Политико-правовое значение реформы О. Игельстрома

На практике реформа барона Игельстрома в конечном итоге не была реализована. Исследователи указывают различные причины. Так Культелеев отмечает, что «причины неосуществления реформы Игельстрома были двоякие» (1). С одной стороны, против нововведений выступала казахская знать, боявшаяся потерять привилегии, с другой – царское правительство боялось народных волнений. На наш взгляд, основная причина заключалась в том, что в конечном итоге реформа привела бы к усилению старшинской группировки, а это не устраивало колониальную администрацию. В действительности так и произошло. Реформа привела к усилению старшинской группировки во главе с Сырымом Датовым.

Руководящую роль в движении Срыма, несомненно, играли феодалы "черной кости", что и ввело в заблуждение царскую администрацию, которая не сразу разглядела народную основу движения. В действительности это движение выходило далеко за рамки обычной феодальной борьбы. Оно представляется широким демократическим движением, базировавшимся на массах трудящихся казахов. Направленное вначале против царской администрации, оно с 1785 г. перерастает в борьбу и против царских колонизаторов, и против партии Hyp-Али. Игельстром очень скоро понял, что искать в дальнейшем опоры для царского колониального господства в партии хана бесполезно ввиду бессилия этой партии перед лицом широкого демократического движения, возглавлявшегося Срымом. С другой стороны, Игельстрому представлялось целесообразным использовать внутреннюю борьбу в Орде для укрепления царского господства путем внедрения царской администрации в управление казахами. Для осуществления этих планов в Малой Орде были учреждены так называемые расправы, коллегиальные советы с судебными функциями, подчиненные "Пограничному суду", организованному в Оренбурге. Но осуществить эту "реформу" Игельстром мог лишь путем привлечения на свою сторону руководителей движения, и прежде всего батыра Срыма; его партия была единственной в середине 80-х годов XVIII в. реальной силой в степи, примыкающей к границе. Эту задачу успешно выполнил тот же Мухамметджан Хусаинов. Посланный Игельстромом в степь в 1785 г., ахун сумел склонить к принятию "реформы" руководителей движения, в том числе и самого батыра Срыма. Однако к 1789 г. обнаружился ряд обстоятельств, побудивших царское правительство вернуться к прежним методам колониальной политики и отказаться от "опасных опытов" Игельстрома(2).

Срым несомненно стремился предотвратить назревавший конфликт, найти пути примирения с царской администрацией. Он охотно шел на выдачу русских пленных, находившихся в Орде, способствовал возврату скота, захваченного на линии, принял зависящие от него меры для оживления меновой торговли и т. д. Журнал муфтия не указывает ни одного случая, когда Срым занял бы непримиримую позицию по отношению к требованиям муфтия. Трудности переговоров были обусловлены не непримиримостью Срыма, а нежеланием царских властей пойти на очень скромные требования старшин: освободить безвинно захваченных казахов, прекратить произвольные грабежи и пр. Срым в 1790 г. держался тактики соглашения с царскими властями.

Став главным старшиной в Младшем жузе, С. Датов фактически сохранил традиционную систему вассального подчинения, ее фор­мы и методы. Особое значение он придавал съездам старшин, созванных им в 1785, 1786, 1787 гг. С. Датов хорошо сознавал, что устойчивость и независимость государственной власти в жузах зависит не только от внутренней организации, но и от внешнепо­литического окружения. Он был за укрепление политических и экономических связей с Россией, но одновременно не доверял царскому правительству. Так, возглавив движение народных масс, он отказывался от встреч с генерал-губернатором. Вступив в переписку и переговоры с царской администрацией, пытался нейтрализовать ее, облегчить тем самым борьбу родовых старшин с султаном и ханом. Сорвав реформы Игельстрома, Датов понимал, что это означает разрыв с царскими властями и продолжение восстания. Понимал он и то, что успех восстания возможен лишь при объединении сил народов Казахстана и Средней Азии, а также родовых старшин. С. Датов вел переговоры с Хивой об оказании помощи казахам оружием, конницей, продовольствием, а в случае поражения — предоставить кочевья в пределах Хивинского ханства, при этом он ссылался на исторические права казахов на эти земли, требовал, чтобы каракалпаки вернули казахам захваченные ранее скот и имущество.

Примирение султанов и родовых старшин в Младшем жузе ликвидировало почву, на которой С. Датову удавалось сплачивать вокруг себя родовых старшин и вести борьбу как с султанской группировкой, так и с царской администрацией. Понимая это, он откочевал в пределы Хивинского ханства.

Главной движущей силой восстания были шаруа, стремившиеся избавиться от феодального и колониального гнета,произвола ханов, султанов и царской администрации. Они стремились вер­нуть себе отнятые у них в междуречье Урала и Волгиземли. Квосстанию примкнули бии и старшины, преследуя свои классовые интересы - укрепить положение в жузе, заставить хана и султанов поделить с ними власть. С. Датов поддерживал борьбу народных масс за земли, стремился создать новые формы казахской государ­ственности, ликвидировав ханскую власть и заменив ее народными съездами, а в промежутках передать власть в рукиглавных старшин (3).

Причин поражения восстания было много. Общинная родовая собственность на землю мешала родовой знати распоряжаться кочевьями, ее тесные связи с царской администрацией. Отсюда различное отношение народных масс и родовых старшин к воору­женным формам борьбы. Восстание в условиях патриархально-родового быта только частично приобрело законченные классовые формы. Во главе восстания оставались на всем его продолжении родовые старшины. С. Датов не был до конца последовательным, предавая и крестьян, и родовых старшин. Постепенно на сторону царской администрации перешли и другие бии и старшины, участвовавшие в восстании.

В целом же, можно сказать, что данная реформа, рассчитанная в некоторой степени на приобщение казахов к оседлой жизни, оказалась нежизнеспособной, поскольку изначально расправы, созданные из представителей различных родов, кочевавших  по разным территориям, практически не собирались и, таким образом,  не смогли стать истинными проводниками колониальной политики царизма. Однако было бы ошибкой считать, что "реформа" Игельстрома не имела никаких практических последствий: она сыграла роль крупного фактора в развитии социальной борьбы в Малой Орде, помогла усилиться партии Срыма и нанести удар группировке Hyp-Али, основной социальной опоре царского владычества в Малой Орде до середины 80-х годов XVIII в (4).

 

Список литературы

  1. Культелеев Т.М. Уголовное обычное право казахов Алматы, 2004. С.52
  2. Журнал Оренбургского муфтия // Исторический архив № 2, 1939 хранится в ГАФКЭ, фонд Коллегии иностранных дел, Сношения России с Киргиз-Кайсаками, 2-я присылка» К—64, № 1, 1790 г., лл. 2—89.
  3. История Казахстана с древнейших времён до наших дней в пяти  томах. – Т. 3. – Алматы, 2000. – С.207
Фамилия автора: Мамедов М.Б.
Год: 2008
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика