Проблемы судебного представительстваи пути их разрешения

Сегодняшний мировой финансово-экономический кризис дал повод усомниться в правомерности свободной от всех ограничений экономической деятельности, поставил под сомнение принцип безграничной  либерализации рынка. Схожие закономерности наблюдаются и на правовом рынке Казахстана.

По конкретным результатам мы можем судить о том, что свободный допуск к оказанию юридической помощи породил абсолютно никем не контролируемый, хаотичный, безответственный, непрофессиональный институт судебного представительства. По мере усложнения общественных отношений и регулирующих их норм эти изъяны становятся все заметнее. По мере того, как возрастает цена ошибок, эти изъяны становятся  все более нетерпимы.

Сегодня страна вступает в качественно новый этап, когда усиливается роль государственного планирования экономики и всех сопутствующих отношений. Соответственно, на повестку дня выходит необходимость четкого, продуманного, системного государственного регулирования  рынка юридических услуг.

Как известно, от того, насколько профессионально и квалифицированно будут представлены  интересы   доверителей, настолько качественным будет принятое судебное решение.еской помощи, и является одним из пороков суд

Вместе с тем, анализ деятельности судов показывает, что одной из ключевых проблем правосудия в Казахстане является именно низкое качество юридических услуг и защиты интересов населения в суде.

Непрофессионализм судебных представителей несет многочисленные беды. Он осложняет работу судов, создает условия для коррупции, подрывает доверие граждан к правосудию. В основном именно за счет попрания  закона и процветает  параллельная, неуправляемая  система оказания юридической помощи - где наряду с добросовестными и квалифицированными юристами собирается  слишком много шарлатанов,  проходимцев и мошенников.

В качестве примера приведу лишь некоторые факты.

Например, в Акмолинской области  представительством в суде занимается некая Артюшина Татьяна Александровна, иногда представляется как Ситова, семь лет назад судима за мошенничество.

В Павлодарской области гражданка Губина М.С., оформив представительство, за 80 тыс. тенге пообещала взыскать материальный ущерб в пользу гражданки, пострадавшей от ДТП.  С этой целью Губина подделала решение суда и исполнительный лист, расписалась за судью и секретаря, обманным путем заверила печатью суда и сдала на исполнение администратору суда.

Зададимся вопросом, а сколько эти и подобные им лица сумели «обстряпать» своих дел до этого? И сколько людей пострадало от таких незаконных действий или являются новыми потенциальными жертвами?

Этот перечень можно продолжить, но, думаю, масштаб беспредела понятен.

В развитие темы давайте проанализируем регламентацию нашего правового  рынка.  Как известно, он представлен  двумя группами:

  • - во-первых, это члены  квалифицированных профессиональных сообществ, то есть адвокаты;
  • -   с другой стороны -  все иные желающие лица  (в рамках как коммерческой, так и непредпринимательской деятельности).

При этом в отношении этих двух групп государственное регулирование содержит неоправданные, и, я бы даже сказал, фундаментальные различия в критериях и подходах.

Чтобы стать адвокатом, юрист должен:

  • - соответствовать высоким профессиональным и нравственным требованиям;
  • - иметь высшее юридическое образование;
  • - опыт работы по специальности;
  • - глубоко знать законы;
  • - не иметь запятнанной судимостью репутации;
  • - выдержать сложный квалификационный экзамен;
  • - соблюдать профессиональную этику;
  • - оказывать бесплатную правовую  помощь;
  • - уплачивать соответствующие налоги.

Но напрасно мы будем искать какое-либо подобное условие для допуска к оказанию юридической помощи для так называемых иных желающих лиц. Такой регламентации просто не существует!

Удивительно, но эти лица могут:

  • - вообще не быть юристами;
  • - не иметь образования (не только юридического, но и вообще никакого);
  • - не иметь никакого опыта, никаких навыков, никаких знаний;
  • - иметь судимость и, вообще, являться весьма ущербными с моральной точки зрения.
  • Тем не менее, по действующему законодательству, такие субъекты  вправе оказывать практически весь спектр юридической помощи:
  • - давать любые советы (консультировать);
  • - составлять любые документы; представительствовать от имени сторон в любых делах (кроме уголовных).

Словом, и фактически, и в сознании общества эти лица заняли место адвокатов.

Между тем, в отличие от моих коллег, они не сдают квалификационного экзамена на допуск к профессии, не приносят присяги, не обременены обязанностью оказывать юридическую помощь бесплатно и по назначению.

Для них не существует Кодекса профессиональной этики адвоката, требований законодательства об адвокатуре, решений органов адвокатского самоуправления.

Соответственно, не имея знаний и опыта, не будучи обязанными соблюдать требования закона и профессиональной этики, они потенциально склонны к использованию более простых, внеправовых средств. И при этом, в отличие от адвокатов, они не рискуют понести профессиональную ответственность, быть исключенными из  профессионального сообщества или  лишиться лицензии.

Наконец, оказывая юридические услуги, они не уплачивают соответствующих налогов, что подрывает принцип обязательности налогообложения и наносит ущерб государственному бюджету.

Таким образом, существование нынешней параллельной, теневой по своей сути, системы судебных представителей девальвирует само понятие правовой защиты, наносит ущерб всей системе правосудия!

Очевидно, что назрела необходимость для всех лиц, оказывающих юридическую помощь на профессиональной основе, установить единые правила допуска к профессии.

При этом считаю, что установление квалификационных требований к лицам, оказывающим юридическую помощь, не нарушает право на выбор юридического консультанта, поскольку, например, установление соответствующих квалификационных требований не нарушает право на выбор врача или водителя автобуса, осуществляющего перевозку пассажиров.

Вряд ли можно признать  сферу юридической помощи  настолько малозначительной  для интересов граждан и общества, чтобы считать возможным допускать к ее оказанию фактически любое лицо. Например, для всех очевидно, что к деятельности в области медицины могут быть допущены только профессионалы, подтвердившие свою квалификацию в установленном порядке. Иные лица  оказывать  медицинские услуги не вправе.

Урегулирование вопросов предоставления гражданам и организациям  юридической помощи крайне важно для повышения ее качества и особенно актуально в год  председательствования Казахстана в ОБСЕ.

Таким образом, первостепенное значение для развития судебной реформы имеет скорейшее урегулирования  проблемы профессионального судебного представительства, которое должно осуществляться по единым стандартам. Это позволит содействовать обеспечению гарантированных Конституцией прав каждого на получение не любой, а именно квалифицированной юридической помощи.

И, как решение проблемы, на первоначальном этапе мы предлагаем следующее. Напомню, действующий ГПК в ст 59 допускает в качестве представителей в гражданском судопроизводстве:

1) адвокатов;

2) работников юридических лиц - по делам этих юридических лиц;

3) уполномоченных профессиональных союзов - по делам рабочих, служащих, а также других лиц, защита прав и интересов которых осуществляется этими профессиональными союзами;

4) уполномоченных организаций, которым законом, уставом или положением предоставлено право защищать права и интересы членов этих организаций;

5) уполномоченных организаций, которым законом, уставом или положением предоставлено право защищать права и интересы других лиц;

6) одного из соучастников по поручению других соучастников;

7) других лиц, допущенные судом по просьбе лиц, участвующих в деле.

Данная правовая норма обращает внимание по крайне мере на три важных обстоятельства.

Во-первых, в гражданском судопроизводстве в качестве представителей без ограничений допускаются только  адвокаты. Это указывает на преимущество адвоката перед другими представителями.

Во-вторых, такой расширенный список представителей свидетельствует о том, что он включает лиц, не имеющих должного уровня юридической подготовки и неспособных в связи с этим оказать квалифицированную юридическую помощь.

В-третьих, представлять физических лиц в гражданском судопроизводстве могут только адвокаты и иные лица, допущенные судом к представительству по данному делу.

Подводя итог, считаю, что, с учетом тенденции к обеспечению государством права каждого на получение квалифицированной юридической помощи, в Гражданском процессуальном кодексе РК число лиц, которые могут быть представителями в гражданском судопроизводстве, должно быть сокращено и ограничено следующими лицами, а именно - адвокаты, руководители, штатные работники организаций, учреждений, предприятий. Естественно, такими штатными работниками должны быть юристы юридических лиц.

В заключении хотелось бы резюмировать все вышесказанное. Более абсолютно нетерпимо положение, при котором оказанием платных юридических услуг, выступлением в суде занимаются люди, никому не подконтрольные.

Такой анархии нет ни в одной европейской стране, и даже в постсоветских странах. Везде существуют отличающиеся в деталях,  но схожие по своей строгости системы допуска к юридической практике.

Таким образом, следует положиться на многократно проверенные общие правила и добиться положения, при котором допуск к судебному представительству будет предоставляться только тем, кто имеет соответствующую юридическую квалификацию. Таков общепризнанный, по сути, безальтернативный путь.

Уважаемые коллеги, мы все прекрасно осознаем, что юридическая помощь должна быть только квалифицированной. Поэтому я предлагаю объединить все наши усилия для того, чтобы институт представительства в нашей стране и на практике отвечал самым высоким требованиям.

Фамилия автора: Тугел А.К.
Год: 2012
Город: Астана
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика