает в виде некоторой модели определенного класса реальных или мыслимых ситуаций, и, наконец, в концептуальном - в форме художественного образа» [8]. В данном случае перцептульное Время кажется чем-то нереальным, несуществующим, но оно в любом случае является отражением реального Пространства и Времени. Просто тут налицо интерпретация многих факторов, при которых и происходят определенные изменения и преобразования. И при этом все эти герменевтические преобразования происходят при участии человеческого фактора, проходя через его воображение, через его сознательные миры. Таким образом, преобразуются, интерпретируются в перцептуальную плоскость Времени Пространства. Неповторимость, уникальность, оригинальность любого художественного произведения заключается именно в том, насколько сильно было моди­фицировано Время и Пространство в перцеп-туальной реальности. И этих перцептуальных реальностей столько, сколько и человеческих индивидуальностей во Вселенной.

Когда в произведении происходит переход из одного Времени-Пространства в другое, он совершается за счет изменения ритма пове­ствования, а стыкообразующим моментом того перехода может служить какая-либо вещь, явление или     событие,     которое     зачастую бывает неприметным. Эти «переходы», «сжатия» или «растяжения» Времени вследствие изменения ритма и есть художественный хронотоп.

М. М. Бахтин, считающийся одним из перво­открывателей герменевтики, выделяет определенные операции художника с Временем-Пространством, называя их термином «хронотоп».

Художественный хронотоп присущ и журналистским произведениям. Например, в очерках известного писателя и журналиста Ануара Алимжанова он незримо присутствует в большом многообразии. В очерке (позднее переделанную в повесть) «Трон Рудаки» наблюдается локализация интерпретируемых событий в трех Пространственно-Временных измерениях. Тут использован, во-первых, пространственно-временной сюжет, во-вторых, этот переход до­стигается при использовании художественного хронотопа. Там представлено настоящее время -время написания произведения Ануаром Алимжановым,

Время жизни главного героя - поэта Ру-даки и побочная линия, тоже в прошлом - отображение судьбы поэтессы Робии [9]. Описание трех временных измерений фактически в одном и том же Пространстве и составляет герменевтический круг. Очерк написан эстетической прозой, и прием художественного хронотопа способствует расцвечиванию очерка более сочными красками, более рельефному отображению трехмерного Пространства в настоящем Времени.

У великого кыргызского писателя Чинги-са Айтматова как в его литературных, так и в ранних журналистских произведениях, опубликованных на страницах газет «Правда», «Известия», наблюдается использование художественного хронотопа и наличие герменевтического круга. Например, в его очерке о женщине-чабане Телегей Сагимбаевой [10] (возможном прототипе Толганай из его повести «Материнское поле»), написанном и опу­бликованном в то время, когда он работал соб­ственным корреспондентом газеты «Правда», можно найти несколько хронотопов, и в самой повести, когда Толганай рассказывает о своей нелегкой судьбе тоже многократно использован прием художественного хронотопа [10]. Также в его репортаже «Трасса над облаками» [11], в котором автор рассказывает о прошлом и затем переходит в настоящее Время, использован прием художественного хронотопа.

В книге - сборнике эссе известного казах­станского писателя и публициста Герольда Бельгера «Тихие беседы на шумных перекрестках» можно проследить использование художественного хронотопа. Публицист, рассказывая о событиях прошлого и настоящего, используя прием художественного хронотопа, «переносит» своего героя в разные Пространственно-Временные измерения, умело интерпретируя факты, мастерски используя типичные речевые характеристики героев - легендарных личностей из анналов отечественной истории, и оперируя «герменевтическим кругом» [12].

Публицист применяет очень оригинальный прием - разговор с памятниками. Такое в литературе использовал А.С. Пушкин в поэме «Дон Жуан», когда главный герой разговаривает с памятником, но там преобладает мистика. У Бельгера очень специфическая речевая характеристика героев, позволяющая поверить в реальность происходящего, ведь у него каждый герой говорит своим «собственным языком». Например, ни с кем нельзя спутать язык Чо-кана Валиханова - интеллигента и аристократа до мозга костей, или язык Жамбыла -просторечный говор пожилого, но очень одаренного от природы акына. Характерна речь Мухтара Ауэзова, присущая талантливому писателю, ученому, пытливому от природы гениальному человеку, или же Абая - философа, акына и мудреца.

В каждом из этих эссе именно с началом диалога с памятником связан переход в другое Временно-Пространственное измерение, незримо, но ощутимо меняется ритм прозы, что оз-начет присутствие художественного хронотопа. И весь диалог с каждым из героев прошлого, с памятником в настоящем времени, и составляет герменевтический круг в произведении.

Художественный хронотоп также интересен тем, что развивает гибкость мышления человека и способствует наиболее масштабному размышлению о временных отрезках времени. Гибкость мышления индивидуума, помимо получения ассоциативных приемов подачи информации, также тесно связана с получением представления о многомерности Времени и Пространства, который позволяет преодолеть косность и, казалось бы, нерушимые стереотипы, мешающие прогрессу и созиданию.

Художественный хронотоп, умело использу­емый в литературных и журналистских произ­ведениях, помогает также более полной харак­теристике действующих лиц, более полному ото­бражению среды обитания и окружающей об­становки. Он помогает отобразить мастеру пера особенность того исторического отрезка времени, той эпохи, в которой происходят события

Следует отметить, что прием художествен­ного хронотопа используется   в таких блоках журналистских жанров, как информационные: в репортажах, интервью; художественно-пуб­лицистические: в очерках, эссе, политическом портрете, а также в таких сатирических жанрах, как: фельетон, памфлет. Например, в романе-памфлете французского писателя Анатоля Франса «Остров пингвинов» [13] можно наблюдать применение большого количества хронотопов, и соответственно, нескольких герменевтических кругов.

Использование художественного хронотопа и умелое создание писателем или журналистом герменевтического круга доказывает то, что он является непревзойденным мастером пера, что он владеет особым искусством отображения реально происходящих событий в разных Пространственно-Временных измерениях.

 

Литература:

1  Шоу Б. Избранные произведения. - М., 1992. - С. 56- 142.

2  Песков В. Таежный тупик. - М., 1989.

3  Философский словарь. - М., 1989. - С.78.

4    Ритм, пространство и время в литературе и искусстве. - Л., 1974. - С.46.

5   Энциклопедический словарь. - М., 1992. -С. 89.

6   Мейлах Б. С. Проблема ритма Пространства и Времени в комплексном изучении Творчества. - Л., 1974. - С. 8.

7   Чехов А.П. Собрание сочинений. - М., 1989.- С. 66-82.

8     Пространство и Время в художественных произведениях. - М., 2007. - С. 96.

9 Алимжанов А. Пылающее копье. - Алматы, 1978. -С. 102.

10  Айтматов Ч. Избранные произведения. -М., 1988.

11  Айтматов Ч. Трасса над облаками // Правда, 12 января 1961 г.

12    Бельгер Г. Тихие беседы на шумных перекрестках. - Алматы, 1996.

13  Франс А. Остров пингвинов. - М., 1989.

Фамилия автора: Н. Кенжегулова
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Журналистика
Яндекс.Метрика