Институциональные факторы инновационного развития казахстанских компаний

Главными двигателями экономического прогресса являются компании а главным ме­ханизмом повышения конкурентоспособности компаний и экономики в целом -инновации. Осознание факторов, стимулирующих или сдер­живающих инновационное развитие страны, для экономистов стран с развивающимся рынком яв­ляется более значимым, чем для развитых стран, не испытавших давление командно-админи­стративной системы с централизованным пла­нированием. Попытки внесения прогрессивных технологических и экономических изменений, не предусмотренных генеральными планами прошлой социально-экономической системы, рассматривались как действия направленные на нарушение экономического равновесия и пода­влялись у истоков. Этот методологический под­ход в формировании экономической политики государства стал основным фактором кризиса и распада прошлой модели экономики.

Суверенный Казахстан вступил в новое ты­сячелетие как страна с развивающимся рынком и с высоким потенциалом развития, что продви­гает страну в мировом рейтинге на более высо­кие позиции и с большим отрывом от развиваю­щихся стран.

Однако есть реальные сдержки, обуслов­ленные траекторией предыдущего развития. Наиболее значимые среди них: низкая доля до­бавленной стоимости в ВВП, технологическая зависимость от стран СНГ, узость националь­ного рынка, дефицит управленческих кадров, отстраненность бизнеса от национальных инте­ресов, недостаточная деловая активность, огра­ниченность инвестиций, связанных с инноваци­ями, слабая нормативная база экономического поведения компаний и т. п.

В экономическом поведении компаний в ус­ловиях развивающихся рыночных отношений и компаний развитых стран есть существенные различия. Например, в Казахстане компании, из­бегая выполнения своих обязательств перед го­сударством и партнерами, имеют возможность реструктурироваться, распавшись на несколько новых компаний, или зарегистрировать новую компанию и перевести свои активы. Законом разрешается. Возникает ситуация: нет компа­нии, нет обязательств. На подобные действия наталкивают пробелы в законах, принципы и этические ценности в экономическом поведе­нии, платежная культура субъектов рынка. Вы­страивать эффективный бизнес с такими пар­тнерами весьма рискованно. В развитых странах неисполнение обязательств означает неизбеж­ность банкротства.

Имеют место быть и проблемы, возникшие после реализации отечественной модели при­ватизации. Например, значительная доля разве­данных природных ресурсов добывается транс­национальными компаниями, что ведет к оттоку из страны значительной части полученных до­ходов. Ограниченность доступа к ВНП, огра­ничивает возможности реинвестирования полу­ченных доходов и капитализации национальной экономики.

В этих условиях основной опорой нацио­нальной экономики могут стать успешные от­ечественные компании, сравнительно молодые, но динамично развивающиеся.

При выборе траектории развития, миссии, цели, задач, финансовой, кадровой и институци­ональной базы отечественные компании исходят из реальных условий и возможностей, обуслов­ленных наследием экономического прошлого: устаревшие факторы производства и механизмы управления, а также менталитет и экономиче­ская психология общества.

Зачастую, казахстанским компаниям, соз­данным на руинах бывших советских предпри­ятий (предприятия агропромышленного секто­ра, добыча и переработка урана), ставят в упрек то, что они, получив за бесценок «богатое на­следие», не обновляют технологии и производят продукцию, не способную конкурировать ни на внутреннем, ни на внешнем рынках.

Однако если анализировать исходные пози­ции экономической деятельности этих компа­ний, то не трудно заметить, что получили они «в наследство» не самое прогрессивное произ­водство и дефицит финансовых ресурсов. Лишь диверсификация активов компаний как взвешен­ное сочетание коммерческих (спекулятивных) операций и производственной деятельности в реальном секторе позволила выстоять им перед вызовами переходного периода.

На протяжении всей своей деятельности компании испытывают нехватку «длинных» де­нег. Высокие процентные ставки банковского кредитования снижают конкурентоспособность отечественной продукции. Фондовый рынок ограничивается оборотом государственных каз­начейских облигаций, что стимулирует компа­нии ориентироваться на спекулятивные опера­ции.

