Роман

Цель доклада: определить функцию денег в романе Достоевского. Роман достаточно изучен в литературоведении. О романе писали такие известные ученые, как Бахтин, Фридлендер, Скафтынов, Волгин и др. однако, при анализе произведения их в первую очередь интересовали внутренние противоречия героев, конкретно денежные отношения оставались на втором плане. С самого начала романа «Идиот» Достоевский определяет положение человека в обществе, исходя из его портретной характеристики. Полифоническое изложение предусматривает социальную оценку героями друг друга. Автор описывает внешность героев, выражения лиц, одежду, не давая оценки.
Рогожин начинает разговор с Мышкиным с вопроса: « – Зябко?», определяя свое отношение к попутчику. Но откровенный разговор Рогожина и Мышкина начинается со взгляда на узелок. Для случайного попутчика в купе узелок – предмет для смеха. Потешая публику, он делает предположение, что узелок: «…имеет некоторое значение, и, хотя можно побиться, что в нем не заключается золотых заграничных свертков с наполеондорами и фридрихсдорами, ниже с голландскими арапчиками, о чем можно еще заключить, хотя бы только по штиблетам, облекающим иностранные башмаки ваши, но…если к вашему узелку прибавить такую родственницу, как, примерно, генеральша Епанчина, то и узелок примет некоторое иное значение». Рогожин начинает исповедь со слов: « Как и я, также, с узелком…». Таким образом, узелок, представляющий все денежное состояние Мышкина, становится важной точкой схода между героями Именно определение состояния, в данном случае узелок, становится поводом для дальнейшего общения. Вспомним слова генерала в эпизоде демонстрации Мышкиным почерка: – Ого! – вскричал генерал, смотря на образчик каллиграфии, представленный князем, – да ведь это пропись! Да и пропись-то редкая!.... а ведь тут карьера. Вы знаете, князь, к какому лицу мы теперь вам бумаги писать дадим? Да вам прямо можно тридцать пять рублей в месяц положить, с первого шагу. Местечко в канцелярии я вам приищу, не тугое, но потребует аккуратности. Епанчина приятно удивляет способность «бедного родственника» зарабатывать деньги. Генерал уже видит возможность продолжения знакомства с князем и готов его поддержать в будущем.

Своим появлением серия о приключениях юного волшебника Гарри Поттера перевернула мир детской литературы, вернув утерянную веру вволшебство и вырастив целое поколение почитателей творчества Дж. Роулинг. Окончив Эксетерский университет со степенью бакалавра по французской и классической филологии, писательница преодолела долгий путь от жизни на социальное пособие до автора мирового бестселлера и статуса мультимиллионера. Не смотря на то, что последний роман серии был издан в 2011 году, до сих пор не утихают споры литературоведов и читателей о причинах его международной известности и коммерческого успеха. Романы серии представляют собой совмещение многих жанров, что несомненно делает их интересными для разных возрастных аудиторий. «Гарри Поттер» имеет огромную связь с предшествующими периодами развития английской литературы. В произведениях прослеживается связь с фэнтези, подростковым романом.

Одним из важнейших признаков, определяющих границы художественного мира в литературе, является художественное пространство. Теоретически проблема художественного пространства в литературе разработана в трудах М.М. Бахтина, в исследованиях по семиотике Б.М. Гаспарова, Ю.М. Лотмана и др [1].
Цель нашей статьи – дать анализ художественного образа аула в романе Г.К. Бельгера «Дом скитальца», раскрыть его содержание через восприятие героев произведения.
Тюркское слово «аул» впервые упоминается в словаре В.И. Даля, значение которого лексикограф определяет как «селение, поселок, оседлое или кочевое сборище жилищ; собрание изб, хат, мазанок, землянок, сакль или шалашей, шатров, балаганов, юрт, кочевых кибиток» [2, 29].
В русской литературе XIX в. попытки создания художественного образа кочевого аула предпринимались А.С. Пушкиным («Кавказский пленник»), Л.Н. Толстым («Кавказский пленник»), Н.С. Лесковым («Очарованный странник»). Изображая картины национального быта, традиции и обычаи, нравы, характеры обитателей Степи, русские писатели постигали мир кочевой культуры.

В данной статье речь пойдѐт об использовании легендарного сюжета мастерами разных национальных литератур и исторических литературных эпох: легенда о музыканте-Крысолове легла в основу одной из баллад немецкого романтика Клеменса Брентано «Крысолов из Гаммельна» и поэмы русской поэтессы Марины Цветаевой «Крысолов. Лирическая сатира» (1925), имеющих один и тот же сюжет. Обращение Марины Цветаевой к сюжету классической немецкой баллады было не случайным. Немецкая культура всегда присутствовала в еѐ творчестве, так как немецкий язык, наряду с русским, был для неѐ родным. Еѐ мать – Мария Александровна Мейн, немка по национальности, страстно любила музыку и поэзию, и сама писала стихи. Еѐ отец – профессор Московского университета Иван Владимирович Цветаев был основателем и собирателем Пушкинского музея изобразительных искусств. Марина Цветаева получила школьное образование в Германии, некоторое время жила там, позже выезжала туда отдыхать.

Цель исследования – выяснить основания для метафорического отображения понятийной сферой-мишенью ирреальное понятийной сферы-источника реальное в заявленной метафорической модели.
На современном этапе развития языкознания изучения феномена метафоры оформляется в отдельную лингвистическую теорию когнитивной лингвистики – теорию метафорического моделирования (А.Н. Баранов, Ю.Н Караулов, А.П. Чудинов). Примерами современных метафорических моделей являются: время – деньги; жизнь – это путешествие; политика – это театр. Метафорическая модель – это бинарное когнитивное соединение, которому свойственна фреймово-слотовая структура и которое образовано вследствие метафорической проекции понятийных элементов из сферы-источника на сферу-мишень.

Любая знаковая система характеризуется такими фундаментальными понятиями, как ком­петенция, то есть знание системы, и употребле­ние, то есть использование единиц этой систе­мы в деятельности. «Восхождение от индиви­дуальных употреблений лингвокультурем к лингвокультурологической компетенции как социально значимой системе даёт возможность глубже понять природу культурного смысла, закрепляемого за определённым языковым знаком»

Роман как жанр занимает ведущее место в современной тунисской арабоязычной литературе. Вековой процесс развития показывает, что тунисский роман представляет собой живой организм, открытый для внешних воздействий, и в свою очередь оказывающий влияние на общество и искусство. Оживление культурного достояния - вот основная идея многих современных «интеллектуальных» тунисских романов, написанных сложной художественной техникой, герметичным письмом, с использованием сюрреалистических образов и иногда чисто исламских символов, из плана мистического, но наделенных общечеловеческим, гуманистическим смыслом.

Литературный процесс суверенного Казахстана - явление сложное и многообразное. Литература народов Казахстана представляет собой интересный феномен, сформировавшийся в 50-е годы ХХ столетия. Народы никогда не жили изолированно друг от друга. Элементы культуры одной нации, синтезируясь с национальным богатством другой нации, вносят определенный позитивный вклад в развитие собственного художественного процесса. «Уникальность современного Казахстана заключена в этническом многообразии. Это огромное богатство, общее достояние всего нашего общества, дающее казахстанцам возможность обмена с другими народами ценными культурными достижениями», - отмечал в своем выступлении на Х сессии Ассамблеи народов Казахстана Н. А. Назарбаев1.

В статье рассмотрена пространственно-временная организация циклического единства романа-коллажа В.С.Маканина. В каждом произведении выявляются несколько хронотопов, которые являют­ся указанием на многомерность пространства и времени в данном романе-коллаже. Хронотоп в произ­ведениях играет важную роль в развертывании авторской концепции и линии повествования в романе. Обнаружение в произведениях разнообразных хронотопов позволяет выявить средства передачи точ­ки зрения автора и позиции.

Теги: Роман
Яндекс.Метрика