Социальные услуги - как неотъемлемый атрибут современного социального государства (теоретические вопросы:сущность, признаки и виды социальных услуг)

 Проводимые в настоящее время реформирование социальной сферы, реализация приоритетных национальных проектов в образовании, здравоохранении, жилищной политике и сельском хозяйстве направлены на повышение качества жизни граждан Республики Казахстан. Одним из признаков высокого качества жизни в цивилизованных государствах является возможность граждан пользоваться системой разнообразных услуг: информационных, правовых, транспортных, культурных, образовательных, медицинских и т.д.

Социальные услуги являются неотъемлемым атрибутом современного социального государства. Значение этого явления приводит как к выделению самостоятельного этапа в развитии социального государства - государства социальных услуг[1], так и к рассмотрению функции по оказанию социальных услуг в качестве одной из сторон социальной деятельности современного государства[2].

В современных условиях особую социальную направленность имеют образование, медицинские услуги, социальное обеспечение. К сожалению, в ряде исследований сущность социального государства значительно сужается, и социальные услуги рассматриваются исключительно с точки зрения потребностей социально незащищенных общественных групп. Между тем в условиях постиндустриального общества эти услуги важны не только для беднейших слоев населения, но для большей части общества. Цель этих услуг - содействие, а иногда и непосредственное обеспечение человеку достойной жизни и свободного развития. Следует иметь в виду, что социологическая составляющая социальных услуг далеко не всеми исследователями оценивается положительно. В частности, американский социолог А. Карлсон вслед за П. Сорокиным приходит к выводу о том, что возникновение «государства благоденствия» тесно связано с кризисом семьи и семейных ценностей, а причиной последнего стало распространение либеральной концепции[3]. Постепенная эволюция социальных услуг от отдельных видов деятельности в отношении отдельных групп населения к системе различных видов услуг для значительной части общества есть отражение новой модели взаимоотношений общества и государства в условиях XXI века. В ряде имеющихся исследований по проблемам юридической природы социальных услуг в качестве критерия, позволяющего отграничить социальные услуги от иных публичных услуг, используется сфера жизни общества, в рамках которой происходит их реализация[4]. Действительно, социальная сфера, включающая в себя образование, здравоохранение, науку, культуру, социальное обеспечение (социальную помощь), обладает значительной спецификой, особенно в условиях построения социального государства.

Несмотря на то, что дискуссии о сущности услуг, их месте в нормативном регулировании велись в цивилистической доктрине с 70-х гг. ХХ века, до сих пор отсутствует как легальное, так и единое доктринальное понятие «услуги».

Мнения цивилистов по вопросу о гражданско-правовой сущности услуг существенно разнились. Большинство из них (Н.А. Баринов, А.Ю. Кабалкин, В.П. Мозолин, Э.Л. Плоом, А.Е. Шерстобитов)[5] преимущественно рассматривали услуги как деятельность по удовлетворению потребностей граждан. Другие (Ю.Х. Калмыков, Е.Н. Романова)[6], в целом разделяя эту позицию, указывали на то, что понятием «услуги» охватываются имущественные отношения не только с участием граждан, но и с участием социалистических организаций. Принципиально иную позицию заняли О.С. Иоффе[7], О.С. Красавчиков[8], Е.Д. Шешенин[9], которые рассматривали услуги как предмет обязательств об оказании услуг. В зависимости от понимания сущности услуг предлагались и их дефиниции. Наиболее широко определял услугу Ю.Х. Калмыков: «...деятельность, направленная на создание удобств или предоставление льгот контрагенту по обязательственному правоотношению»[10]. Соответственно, к обязательствам по оказанию услуг он относил любые по своей правовой природе договоры, которые совершаются на льготных условиях либо с целью создания удобств для управомоченного лица: договоры бытового подряда и проката, розничной купли-продажи в кредит и т.д. Очевидно, что при подобном подходе понятием «обязательства по оказанию услуг» охватывается слишком широкий круг обязательств, что размывает само это понятие. В целом разделяя данную позицию, Е.Н. Романова разграничивала обязательства по результатам деятельности, относя к обязательствам по оказанию услуг только те, которым присущи следующие признаки: «а) предмет договора составляют полезный эффект в виде удобств для контрагентов (экономия времени, средств, дополнительные гарантии и т.д.; б) услуга как деятельность потребляется в процессе ее предоставления»[11]. Один из основных недостатков такого подхода видится в использовании для характеристики полезного эффекта категорий, не имеющих четких формальных признаков: экономия времени, средств и т.д.

Довольно широко распространено мнение об услугах как результате деятельности. Так, С.С. Алексеев отмечал, что услуги - это «не сама по себе деятельность, а определенный результат»[12].

Н.П. Индюков также утверждал, что «благом может быть только результат труда (деятельности)»[13]. Но при этом специфику результата он видит в том, что этот результат существует в форме положительного эффекта, практически неотделимого от деятельности. По мнению М.В. Кротова, услуга может быть объектом как гражданского, так и трудового правоотношения. Объектом трудового правоотношения является услуга как процесс обслуживания, а гражданского - услуга как продукт труда. Тем не менее, услугу он определял как «деятельность гражданина или организации, потребляемая в процессе ее осуществления, продукт которой не имеет овеществленного выражения»[14]. Из приведенных определений видно, что рассмотрение услуг как результата деятельности в отрыве от самой деятельности непродуктивно, так как в конечном итоге все эти авторы определяли услуги через деятельность.

Тихомиров А.В. предлагает следующее понятие «услуги». Услуга, в том числе медицинская, представляет собой материальное производство, с получением невещественного его продукта. В экономическом аспекте этого отношения имеет место производства и потребление услуги субъектами такого отношения – производителем и потребителем (клиентом). В юридическом смысле указанные стороны представлены соответственно как исполнитель (медицинский хозяйствующий субъект) и заказчик (гражданин). В профессиональном же плане стороны представляют врач (медицинское учреждение) и пациент[15].

Е.Д. Шешенин выделял следующие признаки услуги: «а)... это деятельность лица (юридического или физического), оказывающего услугу... б) оказание услуги не оставляет вещественного результата... в) полезный эффект услуги (деятельности) потребляется в процессе предоставления услуги, а потребительная стоимость услуги исчезает»[16].

Отсутствие овеществленного результата как основной признак услуг использовался и для их отграничения от работы. В связи с этим проблема соотношения работ и услуг, а, следовательно, и соотношения договора подряда и договора по оказанию услуг, приобрела самостоятельное значение в дискуссии о понятии услуг. Отсутствие в действовавшем в то время гражданском законодательстве дифференциации правового регулирования отношений по выполнению работ и оказанию услуг позволяло рассматривать услуги как разновидность работы. Так, И.Л. Брауде утверждал, что «работа может состоять в изготовлении какой-либо вещи или в оказании услуг»[17].

В цивилистической литературе высказывалось и прямо противоположное мнение о работе как разновидности услуги. Н.А. Баринов объединил в понятии услуги и выполнение работ, и оказание услуг, указав, что «одни услуги воплощаются в потребительных стоимостях вещей... Другие услуги (потребительные стоимости) как результат деятельности услугодателя... не воплощаются в товарах, а выражаются в форме деятельности услугодателя»[18].

По мнению А.Ю. Кабалкина, «представляется допустимым рассматривать выполнение работ в качестве разновидности обязательств по оказанию услуг, исходя главным образом из того, что любая услуга невозможна без выполнения определенной работы»[19].

В монографической литературе при формировании понятия «услуги» в качестве основного признака также указывается на нематериальность результата деятельности исполнителя при оказании услуг. В связи с этим интерес представляют попытки Е.Г. Шабловой сформулировать доктринальное определение услуги. Сначала услугу она определяет как «способ удовлетворения индивидуальной потребности лица, который не связан с созданием (улучшением) вещи или объекта интеллектуальной собственности и достигается в результате деятельности, допускаемой действующим правопорядком на возмездных началах»[20, стр.13]. Впоследствии это определение уточняется: «Услуга - это способ удовлетворения индивидуальной потребности лица, который связан с нематериальным результатом деятельности исполнителя, допускаемой действующим правопорядком, на возмездных началах»[20, стр.14]. Использует традиционный критерий для разграничения работ и услуг В.В. Кванина. Но она выделяет услуги в широком и узком смыслах: «Под услугой в широком смысле следует понимать любую деятельность, не имеющую овеществленного результата (поручение, хранение, комиссия, перевозка, медицинские, образовательные услуги и др.). А в узком смысле слова под услугой следует понимать деятельность, которая непосредственно направлена не на вещь, а на личность услугополучателя»[21]. Однако предлагаемый критерий не универсален, так как применим не ко всем видам услуг. Так как содержание любого понятия составляет совокупность существенных признаков, выявление признаков услуг представляется чрезвычайно важной задачей. Именно по этому пути пошел Д.И. Степанов, выделив следующие признаки услуги:

- совокупность действий, последовательно сменяющих или дополняющих друг друга, составляет поведенческую характеристику услуги;

- услуга не имеет вещественного результата, как операция обладает свойством неосязаемости;

- трудность обособления и неотделимость от источника;

- услуга, оказываемая конкретным человеком или сообществом, индивидуализируется, становится в известной мере уникальной, эксклюзивной, хотя и продолжает относится к конкретному виду деятельности;

- моментальная потребляемость услуги, т.е. свойство синхронности оказания и получения услуги;

- неустойчивость качества услуги[22].

Д.И. Степанов, исходя из выделенных признаков, сформулировал следующее определение услуг: «Услуги - разновидность объектов гражданских правоотношений, выражающихся в виде определенной правомерной операции, т.е. в виде ряда целесообразных действий исполнителя либо в деятельности, являющейся объектом обязательства, имеющей нематериальный эффект, неустойчивый вещественный результат либо овеществленный результат, связанный с другими договорными отношениями, и характеризующийся свойствами осуществимости, неотделимости от источника, моментальной потребляемости, неформализованности качества»[23].

Полагаем, что этот критерий является определяющим, поскольку именно специфика социальной сферы как «совокупности отраслей, предприятий, организаций, непосредственным образом связанных и определяющих образ и уровень жизни людей, их благосостояние, потребление»[24], сферы, где реализуются социальные права граждан, определяет основные характеристики социальных услуг. В то же время использование других критериев (особенности финансирования, варианты нормативной правовой регуляции, субъекты соответствующих отношений, содержание отношений и других) позволяет к числу признаков социальных услуг отнести следующие:

1) услуги оказываются гражданам в рамках государственной социальной политики и реализации социальных целевых программ;

2) адресная субъектная направленность (социальные услуги получают те слои населения, которые нуждаются в оказании помощи);

3) перечень таких услуг закрыт и нормативно регламентирован;

4) финансирование затрат, связанных с оказанием социальных услуг, осуществляется в основном за счет бюджетных средств и внебюджетных фондов;

5) субъекты, оказывающие услуги, - в основном государственные и муниципальные учреждения социальной службы[20, стр. 13].

К признакам социальных услуг следует относить и то, что условия договора по предоставлению социальных услуг, а также обязанность сторон вступить в договор предусмотрены нормативными правовыми актами и полностью исключают свободу договора[25].

Что касается содержания правоотношений, в рамках которых происходит оказание социальных услуг, то полагаем необходимым учитывать следующее. Публичные услуги в социальной сфере обусловлены социальными правами граждан и, как правило, соответствуют видам социальных обязательств государства. При формальном закреплении принципов оказания социальных услуг (которые взаимосвязаны с принципами социального государства) законодатель ставит своей целью добиться такого баланса между частными и публичными интересами, который в наибольшей степени отвечал бы требованиям фактического равенства и справедливости. Особые финансовые условия и иные гарантии доступности этих услуг, которые обеспечивает государство, и именно оно - также черта, отличающая социальные услуги от иных публичных услуг. На это обстоятельство обращает внимание и Е.Г. Шаблова, указывая, что социальные услуги не являются объектом договора возмездного оказания услуг, а возмездность - это один из ограничительных признаков услуги как объекта гражданских прав от социальной услуги.

Используя данный признак в качестве основания для классификации, можно выделить следующие виды социальных услуг:

1) изначально бесплатные для всего населения (общее образование, скорая медицинская помощь);

2) бесплатные для отдельных категорий населения (высшее образование на конкурсной основе, получаемое впервые);

3) частично оплачиваемые (проезд на железнодорожном транспорте, лекарственное обеспечение для льготных категорий).

Социальные услуги предполагают публичный характер прав лица, претендующего на получение этих услуг, обусловленный тесной связью между услугами и социальными правами. Социальные права как права «второго поколения» представляют собой те притязания, которые предъявляются не к отдельным лицам и организациям, а к обществу и государству как его организованной форме. Признаком социальных услуг является и тот факт, что они регулируются нормами специальных законов, не имеющих «прописки» в гражданском законодательстве, а образующих особый блок законодательства - социальное законодательство, в рамках которого можно объединить законодательство об образовании, здравоохранении, культуре, частично жилищное и семейное законодательство, трудовое законодательство и законодательство о социальном обеспечении.

Следующий признак - преобладание императивного метода регулирования, характерного для публичного права, над диспозитивным, характерным для частного права (данный признак не является бесспорным и не согласуется с пониманием социальных услуг как объектов гражданско-правовых отношений, представленным в ряде исследований). Использование императивного метода привело, в частности, к тому, что ряд социальных услуг непосредственно вытекают из системы обязательного социального страхования и обязательного медицинского страхования (медицинская помощь в рамках программ ОМС). Полагаем, что к числу признаков следует отнести и принятие государством (или иными публичными структурами, например, местным самоуправлением) на себя ответственности (полной или частичной) за социальные услуги. Учитывая, что большинство социальных услуг не имеют материального результата, что создает значительные сложности в определении их качества, важное значение имеет деятельность государства по созданию системы стандартов и регламентации самой процедуры оказания услуг. Вышеизложенным, Путило Н.В. дает следующее определение: «социальные услуги - все виды услуг в сфере реализации социальных прав, оплата которых полностью или частично производится за счет средств федерального бюджета, бюджетов субъектов Российской Федерации, местных бюджетов или средств государственных внебюджетных фондов»[26].

В настоящее время в Республике Казахстан социальная поддержка уязвимых групп населения осуществляется на основе индивидуальной или «медицинской модели», когда услуги направлены на решение индивидуальных проблем (лечение, коррекция, реабилитация, обучение, пособия для обеспечения базисных потребностей и жизнедеятельности). В то же время, изучение международного опыта и законодательства стран с развитым институтом социальной работы показали, что проблемы, препятствующие эффективному функционированию личности, кроятся не только в здоровье или нарушении функций, но в большей степени обусловлены социальными проблемами в окружающей среде. В этих странах применяется «социальная модель» поддержки уязвимых слоев населения.

Анализ теоретических подходов, действующего законодательства показал, что деятельность государства в сфере социальной защиты населения не соответствует содержанию новой государственной политики в социальной сфере, нацеленной на ее реформирование и модернизацию. Традиционно социальная поддержка была направлена на узкий круг социально уязвимых лиц и основывалась на односторонних финансовых вливаниях в социальную сферу со стороны государства. На сегодняшний день, необходимо констатировать факт неразвитости системы социальных услуг и социальной инфраструктуры, а также отсутствия сформированного института профессиональной социальной работы.

В Послании народу Казахстана «Стратегия вхождения Казахстана в число наиболее конкурентоспособных стран мира» (Астана, 1 марта 2006 года) Президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев определил установление «современной социальной политики, защищающей слабых и поддерживающей развитие экономики и страны» как один из основных приоритетов нашего государства. Развитие адресной социальной поддержки наиболее «уязвимых» слоев населения является первым приоритетом в данном направлении. Также в следующем Послании Главы государства народу Казахстана «Новый Казахстан в новом мире» (Астана, 28 февраля 2007 года) отмечается, что «…социальная поддержка населения со стороны государства может быть эффективна только в том случае, если она носит целевой и адресный характер».

В целях реализации вышеперечисленных Посланий главы государства был разработан, и который будет являться основным актом, дающим законодательное толкование ряда вопросов, связанных с пониманием сущности социальных услуг, является проект Закона Республики Казахстан «О социальных услугах» (далее - Закон). Закон был разработан в соответствии с Планом законопроектных работ Правительства Республики Казахстан на 2008 год. Законом определяются круг лиц, управомоченных предоставлять социальные услуги; круг лиц, обладающих правом на обращение и получение услуг; перечень видов услуг предоставляемых всем или отдельным категориям граждан, требования к качеству услуг, стандарты; основания и порядок предоставления социальных услуг. Согласно, Концепции к данному Закону, социальные услуги включают: предоставление консультативно-информационных услуг; осуществление социального обслуживания в медико-социальных учреждениях (организациях), на дому, в территориальных центрах социального обслуживания; оказание медико-социальных, психолого-педагогических услуг, социально-реабилитационных услуг и т.д. «Право на медицинское обслуживание» является составным элементом «права на обслуживание в целом». Также, исходя из смысла Закона, медицинское обслуживание является одним из видов социальных услуг.

Медицинская услуга - это совокупность необходимых профессиональных действий исполнителя медицинской услуги, направленных на удовлетворение потребностей пациента (потребителя услуг) в поддержании здоровья, лечении заболеваний, их профилактике, диагностике в соответствии с согласием пациента подвергнуться конкретной медицинскому вмешательству. Исполнитель медицинской услуги – организация независимо от ее формы собственности и организационно-правовой формы, а также индивидуальный предприниматель (частнопрактикующий врач), осуществляющие  медицинскую деятельность в соответствии с полученным разрешением (лицензий)[27].

В соответствии с Кодексом Республики Казахстан от 18 сентября 2009 года    № 193-4 «О здоровье народа и системе здравоохранения» медицинские услуги - действия субъектов здравоохранения, имеющие профилактическую, диагностическую, лечебную или реабилитационную направленность по отношению к конкретному человеку[28]. Медицинские услуги подразделяются на услуги в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи и медицинские услуги, оказываемые населению на платной основе. Гарантированный объем бесплатной медицинской помощи – единый на всей территории Республики Казахстан объем медицинской помощи, оказываемый всем гражданам Республики Казахстана и финансируемый непосредственно из республиканского и местного бюджетов[29]. Следует отметить, что законодательство в сфере здравоохранения является комплексным, что соответствует комплексному характеру предмета правового регулирования. Для целей настоящего исследования важно определить правовую природу отношений, складывающихся между медицинским учреждением и пациентом по оказанию медицинских услуг. Отношения по оказанию медицинских услуг большинством авторов квалифицируются как гражданско-правовые независимо от того, на какой основе - платной или бесплатной - они осуществляются[30]. С данной позицией следует согласиться, так как отношения, складывающиеся между медицинским учреждением и гражданином, основаны на равенстве сторон и автономии воли их участников. У медицинского учреждения отсутствуют властные полномочия по отношению к пациенту.

В целом полагаем, что правовое регулирование в сфере социальных услуг, наряду с имеющей место тенденцией по их стандартизации, должно создать дополнительные гарантии доступности тех услуг, которые непосредственным образом связаны с реализацией социальных прав, закрепленных в Конституции Республики Казахстан.

 

Список литературы

1.Калашников С.В. Функциональная теория социального государства. М.: ЗАО "Издательство "Экономика", 2002. С. 69.

2.Социальное правовое государство: вопросы теории и практики: Материалы межвузовской научно-практической конференции. Санкт-Петербург, 21 июня 2003 г./ Сост. Н.С. Нижник, Н.А. Чекунов; под ред. Д.И. Луковской. СПб., 2003. С. 3.Карлсон А. Общество - Семья - Личность: Социологический кризис Америки. Альтернативный социологический подход/ Пер. с англ. под ред. профессора А.И. Антонова. М., 2003. С. 13 - 15.

3.Терещенко Л.К. Услуги: государственные, публичные, социальные// Журнал российского права. 2004. № 10. С. 17.

4.Баринов Н.А. Имущественные потребности и гражданское право. Саратов, 1987; Кабалкин А.Ю. Сфера обслуживания: Гражданско-правовое регулирование. М., 1972; Он же. Гражданский закон об услугах населению. М., 1980; Он же. Услуги в системе отношений, регулируемых гражданским правом// Гос-во и право. 1994. № 8, 9. С. 79 - 88; Кабалкин А.Ю., Мозолин В.П. Охрана прав граждан и потребителей// Сов. гос-во и право. 1983. № 4. С. 37 - 45; Плоом Э.Л. О защите прав граждан-заказчиков по договорам бытового обслуживания// Учен. зап. Тарт. гос. ун-та. Тарту, 1987. Вып. 782. С. 30 - 39; Он же. Услуга, товар или? // Советское право. Таллин, 1987. № 4. С. 261 - 265; Шерстобитов А.Е. Гражданско-правовое регулирование договорных отношений в сфере обслуживания. М., 1987

5. Калмыков Ю.Х. К понятию обязательства по оказанию услуг в гражданском праве// Избранное: Труды. Статьи. Выступления. М., 1998. С. 29 - 34; Романова Е.Н. Гражданско-правовое содержание услуг. Т. XXVI// Учен. зап. Кабардино-Балкарского НИИ. Нальчик, 1974. С. 210 - 213.

6.Иоффе О.С. Советское гражданское право (курс лекций): Отдельные виды обязательств. Л., 1961. С. 211 - 213.

7.Красавчиков О.С. Советская наука гражданского права . Свердловск, 1961. С. 303 - 306.

8.Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг// Сб. учен. тр. Свердловск, 1964. Вып. 3. С. 177.

9.Калмыков Ю.Х. Указ. соч. С. 33.

10.Романова Е.Н. Указ. соч. С. 213.

11.Алексеев С.С. Об объекте права и правоотношения // Вопросы общей теории советского права. М., 1960. С. 297.

12.Индюков Н.П. Услуга как объект гражданского правоотношения // Проблемы права, социалистической государственности и социалистического управления. Свердловск, 1978. С. 33.

13.Кротов М.В. Обязательство по оказанию услуг в советском гражданском праве. Л., 1990. С. 41.

14.Тихомиров А.В. Медицинская услуга. Правовые аспекты. –М.: Информационно-издательский дом ,1996. – с.96

15.Шешенин Е.Д. Предмет обязательства по оказанию услуг. С. 177.

16.Брауде И.Л. Договор подряда // Отдельные виды обязательств. М., 1954. С. 221.

17.Баринов Н.А. Права граждан по договору бытового заказа и их защита. Саратов, 1973. С. 14.

18.Кабалкин А.Ю. Услуги в системе отношений, регулируемых гражданским правом. С. 84.

19.Шаблова Е.Г. Гражданско-правовое регулирование отношений возмездного оказания услуг: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. Екатеринбург, 2002. С. 13.

20.Кванина В.В. Договор на оказание возмездных услуг: Учебное пособие. Челябинск, 2002. С. 31.

21.Степанов Д. Услуги как объект гражданских прав// Российская юстиция. 2000. N 2. С. 16 - 17.

22.Степанов Д.И. Услуги как объект гражданских прав. М., 2005. С. 217.

23.Борисов А.Б. Большой энциклопедический словарь. М.: Книжный мир, 2002. С. 695.

24.Сироткина А.А. Договор оказания медицинских услуг: особенности правового регулирования. М.: Статут, 2004. С. 30.

25.Путило Н.В.  К вопросу  о природе социальных услуг// Журнал российского права. 2006, N 4

26.Ломакина И.Г. Гражданско-правовое регулирование отношений по оказанию медицинских услуг в Российской Федерации. Дисс…к.ю.н./ ГУОВПО «Росс.универс.дружбы народов (РУДН)». С. 13

27. «О здоровье народа и системе здравоохранения» Кодекс Республики Казахстан от 18 сентября 2009 года    № 193-4 - подпункт 74) пункта 1 статьи 1

28.Ким С.В., Бейсенбекова Г.К. Научное обоснование и финансово-экономические расчеты разработки правил оказания платных услуг в системе здравоохранения// Проблемы социальной медицины и управления здравоохранением. Ежеквартальный научно-практический бюллетень. 2005. № 34. с. 6-10

29.Малеина М.Н. Человек и медицина в современном праве: Учеб. и практич. пособ. М., 1995; Она же. Гражданско-правовой договор на оказание медицинской помощи// Правоведение. 1989. № 2. С. 28 - 35; Тихомиров А.В. Медицинское право: Практич. пособ. М., 1998; Шленева Е. Медицинское право: Предмет отрасли// Право и жизнь. 2000. № 26; Мохов А.А. Теоретические проблемы медицинского права России. Волгоград, 2002; Елина Н.К. Медицинская деятельность: Понятие, формы осуществления// Актуальные проблемы гражданского, предпринимательского права, гражданского и арбитражного процесса: Межвуз. сб. науч. ст./ Под ред. Е.А. Трещевой. Самара, 2005. С. 126 - 139.

Фамилия автора: Р.Ж. Мирзандаева
Год: 2009
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика