Территория заселения казахов Внутренней орды

 Читая в той или иной литературе, об образований Внутренней Киргизской орде, мы всегда задаем вопрос какие именно земли входили во Внутреннюю Орду, каково было социальное положение?

Ответ на вопрос хочется раскрыть на основе архивных материалов.

По оценкам чиновников колониальных властей, которые мы можем проследить из архивных    материалов,    территория между Волгой и Уралом получила цену только потому, что здесь завели свое скотоводческое хозяйство казахи. Как свидетельствуют источники, в первые годы своего заселения казахские кочевья располагались на небольших участках этой обширной территории, пустовавших в течение

Из материалов архива известно, что Внутренняя орда на правах уезда относилась к Астраханской губернии. Известно, что казахское население губернии занималось земледелием, хотя этот вид хозяйства никогда не был в числе важнейших занятий. Отметим, что земледелие зависело от введения частной собственности на землю. От этого также зависела и степень раз­вития остальных отраслей сельского хозяйства и промыслов. Относительно этого вопроса данные статистического комитета свидетельствуют о том, что 63,4% надельной земли принадлежало инородцам, то есть казахам и калмыкам. [1, с. 102].

Материалы, собранные членами Петров­ского общества, свидетельствуют о том, что постепенно, по мере размножения скота казахи по потребности кочевого способа ведения хозяйства стали расширять площади пастбищ, думая, что беспрепятственно будут пользоваться местами, никому, кроме них казалось бы, не­ нужными.

Среди дел Канцелярии астраханского граж­данского губернатора имеются сведения о том, что калмыки до своего побега в 1771 г. кочевали по берегам рек Узень, Чижи, между Уралом и Волгой. Отметим, что казахи Букеевской орды, опираясь на Указ русского императора Павла 1 от 11 марта 1801 года, считали места кочевок своими, имея на них законное основание. Дан­ная точка зрения кочевников подтверждалась следующими строками, извлеченными из ар­хивных документов: « ... позволю кочевать там, где пожелают ... » [2, Л. 7]. После смерти им­ператора Павла I для букеевцев наступает земельный кризис, о чем также свидетельствуют архивные документы: « ... Его преемники не стали считать своей обязанностью соблюдать высочайшее повеление усопшего правителя о позволении султану Букею и народу кир­гизскому кочевать навсегда между Волгой и Уралом и зимовать где удобнее отыщется». Царские чиновники разных рангов всячески препятствовали букеевцам полностью занять отведенные им участки, утверждая: « ... За­водить селения лишь тогда можно, когда они привыкнут и обрусеют. Польза, ожидаемая от них такая, что когда они с таким великим числом скота останутся, какой при нас был прежде, то оной будет в России, и им не будут пользоваться хивинцы, бухарцы, как до сего делалось; народ же сей, когда обрусеет, то останется на таком точно основании, как и другой в Астраханской губернии азиатский народ» [3, Л. 15]

Так же известно из источников что самый короткий но и самый полный очерк земель Внутренней Орды членом Географического Об­щества В Ханыковым. Он разделяет территорию Внутренней Орды на 5 участов.

Первый или так называемый Северо -Восточный, территория нижней части рек Узеней и Камыш - Самарскими озерами. Участок этот как раз таки в споре между Уральскими казаками и ордынцами. Террито­рия между Узенями характеризуется как песчанно - глиняная, солоноватая, частью про­росшая камышом и полынью. Только в низмен­ностях прилегающая к Узеням изобильны сенокосом, в близь форпоста Таловского на левой стороне малого Узеня по обеим сторонам большого Узеня при урочищах Пороги. На некоторых низменностях есть чернозем для хлебопашества. Вода добывалась из вырытых не глубже 3 аршин колодца.

Второй или Северо - Западный простирав­шая между низовьями Малого Узеня и Рын -Песками и озерами: Ельтонским и Баскун-чакским, состоявший почти весь из солонца и соляных грязей, замечательнейшим из первых Арал - Сор, а из последних Хаки между запад­ной окраиной Рын - Песков и Баскунчакским озером.

Третьй центральный участок - Рын - Пески, идущие от Восточной окрайны Хаков почти до Камыш - Самарских озер, территория была песчаная, длина песчаных барханов составляла от 2 до 5 -ти квадратных верст. Единственным достоянием являлась пресная вода добываемая на глубине от 1 до 3 фунтов.

Четвертый участок от Рын - Песков вниз до Каспийского моря, он состоит из бугристых песков и твердых солончаков. Вода здесь уже была соленная.

Пятый участок расположен между Рын -Песками и Каспийским морем, в доль кочевья кундровских татар, которая составляет самую холмистую часть Внутренней Орды, где есть довольно значительные  возвышенности малая Богдо и Чапчачи. [ 4 , Л. 80-80 об]

В свою очередь, на эту территорию стали претендовать калмыки, кундурские татары, туркмены, уральские казаки, а также русские помещики Юсупов и Безбородко, что отме­чается в конце 60-х гг. XIX в. Часть летних и зимних кочевок между Уралом и Волгой была занята калмыками, и приход сюда казахов Малой орды неизменно сопровождался столкно­вениями. Вообще, архивные документы убеж­дают нас в том, что образование Внутренней орды, по существу, явилось результатом по­литики царского правительства и, в частности, барона Игельстрома, который готовился к этому событию в течение многих лет. Обнаруженные документы также отмечали и то, что феодально-аристократическая верхушка Малой орды враж­дебно встретила образование Орды, так как переход части казахов за русские кордоны означал всевозможный упадок их влияния в Малой орде и соответственно упадок прибылей от всевозможных доходов [5, Л. 3].

Как известно, наряду с этим переход ка­захов на внутреннюю сторону был затруднен, они имели право пройти на эту территорию только за известную плату. Так, в 1819 г., когда казахи пришли из Нарын-Песков на берега Каспийского моря к обычным своим зимовкам, то обнаружили, что все приморские бугры, где они хотели расположиться на зиму, приказчики князя Юсупова обставили маяками, что служило преградой для казахов, и такие случаи были не единичными.

Например, 15 декабря 1803 г. султан Букей донес командиру Астраханского кордона И.И. Завалишину о нападении и захвате впаде­ний казахов туркменским ханом Пирали в союзе со старшиной Уральского казачьего войска. Вместо оказания поддержки сам же И.И. За-валишин обратился с письмом к министру внутренних дел В.П. Кочубею о необходимости ограничить пропуск казахов в степи между Уралом и Волгой.

Как известно, ведение скотоводческого хо­зяйства не совмещалось с привязанностью к определенному месту, это мы наблюдаем, разбирая фонд астраханского статистического комитета. Круглый год букеевцы кочевали в поисках хорошего травостоя и водопоя, а зимой занимали берега Камыш-Самарских озер и побережье Каспийского моря. Несмотря на все трудности, стоявшие перед степняками, ското­водство было главным занятием, о котором в архивном документе содержится: « ... от сте­пени развития или упадка скотоводства зависит благосостояние каждого киргиза ... » [6, Л. 58].)

Перебирая фонд астраханского архива, мы все больше убеждаемся в том, что казахи-букеевцы были согнаны на такие участки, где преобладали солонцевато-глинистые земли, произрастала низкая и редкая полынь, на­блюдался недостаток и редкость воды. Эти неудобства заставляли казахов кочевать на дальние расстояния в поисках пастбищ и водопоев и укрытия в зимнее время для себя и скота. Топкие солонцы, простирающиеся в Нарын-песках, некоторые из них, например Катбас, длиной до 60, шириной до 20, стали пастбищем для скота. Крупный рогатый скот и лошади во время буранов и сильных ветров в поисках укрытия попадали в топки и гибли. К примеру, один из крупных скотоводов в 1814 г. потерял 500 кобылиц с жеребятами. Пресные озера, образовавшиеся во время таяния снегов, а также небольшие речки летом пересыхали. Кроме того, вода между морями Каспийским и Аральским была горько-соленой. В источниках отмечаются соленость трав и снега.

Из имеющихся архивных материалов из­вестно, что «места, лежащие между рек Боль­шого и Малого Узеня, изобилуют паствами, но главнее всего нужны киргизам по причине прибрежных водопоев, в коих осенью и зимою от вымерзания в худоках воды, когда еще нет снега, нуждается совершенно, особенно около Камыш-Самарских озер, где зимуют ежегодно около 3000 кибиток со скотом». Рассматривая этот источник мы видим, что зимнее пре­бывание в указанных местах сохраняло ското­водство, но и здесь неизвестно, почему Ураль­ское казачье войско свободно их не допускало. Мы здесь можем только предположить, что Уральское казачество было кровно заинтере­совано в вытеснении коренного казахского населения с мест их традиционных кочевок. Однако, как известно, р. Большой Узень по пожеланию казахов считался настоящей гра­ницей их кочевок от р. Узеня до горы Богдо.

Перекочевки с места на место совершались привычными методами, но в случае угрожаю­щей опасности в виде отсутствия корма, водопоя и эпидемии кочевники быстро по­кидали места пребывания.

В земледелии преобладала примитивная первобытная залежная система хозяйства. Земледелие не имело существенного значения в системе общественной экономики. Уровень развития производительных сил, в частности средств производства, оставался низким, это мы наблюдаем в составленных отчетных ведо­мостях статистов Астраханского края. Им занимались главным образом казахская беднота - жатак, получившая в то время название егенши, о чем отмечается на страницах «Астра­ханского листка». Также разбирая ряд периоди­ческих изданий, мы наблюдаем, что в XIX в. земледелием преимущественно занимались ка­захи, лишившиеся своего стада либо во время джута, либо во время междоусобной феодальной барымты, но уже с 20-х гг. XIX в. к земледелию стали переходить и зажиточные крестьяне, жившие близ пограничных русских селений. Казахи Таловской, Торгунской И Калмыцкой частей Букеевской орды, соприкасаясь с рус­скими земледельцами, перенимали у них куль­туру земледелия: сеяли пшеницу, рожь, ячмень и просо, что отражается в отчете председателя Временного Совета: « ... в 1910 г. посеяно разного рода хлебов всего 51 210 пуд., собрано 92 379 пуд ... » [7, Л. 58]. Судя по их оценкам, этот результат посева был неутешительным, что прежде всего объяснялось экологической обста­новкой региона.

Самой развитой в крае отраслью сельского хозяйства по-прежнему оставалось скотовод­ство, которое являлось преобладающим видом занятий и носило экстенсивный характер. Об этом свидетельствуют сведения «Памятной книжки Астраханской губернии»: «несмотря на суровые зимы, скот держали под открытым небом. Сено заготовляли немного, а только для молодняка. Глубокий снег или ледяная корка на пастбищах приводили к массовой гибели скота» [8, с. 14].

В ходе изучения архивных материалов стало известно, что некоторые русские исследователи казахской степи считали казахов «ленивыми и беспечными» из-за потери в разное время скота, а частые смены места обитания, по их мнению, не требовали разнообразия в занятиях, и при­чину народного недовольства видели, прежде всего, в неграмотности населения, однако мнение русского исследователя А. Евреинова в некоторых случаях отличается: « ... утверждение о том, что казахи способны только пасти скот, не соответствует действительности, так как они могут успешно заниматься и земледелием, и торговлей, как и русские и татары ... посмо­трите, как киргизы проворны и усердны в случае нужды, переимчивы и умны ... » [9, с. 5].

Ощущая всю тягость кочевого образа жизни, казахи решили перейти к оседлости. Хан Букей и хан Джангир положили начало этому процессу, расширив производительную силу, торговлю, культуру и просвещение, способ освоения земледелия. Процесс прикрепления казахов к земле начался в 1801 г. с письменного обращения хана Букея к Астраханскому воен­ному губернатору с просьбой « ... заводить, где удобнее сведется, в лесных местах селения на зимнее прибежише ... » [3, л. 5-7]. Султан просит также «о возведении ему деревянного дома на казенный счет для его собственного пребывания на берегу Каспийского моря», отмечается в источниках, обнаруженных в ходе долгого изу­чения.

Исследователь А.Н. Харузин пишет: « ... в конце XVIII - в нач. XIX вв. киргизы пред­ставляли еще совершенно кочевое население, причем переход к зимовкам начался, прежде всего, у западных киргиз, в частности среди тех, которые вместе с ханом Букеем перешли в пределы Европейской России» [10, с. 192].

Поголовье овец в крае к концу XIX в. составляло чуть более 3 млн голов, то есть на сто жителей губернии приходилось прибли­зительно 305 голов. Казахи разводили грубо­шерстную породу овец. Этот вид овец имел большой спрос на русских рынках. Частные землевладельцы и арендаторы разводили почти исключительно тонкошерстную породу овец, а крестьяне и кочевники - грубошерстную. Существенное развитие во второй половине XIX в. получили коневодство и верблюдоводство.

31 декабря 1803 г. в своем письме министру иностранных дел инспектор Астраханского кор­дона и.и. Завалишин делится своим мнением о пользе от хозяйственной деятельности казахов: « ... пребывание Букеевых подвластных может со временем через умножение скотоводства произвести изобилие в первом жилищном припасе, сообщение их русскими поселениями, наконец, своей оседлости ... » [11].

В целом материалы архивов и учреждений дают разнообразные сведения о хозяйстве населения Букеевской орды, имущественной и социальной дифференциации среди казахского населения, их взаимоотношениях с русскими и другими народами, проживающими вблизи Астраханской губернии.

 

Литература

  1. Статистический обзор Астраханской губернии за 1869г. Астрахань, 1898. - 120 с.;
  2. ГААО Ф.1. Оп.3. Т.2. Д. 142. Л.9.
  3. ГААО Ф.1. Оп.2. Д. 310. Л 111.
  4. ГАОрО Ф.6. Оп.10. Д. 7738 ж (секретно)
  5. ГААО Ф.1. Оп.1. Т.1. Д. 861. Л 95.
  6. ГААО Ф.32. Оп.1. Д. 778. Л 8.
  7. ГААО Ф.32. Оп.1. Д. 776. Л 512.
  8. Памятная книжка Астраханской губернии на 1885. Астрахань, 1886. - 115 с.
  9. Еврейнов А. Внутренняя, или Букеевская, кир­гиз-казачья орда // Современник. 1851. №10. С.58.
  10. Харузин А. Степные очерки (Киргизская орда).//Странички из записной книжки. Москва. 1888.- 192 с.
  11. Завалишин И. Описание Западной Сибири. Сибирьско - киргизская степь. Москва, 1867. - 141 с. 
Фамилия автора: А. Ж. Бакижанова
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика