Проблемные вопросы истории народов Центральной Азии в исследованиях Ч.Ч. Валиханова

Творческое наследие замечательного сына казахского народа, выдающегося мыслителя, ученого, просветителя-демократа, поборника про­гресса и дружбы с русскими и другими народами, путешественника, востоковеда-историка, этно­графа, публициста, фольклориста Чокана Чин-гисовича Валиханова охватывает самые разные аспекты истории народов Центральной и Средней Азии, Казахстана и Западной Сибири.

Чокан Валиханов (полное его имя -Мухаммед - Ханафия, Чокан -прозвище, данное матерью), родился в ноябре 1835 г. в фамильной усадьбе, Срымбете, в доме, построенном по поручению Александра I   Айганым-вдове хана

Валия. В 1847-1853 гг. Чокан учился в Омском кадетском корпусе. После окончания кадетского корпуса работал в течение пяти лет в Западно­Сибирском генерал-губернаторстве. Ч.Валиханов в возрасте 22 года (27 февраля 1857г.) был избран действительным членом Русского гео­графического общества.

С апреля по июль месяцы 1856 г. Чокан Валиханов принимает участие в составе Иссык-Кульской военно-научной экспедиции. На Ис­сык-Куле Валиханов интересовался остатками древней городской культуры, оросительных систем, изучал каменные изваяния и памятники архитектуры.

После иссык-кульской экспедиции, в августе 1856 г. Чокан был отправлен в Кульджу для переговоров с китайскими властями от­носительно налаживания торговых отношений с Китаем, прерванных после того, как была сожжена русская фактория в городе Чугучаке.

По рекомендации Семенова Тянь-Шанского он получает секретное поручение проехать в Кашгарию, закрытую для европейцев. В 1858­1859 гг. Валиханов совершил отважное путе­шествие в Восточный Туркестан под видом купца.

Попытки европейских ученых проникнуть в Кашгарию заканчивались неудачно, а порой и трагически. Так, в 1857 г. в Кашгаре погиб известный немецкий путешественник и исследователь Адольф Шлагинтвейт. Первые достоверные сведения об обстоятельствах его гибели были доставлены Ч.Валихановым.

Ч. Валиханов в своих исследованиях за­трагивает актуальные, но до сегодняшнего дня, слабоизученные вопросы истории народов, живших на огромном пространстве Центральной Азии в древности, средневековье и новое время. За 220 лет до Р.Х. с границ северо-западного Китая, с Долгой стены двинулись на запад юечжи,- утверждает автор. Они заняли тер­риторию Восточного Туркестана: Илийский округ, Семиречье и озеро Иссык-Куль, вытеснив народ сэ, т.е.саков. Эти места -прекрасные стойбища для кочевых народов, конечно, были любимыми кочевьями их с древнейших времен. По китайским источникам,- пишет ученый-востоковед,- через эти места проходили, на этих местах утвердились и сильные орды. Усуни, изгнав юечжей, основывают здесь свою орду. Усуни были сильные. Семь столетий здесь жили усуни. В VI веке утвердились тут гаогюй (уйгуры) и после дулцы (дулу - древнейшее тюркское племя Алтая и Семиречья). Мнение Ч. Валиханова относительно этнической при­надлежности юечжи отличается от общепри­нятого утверждения, рассматривающего юечжи как восточную ветвь ираноязычных сакских племен, обитавших на территории Восточного Туркестана.

Ч. Ч. Валиханов считал, что юежчи являются тюркским народом: « Нет сомнения, что юечжи кочевой народ, занявший нынешний Хорезм, где и ныне кочуют туркмены, и потом распростершый свое влияние на весь Туран, были тюрки, низвергавшиеся впоследствии на Азию под именем селджуков, османов, кара-койлу и аккойлу. Кангюй и западные дулгасцы тоже утвердились в Туране, и , по свидетельству китайцев, последние граничили далеко на западе с Фолинь (Византией)» [1, с.284].

На основе использования сочинения Абул-газы (1603-1664 гг.) Ч.Валиханов рассуждал о древних жителях Иссык-Куля : «Огузхан (т.е. правитель гуннов Модэ -И.С.) имел здесь зимовье. У Абулгазы, в сказаниях его о тюрках, озеро Иссык-Куль является колыбелью тюрков. До нашествия Чингиз-хана тут были канглы. Озеро Иссык-Куль, Чуй и Талас суть кочевые места канглов»[2, с.28].

По мнению Ч.Валиханова, еще в древние времена, часть населения Илийской долины, Семиречья вела оседлый образ жизни. В средние века оседлость здесь сильно распространялась, особенно в Илийской долине. Города Алмалык (ныне Туркестанское селение), Хонакай и Кайнак (существующая и теперь) и Алмату (где ныне укрепление Верное) были известны по своей торговле и служили станциями на большой дороге, по которой ходили генуэзские купцы в Китай и кипчаковские послы к великому хану [3, с.332]

В отличие от общего мнения, Чокан Вали-ханов считал, что Чудские копи - древние выработки, характеризующие горное дело эпохи бронзы, разрабатывали скорее не финны, а предки тюрков. «Исторические данные нам говорят, напротив, более в пользу тюрков, чем финнов, потому что тугю, по свидетельству китайцев были рудокопами жужанского дома, а при покорении Сибири одно тюркское поколение было названо кузнецким, потому что оно исключительно занималось сплавкой руд и снабжало металлическими изделиями соседних монголов и финнов» [1, с.224]. Эту версию Ч. Валиханова ранее высказывали В.Татищев, П. С. Паллас.

Ч. Валиханов подчеркивает, что Алтай и Енисей были колыбелью тюрков и монголов, и племена, живущие в юго-восточной Сибири, сохраняли до сих пор чистоту тюркского языка и обычаев [4, с.294].Страна эта, наши степи, были заняты до монгольского периода истории тюрками коренными. Были народы, которые по происхождению принадлежали к другому по­колению, но подчинились тюркскому языку и тюркским нравам.

Важное место занимает вопрос о времени сложения казахского народа и образования казахского государство - ханства. Валиханов писал: Все три орды, составляющие союз казах, считают своим родоначальником некоего Алача, что значит чужеземец, или, буквально, не наш. Кто   такой   был   Алача,   откуда   он взялся, народное предание повествует различно [5,с.308]. Исследователь старался установить время сложения казахского народа на основе использования народных преданий в качестве источников. Алаш, согласно казахским пре­даниям, был объединителем союза казахов: «Предание говорит определеннее: Аксак Темир (Тамерлан) в первый свой поход на Тохтамыша, проходя через кочевье казаков Каракума, заметил их, разгромил их улусы и повесил двух ханов - Амета и Самета - и отправил к ним для распространения истинных правил веры и для искоренения шаманства учителей машаиха» [6, с.159]. Амет и Самет по Жалаири, первые казахские ханы, казненные Тимуром во второй половине XIV века [7, с.372].

По мнению Валиханова, сложение казах­ского народа и время правления Алаш-хана приходятся к середине XIV века. Он рассуждал: если Тамерлан в первый свой поход в 1392 году на Тохтамыша убил детей Алача и первого хана казачьего, то приблизительно можно полагать, что сам Алач мог жить в середине XIV столетия[6, с.151].

Ч. Валиханов считал, что «начало союза Алач, татарских казаков // как казачества, я принимаю вполне и думаю, что миф киргизский о алаче и Аласе, как выражение этого начала, имеет основание». У народов азиатских свобода и независимость могли обусловливаться только в лице отдельного хана и своего родона­чальника. Усиление казахов союзом разных выбежавших племен от орд Кипчаковской и Туркестанской, конечно, делалось и образова­лось постепенно, исподволь [6, с.152].

Ч. Валиханов в «Записках о киргизах», затрагивая время правления Жанибек хана, писал: «Джанибек был, по преданию, первый хан казаков из дома чингизидов-джучиханидов. Абульгази, подтверждая эти предания, детей его называет казакскими ханами» [2, с.62].

Однако, он в работе «Киргизское родо­словие» выразил свое сомнение в том, что Жанибек был первым ханом казахов из дома чингизидов. Об этом свидетельствуют следую­щие его рассуждения. По преданию казахов неизвестно, когда явилась к ним фамилия Уруса и кто из детей его был первым ханом казахским. Предания казахов, хотя и говорят о Джанибеке, как о своем хане, но не менее того не сообщают ничего ясного на вопрос: сам ли он пришел к ним первый, или его предки. В «Сборнике летописей» мы не находим также ничего определенного, только на странице 14 го­ворится, между прочим, что правое крыло войск

Уруса составляли канглы в числе 2000, а левое -народ Алач-Мены [6, с.160]. Ч. Валиханов в работе «Извлечения из Джами'ат-таварих», делая ссылку на работу Кадыргали-бия, записал: «В (стр.170). Правая и левая рука (крыло) Урус-хана [изображена так] : [левая], [правая] алач-мены - 3 сана [большое число]; канлы - 2 сана. У народы канглы между ними до сего времени знатные есть. Но между алач-мены старшие с гребенчатой тамгой джалаиры должны быть»[8, с.242-243]. Примечание Валиханова: Если тысяча мира, означает всю массу человечества, то Алач-мены - тысяча Алачей значит союз, общество Алач. Джалаирец никогда не упо­требляет название своего народа, говоря о султанах и ханах казахских, он говорит: в том народе царствовал, у того народа..., только в конце повествует, что джалаиры было почетное племя у народа Алач-мены [6, с.161].

Приведенные данные свидетельствуют, что левое крыло войск Урус-хана (Акнияз-хана) состояло из алашевцев. Как заметил Ч. Валиханов, их было много, если учесть, что в XIV веке, возможно, один сан состоял из 10 тысяч человек, то Урус-хан имел на левом крыле 30 тысяч алашевцев, а на правом - 20 тысяч сарбазов, состоящих из канглы, тоже из казахов, как утверждал ученый Н.Я. Бичурин. Он на основе анализа китайских сведений о Кангюй дает свое собственное пояснение: «Владение Кангюй занимало степи от Сырдарьи к северу, на которых ныне кочуют Большая и Средняя казачьи (казахские) Орды. Надобно полагать, что казачьи поколения, ныне извест­ные в России под названием киргиз-кайсаков, недавно приняли народное название казак, потому папские послы, бывшие в Шара-Ордо (Каракоруме) у хана Куюка в 1246 году, еще называли их кангитами»[9,с.156]. Бичурин пред­полагал, что канглы имеют прямое отношение к казахам.

Ч. Валиханов, говоря о Жанибеке, отмечал: По преданиям известно, что Джанибек был государь мудрый [аз], вот отчего казахи называют его не иначе, как с эпитетом Аз [Джанибек], и известно, что визирем его был умный и красноречивый Джиренче Чечен. Его изречения употребляются казахами и теперь, как пословицы, а самое название его сделалось нарицательным именем оратора.

После детей Алача были у них ханы - это несомненно, но кто они? - задает вопрос Ч. Валиханов, и сам дает следующий ответ: О фамилии Уруса исторически известно вот что: фамилия,  из  которой  происходит Урус, по

 

свидетельству Абульгази, была младшая отрасль джучиханидов; родоначальник ее был Тогай-Тимур. Григорьев (История монголов, стр. 41) говорит, что Урус по прямой линии происходит от Батыя и что он вел войну с Тамерланом, мстя за смерть сына своего Бугай-салтана [6, с.162].

По данным Абулгазы Урус-хан, сын Бада-кул-углана, по другим данным Урус-хан яв­ляется сыном правителя Ак орды Чимтай хана, который после смерти отца захватил Сарай и воссел на трон Золотой орды [10].

Ч. Валиханов высказал свое мнение о вре­мени образования казахского народа и казах­ского ханства очень конкретно и связывал этот исторический процесс с XIV веком. «Народ казак (так называем себя мы) образовался от союза разных племен турецких и монгольских во время междоусобий в Орде, начавшихся тотчас после смерти Бердибека, а не народ древний, о котором писал Фирдоуси» [11, с.164]. По мнению исследователя, в тот период этноним «казах» был еще не устойчив и «общего народного названия, как можно догадаться, не имели, каждое племя сохранило свое название, например, кунраты, найманы, кипчаки и проч.» [11, с.167]

Конечно, в условиях кочевого образа жизни казахи отдавали предпочтение племенной, родовой принадлежности, несмотря на то, что характерные черты, объединяющие их в один этнос - казахский были налицо: общность языка, территории, культуры, символики -значки, обычаи, традиции, образ мышления, религиозная и нравственная идентичность, особенность хозяйственного и семейного уклада и поэтому соседи, в том числе узбеки, называли казахов - джете, учитывая характерное их миропонимание.

Ч. Валиханов дал следующее определение понятию «казах»: «Имя казак, которое, как можно полагать из Шейбани-намэ, в то время имело значение довольно почтенное и означало возвышенность духа, здравость - соответ­ствовало европейскому рыцарству. Кочевой степняк, для отличия от своих городских родовичей - соседей, узбеков и ногайцев, гордился именем казака - свободного степняка, кочевого человека» [6, с.152]. В древности слово казак встречается в смысле вольный и вольница; я, - подчеркивает Ч. Валиханов, - не смею в этом сомневаться [12, с.286].

Ч. Валиханов, рассматривая вопрос о вре­мени сложения казахских жузов, орд, ссылается на предание: «До Ишима Храброго (1636) все орды были объединены и управлялись одним ханом»[13, с.276].

Ч. Валиханов обратил внимание на народно-освободительные восстания казахов против колониальной политики царизма. Упразднение достоинства ханов, разделение степи на округа и введение для управления казахской степью сибирского учреждения, стало быть, совер­шенно нового порядка вещей, как и надо было ожидать, обошлось не без смятений. Султан Касым в 1825 г. и впоследствии дети его Сарджан и Кенесары во главе недовольных подняли мятеж и производили беспокойства до 1846 г., прекращенные оружием. Кенесары, отважнейший из мятежников, преследуемый отовсюду казачьими отрядами, бежал в горы Кунгей Алатау и пал в ужасной стычке с дикокаменными киргизами, народом хищным. Несмотря на волнения, введение сибирского учреждения шло с большим прогрессом, и около 1844 г. все отпавшие волости возвратились. Баян-Аульские казахи оставались не без участия в мятеже. Увлеченные, в 1842 г., они после двухгодичного скитальничества по пескам голодной и безводной степи, лишенные скота и имущества, против воли Кенесары решились преклонить повинные свои головы. Тайджан Азнабаев, засдатель от казахов в Баян-Аульском приказе, как чиновник, изменивший присяге, расстрелян в Акмолах в пример другим [14,с.312].

В исследованиях путешественника рас­сматривается расселение казахских и других племен. В работе «О киргиз-кайсацкой Большой орде» автор отмечает, что Большая орда, кочевавшая по Таласу и далее к Ташкенту, под начальством Аблай-хана двинулась на восток и после удачной и продолжительной борьбы вытеснила джунгар за Малый Алатау и заняла свои давние места. Итак, эти места, по ска­заниям кайсаков, вновь заняты Большою ордою у калмыков, и, следовательно, притязания китайцев на эту страну несправедливы, так как с появлением исконных жителей она стала независимою [13, с.181].

Исследователь отмечал, что в числе родов казахских, находящихся в пределах Китая, Кереи, суть самые углубленные; они кочуют около Хобды, близ города Манаса, и управ­ляются вместе с торгоутами на одних и тех же правах [15, с.247].

Ч. Валиханов, высказывая свое мнение о подготавливавшейся судебной реформе в казах­ской    степи, писал    о    том,    что реформа должна соответствовать особенностям и казах­ского народа, так как: изо всех инородческих племен, входящих в состав Российской империи, первое место по многочисленности, по богатству и, пожалуй, по надеждам на развитие в будущем принадлежит нам - казахам. Мы занимаем одну обширную сплошную терри­торию, между тем как другие инородцы раз­бросаны среди русского населения [16, с.80].

По мнению Ч. Валиханова, реформы должны способствовать улучшению материаль­ного положения народа. В наше время, замечает Ч. Валиханов, - самым важным и близким для народа считаются реформы экономические и социальные, прямо касающиеся насущных нужд народа, а реформы политические допускаются как средства для проведения нужных экономических реформ, ибо каждый человек отдельно и все человечество коллективно, стремится в развитии своем к одной конечной цели - к улучшению своего материального благосостояния, и в этом заключается так называемый прогресс. С этой точки зрения полезны только те реформы, которые способ­ствуют улучшению быта человека [16, с.78].

Обратив внимание на антинародный ха­рактер судебной реформы, он высказывает мысль, что проект реформы отражает мнение султанов, биев и других знатных казахов, т. е. привилегированного слоя населения, а «не­нужные и вредные для народа преобразования и изменения» не отражают интересы простого «черного» казахского народа [16, с.82].

Результаты научных изысканий о Кашгарии были подробно изложены в его капитальном исследовании «О состоянии Алтышара или шести восточных городов китайской провинции Нан-Лу (Малой Бухарии) в 1858-1859 годах», где впервые сообщались сведения о Восточном Туркестане, даны географический обзор страны, описание административных округов. Весьма содержательным разделом этой работы является исторический очерк Восточного Туркестана, охватывающий большой хронологический пе­риод, начиная со второго века до н.э. и включая конец 50-х годов XIX века. В историческом очерке Ч. Валиханов поднимал важные проблемы Малой Бухарии, падение Джунгарии и охарактеризовал сложную ситуацию в Кашгаре, описал правительственную схему и политическое состояние края [17, с.97-218].

Актуальные вопросы истории народов центральной Азии, исследованные Ч.Вали-хановым, должны быть использованы наравне с мнениями других историков в преподавании истории Казахстана.

 

Список литературы

  1. Валиханов Ч. Ч. О западном крае Китайской империи //Собрание сочинений в 5 т.-т.2.-Алма-Ата, 1985.
  2. Валиханов Ч.Ч. Записки о киргизах//Собрание сочинений в 5 т.-т.2.-Алма-Ата,1985.
  3. Валиханов Ч .Ч. Очерки Джунгарии//Собрание сочинений в 5 т.-т.3.-Алма-Ата, 1985.
  4. Валиханов Ч .Ч. [ Заметки по истории южноси­бирских племен] //Собрание сочинений в 5 т. -т.1. -Алма-Ата, 1984.
  5. Валиханов Ч.Ч. О Баян-Аульском округе (Письмо из Омска. 10 марта 1857 г) // Собрание сочинений в 5 т.-   Т.2. - Алма-Ата, 1985.
  6. Валиханов Ч.Ч. Киргизское родословие // Собрание сочинений в 5 т. - Т.2. - Алма-Ата, 1985.
  7. Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений в 5 т. - Т.2.-   Алма-Ата, 1985. - Комментарий..
  8. Валиханов Ч.Ч. Извлечения из Джами'ат-таварих // Собрание сочинений в 5 т. - Т.1. - Алма-Ата, 1984.   С. 242-243. 
  9. Бичурин Н.Я. Собрание сведений о народах, обитавших в Средней Азии в древние времена. - Алматы,1998.
  10. Капаев И. Бессмертная степь. - Астана, 2008.
  11. Валиханов Ч. Ч. Письмо профессору И.Н. Березину // Собрание сочинений в 5 т. - Т.1. - Алма-Ата, 1984.
  12. Валиханов Ч. Ч. [О формах казахской народной поэзии] // Собрание сочинений в 5 т. - Т.1. - Алма-Ата,1984.
  13. Валиханов Ч. Ч. Предания и легенды Большой кир-гиз-кайсацкой орды // Собрание сочинений в 5 т. - Т.1.-   Алма-Ата, 1984.
  14. Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений в 5 т.. - Т.2.-   Алма-Ата, 1985.
  15. Валиханов Ч. Ч. Западный край Китайской им­перии и город Кульджа [Дневник поездки в Кульджу 1856] // Собрание сочинений в 5 т. - Т.2. - Алма-Ата, 1985.
  16. Валиханов Ч.Ч. Собрание сочинений в 5 т. - Т.4.-   Алма-Ата, 1985.
  17. Валиханов Ч. Ч. Собрание сочинений в 5 т. - Т.3.-   Алма-Ата, 1985.
Фамилия автора: С. К. Игибаев
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика