Культурная жизнь населения уездных городов Восточного Казахстана во второй половине ХІХ века

Провинциальная культура каждого региона несет свое собственное содержание, оно наполне­но местными традициями, обрядами, верованиями, привычками. Каждому историческому периоду характерна собственная культура. Культура не возникает на пустом месте, она использует опыт предшествующих поколений и движется вперед. Одним из наиболее интересных с точки зрения общественных, культурных и экономических преобразова­ний является вторая половина XIX - начало XX вв.

Культурный облик уездных городов Восточного Казахстана формировался под воздействием социально-экономических процессов, происходивших в стране и на ее восточных окраинах. Извест­но, что капиталистическая модернизация требует повсеместной грамотности. Между тем по уровню грамотности население Степного края заметно отставало не только от губерний Европейской России, но также от сибирских губерний. Вообще в уездных городах Степного края образовательная сфера, вплоть до конца XIX в., была развита крайне слабо. Так, в уездном городе Павлодаре — церковно­приходское и станичное училища, в Усть-Каменогорске — 3-классное городское училище и женское приходское училище [1].

В начале ХХ в., по мере втягивания региона в орбиту российского капитализма, положение в об­разовательной сфере уездных городов пусть медленно, но неуклонно стало меняться. О необходимости распространения грамотности среди народных низов и расширения сети образовательных заведений говорили не только представители демократической интеллигенции, но и царские администраторы. В отчете губернаторов за 1897 г. указывалось, что школы нужны как русскому, но «еще больше киргиз­скому (казахскому. — ГМ.) населению — в целях сближения сего последнего с русской народностью и культурой и постепенного подготовления его к переводу в оседлое состояние. Но для того чтобы орга­низовать и поставить в области школьное дело на такую высоту, при которой школы приносили бы на­селению действительную пользу, потребуются значительные денежные средства» [2].

Более быстрыми темпами, по сравнению с другими уездными городами Степного края, в начале ХХ в. развивалась образовательная сфера в Акмолинске и Павлодаре.

По сравнению с 90-ми годами XIX в. изменения произошли в начале ХХ в. в образовательной сфере Павлодара. Учитывая пожелания жителей дать возможность их детям получить образование в родном городе, местные власти вынуждены были увеличить выделение средств на народное образо­вание. Как результат, в 1901 г. в Павлодаре была открыта женская прогимназия, которая являлась средним учебным заведением, но с неполным курсом. В 1903 г. в 4-х классах прогимназии обучались 55 учениц, в том числе в 1-м классе — 13, во 2-м — 18, в 3-м — 12, 4-м классе — 12 учащихся. Роди­тели 43 учениц были жителями Павлодара, родители остальных 12 — проживали в других населен­ных пунктах Семипалатинской области. По сословному признаку учащиеся прогимназии распределя­лись так: дочери дворян и чиновников — 13, дочери почетных граждан и купцов — 8, дочери лиц духовного звания — 2, дочери мещан — 16, дочери крестьян — 6, дочери казаков — 10 [1]. Хотя около 40 % учащихся прогимназии были выходцами из привилегированных сословий, но вместе с ними в этом учебном заведении обучались также дети мещан, крестьян и казаков, что было отраже­нием общей тенденции демократизации состава учащихся средней общеобразовательной школы.

Спустя некоторое время в образовательной сфере Павлодара произошло другое важное событие. В 1909 г. в городе было открыто 2-классное русско-казахское училище с интернатом на 60 мест. Дело в том, что традиционные формы обучения казахских детей в мектебе и медресе (т.е. в мусульманских школах) уже во многом не отвечали потребностям коренного населения Степного края, так как выпу­скники мусульманских школ не могли продолжить обучение в светских средних и высших учебных заведениях России. Открытие русско-казахских школ поддерживалось царской администрацией, ко­торая была заинтересована в ускорении культурной интеграции местного коренного населения в со­ставе Российской империи. «Школа в киргизской степи, — писал один из видных деятелей народного образования в России А.Е.Алекторов (с 1902 г. он работал инспектором народных училищ в Акмо­линской и Семипалатинской областях), — кроме своих образовательных задач, играет еще роль по­литическую, она связывает киргизский народ с коренным русским народом, прививая киргизам госу­дарственный язык. Она знакомит с обычаями и взглядами русского народа, хотя и медленно, но сис­тематически вводит киргиз в семью русских, противоборствуя началам мусульманской исключитель­ности и ослабляя мусульманский фанатизм, привитый киргизам выходцами из Бухары и других мест процветания ислама». Задача этих школ состояла в том, чтобы дать детям кочевников самые элемен­тарные знания. Преподавание в таких школах в течение определенного времени осуществлялось на казахском языке, но при этом большое внимание уделялось скорейшему освоению учащимися рус­ского языка. Учебная администрация Степного края стремилась не ускорять процесс по открытию русско-казахских школ, учитывая настроения кочевого населения. Благодаря такой позиции, а также учитывая первые успехи функционирования русско-казахских школ, отношение коренных жителей региона к ним изменилось: настороженное отношение сменилось заинтересованным участием. Через несколько лет власти приступили к организации русско-казахских школ повышенного типа (двух­классных училищ), перед выпускниками которых открывалась возможность поступить в средние об­щеобразовательные и профессиональные учебные заведения. Открытое в Павлодаре двухклассное русско-казахское училище являлось одним из первых учебных заведений такого типа в Казахской степи. В нем получали первоначальное образование дети коренного населения, среди которых было немало способных юношей.

В других уездных городах Восточного Казахстана сдвиги в образовательной сфере в начале

ХХ в. были не столь заметными. Так, в Усть-Каменогорске, например, в 1905 г. действовали следую­щие учебные заведения: 3-классное городское училище, женское, мужское и смешанное приходские училища, Мариинское женское училище. Наиболее крупным по количеству учащихся было Мариин­ское женское училище, в котором обучались 219 человек. На содержание этого училища государст­венное казначейство отпускало около 2 тыс. рублей. Однако поскольку отпущенных из государст­венного казначейства средств на содержание училища не хватало, на помощь дирекции училища приходили городские власти, которые ежегодно выделяли для этой цели 1 тыс. рублей. Кроме того, проблема нехватки денежных средств частично решалась путем сбора платы за обучение с родителей учениц, что приносило училищу еще около 1 тыс. рублей [3].

В Каркаралинске даже в начале ХХ в. учебных заведений насчитывались единицы: 3-классное городское училище, 2-классное русско-казахское и одно приходское училища [3].

В начале ХХ в., наряду с увеличением количества общеобразовательных заведений разных ти­пов в уездных городах Степного края, определенное развитие получило также профессиональное об­разование. Зачатки его появились еще в 80-х годах XIX в., когда в Каркаралинске, Зайсане и Усть- Каменогорске были открыты низшие сельскохозяйственные школы. Несколько позднее аналогичные учебные заведения появились в Павлодаре [4]. Согласно положению о низших сельскохозяйственных училищах они создавались для распространения «в народе, преимущественно путем практических занятий, основных познаний по сельскому хозяйству», а также «по ремеслам: кузнечно-слесарному, плотнично-столярному, сапожно-шорному» и некоторым другим. В низших сельскохозяйственных учебных заведениях курс обучения составлял 3 года. Плата за обучение не взималась. В числе воспи­танников сельскохозяйственных школ были как русские, так и представители коренного населения Степного края. Количество учащихся в них в разных местах было неодинаковым, но, как правило, оно редко превышало 30 человек [5].

В целом, несмотря на определенные сдвиги, образовательная сфера в уездных городах Степного края даже в начале ХХ в. по многим параметрам еще не соответствовала потребностям и нуждам го­родских жителей. Несколько выправляла ситуацию с нехваткой образовательных учреждений в уезд­ных городах общественная инициатива, направленная на создание культурно-просветительских об­ществ. Городская общественность, в частности, с энтузиазмом встретила предложение местной ин­теллигенции об открытии обществ попечения о начальном образовании, обществ трезвости и других культурно-просветительских учреждений. Общества, в чьи задачи входило содействие распростране­нию первоначальных знаний как среди детей, так и взрослого населения, появились в конце XIX — начале ХХ вв. и в других уездных городах Степного края. В Усть-Каменогорске существовало обще­ство вспомоществования нуждающимся учащимся. Учредителями и членами этих обществ являлись, как правило, представители местной интеллигенции. Наряду с оказанием материальной помощи учебным заведениям и неимущим ученикам эти общества вели просветительную работу среди мест­ного населения. Одной из форм просветительной работы являлись народные чтения.

До середины 70-х годов XIX в. народные чтения разрешались только в Петербурге и Москве. В декабре 1876 г. были изданы правила об устройстве народных чтений в губернских городах, и только с 11 октября 1894 г. царское правительство разрешило проводить народные чтения в уездных городах и селах.

В архивных документах сохранились сведения о проведении пушкинского юбилея в уездном го­роде Павлодаре. 12 мая 1899 г. вопрос об организации юбилея рассматривался на собрании уполно­моченных городского самоуправления. «Все русское сословие, чтя дорогую память нашего незабвен­ного поэта, тем или другим случаем желают почтить эту память. Следует нам, павлодарцам, вспомя­нуть в юбилейный день любимого для каждого человека поэта и чем-нибудь отблагодарить за лите­ратурные заслуги его перед нашим Отечеством вообще и детьми в частности»,- сказал один из вы­ступавших. По предложению городской общественности, в память Пушкина было решено открыть при павлодарской городской библиотеке бесплатный отдел народного чтения, для чего ежегодно планировалось выделять 50 руб. на приобретение книг [6].

За народными чтениями осуществлялся постоянный надзор со стороны царской администрации, поэтому организаторы не выходили за рамки цензурных ограничений.

Народные чтения приобрели большую популярность среди населения уездных городов и число желающих посещать их постепенно росло. Для народных чтений стали использовать «туманные кар­тинки», которые демонстрировались через «волшебный фонарь» (предшественник диафильмов). Вся деятельность (народных чтений) держалась на общественной инициативе и благотворительности, что вынуждало членов обществ попечения о начальном образовании зачастую проводить их для слуша­телей за плату.

О содержании народных чтений местная администрация регулярно информировала вышестоя­щее начальство.

Для населения России, в том числе и для населения уездных городов Степного края, в том числе и Восточного Казахстана, большим бедствием было пьянство. Для борьбы против пьянства и антиал­когольной пропаганды в уездных городах региона в конце XIX - начале ХХ вв. по инициативе обще­ственности стали создаваться попечительства о народной трезвости. Такие попечительства существо­вали практически во всех уездных городах Степного края. Наряду с антиалкогольной пропагандой эти попечительства вели также просветительскую работу среди городского населения. В целях боль­шей эффективности просветительской работы в некоторых уездных городах попечительства о народ­ной трезвости создавали народные дома и библиотеки. В Павлодаре, например, в начале ХХ в. попе­чительству о народной трезвости было передано одноэтажное деревянное здание, в котором в 1902 г. попечительством был открыт народный дом. Здесь местными любителями и заезжими актерами ста­вились отрывки из опер и пьес, читались лекции духовно-нравственного содержания, впервые демон­стрировалось немое кино. После революции 1905 г. народный дом был закрыт, а его помещение пе­редано мужской гимназии.

В некоторых уездных городах попечительства о народной трезвости являлись учредителями бесплатных библиотек. Активно использовали свою библиотеку для проведения антиалкогольных мероприятий также члены Усть-Каменогорского попечительства о народной трезвости. Так, на своем заседании от 9 октября 1903 г. попечительство рассмотрело вопрос об организации в библиотеке публичных антиалкогольных лекций и бесед. Для проведения чтений заранее было получено согла­сие ряда общественных деятелей города. Лекции выражали желание читать Л.П.Голуб, П.М.Нюрнберг, И.М.Кожевин, О.Ф.Костюрин и ряд других лиц [7].

Наряду с общественными библиотеками в конце XIX - начале ХХ вв. в некоторых уездных го­родах Степного края появились библиотеки, открытые органами городского самоуправления. Наряду с обществами попечения о начальном образовании, попечительствами о народной трезвости в ряде уездных городов Степного края в конце XIX - начале ХХ вв. действовали также другие культурно­просветительные общества.

Важное значение в развитии культурной жизни уездных городах Восточного Казахстана сыграла деятельность Западно-Сибирского отдела Русского географического общества (ЗСОРГО). Созданный в 1877 г. отдел ставил своей целью изучение Западной Сибири и «сопредельных стран Средней Азии и Западного Китая в отношениях: собственно географическом, геологическом, естественно­историческом, этнографическом, статистическом, археологическом» [8].

В разное время членами Западно-Сибирского отдела Русского географического общества со­стояли Е.П.Михаэлис (Усть-Каменогорск), И.В.Селицкий и Н.А.Симонов (Кокчетав), Н.П.Кирьянов (Павлодар), А.И.Яцкевич (Петропавловск), Л.А.Кузнецов (Атбасар), А.Г. фон Киниц (Каркаралинск) и ряд других [9]. Члены отдела и их добровольные помощники совершали поездки по малоизучен­ным местам Степного края, в ходе которых изучали растительный и животный мир региона, его при­родные богатства, а также собирали материалы по истории и этнографии казахского народа. В вы­ступлениях и публикациях некоторых членов отдела звучали призывы к жителям региона бережно относиться к окружающей их природе и охранять ее.

В числе сотрудников ЗСОРГО, являвшихся жителями уездных городов, было немало подлинных подвижников просвещения и культуры. В данной связи следует отметить деятельность проживавше­го в Усть-Каменогорске Е.П.Михаэлиса, бывшего участника освободительного движения в России 60-х годов XIX в. Оказавшись в ссылке, он большую часть своей жизни прожил в Сибири, затем — в Казахстане. Служебную деятельность Е.П.Михаэлис успешно совмещал с работой по изучению Степного края. Он опубликовал ряд работ о ледниках на Тарбагатае, о плавании вверх по Иртышу, на его счету открытие каменноугольного месторождения в Зайсанском уезде. Археологическая коллек­ция Е.П.Михаэлиса в 1911 г. была удостоена большой серебряной медали на I Западно-Сибирской выставке в Омске.

Значительную роль по исследованию Степного края имело создание в 1902 г. Семипалатинского подотдела. С инициативой его создания выступила группа местных подвижников просвещения, кото­рая была поддержана губернатором Семипалатинской области А.В.Карповым. Излагая свои аргумен­ты в поддержку открытия в Семипалатинске подотдела ЗСОРГО, А.В.Карпов писал: «Лежащая вдали от всяких культурных центров, Семипалатинская область занимает громадное пространство, около 450 тыс. кв. верст, с большим разнообразием природных условий и не менее разнообразным составом населения. Как природные условия области, так и жизнь ее населения, особенно инородческой его группы (киргизы и татары), в настоящее время изучены крайне мало. А между тем это знание, поми­мо высокого научного интереса, было бы особенно ценно теперь, когда наша окраина, судя по мно­гим признакам, переходит в новый момент жизни, и ввиду этого возникает ряд вопросов, требующих очень осторожного решения. Для примера можно указать на вопрос о переходе киргизов в оседлое состояние, на тесно связанный с ним вопрос о присоединении области к земледельческой культуре и проч., и проч.» [10]. Уже в первые годы своего существования Семипалатинский подотдел ЗСОРГО проделал большую работу по приему новых членов в ряды краеведческого общества, по организации работы библиотеки и музея, а также выпуску своего печатного органа — «Записок Семипалатинского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского географического общества». В работе Семипалатин­ского подотдела участвовали и представители казахской национальной интеллигенции, являвшиеся жителями Степного края. В их числе можно назвать Я.А.Акпаева, Р.М. и Н.К.Кульджановых.

Таким образом, расширение образовательной сферы, появление культурно-просветительных ор­ганизаций, деятельность подвижников просвещения и культуры в конце XIX - начале ХХ вв. оказали заметное влияние на развитие культурной жизни населения уездных городов Восточного Казахстана. Культурная жизнь в этих городах стала более разносторонней, в ней участвовали уже не единицы, а значительное число местных жителей. Развитие культурной жизни в уездных городах имело важное значение не только для подъема культурного уровня местных жителей, но и оказывало влияние на приобщение казахов к русской культуре.

Список литературы

  1. Обзор Семипалатинской области за 1902. — Семипалатинск, 1903. — С. 90-91.
  2. ЦГА РК (Центральный государственный архив Республики Казахстан). — Ф.369. — Оп. 1. — Д. 2443. — Л. 8.
  3. Обзор Семипалатинской области за 1905 г. — Семипалатинск, 1906. — С. 99, 104-105.
  4. Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. — Вып 2. Сельскохозяйственные учебные заведения к 1.01.1898. — С. 46-49.
  5. Сборник сведений по сельскохозяйственному образованию. — Вып. XVI. Сельскохозяйственные учебные заведения в 1910. — С. 106-111.
  6. ЦГА РК. — Ф. 15. — Оп. 1. — Д. 1020. — Л. 4.
  7. ГалиевВ.З. Библиотечное дело в Казахстане (Вторая половина XIX - начало ХХ вв.). — Алматы, 1998.
  8. ГАОО (Государственный архив Омской области).   — Ф. 86. — Оп.  1.                            — Д.       6. — Л. 43.
  9. ГАОО Ф. 86. — Оп.1. — Д. 30. — Л. 59-60; Д. 85. — Л. 60-61.
  10. ГАОО Ф. 86. — Оп. 1. — Д. 95. — Л. 18.
Фамилия автора: Г.Т.Мусабалина
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика