Как это было: военспецы и краскомы гражданской войны 

В условиях разгоревшейся Гражданской войны создание регулярной армии становится актуальной задачей. Важное значение приобретают вопросы подготовки командных кадров. Анализу этих проблем посвящена настоящая статья. 

Всякая революция объективно порождает гражданскую  войну. Только от политических лидеров зависит, удастся ли избежать братоубийственную войну или же страна будет ввергнута в пучину распада и озверения, отката к прошлому. Увы, избежать катастрофы национального масштаба не удалось. И в этом в первую очередь виновата большевистская элита, которая недооценила опасность такой войны. Выиграв в скоротечном вооруженном восстании в октябре 1917г., они решили, что могут сами легко справиться с управлением без чьей-либо помощи. Заслуги в победе революции они приписали исключительно только себе, напрочь забыв о тех, кто им помогал. Стали силой вытеснять другие политические партии, активно участвовавшие в подготовке переворота. В свое время В. Ленин признавал, что «… союз большевиков с эсерами и меньшевиками… сделал бы гражданскую войну в России   невозможной»1.   Но   такую   возможность   большевики   своими неуклюжими действиями упустили, и далее события со всей очевидностью развивались только в плоскости неизбежности гражданской войны.

Предпосылок развития внутренних противоречий в стране именно по такому кровавому сценарию было достаточно. Но решающей было массовое недовольство свергнутых классов, пытавшихся вернуть «отнятый рай». По существу, гражданская война была прямым продолжением «вглубь и вширь» борьбы за власть, поэтому можно утверждать, что гражданская война началась сразу же после переворота в октябре 1917г. В течение последующих 5 – 6 месяцев шло собирание сил, определение союзников и попутчиков, выработка политического курса, идеологических ориентиров и т.д. К весне 1918г. этот процесс закончился, начались крупномасштабные военные действия, охватившие практически всю территорию страны.

Это была многоплановая борьба, параллельно шла другая война, война местная, между крестьянством с одной стороны и любыми армиями  – белыми  и  красными  –  с  другой.  На  окраинах  страны  шли  еще  и     свои этнические войны. Война была крайне политизированной, ее  основной лозунг «кто – кого» содержал прямой призыв к физическому устранению противоборствующей стороны. Отсюда крайнее ожесточение, кровопролитие, линия фронта нередко проходила через семью, поделив родных и близких на своих и врагов. Тотальное насилие и террор охватили страну. Воевали все против всех. Фронты были только на картах и в воображении. Не было какой – то сплошной линии обороны с колючей проволокой, укреплениями, минными полями и т.д. Война шла вокруг крупных административно – политических и экономических центров, вдоль железнодорожных путей и водных артерий. Она была подвижный и маневренной. Отсюда необходимость создания крупных кавалерийских соединений, бронепоездов, знаменитых тачанок и т.д.

Социальная база контрреволюции была незначительна, она усилилась за счет участия в гражданской войне экспедиционных корпусов 14 государств, в т.ч. таких крупных держав, как Англия, Франция, США, Японии и др., общей численностью 202,5 тыс. человек (май 1919г.). Эти войска были сосредоточены в основном в портах и в активных боевых действиях, как правило, участия не принимали, но их отношение к происходящему было далеко не беспристрастным. К этому следует добавить огромную моральную, финансово – материальную помощь, которая оказывалась капиталистами белому движению, многочисленным правительствам, возникавшим в различных уголках бывшей империи: Деникину, Колчаку, Врангелю, Дутову, Семенову и др. Поэтому есть полное основание называть это иностранной военной интервенцией.

К началу лета 1918г. Советская Республика оказалась в «огненном кольце». Большевики с той же легкостью потеряли власть, с которой пришли к ней. Сразу же были потеряны окраины, особенно национальные. Влияние и контроль новой власти распространялась лишь на несколько губерний в центре. Противостоять реальной военной угрозе без армии было невозможно. А это в свою очередь требовало безотлагательного решения такого важного вопроса как подготовка командных кадров.

