Методологические основы социального управления как основы научного понимания исполнительной власти

Закрепление и реализация  конституционно-правового статуса  государства, государственной власти и ее необходимого элемента – исполнительной ветви власти осуществляется на объективной основе. В качестве  таковой выступают объективные законы (закономерности), определяющие развитие отношений в конкретных сферах (политические, экономические и пр.). К числу закономерностей, общих для  всех сфер жизни, относятся  объективные законы (закономерности) социального управления, сформулированные  наукой социального управления [1, c.161].     

Казахстанское государство,  обеспечивая переход  в режим устойчивого развития, должно учитывать и творчески применять  требования объективных законов. Особый интерес в этой связи  представляют объективные закономерности  социального управления (и в том числе, государственного управления как разновидности социального), которые  в литературе по теории социального управления чаще всего называют принципами социального управления.  В науке управления отсутствует какое-либо более или менее  единое понимание  системы принципов (закономерностей) управления, поэтому целесообразно сформулировать те из них, которые как раз и позволяют  обеспечить системность и комплексность процессов социальных преобразований.  Названные закономерности  помогают найти  научно обоснованные  ориентиры и средства  для построения эффективной государственной власти в Казахстане, способной преодолеть  существующие кризисные явления  и обеспечить переход к устойчивому развитию общества и государства, тем самым реализовать  цели  и задачи российского государства как субъекта конституционно-правовых отношений.

К таким закономерностям относятся: • принцип обратных связей, в соответствии с которым успешным управление может быть  лишь при условии, если  управляющая система  будет получать информацию об эффекте,  достигнутом тем или иным воздействием на объект управления, то есть информацию о достижении (недостижении) цели; • обеспечение баланса прав, обязанностей и ответственности на каждом уровне власти и управления; • оптимальное сочетание децентрализации и централизации власти,  предполагающее  последовательную разгрузку  центральной системы (верховной власти)  о решении вопросов, которые успешно могут быть решены на более низком уровне управления -  региональном и местном; • обеспечение согласования и гармонизации интересов  самых разнообразных акторов (человека и гражданина, общества, государства, центра, регионов, местного самоуправления и др.) в процессе разработки и принятия государственных решений; • максимально широкое политическое участие  граждан на всех уровнях власти и управления; • сочетание  государственного управляющего воздействия на общество с самоорганизацией социальных процессов; • системность государственного управления,  предполагающая системное решение  объективно стоящих перед  государством задач, когда государственное управление функционирует  в виде единого  целого, взаимосвязанной системы всех его  элементов  и процессов; • обеспечения состязательности, конкурентности при занятии должностей  государственных служащих как важного условия повышения уровня их профессионализма.

В современных исследованиях многие базовые начала государственности  трактуются с позиции теории  (науки) социального управления, и такой подход представляется плодотворным. Наука социального управления, как известно, изучает  содержание, сущность, структуру, динамику, принципы и объективные закономерности управления, которое представляет собой деятельность, направленную на  достижение  согласованности, слаженности, эффективности функционирования общества, коллективов людей в соответствии с поставленными целями. Так, например, И.А. Кузнецов считает, что государственная власть реализуется, прежде всего как социальное управление, то есть целенаправленное воздействие на общественные отношения в целях обеспечения  жизнедеятельности общества (структурной частью которого является государство) и одновременно  упрочения основы своего существования [2, c.141]. В.Е. Чиркин справедливо подчеркивает, что «осуществление функций государства – это и есть государственное управление, понимаемое  в широком смысле этих слов  как разносторонняя деятельность всех органов государства… а не только как управленческое администрирование» [3, c.199].

Управление представляет собой сложное общест­венное явление, которое весьма многообразно по формам проявле­ния и обнаруживает себя во всех сферах общественной жизни. В современной науке проблемы управления разрабатываются в самых раз­личных направлениях, образуя при этом сложную систему знаний, в которой взаимодействуют различные науки, влияя друг на друга и в то же время оставаясь независимыми, сохраняя специфику своего предмета и методов.

Функционирование общества – это, прежде всего, изменение, развитие социальных отношений, в которых индивиды, группы, социальные институты взаимодействуют друг с другом. Существен­ную сторону этой деятельности составляют процессы управления, поскольку управление – это «достижение целей, задач общества, организация с помощью определенных методов действий, направ­ленных на получение конечного результата» [4]. При этом целена­правленная деятельность по оптимизации развития всей социаль­ной системы характеризуется понятием «социальное управление». Этот термин имеет в научной литературе различный смысл. В ши­роком смысле социальное управление тождественно управлению обществом в целом и его различными подсистемами. В узком смысле социальное управление предполагает ситуацию, когда объектом управления выступают социальные механизмы, регулирующие жиз­недеятельность и поведение отдельного индивида.

Изучение процесса управления в обществе связано с использо­ванием разнообразных исследовательских подходов и специфиче­ских методов анализа специально-научных дисциплин, что способ­ствует его всестороннему рассмотрению. Вместе с тем познание столь комплексного феномена как управление в обществе и обще­ством, предполагает интеграцию научного знания, когда вырабо­танные в специальных науках понятия отдельных видов и форм управления (государственное управление и самоуправление, госу­дарственное регулирование и саморегуляция индивидуального по­ведения и др.) предстанут как содержательные элементы общего понятия социального управления.

Современное общество как система различного рода организа­ций включает в себя управленческую деятельность по координации множества социальных процессов, а также такие параметры, как нелинейность, сложность, неопределенность и многомерность. Можно  констатировать, что совокупность этих параметров, выступающих  условиями управленческой деятельности, представляет собой важнейшую дифференцируемую внутри себя детерминанту, предопреде­ляющую выбор видов, форм и методов управления. При этом существен­ным является то, что в условиях рыночного общества уже недостаточно линейной модели управления, имеющей в качестве методологической основы жесткий детерминизм и позволяющей получить наивысший, максимальный результат. Сегодня на первый план выдвигаются иные принципы управления, выражающие конкретность и многообразие социально-экономического развития общества и его нелинейную, стохастическую природу.

Потребность современного общества – сложного и динамичного – в управлении общественными процессами не только на микроуровне, но и на уровне общества возрастает. Объектом управления становятся не только отдельные социаль­ные подсистемы, но и общество в целом. Степень развития и каче­ство социального управления в обществе зависят от уровня позна­ния законов общественного развития, от адекватности используе­мых средств и инструментов управления. Поэтому резко возрастает роль науки в управлении обществом. Главным фактором, влияющим на формирова­ние и развитие системы знаний о социальном управлении, является сама социальная практика, потребности общественного развития. Причем уровень и характер этих знаний обусловлен социальным контекстом, социальными условиями их развития, в частности, тем, как осознается и оценивается обществом роль управления, какие ставятся перед ним задачи. Поэтому необходимо учитывать те раз­личия в исследованиях проблем социального управления в менедж­менте и обществознании, которые обусловлены принципиальным различием объективных исторических условий их развития и разли­чием философско-методологических оснований.

Теория  и   методология   социального  управления  конца XX в. на постсоветском пространстве, в том числе и в Казахстане  имеет свою специфику, хотя и базируется на общих принципах управления. В конце 80-х годов произошли коренные изменения в субъекте социального управления. Теперь не КПСС и ее организации, а руководитель коллектива, региона, территории, страны, независимо от формы собственности, является основным субъектом управления. Гарантией успешного развития управленческих структур является равноправие всех форм собственности. Это предъявляет новые требования к деятельности субъектов управления социальными процессами, уровню сознательности, систематичности и целенаправленности воздействия субъекта и объек­та управления для достижения поставленных целей.

В отечественной научной литературе в период начала в СССР перестройки существовало два подхода к определению понятия «социальное управление». Один из них предполагал системный подход к управлению, где принималось во внимание кибернетическое истолкование управления [5]. Системность, комплексность управления обществом при социализме предполагало взаимосвязанное решение экономических, социально-политических, идеологических проблем, единство хозяйственного и политического руководства. Этот подход рассматривал в качестве управленческого воздействия всякий социальный процесс или систему социальных процессов, упорядочивающий и направляющий жизнедеятельность общества и его структуру. Второй подход рассматривал управление как процесс сознатель­ного и целенаправленного воздействия на социальные объекты и структуры. Он включал в себя принцип демократического центра­лизма, в котором сочеталось плановое, централизованное начало с широкой демократией, инициативой масс: партийность, научность и т.д. Социальное управление осуществлялось системой государст­венных и общественных организаций под руководством КПСС [6]. Однако развал СССР, реформы, произошедшие в странах Вос­точной Европы, все это потребовало пересмотра обществоведами подхода к определению понятия «социальное управление».

После того, как рухнула экономическая и социально-политическая система социализма, которая опиралась на определенную научную доктрину и строилась на определенной философской методологии, в области методологии исследования социальных процессов образовался если не вакуум, то явная дезорганизация. Последнее приводит к констатации факта, что если по ходу перестройки и постперестройки постсоветского общества была выявлена неадекватность социологических теорий, то и в теории управления различные концептуальные основания, приводящие порой к различным выводам, оказываются в равной степени слабо доказуемыми.

Содержание любого вида управления определяется характером, спецификой, закономерностями управляемого объекта, но при этом имеет свои особенности. Они связаны с тем, что управляющая сис­тема сама представляет собой структурную иерархию разнородных, но взаимосвязанных подсистем, которые составляют ее содержание, где объективными компонентами выступают фундаментальные процессы, обеспечивающие бытие общества, а субъективными – сам человек и его рациональная целеполагающая деятельность. Как на­учная деятельность социальное управление опирается на эти объек­тивные и субъективные основы существования общества как цело­стной системы. В процессе управления достигается соответствие субъективной деятельности людей требованиям объективных усло­вий, тенденций и закономерностей функционирования и развития всей социальной системы. Вместе с тем знание о специфике управ­ляемого объекта выступает необходимым условием научно-обоснованного управленческого воздействия и достижения соответ­ствующих результатов.

Теория социального управления исследует общие для всякого управленческого акта процедуры. Социальное управление здесь вы­ступает как сложный, многоступенчатый процесс, на первом этапе которого происходит формирование информационной базы, что подразумевает сбор и обработку информации о состоянии объекта управления. На втором этапе осуществляется анализ полученной информа­ции и на основе этого прогнозируется дальнейшая деятельность, устанавливаются цели управления. На третьем этапе вырабатывают­ся решения, направленные на достижение поставленной цели, и последовательная корректировка общего решения в виде планиро­вания, программирования, прогнозирования, выработки решений. Четвертый этап предполагает организацию деятельности для реали­зации принятого решения и контроль над этой деятельностью. За­ключительный, пятый этап предполагает сбор и обработку инфор­мации о результатах выполнения принятого решения [7]. Для успеш­ной организации процесса управления необходима обратная связь субъекта и объекта управления. Научное управление предполагает после реализации управленческих решений сбор информации о но­вом качественном состоянии социальных структур, т.е. об объекте, измененном в результате управленческого процесса. Теория соци­ального управления, таким образом, формулирует общие требова­ния, связанные с подготовкой и принятием управленческих реше­ний, организацией их исполнения, ролью и функцией контроля, оценкой результатов деятельности субъекта управления и т.д.

Научный анализ процесса управления требует теоретического структурирования объекта и субъекта управления, раскрытия их компонентов, связей и взаимоотношений, определяемых как устой­чивая связь взаимоориентированных социальных действий [8, c. 124]. Теоре­тическое структурирование общества на объект и субъект происходит на основе объективных критериев. Основной критерий для от­несения данной социальной группы к объекту или субъекту управ­ления – это ее участие в процессе принятия управленческих реше­ний. Исходя из этого, те социальные группы, которые организуют процесс управления и имеют право принимать решения, т.е. обла­дают властью, относятся к субъекту управления. Те же социальные группы, которые практически не участвуют в процессе принятия решений, являются исполнителями решения, принятого субъектом управления, относятся к объекту управления. Поскольку социаль­ное управление является специфическим видом деятельности, имеющим иерархическую структуру, то в этой структуре какой-либо субъект может быть объектом управления по отношению к выше­стоящему и наоборот. Так, например, общество, с одной стороны, выступает как субъект управления, создающий организованную среду для своего существования, а с другой – оно само как объект подвергается преобразованиям со стороны различных социальных объектов управления.                                                                 

Субъект управления характеризуется принятием управленческих решений и обеспечением их практического осуществления. Он мо­жет быть структурирован на индивидуальный и институциональный; субъект управления, где индивидуальный субъект управления – это руководитель с его правами и функциями принятия решений, а институциональный субъект управления – сложно структурированная иерархическая система управления.                                                        

Объект управления может быть структурирован по компонентам  структуры, включающей людей, отношения, социальные группы. Сложность, многоплановость, многогранность объекта управления обусловливается тем, что поведение людей и условия, которые его определяют, лежат в различных сферах жизни: производственной, бытовой, политической, идеологической. Чем больше развивается общество, тем более сложными становятся социальные отношения.

Социальное управление неотделимо от непрерывного процесса  производства и воспроизводства информации. Информационная система – важное средство управления социальными процессами. Она помогает людям разобраться в сложных и многообразных явлениях и процессах общественной жизни, способствует выработке самостоятельной ориентации, без которой невоз­можно формирование мировоззрения. Без информационного обмена нет управления, потому что субъект управления утрачивает возмож­ность доводить свои решения до объекта управления и получать от­ветные сигналы и сообщения. Управление, следовательно, предпола­гает коммуникативную связь. Поэтому информационные компонен­ты являются элементами содержания всякой управляющей системы.

В современных условиях в связи с возросшей сложностью управ­ленческого процесса сформировался специфический вид трудовой деятельности, обслуживающий управление, экспертный труд. В развитых странах функционирует множество обществ, бюро, орга­низаций, которые разрабатывают экспертные оценки и дают кон­сультации руководителям. У. Моррис указывает на два главных тре­бования, предъявляемых к эксперту: «его мнение должно быть ус­тойчивым, изменяясь лишь при получении новых существенных све­дений; предсказания должны отличаться высоким уровнем точности и надежности» [9]. Многие исследователи, занимающиеся проблемами управления, выступают за создание системы коммуникаций между специалистами по управлению и руководящим звеном.

В информационном обеспечении управления особое место при­надлежит изучению общественного мнения, методам конкретного социологического исследования, методам социальной диагностики и социальных технологий. Такая информация на всех этапах соци­ального управления позволяет обнаруживать вновь возникающие процессы и явления, объективные противоречия.

До настоящего времени в управлении социальными процессами (и природными тоже) доминирует традиционный подход, в основе которого лежит линейное представление о функционировании сис­тем социального и природного мира. Согласно этому представле­нию, результат внешнего управляющего воздействия есть однозначное и линейное, прямо пропорциональное следствие приложенных усилий, что соответствует схеме «управляющее воздействие – же­лаемый результат». Иными словами, линейная модель управления основана на том фундаментальном представлении, что воплощение на практике управленческих решений в области политики, эконо­мики, культуры и прочего приводит к достижению желаемого результата. Это значит – чем больше затрачивается политико-правовых средств (в широком смысле) на достижение политических,  экономических и иных целей, тем весомее и значительнее оказываются достигнутые результаты.

Линейная модель социального управления характерна для традиционных, относительно закрытых социальных систем, в том числе авторитарных, и тоталитарных. В своем ис­следовании И. Пригожий наряду с линейной моделью социального управления обрисовал параметры противоположной модели, адек­ватной сложному обществу со слабым внешним воздействием на индивида. К этим параметрам относятся, во-первых, условия для проявления каждым индивидом своего личностного «Я», во-вторых, существование свободного пространства, позволяющего реализо­ваться всему спектру индивидуальных и групповых интересов и действий. Такое общество не сможет устойчиво функционировать, если поведение его элементов окажется совершенно однозначным и однонаправленным, изначально динамическим и имеющим только одну степень свободы. Все дело заключается в существовании одной из закономерностей развиваю­щейся системы общества – наличие в ней некоторого уровня хаоса, без которого не может осуществляться саморегуляция, т.е. поддержи­ваться динамичный социальный порядок. Только хаотичность, свя­занная с возможностью корреляции, приводит на уровне системы к направленному прогрессивному движению. Динамическая устойчи­вость функционирования и развития определенной социальной структуры как целого основана на том, что на уровне индивидов и социальных групп существует вероятностно-статистический разброс и неупорядоченность, относительно противоречивый спектр индиви­дуальных и групповых интересов и действий.

Нелинейная модель социального управления харак­теризует устойчивость функционирования сложного нелинейного по своей природе общества. Особенность нелинейной модели управления общественными процессами состоит в том, что этими процессами можно управлять в нужном направлении, используя слабые воздействия, когда при минимальной затрате экономиче­ских, политических, правовых и других средств достигаются значи­тельные результаты, многократно превышающие затраченные уси­лия. И наоборот, отличительным свойством такой модели социаль­ного управления является то, что результат многих политических, экономических и других управленческих действий зачастую оказывается обратно пропорциональным приложенным большим усили­ям и противоположным целям этих действий. Данное свойство не­линейной модели управления социальным универсумом весьма рельефно проявляется в современном «обществе всеобщего риска».

Современное общество для своего нормального функциониро­вания требует именно нелинейной модели социального управления, т.е. на смену классической парадигме должна прийти новая парадигма управленческой деятельности. Последняя не может не выражать сложный, неопределенный, многомерный и линейный характер современного общества с его ориентацией на рыночную экономику. Поэтому вполне естественно, что эта новая парадигма методологически не способна обойтись без использования синергетического подхода. Следует иметь в виду, что успешное функционирование новой парадигмы управленческой деятельности предполагает наличие хорошо разработанной неклассической, синергетической теории управления.

Методологическое значение синергетики для теории и практики управленческой деятельности в области социальных, политических, экономических и других процессов социума вытекает из того, что она представляет собой новое мировидение, новое понимание про­цессов развития природы и общества. В основе синергетики лежат идеи системности мира и отражающего его научного знания, общ­ности закономерностей развития всех уровней материальной и ду­ховной организации, нелинейности либо многовариантности и не­обратимости, глубинной взаимосвязи хаоса и порядка, кооператив­ного взаимодействия отдельных частей какой-либо неупорядочен­ной системы (принцип синергизма).

Для понимания перспектив управления надо вспомнить  тезис синергетиков, согласно которому эффективность управления, воздействия на объект зависит  не от мощи, силы и ресурсов субъекта,  а от присущей ему  архитектуры воздействия, предполагающей,  что она будет влиять  на определенные точки и в определенное время. Иннами словами, в настоящее время глобальное управление – это форма точечного  и спорадического регулирования, возможного только в  определенных  трансграничных зонах и площадках.

Синергетика как наука была создана зарубежным ученым Г. Хакеном и в связи с интенсивным развитием она достаточно быстро превратилась в мировидение и вызвала глубокую масштабную научную революцию. Как новаторское мировидение она • обладает значительным гуманистическим и эвристическим потенциалом, так как ее идеи позволяют выделить нечто общее в процессах развития сложных физических, химических, биологических, политических, экономических и прочих социальных систем; • дает надежду на решение возникших в связи с этими угрозами задач безопасности человеческому существованию, посколь­ку в чрезвычайно сложной многофакторной проблеме безопасности немаловажную роль играет управление на всех уровнях, начиная с ло­кальной автоматики, управляющих компьютеров, операторов, диспет­черов и заканчивая высшими уровнями управления. Совершенствова­ние информационного алгоритмического аппаратного обеспечения и структуры контуров управления может резко повысить безопасность.

Синергетика – это новое мировоззрение, которое принципиально отличается от доминирующих до сих пор классиче­ских представлений о политике, экономике, о способах управления развитием общества. Как известно, обычный кибернетический под­ход к управлению сложными системами исходит из гомеостатического функционирования этих систем.

О низком уровне эффективности такого подхода в управленческой деятельности сферой экономики показывает опыт советской системы. Речь идет об административном (или программном) управлении экономическими процессами в со­ветском обществе на основе однонаправленного мышления по схеме «вход – преобразование – выход», лежащей в фундаменте классиче­ской теории управления (линейной модели управления). Современные исследования показывают, что такой подход явля­ется недостаточно эффективным для управления сложными совре­менными социоэкономическими и социотехническими системами. В данном случае адекватным является управленческая деятельность, ориентирующаяся на представление о сложной общественной систе­ме, чья целостность обусловлена когерентным взаимодействием час­тей системы между собой. Такие сложные социальные системы отли­чаются от традиционных кибернетических социотехнических систем малодейственной причинно-следственной связью в виде однозначно­го реагирования на стимулы внешней среды. Иными словами, пове­дение социальной системы (и системы любой природы) не может быть запрограммировано единственным, однозначным способом, оно является по своей сути поливариантным и зависит от собствен­ной внутренней связности, когерентности элементов.

Управленческая деятельность в сфере сложных динамических социоэкономических и социотехнических систем состоит в том, чтобы инициировать необходимые человеку тенденции их саморазвития, самоорганизации. При этом обращается внимание на то, что в каждом нелинейном процессе имеется определенная область параметров или стадия, где нелинейная система особенно чувствительна к воздействиям, согласованным с ее внутренними свойствами (резонанс­ными воздействиями).  Резонансное возбуждение представляет ог­ромный интерес в синергетике. Понимание способов воздействия на сложные системы и последствий таких воздействий – конечная цель их исследований. Это значит, что управление процессами развития нелинейной социальной системы достигает своей цели только в слу­чае,   когда  управляющее  воздействие  когерентно  с  внутренними свойствами этой системы.

Здесь существенное значение имеет не величина, не сила управляющего воздействия на систему, а его попадание в необходимую точку «пространственной архитектуры» систе­мы. Тогда весьма эффективными становятся слабые управляющие воздействия, сильные же воздействия не могут достичь нужного эф­фекта. Иными словами, слабое управляющее воздействие на сложную систему, например, рыночную экономику, только тогда достига­ет желаемого  эффекта,   когда  заинтересованный в  этом  субъект управления воздействует на нее в нужное время и в нужном месте. 

Вся сложность управления нелинейными системами состоит в том, что нужно обладать знанием тех пространственно-временных параметров, которые позволяют слабыми воздействиями управлять развитием в желательном направлении. В отличие от традиционной, классической теории управления с ее методами довольно грубого внешнего воздействия на различные системы, синергетический подход (и в этом заключается его сущность) основан на возбуждении внутренних сил взаимодействия той или иной системы (политической, экономической и пр.), что выражается в виде самоорганизаций нелинейных динамических систем.

В существующей системе управления и в обществе в целом возможен хаос, ведущий к дестабилизации и дезорганизации социума, (например, в условиях демократической модернизации в Казахстане). Данная ситуация с необходимостью требует усиления силового государственного компонента социального управления, иначе доминирование деструктивных тенденций может привести к разрушению общественной системы. При этом следует принимать во внимание то существенное обстоятельство, что для относительной стабилизации сложной общественной системы субъект управления должен сочетать в своей деятельности синергетические и детерминистические управляющие воздействия.  

Таким образом, управление сложными общественными процессами эффективно только в случае, когда сочетаются в зависимости от условий способы и методы, присущие линейной и нелинейной моделям социаль­ного управления. Поэтому парадигма управленческой деятельности в со­временном обществе должна быть основана на единстве принципов ли­нейного и нелинейного управления общественными процессами.

В системе знаний о социальном управлении можно выделить несколько уровней, каждый из которых определяет то или иное понимание проблемы управления и даже формирует собственное понятие управления. Этим, в частности, объясняется существую­щая по настоящее время неоднозначность в определениях поня­тий управления. В качестве четырех основных уровней исследования и понимания проблем управления можно выделить прагмати­ческий, специально-научный, общенаучный и социально-философский.

На первом уровне под управлением понимает­ся деятельность управляющих, заключающаяся в выполнении опре­деленных функций, выполнении управленческого труда. Второй относится к использо­ванию понятия «управление» в специальных общественных науках и свя­зан со спецификой управления конкретными видами или сферами деятельности (управление экономикой, производством, торговлей, войсками и др.). Специально-научное понимание проблемы управления может смыкаться с прагматическим или операциональным уровнем, в ча­стности, в тех случаях, когда управление трактуется в технико-организационном или административном смысле или, наоборот, выходит на общетеоретический уровень абстракции. Третий, общенаучный уровень в исследовании управления представлен общенаучной методологией – кибернетикой и об­щей теорией систем. Четвертый – философской мето­дологией.

Из вышеизложенного очевидно, что основные уровни в по­нимании феномена и проблемы управления сформировались в ходе исторического развития системы знаний о социальном управлении под влиянием уже рассмотренных теоретических факторов: кибернетики, практики управления и традиций обществознания.

При рассмотрении специфики социально-философского подхода к анализу управления, его предмета, принципов, оснований, можно говорить о той роли, которую играет философия в системе  научных исследований данной проблемы. Роль философии в исследованиях управления определяется тем, что она, во-первых, разрабатывает теоретические, методологические и мировоззренческие аспекты проблемы, во-вторых, обеспечивает системный, комплексный подход к ее анализу, ее целостное видение и, тем самым, способствует интеграции других наук на этой основе, в-третьих, сосредоточивает внимание на социальном и гуманистическом содер­жании управления, концентрируя исследования вокруг проблемы  человека.

 

Список литературы

1. Граждан В.Д. Теория управления: учеб. пособие. – И., 2005.

2. Кузнецов А.И. К вопросу о понятии функций государства //Вопросы теории государства и права. 2001. 3(12).

3. Чиркин В.Е. Современное государство. – С. 199. 

4. Иванов В.А. Социальные технологии в современном мире. – М., 1997.

5. Авдеев Р.Ф. Генезис механизма управления. – М., 1997.

6. Белых А.К. Управление и самоуправление. – Л., 1972.

7. Макаров М. Теория социального управления. – М., 1978.

8. Вебер М. Исследования по методологии наук. – М.: ИНИОН, 1980. Ч. 2. Моррис У. Наука об управлении. – М., 1971.

Фамилия автора: Г.А. Алибаева
Год: 2009
Город: Алматы
Яндекс.Метрика