Если сравнить условия жизнедеятельности в переходный период казахстанских и российских компаний, то у последних положение было го­раздо благоприятнее: фондовый рынок позволял привлекать инвестиции, за счет которых могли окупить затраты на приватизацию и повышать капитализацию. Это и стало фактором позитив­ной динамики и структурных изменений рос­сийской экономики, позволяющей выходить из колеи стран развивающегося рынка.

Перспективным, на наш взгляд, представ­ляется сравнение казахстанской экономики с послевоенной моделью развития Японии, со­вершившей технологический прорыв. Следу­ет отметить, что финансовые вливания США в японскую экономику (как вознаграждение за размещение военных баз), позволили создать новейшую структуру экономики: внедрять ре­сурсосберегающие технологии (покупая патен­ты на изобретения и «мозги» на мировом рынке) и создавать новые предприятия в отраслях-локо-мативах. Японии удалось «воздвигнуть» в при­брежном океане острова и на них создать новые отрасли - судостроение, электронику, переработ­ку промышленных отходов, ввозимых из других стран. В результате, менее, чем за 25 лет (1950­1970 гг.) прошлого столетия Япония вошла в первую тройку мировых лидеров, потеснив на внутреннем и внешнем рынках ресурсозатрат-ные технологии и продукцию экономики США и стран Западной Европы.

И в этом сравнении проявляются особые институциональные характеристики японской экономики и общества: высокая культура тру­да и потребления, производительность труда и эффективность производства, строгая суборди­нация и самоотверженная ответственность. Си­стема пожизненного найма и профессиональные династии формировали у работников привер­женность интересам и имиджу компании, высо­кую корпоративную культуру.

Эти составляющие элементы японского ме­неджмента могли бы стать показательным при­мером для казахстанских компаний. Так сложи­лась диалектика развития отечественного рынка, что при всех трудностях переходного периода, частные компании в стране имели возможность получать среднюю норма прибыли, превыша­ющий этот показатель в развитых странах на несколько порядков. Причина тому инфляцион­ные доходы от торговых, финансовых сделок. В 1995-1997 годы доходы от спекулятивных сде­лок с государственными казначейскими облига­циями доходили до 35%, тогда как в развитых рынках 2-2,5%, торговая прибыль в эти годы до­стигала уровня позволяющего погашать креди­ты по высокой цене (ставка рефинансирования Национального банка доходила до 600%).

Соответственно самыми прибыльными бы­ли банковский и торговый сектора экономики, обеспечившие первоначальный капитал для вложения в реальный сектор, в первую очередь, предприятия пищевой отрасли. Поначалу, сред­няя норма прибыли в этой отрасли была ниже, чем в банках и торговле. Хотя позже в силу зако­на о средней прибыли доходность выровнялась, тем не менее, ее уровень остается выше, чем в странах ближнего и дальнего зарубежья. Если в экономике развитых стран средняя норма при­были составляет 5-7 %, то в Казахстане бизнес с ожиданием прибыли менее 100% даже не рас­сматривается.

Таким образом, казахстанские компании, монополизируя внутренний рынок, ограничи­вают предложение отечественных товаров ради получения сверхдоходов. Однако закон моно­полистического развития неизбежно срабатыва­ет, принуждая компании реинвестировать свою прибыль и модернизировать свое производство. Те компании, которые игнорируют объективные требования рынка, оказываются неконкуренто­способными и вынуждены уступать долю акци­онерного капитала, а значит управление и часть доходов - иностранным инвесторам. Пример тому - кондитерская компания АО Рахат. Несо­мненно, такое решение акционеров рациональ­нее, чем банкротство.

Возможно, это обстоятельство расценива­ется как мотив для привлечения иностранного капитала, но трансакционные издержки, возни­кающие в нашей стране, сдерживают интерес иностранных инвесторов. Вероятно, по этой причине казахстанская сторона идет на уступки в распределении продукции и прибыли. На наш взгляд, более резонно создавать благоприят­ный инвестиционный климат, сокращая транс-акционные неформальные издержки, а новые контракты с иностранными компаниями разра­батывать с учетом возросшего социально-эконо­мического и политического потенциала страны. 

Диспропорция в развитии финансового и реального секторов экономики 

Успешная реализация государственной про­граммы индустриализации через инноваци­онное развитие, прежде всего, предполагает сбалансированность финансового и реального секторов экономики.

Стремление крупных системообразующих банков приватизировать предприятия по бро­совым ценам через банкротство привело к ис­тощению оборотного капитала производителей. Это был исходный ущерб, нанесенный банками реальному сектору экономики.

Банки довольствуются высокими процент­ными доходами от кредитов, их не заботят та­кие проблемы как кредитоспособность клиента: главное для них - его платежеспособность, ко­торая повышается вместе с ростом цен на зало­говое обеспечение (недвижимость, продукция). При этом банки не утруждают себя услугами для клиентов в поиске партнеров, рынка сырья, рынка сбыта, консультациями по управлению товаро-денежными потоками и т.п.

Что касается Национального банка, то по­пытки ужесточить денежно-кредитную полити­ку путем повышения ставки рефинансирования и резервных ставок, возможно, сдерживает ин­фляцию, но инвестиционной активности не со­действует.

Представляется, что главная причина ро­ста инфляции в современных условиях, поми­мо растущих доходов в связи с благоприятной ситуацией на мировом рынке - это чрезмерная импортозависимость на инвестиционные и по­требительские товары вкупе с «накрутками» на разных инстанциях продвижения их до потре­бителя (таможня, хранение, транспортировка и т. п.).

Растущие цены не оплодотворены реальной добавленной стоимостью, поэтому в структуре цены существенную часть занимает «инфляци­онная подушка» и соответственно возникает ин­фляционная прибыль. Последняя в свою очередь как легкие деньги расхолаживает предпринима­телей, сводя всю деловую активность к погоне за сиюминутной выгодой. В этих условиях, исчеза­ют мотивы для инноваций, отсутствуют эконо­мические механизмы стимулирования (освобож­дение от налогов части прибыли, направленной на реинвестирование в органическое строение капитала, введение прогрессивного налога на сверхприбыль) и принуждения (штрафные санк­ции при использовании морально и физически устаревшего оборудования) внедрения новых технологий, поиска новых рынков. В результате растут доходы, обесценивающиеся инфляцией.

В соответствии с экономическими законами макроэкономическое равновесие ценно и значи­мо в экономических условиях, когда в микро­экономике происходит постоянное движение, порожденное обновлением технологии произ­водства и получением новых конечных продук­тов, возрастанием платежеспособного спроса, стимулирующего производство и расширение рынка и т. п.

В этой ситуации умеренная инфляция дает импульс для системной модернизации: обнов­лению факторов производства и повышению качества жизни всего общества. Точка макроэко­номического равновесия графически смещается вверх и вправо, что означает допустимый рост инфляции и увеличение платежеспособного со­вокупного спроса при адекватном росте сово­купного предложения.

Дисбаланс в развитии банковской системы и отраслей промышленности, подтвердили ранее высказываемый нами тезис об иллюзорности достижения устойчивого развития националь­ной экономики. Это было подтверждено ипотеч­ным кризисом в 2008-2010 гг.

И в нем не последнюю роль сыграли банки второго уровня, проявившие преднамеренные ошибки или финансовую неграмотность в чрез­мерном привлечении «дешевых» зарубежных кредитных ресурсов из стран, переживавших относительный финансовый перегрев. Избыток кредитных ресурсов в развитых странах воз­ник в результате наметившегося циклического спада, сопровождавшегося сокращением про­изводства. Прибыльной нишей для размещения «свободных ресурсов » стали страны развива­ющегося рынка, особенно те, которые руковод­ствовались либеральной политикой во внешнем заимствовании. Государство, имея полномочия на введение временного моратория на внешнее заимствование, заняло выжидательную пози­цию, обосновывая свою политику надеждой на эффективность рыночных механизмов: законов спроса и предложения.

Институциональная база принятия реше­ний и ответственности за их результаты в дей­ствующей системе корпоративного управления в Казахстане не предусматривает персональ­ную ответственность руководителей ведомств и структур. Тогда как мировая практика свиде­тельствует о неуклонной ответственности руко­водителей структур за издержки менеджмента. Так, например, из-за недооценки французским банком Societe Generale рисков, связанных с воз­можностью фиктивных сделок и свободным пе­рераспределением лимитов на операции между трейдерами, позволила одному из сотрудников провести незаконную операцию, из-за которой банк потерял 4,8 млрд. евро. Сотрудник был при­влечен к уголовной ответственности, глава бан­ка ушел в отставку, ответственность за случив­шееся была возложена на весь топ-менеджмент банка. В нашей стране топ-менеджмент банков такой ответственности не несет.

Снижение рейтинга ведущих (в недавнем прошлом) банков второго уровня подтверждает чрезмерную «оторванность» интересов банков от национальных интересов, проявившуюся в высокой доле сомнительных активов и сниже­нии собственного капитала. Обратной реакцией со стороны экономики стало отсутствие у бан­ков длинных денег для ресурсной базы и огра­ниченные возможности зарабатывать прибыль на кредитовании экономики.

Не менее важно учитывать в качестве сдер­живающего фактора - депрессивное состояние рынка корпоративных акций, главного инвести­ционного инструмента, ставшего основной при­чиной «оседания» доходов общества на рынке элитного жилья в 2006-2011 годы. Рост строи­тельства жилья был нацелен не на удовлетворе­ние потребностей тех, кто реально нуждается в жилье, а обусловлен потребностями вложения быстрых доходов (легитимных и нелигитим-ных), получаемых в основном в сфере обра­щения. Взвинчивание цен на жилье в первую очередь обусловлен и высокими рисками ипо­течных кредитов: более высокие цены на жилье - гарантия обеспеченности кредитов. В резуль­тате случилось ожидаемое: ипотечный рынок впал в глубокий и затянувшийся кризис.

Программа народного IPO, ограничившаяся разовой и не совсем успешной компанией выхо­да на рынок акций АО Казтрансойл в 2012 году, не получила продолжения в последующие годы. В определенной мере это свидетельствует о си­стемных ошибках в реализации хорошей идеи. В частности, решение Национального банка РК о запрете для накопительных пенсионных фон­дов участвовать на фондовом рынке в качестве покупателей IPO. В результате рыночный курс акций и доверие к таким ценным бумагам упали. 

Доминирование интересов иностранных компаний в добывающей отрасли

Недра Казахстана богаты ресурсами, тер­ритория закреплена границами, за что народ должен хранить благодарную память своим предкам. Казахстан наследовал от советской экономической системы достаточно сбалансиро­ванную экономическую систему: крупные базо­вые предприятия, разведанные недра, подготов­ленные национальные кадры, стопроцентную грамотность населения, склонность к образова­нию, стремление к карьерному росту, культуру и светский образ жизни.

Почему же эти наследованные факторы эко­номического развития «работают» на ресурсоистощающую экономику? Здесь, на наш взгляд, видятся просчеты первых рыночных преобра­зований, для выправления которых требуются время и усилия. Вселяют надежду успешные переговоры по увеличению казахстанской доли в распределении прибыли на карачаганакском проекте.

К сожалению, отдельные потенциальные экономические преимущества Казахстана за годы реформ были утеряны в ходе первой при­ватизации: крупные базовые предприятия были переданы в собственность иностранным ин­весторам, порою при доминировании их инте­ресов. Агентство по статистике предоставило данные по количеству зарегистрированных и действующих иностранных предпринимателей в Казахстане. Оказывается, у нас зарегистриро­вано 32 680 иностранных компаний. Основная доля - малый бизнес, а что качается отраслевой структуры, то только 560 компаний работают в обрабатывающей промышленности. Остальные - в таких отраслях как торговля, строительство, транспорт и хранение, операции с недвижимым имуществом, информация и связь, финансовая и страховая деятельность. Казахстанский рынок столкнулся с давлением крупных иностранных компаний, которые вытесняют местный биз­нес, иногда используя жесткие методы демпин­га, снижения цен на свою продукцию. Поэтому интересы отечественного бизнеса нужно защи­щать, а это - функция Агентства РК по защите конкуренции.

Следует отметить и то, что норма прибы­ли, получаемой ими в Казахстане, значитель­но выше средней нормы прибыли, получаемой ТНК в любой другой стране. При этом значи­тельная часть прибыли, произведенной в нашей стране, перетекает за рубеж, рост капитализации дочерних компаний достигается за счет покупки собственных акций, а органическое строение ка­питала, если и повышается, то в мере, не адек­ватной росту прибыли.

Монополия иностранных компаний в добы­вающей отрасли обуславливает монопольную сверхприбыль за счет высоких цен, при относи­тельно низких издержках производства и обра­щения. Высокие цены на ресурсы являются сво­его рода мультипликатором взвинчивания цен во всех отраслях национальной экономики.

Пожалуй, единственный стратегически важ­ный актив, сохранившийся в государственной собственности - это добыча урана и производ­ство топлива (таблеток). Эта отрасль, на наш взгляд, способна стать точкой опережающего роста в инновационном прорыве. Вероятно, для Казахстана нет альтернативы сохранению госу­дарственной монополии на урановые источники и продукцию ее переработки. Для этого необхо­димо развивать соответствующие технологии, производить оборудование, готовить собствен­ные кадры. Если Казахстан наладит развитие этой отрасли как отечественное производство, мировое сообщество будет воспринимать стра­ну как достойного, а не только как выгодного партнера.

В этой ситуации явно то, что казахстанским предпринимателям предстоит преодолеть дело­вую инертность, граничащую с комплексом не­полноценности, которая сдерживает начинания, инновации. 

Перспективы казахстанских компаний в инновационном развитии страны и повыше­нии ее конкурентоспособности

Казахстанские предприятия в первые годы своей деятельности выживали в условиях утра­ты собственного оборотного капитала, дорогих кредитов и высоких налоговых выплат. Прави­тельство РК не имело достаточных финансовых средств для прямой поддержки отечественных предпринимателей. Лишь диверсификация ак­тивов компаний как взвешенное сочетание ком­мерческих (спекулятивных) операций и произ­водственной деятельности в реальном секторе позволило выстоять им перед вызовами пере­ходного периода. Этим в основном и объясняет­ся низкое органическое строение капитала, низ­кий уровень капитализации.

Несомненно, глобализация создает благо­приятные условия для заимствования достиже­ний индустриально развитых стран в области современных технологий, что позволяет им раз­виваться «перескакивая» несколько стадий на­учно-технического прогресса, экономя на всех видах ресурсов и времени.

Многие компании стремятся использовать блага глобализации, однако при освоении новых технологий приходится сталкиваться с устарев­шими знаниями и принципами экономического поведения персонала, пассивностью, недоста­точной ответственностью и другими чертами национального менталитета, плохо сопрягаю­щимися с императивами современной профес­сиональной и деловой культуры.

Необходимо учитывать и то, что казахстан­ские компании молоды, имеют 10-15-летнюю экономическую историю, соответственно на­копленный ими собственный капитал не всегда достаточен для обеспечения прорывных про­ектов. Высокая цена банковских и коммерче­ских кредитов снижает конкурентоспособность продукции на внутреннем и внешнем рынках, селективность государственных субсидий огра­ничивает доступ к ним. В результате отечествен­ные товаропроизводители не спешат осваивать новые технологии и предлагать инновационные товары.

Кроме того, казахстанским компаниям при­ходится «пробиваться» на мировые рынки, кон­курируя с утвердившимися компаниями разви­тых стран.

Однако изложенное выше не означает, что казахстанские компании обречены ограничивать перспективы и приоритеты стратегического раз­вития, основываясь лишь на реалиях исходных условий индустриально-инновационного разви­тия.

В этом аспекте показателен стиль лидерства, заданный Президентом страны Н.А. Назарбае­вым, как методический ключ к принятию эффек­тивных решений и конструктивных действий компаний в реализации амбициозных прорыв­ных проектов форсированного индустриально-инновационного развития.

Более того, государство и общество вправе ожидать от компаний должной отдачи от ини­циированной Главой государства поддержки от­ечественных производителей в виде снижения социального, подоходного и других видов на­логов, упрощения процедуры регистрации и т.п.

Особо следует отметить то, что был принят ряд превентивных мер, предложенных Главой государства и позволивших Казахстану избе­жать банкротства банков и системного экономи­ческого кризиса в 2008-20010 гг.

Казахстан был одним из первых государств, оперативно приступивших и к реализации анти­кризисных мер. К концу 2008 года закрылись многие источники внешних инвестиций и кре­дитов, резко упали мировые цены на и нефть и металлы, что привело к сокращению доходов от экспорта сырья. В этой сложной ситуации было принято решение перейти на «ручное управле­ние» экономикой.

Среди первоочередных целей было обеспе­чение макроэкономической стабильности, чего тогда нельзя было достигнуть, не поддержав лик­видность банковской системы. Второй задачей было насыщение экономики недостающим спро­сом, который резко сузился в результате коллапса кредитного рынка и как следствие - резкого со­кращения количества денег в экономике.

Единственным фактором замещения спроса в кризисный период могли стать государствен­ные вливания. Тогда настал именно тот момент истины, когда активы, по идее и решению Пре­зидента страны, накопленные в Национальном фонде, должны были сыграть роль «подушки безопасности» для экономики.

Теперь первостепенной задачей встает ин­новационное развитие и в первую очередь тех­нологическое обновление «точек роста». Фор­сированное инновационное развитие компаний должно позволить им занять достойное место в мировом или хотя бы в региональном разделе­нии труда.

Для этого у казахстанских компаний есть остаточно оснований: политическая стабиль­ность и высокий имидж страны, необходимый для иностранных инвестиций, грамотное насе­ление и растущие возможности для повышения образования в лучших университетах мира, ба­зовая инфраструктура и т.д.

Ожидая эффект от государственной под­держки, вероятно, настало время спросить у предпринимателей: способны ли они эффек­тивно управлять своей компанией, осущест­влять свою деятельность в прозрачной среде, не уклоняться от выплаты налогов и социальной ответственности, реинвестировать прибыль в технологическое обновление и в развитие чело­веческих ресурсов компании в соответствии с требованиями современного рынка.

Диверсифицируя номенклатуру выпуска­емой продукции компаниям целесообразно планировать выпуск импортозамещающей и экспортоориентированной продукции с целью сохранения устойчивой позиции в условиях неопределенности конъюнктуры рынка.

Основные приоритеты стратегии повыше­ния конкурентоспособности казахстанский ком­паний видятся в следующем.

  1. Продвижение продуктов, отражающих качественные преимущества и особенности на­циональной культуры (Продукты переработки природного сырья, пищевые продукты, нацио­нальная одежда и ювелирные изделия, юрты).
  2. Повышение уровня узнаваемости казах­станской продукции: создание отечественных брендов.
  3. Повышение компетентности, правовой и деловой культуры казахстанских бизнесменов.
  4. Развитие партнерских отношений по схеме корпоративного твининга
  5. Укрепление социальной ответственно­сти казахстанского бизнеса (не только привыч­ная благотворительность).
  6. Управление персоналом в соответствии с международными стандартами: талант-менед­жмент, мотивация, стимулирование привержен­ности корпоративному интересу и имиджу.
  7. Повышение квалификации персонала посредством корпоративных тренингов, стажи­ровки в рубежных компаниях-партнерах.
  8. Диверсификация инвестиционного порт­феля с целью снижения рисков.
  9. Размещение корпоративных акций на мировых фондовых рынках.

Реализация основных направлений страте­гии возможна при использовании компаниями инновационных технологий корпоративного управления.

В условиях новой экономики институци­ональные факторы устойчивого развития ста­новятся важнее, чем капитал и труд. Капитал можно обновлять в среднем через 5-7 лет финан­сируя за счет внутренних и внешних инвести­ций, повышать производительность труда, - об­учая и повышая их квалификацию. Оба фактора имеют количественную оценку, и их влияние на экономический рост определяется по формуле Кобба-Дугласа.

Институциональные факторы сложно из­мерить количественно, но они проявляются в успешности или провале реформ, в бегстве ка­питала из-за неразумных решений и действий ответственных лиц, в рейдерстве, коррупции и бюрократизме.

Институциональная модернизация требует сложного и более длительного процесса пере­стройки поведенческих ценностей индивидуу­мов и общества, формирования экономической психологии, соответствующей социально-ориентирванной модели развития государства.

 

Литература

  1. Назарбаев Н.А. Послание народу Казахстана. Казахстанский путь - 2050: Единая цель, единые интересы, еди­ное будущее. 17 января 2014 г
  2. Шумпетер Й. Теория экономического развития. - М.: Прогресс, 1982. - 657 с.
  3. Нельсон Р., Сидней Дж. Эволюционная теория экономических изменений. - М.: Дело, 2002. - 533 с.
  4. Аузан А. А. Институциональная экономика. - М.: Инфра-М, 2005. - 415 с.
Фамилия автора: М. Тулегенова
Год: 2014
Город: Алматы
Категория: Экономика
Яндекс.Метрика