Организуются многочисленные краткосрочные курсы и школы по подготовке среднего командного звена из числа отличившихся красноармейцев. В течение 1917 – 1919гг. были вновь открыты высшие военные учебные заведения: Академия Генерального штаба РККА, Артиллерийская, Военно – медицинская, Военно – морская, Военно – инженерная, Военно – хозяйственная академии. Но командных кадров не хватало катастрофически. Проблему можно было решить только за счет привлечения офицеров и генералов императорской армии. Таких взглядов придерживался В. Ленин. Л. Троцкий в числе немногих не только поддерживал В. Ленина, но и активно осуществлял эту линию на практике.

Какими офицерскими кадрами располагала страна? До Октябрьской революции в Российской империи было всего 25 военных училищ, в т.ч. 13 пехотных,   3   кавалерийских,   2   казачьих,   1   топографическое,    морской кадетский корпус, специальное инженерное училище. За годы I Мировой войны было подготовлено более 210 тыс. офицеров. На 1.01.1917г. потери командного состава насчитывали в сухопутных войсках – 62.847 человек, на флоте – 245 человек. Значительные потери привели к серьезным изменениям социального состава офицерского корпуса. Среди них потомственные дворяне составляли всего 9%, мещане – 20%, крестьяне – 30%, прочих – 41%. Более 22 тыс. прапорщиков – выходцы из солдат. В строевых полках кадровых офицеров можно было пересчитать по пальцам одной руки.  В своем подавляющем большинстве офицеры были уже не дворянами, а разночинцами. А это означало, что произошли серьезные изменения в традициях, образовании, взаимоотношениях, менталитете. Офицерство из узко сословно – дворянской касты превратилось в безбрежное, разноголосное,   многовекторное,   аморфное   сообщество.   В   отличие     от «киношно» – литературно – песенного представления о благородстве, возвышенно – лощенном образе офицера, музицирующего, поющего или декламирующего стихи, на самом деле более 70% - это были полуграмотные, далеко не воспитанные сыны трудового народа.

В этой связи, ничего общего с действительностью не  имеют утверждения о том, что российские офицеры, все без исключения, встретили Октябрьскую революцию враждебно. История свидетельствует как раз о другом. Подавляющая часть офицеров занимала настороженно – выжидательную позицию. Сразу же после Октябрьской революции против большевиков открыто выступило всего 2 – 3% офицеров. Даже в первом походе Добровольческой армии в начале 1918г. участвовало всего 2.341 офицер, или менее 10% общей численности. Причем численность кадровых офицеров составила всего около 500 человек, а вся Добровольческая армия насчитывала всего 3.377 человек. Малочисленность объяснялась всеобщей усталостью от войны, но не это было главной причиной пассивной позиции офицеров. Была другая, более прозаическая – развал старой армии вмиг превратил почти четверть миллионов офицеров в  безработных, выброшенных на обочину без средств существования. Надо было выживать. Они по – просту ждали, кто их первым наймет и даст работу.

Война была их профессией, а военная служба – единственным источником существования. И многие потянулись на Юг к Корнилову не потому, что ненавидели большевиков и Советскую власть, а главным образом, потому, что там обещали службу и деньги. Большевики потеряли время в бесполезных дискуссиях: нужно или не нужно привлекать офицеров царской армии в РККА. Перелом в решении проблемы произошел лишь к лету 1918г. Л. Троцкий с присущей ему энергией и решительностью взялся за дело. Он отменяет выборность командиров и одновременно объявляет мобилизацию офицеров в РККА. Их семьи берутся в заложники, в ряде случаев члены семей штаб – офицеров и генералов помещаются в тюрьмы. Мера жесткая, бесчеловечная, но вынужденная: она давала известные гарантии   от   возможного   предательства.   Такая   бескомпромиссность     и жестокость вполне в духе Л. Троцкого. Он планирует к концу 1918 года сформировать 60 дивизий. А для этого было нужно иметь около 55 тыс. командиров всех степеней. Различные краткосрочные командирские курсы могли выпустить всего около 2000 краскомов. И тех можно было использовать только на первичных командирских должностях.

Мобилизация офицеров в РККА приняла организованный и упорядоченный характер. Она проходила в основном через военкоматы на местах. В целом задача была успешно решена. Из 250 тыс. офицеров 75 тыс. (30%) служили в Красной армии, около 100 тыс. (40%) - в Белой и других армиях. Остальные 75 тыс. (30%) не захотели воевать ни за тех, ни за других.

75  тыс.  офицеров  и  генералов  императорской  армии,  которых    называли «военспецами», составили основу – костяк командных кадров РККА, без них ни создать боеспособную армию, ни тем более добиться победы  в войне было невозможно. Так, из 20 командующих фронтами – 17 были военспецами, в т.ч. 10 офицеров Генштаба и генералов. Из 100 командующих армиями – 82 офицеры старой армии.  Должности  начальников  штаба фронта на 100% были укомплектованы военспецами. Главкомами вооруженных сил Республики были полковники Генерального штаба И.И. Вацетис и С.С. Каменев.

В РККА офицеры шли, конечно же, не потому, что свято верили в идеалы социализма. Проза жизни заставляла. И если бы большевики начали мобилизацию офицеров не летом, а весной 1918г., то, несомненно, результаты были бы ошеломляющие. Белые и иные армии могли вовсе оказаться без офицеров, не считая потомственных дворян. У этой проблемы есть и другая сторона. На наш взгляд, исследуя мотивацию участия офицеров на той, или иной стороне в Гражданской войне, нужно избегать вульгарного т.н. «классового подхода»: за бедных, за богатых, из дворян и т.д. Если бы на самом деле все было так просто и однозначно, то сын бедняка Л.Г. Корнилов, сыновья солдат генералы М.В. Алексеев и А.И. Деникин и др. должны были служить в РККА, а аристократы Брусилов, Данилов, Тухачевский и др. воевать на стороне Белой армии. Но жизнь распорядилась иначе. Нередко однокашники, однополчане, друзья оказывались по разные стороны линии фронта. Решающее значение сыграло и достойное денежное довольствие. Л. Троцкий сумел решить и эту проблему: он готов был пойти на любые жертвы ради идеи. Революция дотла разорила его отца – крупного производителя и поставщика хлеба, миллионера. Когда красные выгнали престарелого отца из дома, тот пешком пришел в Москву искать защиты у сына. Сын устроил отца работать на мельнице, не выразив никакого сожаления  по поводу потерянного   богатства.   Старик   успел   только   сказать:   «Отцы  трудятся, зарабатывают на старость, а дети делают революции и оставляют их ни с чем»2.

Военные специалисты в различные годы Гражданской войны составляли: в 1918г. – 75% командиров РККА, в 1918г. – 53%, в 1919г. – 53%, 1920г. – 42%, в 1921г. – 34%. Общая тенденция  сокращения удельного   веса военспецев связана с их естественной убылью, а также стой атмосферой всеобщей подозрительности и недоверия к ним, которое подогревалось И. Сталиным, К. Ворошиловым, С. Буденным и их окружением. Позже многие военспецы попали в жернова репрессий конца 30х – годов. Их должности все чаще замещали выпускники военных училищ, академий и различных краткосрочных курсов, т.н. краскомы.

Принудительная мобилизация всех пригодных в возрасте от 18 – 40 лет, широкое привлечение военспецов в РККА, по мнению наркомвоенмора Л. Троцкого, – шаг абсолютно необходимый, но совершенно не достаточный. Эту огромную массу нужно было сплотить, воспитать, научить и повести за собой. Для этого нужны политические организаторы и вдохновители воинских частей – комиссары. Л. Троцкий активно реализует создание этого института в армии. По его инициативе в начале июня 1918г. созывается Всероссийский съезд военных комиссаров. Выступая на нем, Л. Троцкий предельно ясно и откровенно изложил две основные функции комиссаров в армии: политическое воспитание бойцов и контроль за действиями командного состава. Далее он категорически заявил: «комиссар является непосредственным представителем Советской власти в армии, защитником интересов рабочего класса … Если комиссар заметил, что со стороны военного  руководителя   угрожает  опасность  революции,  комиссар    имеет право беспощадно расправиться с контрреволюционером вплоть до расстрела»3.

В каждой воинской части приказы командира в обязательном порядке подписывались политкомиссаром. Он имел огромные права, но была и соответствующая высокая ответственность. Так, в случае измены военспеца ответственный за него комиссар подлежал расстрелу. Хотя следует отметить, что случаи измены офицеров были крайне редки, как и редки приговоры в отношении военных комиссаров.

На военных комиссаров возлагается задача политического воспитания бойцов. В воинских частях было немало «элемента негодного – хулиганов, лодырей, отбросов». Л. Троцкий ставит задачу беспощадного искоренения «нежелательного элемента», поднять политическую сознательность, дисциплину. Он подчеркивает, что комиссар должен быть «защитником интересов рабочего класса». Его, как и других большевистских вождей, не смущало, что РККА в основном состояло из крестьян. Представленное комиссаром  право  «беспощадно  расправиться»  –  закладывало  основы т.н. «идейной нетерпимости», которая плавно переросла в формулу «кто не с нами – тот против нас!», а затем в жестокость и репрессии по отношению ко всем инакомыслящим.

Начало такой парадигме развития политических отношений было дано Л. Троцким. Несомненно, и то, что именно благодаря его настойчивости и беспощадности в Красной армии была установлена более строгая дисциплина, чем в Белой армии. В РККА удалось создать гибкую и разветвленную    систему    политического    воспитания    бойцов,    а    также действовал принцип круговой поруки, т.е. общей ответственности за проступки, особенно в отношении населения. Белая армия не имела для этого ни сил, ни морального авторитета. Сдерживающие механизмы старой армии рухнули, а новые сами духовные силы белого движения, увы, создать не смогли.  Все  движение  держалось  только  на  лозунге  возврата  к  строму, к

«Единой и неделимой Российской империи!». Но это был путь в никуда, который не разделяли массы в солдатских шинелях. В подтверждение сказанного, можно привести высказывание М. Пришвина, который в свое время с нетерпением ждал прихода белых. 4 июня 1920г. он записал в дневнике: «Рассказывал вернувшийся пленник белых о бесчинствах, творящихся в армии Деникина, и всех нас охватило чувство радости, что мы просидели у красных».

Есть и еще одна, на наш взгляд, фундаментальная особенность Красной армии. В ней были уничтожены сословные и кастовые структуры. И, конечно же, эта армия была обращена в будущее, так как гарантировала карьерный рост. Миллионы неграмотных крестьян здесь научились читать и писать, окончили различные курсы. Там учили «правильно думать», усваивая основы коммунистической идеологии. РККА была основным поставщиком кадров для комсомола, она же пополняла ряды большевистской партии. Только осенью 1919г. в партию вступило 40 тыс. красноармейцев, позже, именно они стали администраторами, особенно в небольших городах и деревнях. В 1921г. почти 70% председателей сельских советов были из бывших бойцов РККА. Они внедрили в управление армейский стиль руководства, поэтому практически во все сферы культурной, экономической, социальной и политической жизни внедряется приказная система, мнение начальника должно выполняться неукоснительно и безоговорочно. Используется практически все: угрозы и массовые показательные расстрелы, заградотряды, военные трибуналы и поощрения, награды отличившимся, приказы к осознанию своей классовой миссии, ликвидация неграмотности и политическое просвещение. Проще говоря, Л. Троцкий  блестяще использовал на практике политику «кнута и пряника». И добился блестящих результатов. В разрушенной стране, утонувшей после Октябрьской революции в разгуле грабежей и насилия, он в течение всего лишь одного года создал регулярную армию. Он организатор и создатель Красной армии, руководитель разгрома внутренней контрреволюции и иностранной интервенции. Его авторитет в армии и стране был огромным, он по – праву считался вторым, после В. Ленина политическим лидером и неслучайно его любовно именовали «Красный Наполеон».

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 

  1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. – Т 34. – С. 222.
  2. «Правда», 8 января 1989.
  3. Волкогонов Д. Троцкий М., кн. 1., С. 216 – 217.
Фамилия автора: Н.Р. Джагфаров
Год: 2015
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика