Некоторые аспекты совершенствования уголовно-правовой борьбы с терроризмом и экстремизмом в Республике Казахстан

Уголовный кодекс Республики Казахстан, безусловно, занимает одно из основных средств борьбы с терроризмом и экстремизмом в стране. От соответствия его норм современным тенден­циям и вызовам, провоцирующим возникновение террористических и экстремистских проявлений, во многом определяется и успех их превентивной деятельности.

Обращает на себя внимание тот аспект, что в связи с принятием в стране двух важных зако­нов «О противодействии терроризму» (1999 г.) и «О противодействии экстремизму» (2005 г.) в УК Республики Казахстан был внесен ряд норм уси­ливающих уголовную ответственность за терро­ризм.

Так, в целях эффективного противодействия терроризму уголовно-правовыми средствами за­конодатель ввел в примечание к статье 233 УК РК «Терроризм» новый пункт 2, где указал все нор­мы УК РК, причисленные им к разряду террори­стических.

В частности, к их числу отнесены двенад­цать составов:

  1. ст.162 «Наемничество»;
  2. ст.163 «Нападение на лиц или организации, пользующиеся международной защитой»;
  3. ст.166-1 «Посягательство на жизнь Перво­го Президента Республики Казахстан - Лидера Нации»;
  4. ст.167 «Посягательство на жизнь Прези­дента Республики Казахстан»;
  5. ст.171 «Диверсия»;
  6. ст.233 «Терроризм»;
  7. 233-1 «Пропаганда терроризма или пу­бличные призывы к совершению акта террориз­ма, а равно распространение материалов указан­ного содержания»;
  8. ст. 233-2 «Создание, руководство террори­стической группой и участие в ее деятельности»;
  9. ст. 233-3 «Финансирование экстремизма или террористической деятельности»;
  10. ст. 234 «Захват заложника»;
  11. ст. 238 «Захват зданий, сооружений, средств сообщения и связи»;
  12. ст. 239 «Угон, а равно захват воздушного или водного судна либо железнодорожного под­вижного состава».

Такой подход законодателя разделяется нами полностью, так как в их основе легли признаки террористических проявлений, указанные в пун­кте 15 статьи 1 Закона РК «О противодействии терроризму» от 13 июля 1999 года [1]. К тому же охватить в одной норме такое сложное явление, как терроризм практически невозможно и неце­лесообразно.

Вместе с тем в модельном Уголовном кодексе СНГ внесены уточнения в определение понятия «терроризм». В статье 177 модельного Уголовно­го кодекса в качестве преступления теперь рас­сматривается конкретное проявление терроризма - акт терроризма, а не все явление в целом. В этой связи, из целей совершения преступления исклю­чено «нарушение общественной безопасности», поскольку такое нарушение выступает в качестве одного из общественно-опасных последствий со­вершения акта терроризма. В этой связи предла­гается следующая редакция как названия статьи 233 УК РК, так и содержание ее диспозиции:

«Статья 233. Террористический акт

1. Совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значи­тельного имущественного ущерба либо наступле­ния иных тяжких последствий, в целях воздей­ствия на принятие решения органами власти или международными организациями, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях».

В этой связи, было бы более удачным также поменять редакцию пункта 2 Примечания к ука­занной статье УК РК. Предлагается ее изложить таким вот образом:

«2. Преступлениями террористического ха­рактера признаются преступления, предусмо­тренные статьями 162, 163, 166-1, 167, 171, 233, 233-1, 233-2, 233-3, 234, 238, 239 настоящего ко -декса».

При таком подходе уголовно-правовая норма будет не только отвечать модельному УК, но и приобретет юридически значимый характер вви­ду своей конкретики в обозначении проявлений терроризма.

Что касается статьи 233-1 УК РК «Пропаган­да терроризма или публичные призывы к совер­шению акта терроризма, а равно распространение материалов указанного содержания», то ее опи­сание в качестве экстремистского действия при­ведено в незначительно скорректированном виде в статье 1 модельного закона о противодействии экстремизму, принятого на 32 пленарном заседа­нии Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ. Там она представлена в виде «публичного оправдания терроризма или публич­ных призывов к осуществлению террористиче­ской деятельности» [2].

Поэтому данное деяние следует переместить из нормы закона РК о противодействии террориз­му в закон РК о противодействии экстремизму, а статью 233-1 УК РК удалить из примечания 2 ста­тьи 233 УК РК как разновидности преступления террористического характера. Заголовок статьи 233-1 УК РК и описание диспозиции следует при­вести в полное соответствие с модельным зако­ном о противодействии экстремизму. Полагаем, что данная норма должна быть представлена в пе­речне преступлений, экстремистского характера.

Анализ статьи 233-3 УК РК «Финансирова­ние экстремизма или террористической деятель­ности» показывает, что данная норма, нуждается в соответствующих изменениях и дополнениях, принимая во внимание современные проявления экстремистской и террористической деятельно­сти в Казахстане.

Известно, что без финансовой поддержки экс­тремистская или террористическая деятельность была бы крайне затруднительна или даже невоз­можна.

Финансирование терроризма или экстремиз­ма подразумевает умышленное снабжение терро­ристов или экстремистов материальными сред­ствами как наличным, так и безналичным путем. К примеру, выдача денег под различными благо­видными предлогами, допустим пожертвований для религиозных нужд или завуалировано под видом какой-либо спонсорской помощи (покупка недвижимости для их деятельности, предостав­ление средств на снабжение автотранспортом и т. д.). Так, в конце августа 2011 года в Казахста­не была пресечена деятельность экстремистской группировки, планировавшей провести серийные теракты на территории Атырауской области и в других регионах. Общее число задержанных со­ставило 25 человек. Возбуждены уголовные дела, в том числе по статье «Терроризм». Однако ин­формация об источниках финансирования экстре­мистской деятельности в сообщении правоохра­нительных органов отсутствует [3]. В то же время сообщается, что в ходе начатого следствия будут выясняться контакты задержанных, их потенци­альные связи с зарубежными террористами и ос­новные цели. И в том числе, по всей видимости, и вопросы финансового характера. Так как в этом случае, как нам представляется, будет достигнута полнота следствия.

Деяния по финансированию экстремизма и терроризма представляют собой частные случаи соучастия в экстремистских и террористических преступлениях. Отсюда, норма статьи 233-3 УК РК «Финансирование экстремизма или террори­стической деятельности» является специальной по отношению к нормам перечисленных в приме­чании к статье 233 УК РК «Терроризм» двенадца­ти статей, признанных преступлениями террори­стического характера, поэтому дополнительной квалификации по ним не требуется. В этой связи, было бы целесообразным, по аналогии с при­веденным примечанием, где представлен пере­чень преступлений террористического характера, включить соответствующее примечание и в ста­тье 233-3 УК РК, где указать такой же перечень преступлений, но уже экстремистского характера. Это крайне важно, так как в уголовном законе нет единой специальной нормы, где бы раскрывалось понятие экстремистской деятельности.

Вместе с тем в Законе Республики Казахстан «О противодействии экстремизму» от 18 февраля 2005 года за №31 деятельность, признаваемая экс­тремистской, законодателем представлена. Так, к числу такой деятельности отнесены действия, преследующие следующие экстремистские цели, а именно:

«... насильственное изменение конституцион­ного строя, нарушение суверенитета Республики Казахстан, целостности, неприкосновенности и неотчуждаемости ее территории, подрыв наци­ональной безопасности и обороноспособности государства, насильственный захват власти или насильственное удержание власти, создание, ру­ководство и участие в незаконном военизирован­ном формировании, организация вооруженного мятежа и участие в нем, разжигание социальной, сословной  розни   (политический экстремизм);

разжигание расовой, национальной и родовой розни, в том числе связанной с насилием или при­зывами к насилию (национальный экстремизм); разжигание религиозной вражды или розни, в том числе связанной с насилием или призывами к на­силию, а также применение любой религиозной практики, вызывающей угрозу безопасности, жиз­ни, здоровью, нравственности или правам и свобо­дам граждан (религиозный экстремизм)» [4].

Необходимо отметить, что современная прак­тика противодействия экстремизму свидетель­ствует об определенном росте различного рода экстремистских проявлений в стране. Так, по данным Министерства внутренних дел республи­ки, за первое полугодие 2011 года в Казахстане возбуждено 14 уголовных дел по признакам пре­ступлений экстремистского характера, пресечена деятельность 21-го незарегистрированного рели­гиозного объединения, привлечены к ответствен­ности 85 граждан [5].

К числу экстремистских преступлений, исхо­дя из приведенного перечня действий, признавае­мых экстремистскими по казахстанскому законо­дательству, следует отнести:

1)  ст. 164 УК РК «Возбуждение социальной, национальной, родовой, расовой или религиоз­ной вражды»;

2)  ст. 168 УК РК «Насильственный захват вла­сти или насильственное удержание власти либо осуществление представителями иностранного государства или иностранной организации пол­номочий, входящих в компетенцию уполномо­ченных органов и должностных лиц Республики Казахстан»;

3)  ст. 170 УК РК «Призывы к насильственно­му свержению или изменению конституционного строя либо насильственному нарушению един­ства территории Республики Казахстан»;

4)  ст. 236 УК РК «Организация незаконного военизированного формирования»;

5)  ст. 337 УК РК «Создание или участие в де­ятельности незаконных общественных и других объединений»;

6)  ст.337-1 «Организация деятельности обще­ственного или религиозного объединения либо иной организации после решения суда о запрете их деятельности или ликвидации в связи с осу­ществлением ими экстремизма».

Как видим, свести такие многоплановые экс­тремистские действия в одну уголовно-правовую норму, как и в случае с терроризмом, законода­телю крайне сложно, поэтому и предлагается их перечислить в специальном примечании к статье статьи 233-3 УК РК «Финансирование экстремиз­ма или террористической деятельности».

В этом же примечании следует также рас­шифровать суть самого понятия «финансирова­ние» экстремизма и террористической деятель­ности.

В пункте 1 статьи 1 Международной конвен­ции о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 года дается понятие «средств фи­нансирования терроризма» [6].

В их числе не только активы любого рода, осязаемые или неосязаемые, движимые или не­движимые, независимо от способа их приобрете­ния, но и юридические документы или акты в лю­бой форме, в том числе в электронной или циф­ровой, удостоверяющие право на такие активы или участие в них, а также банковские кредиты, дорожные чеки, банковские чеки, почтовые пере­воды, акции, ценные бумаги, облигации, векселя, аккредитивы.

Там же указывается, что средства финанси­рования терроризма не ограничиваются перечис­ленными вариантами.

Полагаем, что по аналогии с понятием средств финансирования терроризма, представленного в рассматриваемой международной конвенции, следует определять и понятия финансирования экстремизма, как в национальном уголовном за­конодательстве, так и в Законе Республики Казах­стан «О противодействии легализации (отмыва­нию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма» (с изменениями и дополнениями от 8. 04.2010 г.). В пункте 7) ста­тьи 1 указанного Закона под финансированием терроризма (террористической деятельности) по­нимается «предоставление или сбор денег и (или) иного имущества либо оказание финансовых ус­луг террористам и (или) террористическим орга­низациям для осуществления террористической деятельности» [7].

Конвенционное определение средств финан­сирования терроризма дано для того, чтобы госу­дарства-участники при конструировании соответ­ствующих норм национального законодательства не только единообразно их понимали и толкова­ли, но и применяли. Так как «наличие норматив­но определенного тезауруса направлено на рас­ширение возможностей международного сотруд­ничества в области борьбы с терроризмом» [8].

Таким образом, предлагается в анализируе­мую уголовно-правовую статью включить:

«Примечания.

1. Под финансированием экстремизма и тер­рористической деятельности в настоящем Кодек­се понимается предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с намерением, чтобы они использовались, или при осознании того, что они будут использованы, полностью или частично, для совершения указанных пре­ступлений. «Средства» означают активы любого рода, осязаемые или неосязаемые, движимые или недвижимые, независимо от способа их приобре­тения, а также юридические документы или акты в любой форме, в том числе в электронной или цифровой, удостоверяющие право на такие акти­вы или участие в них, включая банковские кре­диты, дорожные чеки, банковские чеки, почтовые переводы, акции, ценные бумаги, облигации, век­селя, аккредитивы, но, не ограничиваясь ими.

2. Экстремистскими признаются преступле­ния, предусмотренные статьями ст. 164, 168, 170, 236, 337, 337-1 настоящего Кодекса».

В пункте 1 статьи 8, рассматриваемой меж­дународной конвенции обращается внимание государств-участников на то, чтобы они в соот­ветствии с принципами своего внутреннего права принимали необходимые меры для определения, обнаружения, блокирования или ареста любых средств, используемых или выделенных в целях совершения террористических преступлений, «. для целей возможной конфискации».

Пункт 2 статьи 8 международной конвенции прямо предписывает принимать государствам-участникам «надлежащие меры для конфискации средств.».

В этой связи предлагаем в санкцию статьи 233-3 УК РК «Финансирование экстремизма или террористической деятельности» включить кон­фискацию имущества.

Таким образом, части 1 и 2 статьи 233-3 УК РК после слова «лет» дополнить словами «с кон­фискацией имущества или без таковой».

Было бы также целесообразным в качестве дополнительной санкции к лишению свободы по данной статье предусмотреть и штраф, так как ли­шение свободы слишком суровый вид уголовного наказания для лиц, привлекаемых к финансирова­нию экстремизма, а не конкретного террористи­ческого акта или террористической организации. Не секрет, что степень общественной опасности этих двух видов преступной деятельности разли­чается. К тому же сама экстремистская деятель­ность носит многоплановый характер. К примеру, сбор денег для финансирования экстремистской деятельности под видом благотворительности или же спонсорской помощи. В этой связи пред­лагается санкцию части 1 статьи 233-3 УК РК до­полнить словами «наказываются штрафом в раз­мере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей либо».

В преамбуле, рассматриваемой международ­ной конвенции говорится: «отмечая, что количе­ство и тяжесть актов международного терроризма зависят от финансирования, к которому террори­сты могут получить доступ» нами предлагается включить в рассматриваемую статью 233-3 УК РК поощрительную норму, предусмотрев ее в примечании, как и в статье 233 УК РК. Ее нали­чие в уголовном законодательстве в части борьбы с финансированием экстремизма и террористи­ческой деятельности будет своевременной для предупреждения актов экстремизма и терроризма в Казахстане. Такая поощрительная норма долж­на быть представлена в примечании к статье 233­3 УК РК в следующей редакции:

«3. Лицо, добровольно прекратившее предо­ставление или сбор средств либо оказание фи­нансовых услуг по финансированию экстремизма или террористической деятельности, освобож­дается от уголовной ответственности, если в его действиях, не содержится состава иного престу­пления».

С учетом вышеизложенного, статья 233-3 УК РК предлагается нами в следующей редакции:

«Статья 233-3. Финансирование экстремизма или террористической деятельности.

  1. Финансирование экстремизма или терро­ристической деятельности - наказываются штра­фом в размере от двухсот до пятисот месячных расчетных показателей либо лишением свободы на срок до пяти лет с конфискацией имущества или без таковой.
  2. То же деяние, совершенное неоднократно, -наказывается лишением свободы на срок от трех до восьми лет, с конфискацией имущества или без таковой.

Примечания.

  1. Под финансированием экстремизма и тер­рористической деятельности в настоящем Кодек­се понимается предоставление или сбор средств либо оказание финансовых услуг с намерением, чтобы они использовались, или при осознании того, что они будут использованы, полностью или частично, для совершения указанных пре­ступлений. «Средства» означают активы любого рода, осязаемые или неосязаемые, движимые или недвижимые, независимо от способа их приобре­тения, а также юридические документы или акты в любой форме, в том числе в электронной или цифровой, удостоверяющие право на такие акти­вы или участие в них, включая банковские кре­диты, дорожные чеки, банковские чеки, почтовые переводы, акции, ценные бумаги, облигации, век­селя, аккредитивы, но, не ограничиваясь ими.
  2. Преступлениями экстремистского характе­ра признаются преступления, предусмотренные статьями ст. 164, 168, 170, 236, 337, 337-1 настоя­щего Кодекса.
  3. Лицо, добровольно прекратившее предо­ставление или сбор средств либо оказание финан­совых услуг по финансированию экстремизма или террористической деятельности, освобождается от уголовной ответственности, если в его действиях, не содержится состава иного преступления».

Предлагаемая нами статья 233-3 УК РК в но­вой редакции полагаем, внесет свою посильную лепту в плане реализации положений, установ­ленных Концепцией правовой политики Респу­блики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858 [9].

 

 Литература

  1. См.: О противодействии терроризму. Закон Республики Казахстан. - Алматы: ЮРИСТ, 2010. - С 4.

  2. См.: lprc.kz/ru/index.php?option=com_content&task = view&id=88.

  3. См.: Модельный закон о противодействии экстремиз­му. //Постановление Межпарламентской Ассамблеи госу­дарств - участников СНГ от 14 мая 2009 года №32-9.

  4. См.: rosbalt.ru/exussr/2011/09/02/885537. html.

  5. См.: Закон Республики Казахстан «О противодей­ствии экстремизму» от 18 февраля 2005 года за №31//Ведо-мости Парламента Республики Казахстан, 2005 г., №5, ст.3.

  6. См.: Закон Республики Казахстан от 2 октября 2002 года №347 «О присоединении Республики Казахстан к Меж­дународной конвенции о борьбе с финансированием тер­роризма» // Ведомости Парламента Республики Казахстан, 2002 г., №18, ст. 156.

  7. См.: Закон Республики Казахстан «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных незаконным путем, и финансированию терроризма» от 28 августа 2009 года № 191 - IV ЗРК.

  8. См.: Международная конвенция о борьбе с финан­сированием терроризма (Нью-Йорк, 1999 г.). Постатейный комментарий (А. А. Толкаченко) // Источник: Терроризм. Правовые аспекты противодействия: нормативные и между­народные правовые акты с комментариями, научные статьи / под ред. И.Л.Трунова и Ю.С. Горбунова. - Изд. 2-е, перераб. и доп. - М.: Эксмо, 2007. - С. 299.

  9. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года, утвержденная Указом Прези­дента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858.

Фамилия автора: М.К. Самалдыков
Год: 2011
Город: Алматы
Яндекс.Метрика