Особенности современного мифотворчества и мифосознания

Наличие мифологических представлений у современного человека не сводится только к заблуждениям и пережиткам, а является необхо­димым элементом мировосприятия, так как миф конституирует человеческий образ мира, более того он может латентно присутствовать во всех формах социальных отношений. При этом миф никогда не осознается своими носителями в качестве мифа, однако он не перестает оста­ваться мифом, т.е. представлять мир в виде облеченных в конкретную чувственную форму абстрактных идей, воспринимаемых как непо­средственная, живая реальность. Сам факт бытия в современном социальном пространстве мифа доказывает реальность функционирования мифологического мышления сегодня.

Миф всегда имманентен культурному опы­ту эпохи, поэтому с течением времени он подвергается трансформации, видоизменяется, сохраняя свои формальные характеристики, свою «мифологичность».

Что заставляет человека все время возвра­щаться к мифам? Э. Кассирер считал, что чело­век «не противостоит реальности непосред­ственно, он не сталкивается с ней, так сказать лицом к лицу, физическая реальность как бы отдаляется по мере того, как растет символи­ческая деятельность человека. Человек не может жить в мире строгих фактов или сообразно со своими непосредственными желаниями и потребностями. Он живет скорее среди вооб­ражаемых эмоций, в надеждах и страхах, среди иллюзий и их утрат, среди собственных фантазий и грез» [1]. Другими словами, между человеком и действительностью необходим по­средник, который помогал бы человеку воспри­нять реальность в том или ином виде, опреде­лить отношение к ней. Одной из этих форм является миф. Миф есть семантическое поле, на котором человек встречается с реальностью. Сама структура человеческой личности выс­троена на мифе. Миф - это инструмент модели­рования окружающего мира и одновременно способ самоидентификации субъекта, рефлек­сии.

Российский исследователь В.В. Полосин выделяет три причины существования мифа:

1)    психологическая. Пока у человека при всей его погруженности в актуальные проблемы быта существует желание выйти за пределы собственной актуальности - желание некой постоянной и даже абсолютной стабильности бытия вечности, - даже у самого последова­тельного рационалиста остаются, по меньшей мере, в подсознании, элементы мифологиче­ского сознания: иррациональные, образные, чувственные представления о всеобщей смысло­вой цельности бытия как условии абсолютной стабильности.

Черты мифологического сознания обнару­живаются в подсознательном (или бессозна­тельном) желании обрести в будущем далекое прошлое - «золотой век», тем самым придать осмысленность и относительную стабильность настоящему и перебросить мостик в абсолютно стабильное будущее.

Потребность и ощущение абсолютной ста­бильности проецируется и на обычные житей­ские ситуации, рождая потребность и ощущение относительной, временной стабильности, со­циального и личного комфорта - как прообраза и залога абсолютной стабильности.

2) онтологическая. Рациональное познание сосредотачивает все усилия на исследовании настоящего и в проекции на будущее, но весьма убого интерпретирует прошлое, видя в нем всегда совокупность несовершенств, недоразви­тости, ошибок и нелепостей. Между тем прош­лое как таковое уже не существует само по себе, внеактуального   сознания;   его   бытие  - в (под)сознании человека и общества, оно компонент настоящего, содержащий трактовку жизненно важного опыта, выстроенного по схеме «если.,то.».

3) социальная. Даже первых двух причин достаточно для утверждения необходимости и объективности мифа. Однако на уровне коллек­тивного сознания и коллективной памяти, которые в принципе не могут быть чисто рациональными уже только из-за необходи­мости достижения взаимопонимания между разными по уровню восприятия и языку людьми с их приверженностью к уже сложившимся различным традициям, миф оказывается необ­ходимым, объективным и уникальным сред­ством хранения и использования совокупного общественного опыта, становится подсознанием общественного сознания.

Совокупность этих трех причин не только сохраняет, но и воспроизводит мифологическое сознание, хотя бы в новых формах и с иными именами. Причем третья причина - необходи­мость деперсонализации и социализации опыта в коллективной памяти («интерсубъективность» мифа), которой в научной литературе уделялось мало внимания, на самом деле является главной в понимании того, что миф - не просто необхо­димый компонент познания и самосознания человека, но, безусловно, необходимый компо­нент существования общества вообще. И поэто­му, как отмечает Полосин, во все эпохи у всех народов общественное сознание в тех или иных формах, плохо или хорошо, адекватно или иллюзорно, но продуцирует различные виды мифов, псевдо - и лжемифов во всех гума­нитарных сферах социальной жизни: в быту, культуре, религии, идеологии, политике [2].

Таким образом, современный миф специ­фичен, прежде всего, своей включенностью во все сферы общества - искусство, науку, политику, культуру и т. д., при этом он суще­ствует в синтезе с ними.

Современное мифотворчество особо сильно продуцируется в такой области социальной действительности как культура.

В зависимости от функций и сферы появ­ления в настоящее время следует выделить следующие формы бытования мифа в культуре: первобытный или архаический миф - миф доклассового общества, мифы древних циви­лизаций (египетские, шумерские, вавилонские, греческие, китайские и др. мифы) и современ­ные мифы массового сознания.

Культура никогда не живет вне мифа. Он -ее основа, ее форма, ее содержание. Он су­ществует в свернутом и развернутом виде, как метафора или символ, как сюжет.

В   культуре   миф   используется главным образом в двух планах. Во-первых, в «массовой культуре», рассчитанной на примитивный вкус массового потребителя, мифы используются для развлечения, утешения, психологической раз­рядки, снятия эмоционально-стрессового потен­циала. Эта мифология имеет не столько худо­жественный, сколько социально-политический смысл, поскольку удовлетворяет потребность в социальных иллюзиях. Во-вторых, мифы используются в литературных произведениях, анализирующих различные формы «отчужде­ния» и «очуждения» в западном обществе и, основанный на этом, духовный кризис. В рамках этих произведений, в отличие от древ­ней мифологии, где надежда является важнейшим элементом и даже имманентной сущностью мифа, надежда или полностью снята, т. е. господствует безнадежность, безыс­ходность, или вынесена за пределы сюжета и выявляется только из анализа и осмысления ценностных установок автора.

В наше время мифы активно используются массовой культурой в целях манипуляции массовым сознанием. Ее произведения, так же как и мифы, основаны на неразличении идеаль­ного и реального. Так же как и мифы, они становятся предметом не познания, а веры.

Праздничность и зрелищность - одни из главных черт современности и особенно совре­менной культуры, что соответствует переориен­тации на праздничные формы и искусства, и морали. Свидетельством тому служит засилье детективов, «дамских романов», многочислен­ные шоу, развлекательный характер телепро­грамм.

Современная культура очень ярко «демо­нстрирует», что настало «время маскарада» -время игры, настроенной на коммуникацию и на обман.

Современное мифотворчество расширила свой диапазон в связи с воздействием СМИ, формированием различного рода идеологиче­ских конструкций.

По мнению большинства исследователей, СМИ психологически можно рассматривать как особого рода миф, а деятельность средств массовой коммуникации - как мифопроиз-водящую.

Поскольку современный человек, контакти­руя со средствами массовой информации, воспринимая информацию индивидуально и, как ему самому кажется, рационально, немед­ленно попадает в толпу таких же индивидов, пытающихся обнаружить знаки и через них приписать представленным фактам причины. Начинается произвольное, на первый взгляд, конструирование «скрытых» связей, ведь таинственность - обязательный атрибут мифа (к примеру, формирование комфортной картины мира в условиях дефицита информации советской эпохи и дефицита информации от ее переизбытка в современном мире. Причем вторая ситуация в еще большей степени спо­собствует дискомфортному состоянию и активизирует мифотворчество).

В ситуации, когда средства массовой информации обрушивают на рассеянную толпу огромное количество противоречащих друг другу, не поддающихся проверке сведений, человек получает атрибуции в готовом виде. Он находится перед выбором, что само по себе огромная проблема, поскольку выбирать прихо­дится хотя бы для того, чтобы осуществлять познавательно ориентировочную деятельность. Обилие информации и «плюрализм» мнений лишь затрудняют ситуацию для человека, создают ощущение дискомфорта и дефицита информации, а именно дефицита от изобилия. При увеличении объема информации уменьшается предполагаемая достоверность и комфортность ее восприятия массами. Отсюда, при дефиците от изобилия, происходит акти­визация мифомышления, человек, пытаясь осмыслить происходящее, конструирует очеред­ной миф.

Современные СМИ являются важным механизмом современной массовой культуры, доминируют в коммуникационном простран­стве, организованность которого во многом зависит от эффективности мифотворчества. Организуемый, в том числе с помощью печат­ных СМИ процесс позволяет транслировать, хранить и трансформировать социальный опыт массы, может обеспечивать единство в восприя­тии конкретной мифологии, подкрепляя при этом функции и «заслуги» обожествленных индивидов, гарантировать однонаправленность деятельности социальных групп и, как следствие этого, стабильность общества в це­лом. Российский исследователь С.Н. Рябцев отмечает, что для реализации задач единения общества, соблюдения логики мифотворчества в условиях глобализации информационного пространства необходимо обеспечить такой количественный фактор успеха как всеохват-ность, всеобъемлющность трансляции образцов поведения и систем декодирования информации [3]. Преодоление отчуждения и дискомфорта, представленного силами и обстоятельствами, блокирующими осуществление намерений и подрывающими внутренние оценки внешнего мира и самого себя, в условиях массового общества возможно при наличии средств информации, которые:

а) Доступны всем и каждому.

б) Не требуют напряжения интеллекта.

в)  Способны вызывать положительные, либо отрицательные эмоции, вызывать сопереживание и наслаждение. Иначе говоря, могущие подавать информацию в эмоциональной оболочке.

г)  Могут моментально предложить массе целостность через сходные вкусы и формы «культурного потребления».

д)  Реализуют социальный заказ, превращая социально-политическую пропаганду в художественное творчество.

е)  Обеспечивают «подкрепление» взглядов и позиций по экономическим и социально-политическим проблемам у лиц, выходящих за пределы обывательских массовых настроений и не потерявших самостоятельности в общественной жизни, интерес к ней.

ж)        Задают стандарт мышления и деятельности, реализуя социальный контроль.

з)     Стирают грань между символом и объектом восприятия. Например, в случае с общественным мнением, замещающим собой «глас народа», когда средства массовой информации фактически приравнивают
локальный опрос к референдуму.

и)   Зачастую подменяют собой формальные институты и процедуры, делая их элементами манипуляции.

к) Создают искусственную реальность, предлагая сюжеты, развивающие по определен­ным параметрам, чем корректируют обществен­ное сознание, провоцируют или тормозят изме­нения в обществе.

В условиях большого общества, неизжитых противоречий и тяги к формам взаимодействия, свойственным ситуации раскола, реализация подобных задач, обеспечивающих стабильность и программируемое развитие, требует значительного напряжения сил, в том числе творческих. С необходимостью учитываются данные об окружающей социальной среде, информация об объекте воздействия, общест­венном мнении и настроениях. Сложность поставленных задач предполагает и наличие плана, и жесткие управленческие решения, и значительные затраты всевозможных ресурсов, в том числе и материальных.

Под воздействием современных СМИ происходит определенная стандартизация общественного сознания, о чем отмечал в начале 80-х годов ХХ века С. Московичи. В настоящее время мы имеем дело с веком компьютеризации, Интернета, что всемерно способствует процессу глобализации.

Начиная с середины ХХ века, человека книжной культуры стремительно вытесняет человек электронной культуры одновремен­ности, сообщения которой передаются со скоростью света и поступают в сознание своего потребителя как бы со всех сторон, что в свою очередь, предполагает схематизм работы созна­ния отличный от того, который необходим для чтения книги.

В. П. Терин, исследующий воздействие электронной культуры на сознание, отмечает следующую особенность зрительного восприя­тия телевизионных образов: «восприятие теле­зрителя должно строиться в соответствии с нормами телевизионного изображения (иначе он просто его не увидит). Для того чтобы у него сохранялись целостность и смысловое единство, ему необходимо непрестанно удерживать и соединять элементы телевизионной мозаики, сталкивая их между собой, добиваясь эффекта резонанса, тем самым, формируя и удерживая в своей голове шарообразный «космос» мгновенно возникающих при этом связей [4].

Таким образом, человек, погружаясь в мир мозаично-резонансных сообщений и переживая их как миф, начинает по-своему распоряжаться предоставленной ему информацией. При этом, он, не только, не осознавая этого, воспринимает информацию мифически в большей степени, чем рационально-логически, но и выстраивает на ее основе мифологизированный образ дей­ствительности.

В процессе современного мифотворчества наряду с расширением визуального компонента восприятия важную роль играет и так назы­ваемый фактор «избытка» информации при таких ее характеристиках как разнородность, большой объем, многоканальность и одновре­менность.

Мифотворчество в современных условиях появляется под воздействием целого ряда факторов, среди которых особо следует отметить функционирование специфических форм общественного сознания.

Влияние макроэкономических и макропо­литических процессов, воздействие мезо- и микросреды, состояние постоянных перегрузок привело общественное сознание к специфиче­ским трансформациям. Эти трансформации, получили в социально-философской литературе название «метаморфоз». Понятие «метамор­фозы» ввел в научный оборот исследователь общественного сознания Ж.Т. Тощенко [5]. Метаморфозы, т.е. превращенные формы об­щественного сознания, могут охватывать как общественное сознание в целом, так и отдель­ные его виды, формы, а также механизмы его функционирования. Причем эти метаморфозы могут отражать как отдельные сдвиги и изме­нения, происходящие в сознании, так и самое их причудливое сочетание (так называемые кентавр-проблемы).

Остановимся подробно на предельно общих, глобальных метаморфозах общественного сознания, которые становятся предпосылками современного мифотворчества.

Прежде всего, современные исследователи обращают внимание на такую характеристику общественного сознания, которое описывается через понятие «расколотое» или «разорван­ное» сознание. Употребляя термин «расколо­тое» общественное сознание, они выделяют такие черты (или признаки) как существование в нем не просто противоречивых, но взаимо­исключающих установок и ориентаций, нежела­ние находить общие позиции и согласовывать их, отказ или воздержание от компромиссов и даже готовность поощрять крайние формы враждебности по отношению к несогласным.

Метаморфозы общественного сознания, его состояние и проблемы часто описываются посредством термина «маргинальное созна­ние». Сторонники этой точки зрения исходят из того, что сложные процессы, сопровождающие становление постсоветских государств, привели к тому, что все прежние формы и виды общественного сознания были подвергнуты кардинальным изменениям, при этом, заставив всех без исключения людей осознать (сразу или с некоторой задержкой) свое новое социальное положение, которое в большинстве случаев оказалось неустойчивым. В итоге это привело к тому, что прежние характеристики сознания существенно изменились (некоторые совсем исчезли), а новые еще не закрепились в реальной общественной практике.

Смена политических ориентиров с неизбеж­ностью дезорганизует систему ценностей, при этом, порождая различное восприятие проис­ходящих изменений. Причем этот процесс усиливается, проявляется в самых различных формах, и чаще всего в форме ложного созна­ния. Рождению и расширению границ ложного сознания способствовали не только объектив­ные, но и субъективные обстоятельства. Ложное сознание в значительной степени связано с функционированием идей, которые в своем большинстве отражают не реальную, а желае­мую картину того или иного общественного процесса или явления.

Таким образом, метаморфозы обществен­ного сознания многолики и многообразны, их роль и влияние на общественную жизнь значи­тельны. Многие из них являются выражением «социальных болезней», барометром состояния общества, индикатором неблагополучия и пагубности многих официальных акций.

Мифотворчество как объективное явление социальной реальности имеет вневременный характер, и продуцируется сознанием общества на протяжении всего исторического развития. Миф востребован на всех этапах исторического развития человечества и в настоящее время проявляется там, где рациональные средства познания не могут дать удовлетворительного объяснения того или иного явления или процесса. Кроме того, мифологизация сознания неизбежна в результате абсолютного принятия на веру определенных научных или идеологи­ческих положений.

В то же время современное состояние общества, обусловленное масштабным воз­действием современных средств массовой ин­формации, способствует мифотворчеству и возникновению особых типов мифов в современном обществе.

 

 Литература

  1. Кассирер Э. Опыт о человеке. - М.: Гардарика,- 598 с.

  2. Полосин В.С. Миф. Религия. Государство: исследование политической мифологии. - М.: Ладомир,- С. 40-94.

  3. Рябцев С.Н. Место и роль мифологии в социально-политической жизни России ХХ столетия. -М., 2004. - 137 с.

  4. Терин В.П. Электронное мифотворчество для всех (мозаичная информация, мифологическая действительность и наше сознание) //Мир психологии. - 2003. - № 3 (35). - С. 74-78.

  5. Тощенко Ж.Т. Метаморфозы современного общественного сознания: методологические основы социологического анализа // Социс. - 2001. - № 6. - С. 3­15.

Фамилия автора: А.Х. Рамазанова
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: Культурология
Яндекс.Метрика