Иностранные военнопленные на территории Казахстана (1941-1945 гг.)

Одной из самых драматических страниц мировой истории являются судьбы военноплен­ных. Разрушительный отпечаток на судьбы огромного количества людей наложил сам факт нахождения в плену. Под военным пленом понимается ограничение свободы лиц, прини­мавших участие в боевых действиях, в целях пресечения их дальнейшего участия в воору­женном конфликте. С пленом связаны физи­ческие страдания и лишения, массовая гибель, моральное унижение и психологический кризис пленников.

Судьба военнопленных до недавнего вре­мени оставалась одной из малоизученных в истории Великой Отечественной войны и второй мировой войны в целом. Так, например, тема использования труда иностранных воен­нопленных на советских хозяйственных объектах относилась к числу закрытых, и на их иссле­дование было наложено строгое табу.

Лагеря для военнопленных и интерниро­ванных на территории Казахстана были обра­зованы ещё в период советско-финской войны. Сюда же, в Казахстан были отправлены и эше­лоны с польскими военнопленными в сентябре 1939 г. Так, Карагандинский лагерь НКВД при­нял военнопленных в связи с реформированием Темниковского и Вологодского лагерей.

В приказе наркома внутренних дел СССР от 15 августа 1941 г. давалось указание «впредь всех поступающих в приемные пункты военно­пленных рядового состава направлять в Кара­гандинский лагерь до полной его численности в 5000 человек». В июле 1941 г. на базе Спасского отделения Карагандинского лагеря, дислоциро­вавшегося в 45км на восток от Караганды до места расположения бывшего Спасского меде­плавильного завода, был образован Спасозавод-ской лагерь. Согласно архивным документам, на 15 декабря 1941 г. контингент лагеря составляли 3 156 человек, в том числе 1 835 немцев, 987 румын, 169 финнов, 9 поляков, 51 австриец, 21 швед, 11 русских, 2 еврея, 39 венгров, 11 сло­ваков, 10 украинцев, 1 литовец, 10 итальянцев [1, с. 107].

Мероприятия по созданию правовой базы содержания военнопленных начали проводиться с первых дней войны. 1 июля 1941 г. Советское правительство утвердило «Положение о военно­пленных», которое практически напоминало не ратифицированную Советским Союзом Женев­скую конвенцию 1929г. Но до 1942г. норматив­ные положения об использовании труда военно­пленных не были выработаны.

В 1942г. трудовое использование и состоя­ние военнопленных берется под жесткий кон­троль. 17 июля 1942г. Управление по делам военнопленных и интернированных (УПВИ) разослало в лагеря директиву, которая предпи­сывала проводить ежеквартально медицинское освидетельствование контингента лагерей для определения его трудоспособности. Все же главным в тот период была необходимость жесткого построения организационной струк­туры, которая могла бы отвечать за контингенты военнопленных. 3 августа 1942г. был объявлен Приказ НКВД СССР № 001603 с Положением об Управлении НКВД Союза СССР по делам о военнопленных и интернированных. Данный документ принципиален, поскольку он во многом и определил дальнейшую судьбу воен­нопленных, их трудовое использование, быт и т.д. Было объявлено, что Управление по делам о военнопленных и интернированных входит в состав народного комиссариата внутренних дел Союза ССР. Штаты управления по делам о военнопленных и интернированных и его местных органов устанавливались приказами народного комиссара внутренних дел Союза ССР и содержались за счет государственного бюджета СССР [2, с. 15].

Со второй половины 1943г. расширилась география использования труда военнопленных на различных объектах народного хозяйства. К этому времени на территории республики функ­ционировали недавно открывшиеся лагеря: Гурьевский, Иртыш-Гэстрой, Пахта-Аральский, Джамбульский.

Надо отметить, что в первый год войны из-за небольшого количества военнопленных их труд слабо использовался в народном хозяйстве. В дальнейшем был принят ряд документов, ре­гулировавших вопрос об использовании труды военнопленных вне территории лагерей. НКВД пытался навести порядок в этом вопросе, установив    строжайший контроль за деятель­ностью лагерей. Как отмечает исследователь Л. В. Михеева, тяжелое военное положение в стране, отсутствие ряда продуктов, бытовая неустроенность и тяжелый физический труд в течение 12 часов приводили к росту заболевае­мости и высокой смертности среди военноп­ленных. В связи с низкими производственными показателями и высокой смертностью среди военнопленных УПВИ НКВД СССР 17 июля 1942г. было вынуждено принять директиву «О подразделении военнопленных на группы в зависимости от их физического состояния», в соответствии с которой все военнопленные делились на 4 условные группы трудоспо­собности: к 1-й группе были отнесены все военнопленные, практически здоровые, годные для выполнения физических работ; ко 2-й группе отнесены военнопленные, ограниченно годные к физическому труду, имеющие хро­нические заболевания или физические не­достатки; в 3-ю группу вошли военнопленные, годные только для выполнения легких физи­ческих работ, имеющие серьезные хронические заболевания или физические недостатки; к 4-й группе были отнесены военнопленные-инва­лиды, имеющие тяжелые хронические заболе­вания или физические недостатки [3, с. 55-56].

Порядок использования труда военноплен­ных был определен в Директиве НКВД СССР, принятой в апреле 1943г.

Карагандинский лагерь (Карлаг) и его Спас­ское отделение, на базе которого был образован лагерь для военнопленных № 99 - наиболее яркий пример опыта советской системы по ор­ганизации и функционированию лагерей [4, с. 3]. Организация труда и быта военнопленных и интернированных строилась на основах стро­жайшей дисциплины и безоговорочном подчи­нении установленному режиму. Не допускалось панибратство и близкие связи между спец­контингентом и сотрудниками лагеря, исклю­чалась возможность общения военнопленных с интернированными. Директивы и приказы НКВД регулировали вопросы режима, направ­ления на работу, оплаты и охраны труда, ответ­ственность на уклонение от работы. Военно­пленные и интернированные широко исполь­зовались на строительстве промышленных и гражданских объектов, на шахтах, рудниках, сельхозработах и пр. В 1945г. в тресте «Ка-рагандауголь» работало 4489 чел., в тресте «Шахтострой» - 1976 чел., в «Жилстрой». - 172 чел. Несмотря на то, что в 1945-1948гг. более 2/3 лагерей военнопленных в СССР были нерен­табельны, отказаться от услуг военнопленных в условиях разрухи и острой нехватки кадров правительство не рискнуло. Приказом МВД СССР от 8 июня 1949г. Спасский лагерь воен­нопленных был официально переформирован в режимный лагерь. К лету 1950г. этот лагерь был расформирован, а его отделения переданы Пес­чаному лагерю [4, с. 20].

В лагерях постоянного разрешения требо­вали вопросы содержания и медицинского об­служивания военнопленных. Следует отметить, что предпринимались шаги по улучшению ра­циона питания, оказания медицинской помощи, снижения уровня смертности среди пленных. Конечно, настолько, насколько это было воз­можно в условиях войны. Эту ситуацию можно проиллюстрировать на примере Пахта-Атараль-ского лагеря № 29. Военнопленные в этот ла­герь, как и в другие, прибывали истощенные, с педикулезом (завшивленные), нередко прино­сили с собой сыпной тиф. Документы позволяют обозначить ряд причин смертности среди воен­нопленных. Одна из них, смерть вновь пленных по прибытии вследствие затяжного заболевания. Нужно назвать и такой фактор, как трудности по переброске пленных в лагеря из-под Сталин­града (недостаток транспорта, разрушенные коммуникации). Усугубляли ситуацию голод, обморожения пленных.

Прибыв в Пахта-Аральский лагерь, военно­пленные немцы попадали не в лучшие условия. В связи с массовым заболеванием тифом сани­тарная служба лагеря в течение нескольких месяцев проводила противотифозные мероприя­тия не только среди узников лагеря, но и среди гражданского населения. Лагерный персонал, медицинские работники стремились предотвра­тить массовую гибель военнопленных. При каждом из шести лагерных отделений были организованы лазареты, систематически прово­дилась профилактическая обработка пленных, устанавливался строгий контроль за санитарным состоянием жилых помещений, что позволило избежать распространения инфекционных забо­леваний. В конечном итоге, это позволило вы­править положение. [1, с. 109-111].

16 марта 1943г. был издан циркуляр наркома внутренних дел СССР за № 120 о мероприятиях по сохранению и улучшению физического со­стояния военнопленных, улучшения санитарно-бытовых условий содержания военнопленных. В архивах сохранились свидетельства исполнения этого циркуляра. Так, например, по Управлению Спасскозаводского лагеря НКВД был издан приказ, предписывающий проведение следую­щих мероприятий: оборудование лазаретов на 70 мест, строительство уборных, обеспечение лесоматериалами для постройки нар и печей, баками для кипяченой воды, а также необ­ходимыми постельными и санитарными принад­лежностями. Запрещалось выводить на какие-либо работы истощенных и находящихся в оздоровительных командах военнопленных и интернированных. [5, л.59 - 60].

Предусматривались наказания непосред­ственных нарушителей трудовой и воинской дисциплины. Помимо этого, политические ин­структоры проводили среди узников воспита­тельную антифашистскую работу совместно с активистами-антифашистами из числа самих военнопленных. Проводились мероприятия, на­целенные на поднятие трудовой и воинской дис­циплины, повышение производительности труда, на бережное отношение к лагерному и индиви­дуальному пользованию имуществом, инстру­ментами, материалами и оборудованием, на стро­жайшее соблюдение лагерного режима [6, л. 8].

В 1945г. лагеря пополнились военноплен­ными из числа японцев. Первые эшелоны с японскими солдатами и офицерами прибыли в Казахстан в конце сентября 1945г. Они на­правлялись на крупнейшие народнохозяйствен­ные стройки республики. По подсчетам исто­риков, на территории Казахстана было разме­щено 58900 японских военнопленных [7].

Исследователи называют 1943-1946гг. пе­риодом расцвета системы УПВИ-ГУПВИ. К 1 января 1946г. на территории Казахстана дей­ствовали 11 лагерей для военнопленных и ин­тернированных. С 1943г. и до конца войны чис­ленность военнопленных возросла с 181 148 человек до 2 179 749 человек.

 

Список литературы

  1. Жангуттин Б.О. ГУПВИ: военнопленные и интер­нированные на территории Казахстана (1941-1951гг.) // Отечественная история (РАН). - М., 2008. - № 2. - С. 107-113.
  2. Бекмагамбетов Р.К. Использование труда иностран­ных военнопленных Второй мировой войны в народном хозяйстве Казахстана 1941-1951гг.: Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. истор. н. - Алматы, 2008. - 28с.
  3. Михеева Л.В. Иностранные военнопленные и интернированные в Центральном Казахстане (1941-начало 50-х гг. XX века): Дисс. на соиск. уч. степ. канд истор. н. -Караганда, 2007.
  4. Елеуханова С.В. История Карлага: охрана, режим и условия содержания заключенных (1930-1956гг.): Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. канд. истор. н. - Караганда, 2009. -26с.
  5. Госархив Карагандинской области. - Ф. 410, д. 30. -Л. 59-60.
  6. Госархив Қарагандинской области. - Ф. 410, д. 15. -Л. 1-8.
  7. Алданазаров А. В Книге памяти - судьба японских солдат // Казахстанская правда. - 1994. - 16 июля.
Фамилия автора: С. К. Кабылтаева
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика