Основы идеографического описания соматических фразеологизмов уйгурского языка (на материале романа З.Сәмәди «истәк вә қисмәт»)

Любая знаковая система характеризуется такими фундаментальными понятиями, как ком­петенция, то есть знание системы, и употребле­ние, то есть использование единиц этой систе­мы в деятельности. «Восхождение от индиви­дуальных употреблений лингвокультурем к лингвокультурологической компетенции как социально значимой системе даёт возможность глубже понять природу культурного смысла, закрепляемого за определённым языковым знаком» /1, 98/. В современной науке особую значимость имеет конструктивный метод, кото­рый предполагает возможность и необходи­мость построения, моделирования объектов. Опираясь на объективные факты лингвокуль-турологического характера, можно конструи­ровать объект, моделируя его на основе отра­женных в языке культурных ценностей.

Совокупность основных сем "уйгурская на­циональная личность", этих трёх смыслов, данных в единстве, составляет главное содер­жание имени поля. Конструирование модели по­ложительного уйгурского национального типа вбирает в себя наиболее характерные черты на­ции в её лучшем (идеальном) проявлении как отражение текстов народного творчества (фольклора), литературы, публицистики, искус­ства и т.п. или как проявление выдающихся личностей. Роман «Истәк вә қисмәт» («Желание и судьба») является последним незаконченным романом известного уйгурского писателя ХХ века Зия Сәмәди (1914-2000 гг.). Данное произ­ведение является автобиографическим, в нем повествуется о прожитой жизни автора с дет­ских лет до совершеннолетия, когда Зия Сәмәди начал работать в редакции. Особенностью дан­ного произведения является богатый язык изло­жения, употребление пословиц, поговорок, фра­зеологических единиц. Число последних дости­гает более двухсот, значительная часть которых связана с человеком, т.е. имеет антропоцентри­ческий характер: «- Қулаққа хуш яқидиған гәп екән. Аббасовчу вә өзәңчу, өзәң?» (- Приятно слышать такое предложение. А как Аббасов и ты?», «Мошу қисқила, көз жумуп ачқичиликла вақит ичидә, умумий вәзийәт вә муһим өзги-ришләрни жиғин чақлап баянлап берип мени чәксиз хошал қилған еди... » (Короче говоря, в одно мгновение запротоколированные после совещания меня очень обрадовали...»). Анализ фразеологических единиц, эксплицированных из романа, показал, что данные идиомы с сома-тизмами (названия частей тела или животного) доминируют над остальными группами, т.е. яв­ляются наибольшим числом.

Материал исследования способствовал выявлению следующих соматизмов во фразео­логических единицах, рассмотренных на мате­риале романа:

Көз (глаза):

«Шу күни тойниң тамашиси қандақ өткәткән-лигини... қандақ өткәнлигиниму байқимдим. Қланқашқа көзүмдин задила нери кәтмиди.» (В тот день я не заметил, как прошла свадьба... Я постоянно думал о Ку-ланкашке (о лошади)).

Баш (голова):

«Мән тетя Галяға бир ай ичидә бешимдин өткән қисмәтни йошурмай сөзләп бәрдим» (В течение месяца я рассказал тете Гале о тяжелых днях, пережитых мною).

Қол (рука):

«Мону кәлгүнди қачақлар һәмминила цоллирига елип әдәшмәктә» (Эти беженцы еще собираются все взять в свои руки,стать хозяевами).

Тил (язык):

«- Валақлима! Тилиң узун охшайду, дағлап қоюш керәккән!» (- Не болтай лишнего! Нужно язык тебе запятнать!).

Жүрәк (сердце):

«- Апамниң әһвали қандақ екән? - униң сөзини бөлдүм, тақитим-тақ болуп вә жүригим әндишилиц соцушца башлиди» (- Как поживает моя мама? - я прервал, сердце стало учащенно биться).

Агиз (рот):

«-Агзицга бецип сөзлә, қәйәрдә турғиниңни биләм-сән?! - неда қилди Медхәт» (-Следи за языком, знаешь, где ты находишься? - сделал замечание Мадхат).

Қулац (ухо): «-Қулигицизга селипцояй, укам, Жабә-кри вә шу қатарда Тәләт Мусабаев, Шерип ... сияқи-лардин бәдәр қечиш керәк... » (- Хочу предупредить тебя, братишка, таких, как: Талгат Мусабаев, Шарип... следует избегать...).

Өпкә (легкие):

« - Өпкилирини бассила, чала молла! — дәп хитап қилди Абдурахман әпәнди... » (-Успокойтесь, лжемолла! - воскликнул господин Абдурахман).

Қосац (живот): «-Мейли иккимиз худди бирцосацтин чищандәк һәдә

Қуйруц (хвост):

«- Маңа қара! - деди сорақчи бир аз ойлинип, -цуйругуцни шипацлатмай сориған соалларға толуқ иқрарирақ жавап бәрмисаң, анаңни шакурда көрси-тимән, ухтуңму?» (- Смотри на меня! - сказал следо­ватель немного подумав, - если будешь уклоняться отдачи полных и верных показаний на мои вопросы, я тебе устрою кузькину мать).

Аяц (нога): «-Кирип ташлисиму мечитимизни, ди-нимизни аяц асти қилдурмаймиз әй, мусулман әһли!..» (— Хоть и-разрушать нашу мечеть, не дадим религию растоптать.).

Үз (лицо): «Кейин Шиң Шисәй Кеңәш Иттипақидин үз өрүп, қарши һәрикәт қилишқа башлиди... » (Потом Шин Шисай изменив мнение в противоположную сторону, начал вести политику против Советского союза).

Тиз (колено): «Бу тәхлит чоң-кичик... жаллат Шин Шисәйгә ... тиз пүкүп тәслим болди!» (И стар, и млад.преклонившись перед палачом Шин Шесай, сталиегоподчиненными).

Бурун (нос): «Шин Шисәй Кеңәш Иттипақиниң әң атақлиқ тәдбирчан разведчиги Герскийни қапқанға чүшәргәнлиги вә 8 полкниң командири генерал Духа-новни, кичик балини ғоллиғандәк, бурнидин йетиләп қилғанлири өзи үчүн әң хәтәрлик мәнлири ...» (Самыми памятными остаются для Шин Шисая то, как он подставил самого энергичного разведчика Герского и капитана 8 полка генерала Духанова, которого водил за нос, словно маленького ребенка).

Бәл (талия, поясница): «... һәр қандақ еғир қийинчилиқларға бәрдашлиқ берип һаятимни сақлап қелишқа бәл баглидим» (... я настроился на то, чтобы сохранить свою жизнь, набравшись терпения).

Бегир (печень): «Бүгүнму һәдәм мени ана орнида багрига басцанда, өзәмни анамниң иссиқ қойнида раһәтлинип ятқандәк һис қилдим»

(И сегодня, когда сестра меня прижала к своей груди, я почувствовал, будто я в теплых объятиях мамы).

Данный список фразеологических единиц с соматизмами представлен в порядке убывания. Анализ выявил, что фразеологизмы с компо­нентом көз (глаза) преобладают в количествен­ном отношении среди остальных единиц с сома-тизмами, далее идут идиомы с компонентом баш (голова) и т.п., единичны случаи упот­ребления фразеологизмов с компонентами үз (лицо), тиз (колено), бурун (нос), бәл (талия), бегир (печень) и т.п.

Как известно, глаза (көз) являются одним из главных органов человека, с помощью чего он видит окружающий мир, предметы и т.п. Среди выявленных фразеологических единиц данный компонент употреблен в прямом значении («способности видеть») с различными смыс­ловыми оттенками (злость, ненависть, безраз­личие): көз тишлиди (бросил глаза), көз кирини жүгрәтти (просмотрел уголком глаза), яман көзләрбилән цармац (смотреть злами глазами), көз тицип царди (посмотрел воткнув глаза) -«посмотреть, смотреть вскользь, со злостью, ненавистью на кого-либо или что-либо».

В переносном значении данный компонент в выявленных фразеологизмах обозначает:

  • думать: көзидин задила нери кәтмәс - «пос­тоянно думать; стоит перед глазами»; көзидин учуп кәтмәк - «кто-либо начинает забывать о ком-либо или о чем-либо»;
  • вспомнить: көзидин кәчүрмәк - «вспом­нить»; көз алдида өтмәк - «вспомнить»;
  • беременность: көз йорумац - «быть в поло­жении; о беременности»;
  • время: көз жумуп ашцичә - «быстро, момен­тально, в один миг»;
  • ожидание: төрт көз билән күтмәк - «очень сильно ждать»;
  • внешность: пала көз - «глаза с поволокой»; көзгә көрүнүп цәтмәк - «подрос кто-либо»; көз үзәр әмәс - «о невозможности оторвать глаза с кого-либо или чего-либо; об ослепительной красоте».

Синонимом компоненту глаза (көз) во фра­зеологизмах является кирпик (ресницы): кирпик япмац - «закрывать глаза». Интересным явля­ется то, что в данном фразеологизме кирпик употребляется в значении глаза и допускается взаимозамена. В романе встречается идиома суеверного характера көз тәгмисун - «не сглазь­те (опасаться сглаза)». Компонентом слова глаза (көз) во фразеологизмах является слово уши (цулақ), взаимодополняя друг друга: көз-цулац болмақ - «быть внимательным; переда­вать, доносить информацию».

Анализ фразеологических единиц с соматиз­мом глаза (көз), эксплицированных из романа З. Самади, позволил сделать вывод о том, что в переносном значении данный компонент связан с душой человека, способностью сопереживать, думать, вспоминать, ожидать, отражает внут­ренний мир: злость, счастье, радость, ненависть и т.п.

Наряду со словом глаза (көз) большая часть фразеологизмов в рассматриваемом романе связана с компонентом баш (голова), которые связаны с мироощущением и, в отличие от пер­вых, не употреблены в прямом значении: спо­собностью думать, мыслить. Семантический анализ следующие значения:

  • боль, трудности, беда, гнет: башни кочиган-лар бар - «враги, недоброжелатели, которые обсуждали кого-либо»; башка егир гәм чүшмәк - «пришла беда, проблемы»; баштин өткән (чүшкән) цисмәт - «пережить боль, утрату, баштин иссиц-сог откәзмәк - «пережить и боль и радость»; өз бешиниц гемидә жүрмәк -«переживать проблемы, трудности личные»; башка кәлгән бала - «навалились проблемы на кого-либо»;
  • работа: баш көтәрмәй ишлимәк - «работать не покладая рук»; ишниц бешини тутмак -«взяться за дело, начать работать»;

• женитьба: баш кошмак - «поженить»;

  • сожаление: башни ташка урмак - «очень сожалеть о чем-либо»;
  • радость: баш көккә йәтмәк - «сильно обра­доваться, радоваться».

Синонимом баш (голова) является каллам, употребляемое с пренебрежительным оттенком: каллам катти - «не знать, что делать, ока­заться в затруднительном положении».

Большинство фразеологизмов с данным компонентом связаны с переживанием, труднос­тями, горечью, болью, утратой, переживаниями, радостью, иными словами, с определенными чувствами, которые может испытывать человек. Прямое назначение головы, как известно, уме­ние думать, мыслить. Уместно употребление слова сердце в данных идиомах, чем голова. Причем, слово баш (голова) во фразеоло­гической единице не допускает вариантов, сино­нимов, например: «Шу күнила кәчтә жавап телеграммини алған Шин Дубан беши көккә йәткәндәк хошал болди» (В тот же день Шин Дубан былна седьмом небе от счастья, получив ответ телеграммой), где неуместно употребле­ние сердце вместо голова. Известный лингвист М. Маковский связывает употребление слова голова в мифологической символике «со всем духовным и в отличие от телесного, тленного, с местопребыванием души (голова - символ добрых и злых намерений человека). ...

Голова - символ святости, которая связана с верой в то, что в голове обитает душа, и она весьма чувствительна к обидам и непочи-тательному отношению» /2, 118/. Фразеоло­гические единицы с компонентом кол (рука) обозначают готовность помочь, протянуть руку помощи, дружеское отношение: цолумдин кәл-гәнни айимаймән - «не пожалеть ничего для кого-либо»; цолму-цол ишца циришмәк - «друж­но, вместе взяться за дело, работу»; кол йейиш

—   «помочь»; ярдәм цолини үзмәк (созмац) -«протянуть руку помощи».

Слово кулак (уши) в вяыявленных идиомах употреблены в прямом значении: быть внима­тельным, слышать: кулаклири узун - «обо всем знает кто-либо»; кулигига хуш якмак - «понра­вилась новость, информация»; кулигига селип коймак - «сообщить, сказать о чем-либо».

Жүрәк (сердце) во фразеологизмах родствен­но по значению слову голова, т.е. обозначает «помнить», «думать»: жүрәк цетида сацлимац

—   «буду помнить в сердце»; жүрәкләрдә өчмәс даг болуп орналашмац — «помнить о чем-то пережитом». Большая часть фразеологизмов с данным компонентом употребляется в прямомо значении: жүрәк царс килмац — «сердце замерло»; жүрәкни тәвритмац — «пережи­вать очень сильно»; жүриги орнига чүшмәк — «успокоиться». Идиома таш жүрәк характе­ризует бесчувственного, жестокого, бессердеч­ного человека. Наряду с рассматриваемым ком­понентом по значению являются синони­мичными такие слова, как: бегир (печень) и өпкә (легкие), которые обозначают то же значение: жүрәк-багрини көйдүрмәк — «испытание каких-либо сильных чувств: переживать, сильно волноваться; радоваться»; өпкидәп жиглимац

—      «сильно плакать»; өпкилирини бесиц! — «успокойтесь, не плачьте!». Интересным явля­ется то, что хотя компоненты сердце, печень, легкие обозначают одно и то же во фразеоло­гизмах, взаимозамены не допускают, например, нельзя в идиоме өпкиси агзига тицилмац (ти-цилип цалмац) — «задыхаться, сильно пережи­вать» слово өпкиси заменить словом жүрәк, что приведет к разложению идиомы.

Несмотря на то, то цуйруц (хвост) является атрибутом животных, в соматических фразеоло­гизмах связан с человеком: цуйруцни шипац-латмац — «не подавать вида»; цуйруц баглимац

—   «подружиться».

Как известно, тил (язык) как орган предназ­начен для произношения слов, передачи инфор­мации. Близким по функциональным особен­ностям данному слову является агиз (рот). Анализ фразеологическихединиц с обоими ком­понентами показал абсолютное семантическое различие: идиомы с ағиз (рот) обозначают «воз­раст» и «определенные действия» (говорить, следить за речью): агзидин огуз сүти тәми кәтмигән — «молоко на губах еще не обсохло у кого-то; еще ребенок кто-то»; агзи-агзига тәгмәй — «говорить быстро»; агзицга бецип сөзлимәк — «думать о чем говоришь, следить за речью», идиомы с тил (язык) в значении «заговор», «дружба»: тил бирликтүрмәк — «договориться, объединиться»; тили бир — «заодно кто-либо,о сговоре»; тил ялашмац — «подружиться», тил тепишмац — «подру­житься, договориться о чем-либо между собой». Помимо этого в данных соматических фразеологизмах замена тил (язык) на агиз (рот) невозможна. Анализ фразеологизмов выявил следующие фразеологические единицы, связан­ные с суеверием: агзицга яг (май) — «дай бог, чтобы это случилось, произошло»; агзидин саат чицмисун — «не дай бог, чтобы это исполнилось, сбылось».

Среди единичных случаев употребления со­матических фразеологизмов в романе опреде­лены идиомы со словом аяц (нога): айиги үзүл-мәйдиган болмац — «постоянно приходит кто-либо кому-то в гости, домой»; аяц асти — «под гнетом,в подчинении кто-либо; уничтожить кого-либо». В уйгурском языке слово пут также обозначает «нога», но целиком, в отличие от него аяц имеет значение «конец ноги», стопа». Несмотря на столь близкое значение, невоз­можна замена данных слов в вышеприведенных идиомах. Скорее всего, это объясняется жела­нием говорящего быть более точным, обозна­чить непосредственно ту часть ноги, которой можно раздавить, придавить и т.п.

Таким образом, данная статья посвящена анализу соматических фразеологических еди­ниц на материале романа Зия Сәмәди «Истәк вә қисмәт» /3, 472/. Данные идиомы представляют наибольшее количество по частоте употреб­ления. Особенность фразеологизмов с соматиз-мами заключается в антропологическом харак­тере, взаимосвязанности с человеком, его чув­ствами, настроением. Помимо прямого значе­ния, соматизмы обозначают и переносное значе­ние, исключают взаимозаменяемость с синони­мичным словом, в противном случае проис­ходит «стирание границ фразеологической еди­ницы». Данные идиомы как нельзя точно пере­дали радость, ощущение счастья, боль, потерю, лишения, несправедливое отношение, ложь и т.п., отраженные на страницах романа и пере­житые самим автором.

***

  1. Копыленко М.М. Основы этонолингвистики. -Алматы: Евразия, 1995. - 179 с.
  2. Маковский М.М. Сравнительный словарь мифоло­гической символики: образ мира и мир образов. — М.:Владос, 1996. — 254 с.
  3. Сәмәди. Истәк вә қисмәт. - Алматы: «ИД «МИР» нәшрияти. — 2008, 472 б.
Фамилия автора: А.Н. Курванбакиева
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Востоковедение
Яндекс.Метрика