Крестьянские начальники и казахское население: характер взаимодействия

В отечественной исторической науке доста­точно изучена различные аспекты администра­тивной реформы русской администрации, про­водимой в ХIХв. в Казахской Степи, но практически без должного внимания осталась последняя территориально-административная реформа российского правительства в Степном ген-губернаторстве, а именно институт кре­стьянских начальников. «Временное положение о крестьянских начальниках», введенное 10 июня 1902 года касалось территории Акмо­линской, Семипалатинской, Уральской и Тургайской областей. По сути, это был завершаю­щий аккорд имперской политики по отношению к казахскому обществу начала ХХв. в процессе включения его в общеимперское пространство и создания новых дробных территориально-адми­нистративных единиц на территории уездов (крестьянских участков), и наконец, попытка унификации системы управления казахским населением с крестьянами Российской империи.

Изучение проблемы взаимодействия казах­ского населения с крестьянскими начальниками предполагает анализ того, как воспринимали они друг друга и по какой шкале развивались эти отношения.

Одним из первых направлений тактики крестьянских начальников конечно это было установление сотрудничества с влиятельными представителями казахского населения, в част­ности аульными старшинами, народными биями, волостными. Эта линия поведения крестьянских начальников позволяла не только узнать раз­личные стороны жизни и быта казахского кочевого общества, но и получить рычаги для влияния на казахского население, принятия тех или иных решений, формирования соответ­ствующего мнения на политику региональной власти по внедрению тех или иных законно-положений.

В центральных архивохранилищах Казах­стана сохранились документы, свидетельствую­щие о довольно сложных отношениях между ними. Большинство из них свидетельствуют, что крестьянские начальники не  внушали казах­скому населению доверия, ибо во многих случаях казахи составляли жалобы на них в вышестоящие инстанции с просьбой защитить от преследований, оскорблений, мздоимства крестьянских начальников. Рапорта предста­вителей казахской администрации обращают внимание и на нарушения, проводимые ими при выборах волостных или аульных старшин. Можно говорить и о том, что большая часть крестьянских начальников не вызывали уваже­ния у казахов, что проявлялось в игнорирова­нии ими их требовании и более того иногда дело доходило избиения крестьянских начальников. Почему это происходило? Мы думаем, что крестьянские начальники в глазах казахского населения олицетворяли власть, которая занима­лась изъятием их земли, расселением восточно­славянского населения на их территории. Поэтому, одним из важных направлений, ко­нечно, был земельный вопрос. Анализ архив­ных документов показал, что именно при разрешении этих вопросов взаимодействие между крестьянскими начальниками и казах­ским населением развивалось по разному: от открытых конфликтов до дипломатии. Все это зависело от компетентности начальника, опыта управления, умения строить отношения с под­властным им населением, находить точки соприкосновения, которые могли перерасти в сотрудничество или в конфликт.

Так, например в разрешении земельного спора между казахами Таупской волости Ир-гизского уезда и Аманкульской волости Тур-гайского уезда из-за урочища Кызылджар и Бес-Табан состоялся особый уездный съезд кре­стьянских начальников на основании ст. 123. Степного положения 1891. Тургайское област­ное управление удовлетворило решение данного уездного съезда, однако казахи Таупской во­лости подали кассационную жалобу в Прави­тельствующий Сенат, заседание которого со­стоялось 20 сентября 1905г. при личном участии товарища министра внутренних дел. Но Пра­вительствующий сенат рассмотрел приговор уездного  съезда  и  утверждение областного правление оставило решение без изменений.[1] Зачастую это было типичное решение на касс-сационную жалобу казахского населения, причиной этому были докладные областного и уездного правления. Вместе с тем необходимо отметить, что этот факт свидетельствовал о использовании казахами новых методов разре­шения конфликта между крестьянскими началь­никами и казахским населением.

Казахское население использовало и силовые приемы в разрешении возникших конфликтов, а именно избиение чиновников и захват их в качестве пленников и удержание их в своих кочевьях. Ярким примером этому явился доклад начальника Тургайского уезда в областное правление от 11 августа 1906г. об избиении казахами Тусунской волости крестьянского начальника Назарова, помощника Гарфа и увозе их в урочище Жаманкуль [2]. Причиной избиения стал тот факт, что крестьянский начальник Назаров используя свою власть, разрешил строительство землянки на урочище Кара-Такыр Тусунской волости казаху Чуба-ланской волости Д.Тохтабаеву. Как объяснили казахи Тусунской волости в своем рапорте, что Тохтабаев получил разрешение незаконно благодаря личным связям с Асауовым (секре­тарь уездного съезда крестьянских начальников, совместно учились в Оренбургской учительской школе) и угощениям. При этом казахи Тусун-ской волости подчеркивали неблаговидную роль секретаря Асауова, который по их словам «обманывал крестьянского начальника, убедив его в том, что урочище Кара- Такыр является собственностью Тохтабаева. Однако казахи Тусунской волости на основании ст. 123 о раз­решении строительства землянок на зимних стойбищах развалили эту землянку.

Докладная казахов указывает и на тот факт, что крестьянские начальники в обращении с ними использовали бранные слова и оскорб­ления и оружие, что вызвало ответную реакцию казахского населения и соответственно избие­ние. Неумение региональной администрации разрешить этот спор способствовал тому, что противостояние усиливалось и только спустя две недели при посреднических функциях известного аксакала Тусунской волости, бия Кургамбек Беремжанова был разрешен спор определением границ между Тусунской и Чугаланской волостями по урочищу Кара-Такыр. [3]

Факт избиения казахами крестьянских начальников имелся не только в Тургайской области, но и в других регионах. Военный губернатор Семипалатинской области от 7 июня 1908г. доносил в канцелярию Степного генерал-губернаторства о факте избиения 27 апреля 1908г. казахами Акботинской волости Карака-ралинского уезда крестьянского начальника 2-го участка полковника Цылова. Из секретных донесений начальника Каркаралинского уезда от 22 мая 1908г. видно, что причиной избиения крестьянского начальника явилось процессуаль­ные нарушения с его стороны при выборе старшины аула №2, незаконное задержание им доверенных лиц старшины аула №9. Казахи аулов Акботинской волости требовали от крестьянского начальника приговора о выборах и 200 рублей.

Губернатор Семипалатинской области считал, что Цылов не имел права занимать должность крестьянского начальника, так совершадл дей­ствия не совместимые с этой должностью. В результате 7 июля 1908г. крестьянский началь­ник Цылов был освобожден от должности. [4].

Областное правление на заседаниях рассма­тривала незаконные действия скрестьянских начальников. В Центральном государственном архиве сохранился журнал заседания Тур-гайского областного правления от 17 мая 1911 г. о противозаконных действиях крестьянского начальника 2-го участка Кустанайского уезда Таскина[5].

Суть противозаконных действий крестьян­ского начальника Таскина касалось превыше­ние своих служебных обязанностей и более того укрывательство созданной группы до 30 человек под руководством волостного управителя Мур-забакина, которые занимались открытыми гра­бежами местного и пограничного населения. Собранные таким образом деньги передавались крестьянскому начальнику. Так, в Звериного-ловской станице ими было собрано до 1000 рублей, которые были переданы Таскину. Кроме того, волостной Мырзабакин собирал деньги и с народных судей для денежного вознаграждения крестьянского начальника. Эти должностные лица занимались поборами и вымогательством и при проведении выборов аульных старшин. При этом назначалась сумма в 100 рублей с каждого желающего стать старшиной. Кроме того, Таскин регулярно нарушал процессуальный порядок выборов старшин. Выборы произ­водились не в назначенный день, зачастую в доме волостного Мырзабакина, при отсутствии выборщиков [5]. Как мы видим, жалобы аульных старшин, народных судей на действия крестьянских начальников в вымогательстве отражают, процесс взаимодействия между ними и характер превышения полномочий должност­ного лица и меры противодействия этим поступкам казахского населения.

Причиной конфликта между волостными и крестьянскими начальниками было и процесс разделения волости на две части. К примеру, Тусунская волость, расположенная на западной части Тургайского уезда включала 13 аулов и занимала площадь в 2000 кв.верст. Во главе волости с момента образования стоял влиятель­ный род Дауренбека Беремжанова. В 1912г, со смертью Дауренбека, казахское население волости, в знак благодарности и доброй памяти о нем, избрало на должность волостного одного из его сыновей -Жакупа Дауренбекова, который оправдал возложенные на него надежды. Несмотря на разбросанность аулов, огромную территорию эта волость отличалась хорошей организацией делопроизводства, своевременной выплатой подати, общей исполнительностью, которая выдвигала волость на первое место, а деятельность волостного расценивалась как лучшего и примерного управителя. Но в 1914г. крестьянский начальник 1-го участка Тургай-ского уезда Березин разрабатывает проект разделения волости сначала на три, затем на две части. Это вызвало раскол внутри волости. Образовалась партия, включающая аулы №3 и 6, которые объединившись, стали противостоять роду Беремжановых. Большинство аулов во главе с родом Беремжановых выступили против проекта крестьянского начальника. Этот пример показывает картину злоупотребления адми­нистративной властью в угоду реализации своих амбиций или планов, не учитывая интересы местного населения. Волостной управитель Ж. Дауренбеков был отстранен от управления, из 13 аульных старшин - девять также отстра­нены после 7-дневного ареста. Это был исклюю-чительный случай, когда росчерком пера в течение дня был расформирован весь корпус должностных лиц волости, фактически упразд­няется власть на низовом уровне, разрушается репутация, которая создавалась годами. При этом волостной управитель был подвергнут 7-дневному аресту по ложному доносу, было предъявлено обвинение по недоимку частных сборов, на неисполнительность волостного по исполнению судебных решений и т.д. Крестьян­ский начальник для отстранения от управления Ж.Дауренбекова применял различные методы: извращение фактов, сбор сведений, не соответ­ствующих действительности и т. д. Такие же методы крестьянским начальником были ис­пользованы и по отношению к кандидаты в управители Каирбеку Бектемисову.

Все действия крестьянского начальника по отношению к волостным м аульным старшинам мотивировались с одной целью, чтобы пара­лизовать их действия при разделении волости на две части. [6] Важно понимать, что крестьянские начальники превышали свои должностные обязанности для отстранения от власти не только должностных лиц казахского населения, но и русского населения. Так, староста Хер­сонской волости Борис Спильник просил областное правление разобраться с действиями крестьянского начальника Актюбинского уезда, который административным путем отстранил его от должности [7].

Крестьянин 1-го участка Семипалатинского уезда Ксенофонт Критонов в марте 1911 г. подал жалобу на крестьянского начальника Альфонса Шелькинга, который неоднократно подвергал его оскорблениям. При расследовании непре­менным членом Семипалатинского областного правления данной жалобы, выявились и другие обстоятельства нарушения со стороны кре­стьянского начальника, а именно сокрыватель-ство растраченных денег волостным управи­телем Малыбаевской волости Айгозиным, получение денег от других волостных для сдачи в казначейство, однако использовал их для своих нужд [8]. Крестьянский начальник Каркаралинского уезда Катосонов своими дей­ствиями в укрывательстве скотокрадов, устрой­стве лотерей в свою пользу, денежных поборах с богатых казахов нанес ущерб на сумму 2508 рублей. В рузультате своих бестактных дей­ствий Катасонов несомненно потерял всякое доверие со стороны население

Таким образом, конфликтным отношения казахского населения с крестьянскими началь­никами способствовали следующие аспекты деятельности:

  1. Превышение власти крестьянского на­чальника, которое зачастую состояло в том, что они подвергал казахов незаконному аресту;
  2. Нередко крестьянские начальники поз­воляли себе оскорбления по отношению к под­властному им населению или даже занимались рукоприкладством.
  3. Крестьянские начальники превышали свои полномочия и расходовали казенные деньги или занимались вымогательством у казахского населении
  4. Крестьянские начальники несправедливо разрешали спорные земельные вопросы

Вместе с тем нужно отметить, что среди крестьянских начальников было немало благо­желательно настроенных к казахам лиц, по мере сил и возможностей стремившихся содейство­вать местному сельскому населению. Одним из таких крестьянских начальников был Николай Михайлович Сухин ((09.1896 - ХІ.1902) пре­красно знал казахский язык, обычаи, нравы и быт казахского народа и соответственно сам досконально разбирался в жалобах казахского населения на волостных и аульных старшин. Именно поэтому Министерство внутренних дел отметило Н.Сухина, как «лучшего деятеля Тургайской области» в начале ХХ века. [9]

Сухин являл собой пример того, что он относился к своей должности как к обществен­ному служению, пользовался уважением у казахского населения, который обращался к нему по всем разнообразным делам и нуждам

Инженер Тургайской области Н.Наранович выделял такие отличительные черты уездного начальника Н.Сухина, как «справедливость, разумное отношение ко всем нуждающимся, его большую работоспособность» [10].

Но основная часть крестьянских началь­ников были вполне заурядные деятели, для которых служба есть прежде всего основание для получения жалования и основная цель -утверждение власти над подвластным им населением. В связи с этим стоит очень важный вопрос для понимания взаимодействия кре­стьянского начальника с местным населением. Раз в руках крестьянского начальника была сосредоточена большая власть, то многое за­висело от его личных качеств, т. е. от его чело­веческих качеств.

 

Литература

  1. ЦГА РК ф. 25 оп.1 д.2986 лл. 20-29.
  2. ЦГА РК Ф25 . Оп 1. Д 2835 лл. 1-7.
  3. ЦГА РК Ф25 . Оп 1. Д 2835 лл. 14-15
  4. ЦГА РК Ф64 . Оп 1. Д 2414.лл.11-12.
  5. ЦГА РК Ф25 .Оп 1. Д 3096.
  6. ЦГА РК Ф25. Оп 1. Д 3203.лл. 1-123
  7. ЦГА РК Ф25. Оп 1. Д 3097лл. 1-16
  8. ЦГА РК Ф 64 Оп1 Д 2544 лл.1-68
  9. ЦГА РК ф.25, оп.2, д.815 л.1-5
  10. Тургайская газета. 3 января 1910. №1.
Фамилия автора: Г. С. Султангалиева
Год: 2010
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика