Базовой принцип современной политики Турции:«ноль проблем с соседями»

В Турции, особенно в последние 10 лет, происходят большие внутренние политические трансфор­мации. Авторитарно-бюрократический режим, где власть принадлежала военным, потеряла свое место и значение. Начиная с 1940 гг. военные изолировались от общественности и на протяжении многих лет защищали интересы определенной части общества. Из-за их неправильной политики в стране не хватало экономической стабильности, и Турция была окружена со всех сторон пробле­мами, особенно с соседями. Турция на современном этапе придает особое значение отношениям с соседями. В этом контексте «ноль проблем с соседями» является кратким лозунгом ожидания Турции относительно ее отношений с соседними странами. Турция поставила цель устранить все проблемы в ее отношений с соседями или, по крайней мере, минимизировать их. Турция ставит эту цель в самом центре своей внешней политики. Такой подход является естественным отражением политики, изложенной основателем Турецкой Республики Ататюрком «Мир в стране, мир во всем мире». Автором анализируются результаты и успехи проводимой имии политики.

Введение

Турция, претендующая сегодня на ведущие роли в региональной и мировой геополитике и геоэкономике (в т.ч. в становлении новой энер­гокоммуникационной системы), особое вни­мание уделяет формированию внешнего пояса безопасности. Отличительная особенность ту­рецкой внешней политики - наличие глубоко проработанной концептуальной основы. Глав­ной, потенциально опасной особенностью со­временного этапа международных отношений в Турции считают то обстоятельство, что «холод­ная война» закончилась без коллективных до­говоренностей об основах нового миропорядка. Отмечая серьезное ослабление международных механизмов сдерживания, в том числе ядерного нераспространения, Анкара выступает за сохра­нение ключевой роли ООН, обновление концеп­ции евроатлантической безопасности, которая включала бы в себя Россию, и особенно активно поддерживает новые международные форматы (например, «Группу двадцати» - G20).

Турция граничит на Западе с Грецией и Бол­гарией, на Востоке Грузией, Арменией, Ираном, Ираком и Сирией, по Черному морю с Румыни­ей, Украиной и Россией. Для Турции имеют осо­бое значение страны, которые входили в состав Османской Империи и они тоже принимаются как соседи (см. рис.1).

Внешняя политика Турции на протяжении последних лет базируются на двух принципах концепции «стратегической глубины» - «нуле­вой уровень проблем с соседями» и «создание зоны стабильности и безопасности вокруг Тур­ции». Своеобразную сверхзадачу дипломатии в Анкаре видят в том, чтобы гармонизировать блоковую ответственность, как члена НАТО, с самостоятельной линией в региональных делах. Такой подход мотивируется в том числе и тем, что Турция является многонациональной стра­ной, а значит конфликты на Балканах, Южном Кавказе и Ближнем Востоке имеют для нее и внутриполитическую составляющую. Отсюда - обозначенная в концепции «стратегической глубины» линия на «нулевой уровень проблем» с соседями. В концепции ставится также зада­ча активного посредничества в урегулировании отложенных, «замороженных» конфликтов по периметру границ Турции - от Нагорного Кара­баха до Кипра, включая Ирак, Иран, Сирию-Из- раиль, внутрипалестинское примирение, Ливан. При этом Анкара выступает за системный под­ход к возникающим проблемам, выработку еди­ных принципов урегулирования региональных конфликтов на Ближнем Востоке, в Централь­ной Азии или на Балканах, отдавая приоритет использованию «мягкой силы» при сохранении потенциала экономического и военного воздей­ствия. Вместе с тем по мере реализации Турцией ее посреднических усилий в частности, не полу­чили развития турецкая инициатива обогащения иранского урана на своей территории, посредни­чество в переговорах между Сирией и Израилем по статусу Голанских высот, попытки подклю­читься к работе «ближневосточного квартета» (квартет по ближневосточному урегулированию в составе ЕС, России, США и ООН).

Благодаря политике «нулевой уровень про­блем с соседями» она добилась определеннего успеха со всеми соседями. Однако волна рево­люций в Северной Африке и на Ближнем Вос­токе негативно оказало влияние на этот процесс.

В то время как Турция решительно проводит эту политику, никогда не ставит реализма в сто­рону и не забывает, что подход «ноль проблем» представляет собой объективные и идеальные последствия. На самом деле, это не вполне воз­можно предвидеть, что все проблемы в регионе, которые имеют глубокие истории, могут быть решены в течение короткого периода времени.

Кроме того, нигде в мире из-за самой природы международных отношений не существует от­ношений свободный от проблем. Тем не менее, тот факт, что некоторые проблемы не могут быть решены быстро - независимо от того, сложные и глубокие они - не умаляет необходимости при­нятия конструктивных шагов для того, чтобы урегулировать их и приложить активные усилия в этом направлении. Исходя из этого понимания, Турция отвергает концепцию замораживания проблемы с ее соседями и пытается восполь­зоваться ими. Напротив, Турция поддерживает оказания активных усилий для решения про­блем в соответствии с беспроигрышным под­ходом мирными средствами. Благодаря такой политике на современном этапе Турецкая Респу­блика все более активно претендует на роль ре­гионального лидера и одновременно, используя выгодное геополитическое положение на стыке двух цивилизаций, стремится усилить влияние в глобальной политике.

Экономика Турции как индикатор при реали­зации такой политики

Экономические преобразования в стране до­пускают использование в качестве внешнепо­литического инструмента принципа «взаимоза­висимости». Стоит отметить, что хотя в книге Давутоглу «Стратегическая глубина» об экономи­ке говорится мало, в других работах и выступле­ниях он уделяет большое внимание экономиче­ской взаимозависимости как средству наведения «порядка» на Ближнем Востоке и отмечает: этот порядок «не может быть достигнут при изолиро­ванных экономиках» (Давутоглы, 2001).

В экономической сфере руководством Тур­ции поставлена задача обеспечить к 2023 году (100-летию Республики) вхождение в десятку наиболее развитых стран мира и стать регио­нальным лидером в технологической модерниза­ции. Такие амбиции вполне объективно обосно­ваны: стабильное развитие экономики страны в последнее десятилетие самыми высокими в Европе среднегодовыми темпами роста (5,1 %); 16-е место в мировой и 6-е в европейской эконо­мике; выигрышная демографическая ситуация - очень молодое население; половина населе­ния, численностью в 76 млн. чел. (его трудоспо­собная часть - 52 млн.), моложе 30 лет; в стра­не 176 университетов, где учатся около 3 млн. студентов и ежегодно 400 тыс. выпускников; 40 миллионов пользователей Интернета. Экономи­ка страны не только удовлетворяет потребности населения в продовольствии, товарах народного потребления, включая товары длительного поль­зования, но и поставляет их на экспорт в страны Европы, Америки, СНГ, Африки, Ближнего и Среднего Востока.

Турецкие строительные компании работают в 89 странах, где ими построено более 6 тыс. промышленных, социально-культурных и быто­вых объектов на общую сумму 189 млрд. долл. Из них в России более 1260 объектов различного назначения на общую сумму 34 млрд. долл. 33 турецкие компании входят в число крупнейших строительных компаний мира (2-е место после Китая). Турция стремится также стать страте­гическим энергетическим транзитным узлом Европы и Азии, поскольку контролирует и мор­ские, и сухопутные маршруты поставок нефти и газа. Она занимает исключительно удачное гео­графическое расположение между странами и регионами, обладающими более чем половиной углеводородов в мире (Россия, Каспийский ре­гион, Центральная Азия, Иран, Ближний и Сред­ний Восток), с одной стороны, и крупнейшими рынками-потребителями энергоресурсов (ЕС, Китай, Азия), с другой. При этом Турция име­ет 25-й в мире по суммарному водоизмещению торговый флот и самый большой в Европе парк крупнотоннажных грузовиков (45 тыс.ед.) для перевозки внутренних и международных грузов. В стране действуют 50 морских и 67 аэропортов.

Идет строительство самого крупного аэро­порта мира в Стамбуле; пассажиропоток его со­ставит 150 млн. пасс. в год. Это более чем в два раза превысит пассажиропоток самых загружен­ных на сегодняшний день аэропортов - лондон­ского Хитроу (70 млн. пасс.) и аэропорта Дубая (75 млн. пасс.). Сейчас в Стамбуле два аэропор­та. По итогам 2012 г. пассажиропоток аэропорта им. Ататюрка составил 45 млн. пасс. аэропор­та им. Сабихи Гекчен - 15 млн. пасс. (Арслан, 2013: 30-34).

Приход к власти партий справедливости и развития

В 2002 г. Партия справедливости и развития (ПСР) пришла к власти, обещая перемены и бро­сая вызов структуре власти в Турции намерева­ясь взять под контроль государственный аппарат и ослабить политическое влияние армии. Этот мандат на реформы распространялся и на внеш­нюю политику: Анкара уже вскоре предприня­ла шаги по сближению с Сирией и начала диа­лог с ХАМАС, Ираном, что резко расходилось с многолетней практикой турецкой дипломатии (Огузлы, 2007: 81-97). Позднее эти первые, не слишком скоординированные инициативы были вписаны в единую стратегическую концепцию, сформулированную Ахметом Давутоглу, кото­рый возглавил внешнеполитическое ведомство в мае 2009 г. (до этого он был советником пре­мьера Реджеп Тайип Эрдогана).

Давутоглу преобразует внешнеполитиче­ский курс Турции в соответствии с доктриной «стратегической глубины». Она основывается на всеобъемлющем историко-культурном анали­зе положения страны в международной полити­ке с акцентом на наследие Османской империи и исламскую традицию. С точки зрения Даву- тоглу Турция - «центральная страна», распо­ложенная в сердце Евразии и имеющая множе­ственную идентичность. Этот факт диктует ей многовекторную внешнюю политику, не пред­усматривающую привилегированных отноше­ний с кем-либо. Таким образом, Турция должна «...обеспечивать безопасность и стабильность не только себе, но и соседним регионам. Гаран­тией ее собственной безопасности и стабильно­сти должна быть более активная, конструктив­ная роль в обеспечении порядка, стабильности и безопасности на окружающем пространстве» (Давутоглы, 2008). Если Анкара сумеет добиться этих целей и усилить свое влияние в собствен­ном «ближнем зарубежье», она будет обладать более прочными позициями по отношению к другим центрам силы и мировым державам.

Итак, цель стратегической доктрины Давутоглу состоит в превращении Турции в одного из важных субъектов международной дипломатии. Во многом страна уже соответствует характери­стикам региональной державы. Она считается незаменимым игроком в плане безопасности в нескольких пересекающихся регионах: на Ближ­нем Востоке, Балканах, Кавказе и в Причерно­морье. Более того, в вопросах управления и без­опасности в этих регионах Анкара уже взяла на себя существенные обязательства, подкреплен­ные ее потенциалом жесткого и мягкого влия­ния. Важнейшим следствием этих доктриналь­ных изменений стал тот факт, что Турция «более не рассматривается как страна на периферии европейской системы или “прифронтовое” госу­дарство, прочно привязанное к Западу». По мере того как ориентация на Запад теряет первосте­пенное значение в системе отношений Турции с другими странами, снижается и необходимость соотносить ее внешнеполитические решения с западными приоритетами. Таким образом, Ан­кара все больше рассматривает сотрудничество с Соединенными Штатами и Евросоюзом через призму собственных целей в регионе. Вступле­ние Турции Европейкий Союз уже давно стало не целью, а средством для решений определен­ных своих внутренних проблем.

Турецко-греческие отношения развиваются через значительные механизмы, такие, как регу­лярные политические контакты, предваритель­ные переговоры по проблемам Эгейского моря, меры по укреплению доверия, высокий уровень сотрудничества заседания Совета, кроме диало­га на высоком уровне. Турция считает, что пози­тивная атмосфера преобладает в двусторонних отношениях, будет и далее способствовать ре­шению общих проблем в будущем.

Такая политика принесла двум другим сосе­дям на Балкане, а именно Болгарии и Румынии новый импульс. Кроме того, Турция решила все основные проблемы с Болгарией и Румынией, бывшими противниками времен холодной вой­ны.

В отношениях с Украиной был сделан суще­ственный прогресс отменены визы и был уве­личен объем двусторонней торговли в пять раз за последние 10 лет. Заключено соглашение о свободной торговле, переговоры которого нача­лись в декабре 2011 года. Это позволит обеспе­чить свободное перемещение людей, товаров и капитала и интеграцию двух больших рынков в бассейне Черного моря.

Турция разработала также ее отношения и сотрудничество с Россией с 1990 года с увеличе­нием импульса, таким образом, достигается цель «усиленной многопланового партнерства». Ту­рецко-российские отношения, осуществляются в рамках Высшего совета сотрудничества уров­ня, учрежденного в 2010 году, основанного на многомерном и сбалансированном понимании; взаимном сотрудничестве и искреннем диалоге. Отмена визового режима между Турцией и Рос­сии является еще одной возможностью для даль­нейшего развития двусторонних отношений. Турция, осозновая первостепенную важность сохранения политической и экономической стабильности и территориальной целостности страны Кавказа, проводит активную внешнюю политику с целью решения проблем в регионе мирными средствами и путем содействия реги­ональному сотрудничеству. Усилия Турции на­правлены на запуск Платформы сотрудничества и стабильности на Кавказе и создание атмосфе­ры диалога и доверия в регионе. Турция также предпринимает шаги в направлении укрепления ее отношений с Азербайджаном, страной, с ко­торой сложились тесные социальные, культур­ные и исторические связи.

Кроме того, продолжая неуклонно развивать свои отношения с Грузией, Турция решительно проводит политику, направленную на поиск ре­шения Абхазии и Южной Осетии конфликтов в рамках международно признанных границ Гру­зии. Турецко-Грузинская граница полностью от­крыта для передивижение граждан двух стран, и они могут передвигаться с внутренними паспор­тами. Несмотря на эти серьезные усилия, раз­витие отношений с Арменией кажется слабым звеном в усилиях Турции в отношении развития отношений с соседями. Тем не менее, Турция стремится трудно найти решение и развивать свои отношения в соответствии с «ноль про­блем» подход в этом вопросе.

После напряженных переговоров Турция подписала в 2009 году два важных протокола, направленных не только на решение текущих проблем с Арменией. Пока нет никакого про­гресса в процессе ратификации протоколов из- за факторов, связанных с ситуацией в регионе. Турция поддерживает ее политической волей, чтобы двигаться вперед в процессе нормали­зации отношений между двумя странами. Кро­ме того, Турция не теряет веры в то, что этот процесс нормализации может быть прочной и устойчивой, если предпринимаются конкретные шаги для достижения всеобъемлющего мира на Южном Кавказе. С одной стороны, Турция раз­вивает свои отношения с Ираном, с которым она имеет протяженную общую историю и обращает внимание на сохранение добрососедских отно­шений на основе взаимных интересов. С другой стороны, Турция внимательно следит за ядерной программой Ирана, которая вызывает сомнения в международном сообществе и не жалеет уси­лий, чтобы решить этот вопрос на дипломатиче­ских основах, мирным путем.

Турция проводит интенсивные усилия как на двусторонних, так и международных форумах, для того чтобы Ирак мог установить свое поли­тическое единство и территориальную целост­ность и полную интеграцию с международным сообществом. Двусторонние отношения с дру­гим важным соседом Сирии вступили в новую фазу в связи с неустанной бурной реакцией со стороны режима сил после народного восстания в марте 2011 года. Это не из-за ошибки или несо­ответствия Турция стремится к нулю проблемы, а подхода сирийского режима, который своими действиями сделал невозможным продолжение добрососедских отношений. До этих событий между двумя странами был отменен визовой ре­жим, были открыты границы и созданы все ус­ловия для свободной торговли. Страны пережи­вали небывалые со времен Османской империи хорошие и добрососедские отношения[1].

Большим испытанием для внутри- и внеш­неполитического курса Анкары стал конфликт в Сирии, вызвавший большой резонанс во всех слоях турецкого общества. Прямым следствием гуманитарного кризиса в Сирии стал поток бе­женцев - 600 тысяч человек на территории Тур­ции (на 2013 г.). По не официальным данным - более 1 миллион человек.

Несмотря на усиливающуюся критику этих дипломатических жестов Турции со стороны Вашингтона, она долгое время продолжала уси­лия по налаживанию дружеских отношений с сирийским руководством. Кульминацией данно­го процесса можно считать тот факт, что Анкара стала главным посредником в организации но­вого раунда мирных переговоров между Сири­ей и Израилем в 2007 г. Успех в нормализации отношений с Сирией дал импульс аналогичным демаршам в отношении «недружественных» со­седних стран.

Политика по отношению к Сирии поддер­живает формировании будущего этой страны в соответствии с законными чаяниями свое­го народа и поддержания ее территориальной целостности. Он также предусматривает созда­ние плюралистической и демократической по­литической системы, которая обеспечила бы продолжение фундаментальных прав и свобод для всех групп, независимо от их этническо­го и религиозного раскола. Такой переход бу­дет консолидировать земли для турецко-сирий­ских отношений с преимуществом близких и специальных связей между нашими народами Турция приняла конструктивную позицию по урегулированию кипрского вопроса, который она рассматривает как национальное дело. Между­народное сообщество упустило важную возмож­ность по урегулированию кипрского вопроса в 2004 году. Это показало всему миру, что это не было со стороны киприотов-турок. Сегодня Тур­ция поддерживает все усилия, направленные на достижение справедливого, прочного и всеобъ­емлющего урегулирования кипрского вопроса на основе установленных ООН параметров. В связи с этим Турция также поддерживает нынешний переговорный процесс в рамках добрых услуг Ге­нерального секретаря ООН миссии и усилий ин­тенсивно для того, чтобы переговорный процесс дал результат как можно скорее.

Можно говорить об успехах турецкой внеш­ней политики в ходе «арабской весны», об уси­лении влияния и популярности Турции в реги­оне. Так, по результатам опроса общественного мнения, проведенного в пяти арабских странах (Марокко, Иордания, Египет, Объединенные Арабские Эмираты и Ливан) и представленным профессором Мэрилендского университета и со­трудником Брукингского института Ш. Телами (shibley Telhami) в ноябре 2011 г., респонденты назвали Турцию «страной, которая в наиболь­шей степени выиграла от арабской весны». Они также оценили ее роль на Ближнем Востоке как самую конструктивную, в сравнении с други­ми странами. Среди всех иностранных лидеров наибольшие симпатии у опрошенных вызывает именно премьер-министр Турции Р.Эрдоган[2]

Наиболее веским доказательством в поль­зу нового подхода Анкары являются ее внеш­неполитические успехи на Ближнем Востоке. За последние десять лет отношения Турции с арабскими соседями, в том числе с Сирией (до 2011 г.), Ираком и Ливаном, чрезвычайно улуч­шились. Комментируя результаты социологи­ческого опроса относительно имиджа Турции на Ближнем Востоке, эксперт по международ­ным отношениям Мелиха Алтунишик отмечает: «Турции удалось преобразовать свои отноше­ния с ближневосточными соседями, делая во взаимодействии со странами региона акцентна дипломатии, диалоге и экономической взаимо­зависимости. Анкара также с большей охотой играет роль арбитра в региональных конфликтах и обычно воспринимается как беспристрастный и конструктивный фактор. В целом можно ска­зать, что Турция реализует концепцию, в центре которой находятся стабильность, мир и процве­тание в регионе, его способность решить соб­ственные проблемы. Такая ситуация в регионе, по словам Анкары, отвечает и интересам самой Турции» (Алтунишик, 2010).

Эти достижения дали Турции возможность способствовать решению целого ряда регио­нальных проблем. В частности, она сыграла важную роль в преодолении политического ту­пика в Ливане, помогая различным фракциям сформировать коалиционное правительство. О том, что новый внешнеполитический курс Тур­ции приносит свои плоды, свидетельствуют и результаты недавнего опроса относительно ее имиджа на Ближнем Востоке. Это социологиче­ское исследование проводилось в семи странах (Египте, Иордании, Ливане, Палестине, Саудов­ской Аравии, Сирии и Ираке) с участием 2006 респондентов. Выяснилось, что Турция заня­ла второе место (после Саудовской Аравии) по симпатиям опрошенных: 75% из них заявили, что относятся к ней благожелательно или весьма благожелательно. Кроме того, 79% респонден­тов согласны с тем, чтобы Турция была посред­ником в урегулировании израильско-палестин­ского конфликта, а 77% высказали пожелание, чтобы Анкара играла более важную роль в арабском мире. Опрос также показал, что обще­ственность семи ближневосточных стран вос­принимает Турцию как крупного, влиятельного игрока (Акгун и др., 2010).

Заключение

Вышеупомянутое о двусторонних отноше­ниях с соседями и политика «ноль проблем», принятая Турцией, ясно показывает, что она на­ходится на пути к миру и стабильности. Тем не менее, Турция считает, что эта задача имеет бо­лее глубокий смысл, выходящий за рамки урегу­лирования проблем с каждым из наших соседей. Это означает, что преобразование района, где серьезные проблемы и элементы нестабильно­сти существуют, в дружбе и сотрудничестве бас­сейна, которые будут служить интересам всего человечества.

В этом контексте Турция считает, что ее полити­ка нулевых проблем с соседями приобрела допол­нительный смысл и значение, и Ближний Восток стоит на пороге исторических преобразований. Тур­ция надеется, что текущие динамические реформы достижений будут соответствовать ожиданиям лю­дей, одновременно способствуя укреплению мира и безопасности в регионе. Если это может быть достигнуто, дух сотрудничества, который Турция пытается развиваться на основе политики нулевой проблемы, будет и далее укрепляться.

Турция считает, что политика «ноль про­блем с соседями» даже сегодня будет рассма­триваться дополнительно в нашем регионе и в конечном итоге в глобальном масштабе. Именно такая политика премьера Эрдогана пользуется в арабском мире наибольшей популярностью сре­ди политических деятелей.

 

Литература

  1. Акгун M., Перчиноглы Г., Гюндогар С. (2010).The Perception of Turkey in the Middle East // TEsEv Foreign Policy Analysis series. - 2010. № 10.
  2. Алтунишик, Мелиха(2010). turkey: Arab Perspectives// TEsEv Foreign Policy analysis series. — 2010. — № 11 (http:// tesev.org.tr/UD QBJs/PDF/ DPT/oD/ yyN/ArabPerspectivesRapWeb.pdf).
  3. Арслан, Мехмет (2013). Экологические проблемы Турции - индикаторы политических и геополитических процессов. Вестник КазНУ им. Аль-фараби, серия экологическая, № 2/ (38), с. 30-34
  4. ОгузлыТ(2007). soft Power in Turkish Foreign Policy, Australian Journal of International Affairs, Cilt 61, sayi 1,Mart 2007, ss. 81-97.
  5. ДавутоглыА.(2001). stratejik derinlik, Turkiye’nin Uluslararasi Konumu [Стратегическаяглубина: международноепо­ложениеТурции]. - Istanbul: Kureyayinlari, 2001
  6. ДавутоглыА.(2008). Turkey’s Foreign Policy Vision: An Assessment of 2007// Insight. Turkey. - 2008. - Vol. 10. № 1.
  7. http://www.mfa.gov.tr/komsularla-sifir-sorun-politikamiz.tr.mfa
  8. http://www.brookings.edu/research/reports/2011/11/21-arab-public-opinion-telhami
  9. http://www.ntvmsnbc.com/id/25473652/

[1]  http://www.ntvmsnbc.com/id/25473652/

[2] http://www.brookings.edu/research/reports/2011/11/21- arab-public-opinion-telhami

Фамилия автора: М. Арслан
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика