Судебный контроль над досудебным уголовным производством как форма реализации судебной власти

В статье рассматриваются дискуссионные вопросы определения места судебного контроля над до­судебным производством в системе судебной власти через призму функций и форм реализации су­дебной власти. Сделан вывод, что судебный контроль над досудебным производством - это одна из форм реализации судебной власти.

В Концепции правовой политики Республи­ки Казахстан на период с 2010 по 2020 годы, утвержденной Указом Президента Республики Казахстан 24 августа 2009 года, указано, что перспективы развития судебной системы свя­заны с возможностью поэтапного расширения пределов судебного контроля в досудебном про­изводстве [1].

В этой связи, применяя формулу «прежде чем совершенствовать - познай то, что совер­шенствуешь», полагаем, что начало реформы по расширению полномочий суда на досудебном производстве должно начинаться с уяснения ме­ста судебного контроля в досудебном производ­стве в системе судебной власти.

В настоящее время есть несколько точек зре­ния относительно времени появления концепции разделения властей, теоретического обоснова­ния функций судебной власти. В этом направле­нии исследования велись еще древнегреческими философами. Так, Аристотель в любом государ­стве различал три части: первая - «законосове­щательный» орган, вторая - должности, третья - судебные органы [2]. Эти идеи, основанные на разделении функций государственных органов, предвосхитили взгляды буржуазных философов о разделении властей и системе «сдержек и про­тивовесов». По мнению П. Баренбойма, она име­ет историю длиной в три тысячи лет: от Ветхого Завета до наших дней [3].

Существенные аспекты доктрины разделе­ния властей и их роль в системе судебной власти были рассмотрены Ш. Монтескье. Он отмечал: «Все погибло бы, если бы в одном и том же лице или учреждении ... были соединены эти три вла­сти: создавать законы, приводить в исполнение общеобязательные постановления и судить пре­ступления и тяжбы частных лиц, . подумайте о положении, в которое может быть поставлен гражданин этих республик» [4]. Развитая в ра­ботах Д. Локка, Ш. Монтескье и Ж. Руссо [5], она со временем получила признание и реальное воплощение во многих странах мира в качестве основополагающего начала устройства государ­ственной власти.

Так в Декларации «О государственном суве­ренитете Республики Казахстан» [6], принятой 25 октября 1990 года, впервые в нашей стране было провозглашено, что: «Государственная власть в Республике осуществляется по прин­ципу ее разделения на законодательную, испол­нительную и судебную». Этот принцип органи­зации государственной власти впервые закре­плен на конституционном уровне в Конституции Республики Казахстан от 28 января 1993 года в следующем содержании: «Государственная власть в Республике Казахстан основывается на принципе ее разделения на законодательную, исполнительную и судебную... » [7]. Дальнейшее свое развитие данный принцип получил в Кон­ституции от 30 августа 1995 года, нормы кото­рой однозначно закрепили положения о том, что Республика Казахстан утверждает себя демокра­тическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы (ст.1), государственная власть в котором едина, осуществляется на основе Конституции и зако­нов в соответствии с принципом ее разделения на законодательную, исполнительную и судеб­ную ветви и взаимодействия между собой с ис­пользованием системы сдержек и противовесов (ст.3) [8].

Республика Казахстан, стремясь создать правовое государство, закрепило в Конституции страны ряд норм, прямо указывающих на то, что человек, его жизнь, права и свободы являются высшими ценностями (ст.1); основные права и свободы человека принадлежат каждому от рож­дения, признаются абсолютными и неотчужда­емыми, определяют содержание и применение законов и иных нормативных правовых актов (ст.12). В силу названных конституционных по­ложений Казахстан не только признает права человека и гражданина в качестве приоритета защиты для всех ветвей государственной вла­сти, но и считает это направление деятельности одним из основных, то есть конституционной функцией, наличие в реализации которой позво­ляет характеризовать государство как правовое.

Ведущая роль в реализации этой функции государства принадлежит судебной власти, на­деленной для этого исключительным конститу­ционным полномочием - правом осуществлять правосудие (ст.75), призванной в конечном итоге к обеспечению прав личности средствами права.

В своем послании народу Казахстана, опре­делившем стратегию республики на период до 2050 года, Президент Республики Казахстан от­мечал: «Важнейшим вопросом правовой поли­тики является реализация гражданами права на судебную защиту, которая гарантирована Кон­ституцией» [9].

На пути к достижению приоритетных целей, поставленных перед нашим обществом, укре­пление независимости судебной системы - те­кущая задача и настоятельная необходимость сегодняшнего дня.

Именно поэтому уяснение общего смысла и содержания судебной власти, без которого не может быть понята ее роль в современном обще­стве, имеет предельно важное теоретическое и практическое значение.

Так еще И.Я. Фойницкий отмечал, что судеб­ная власть «. образует систему подчиненных закону органов, призванных к применению за­конов в порядке судебного производства» [10].

Некоторыми учеными под судебной вла­стью понимается специфическая независимая ветвь государственной власти, осуществляемая судами путем гласного, состязательного, как правило, коллегиального рассмотрения и раз­решения в судебных заседаниях споров о праве посредством гражданского, уголовного и иных установленных законом форм судопроизводства [11]. В этом определении подчеркивается само­стоятельность и независимость судебной власти, указываются ее субъект, принципы и формы осуществления.

Специалисты в области процессуального права и судоустройства определяют судебную власть как «предоставленные специальным орга­нам государства - судам - полномочия по разре­шению отнесенных к их компетенции вопросов, возникающих при применении права и реализа­ции этих полномочий путем конституционного, гражданского, уголовного, административного и арбитражного судопроизводства с соблюдением процессуальных норм, создающих гарантию за­конности и справедливости принимаемых суда­ми решений» [12]. Представители данной точки зрения отмечают особый характер полномочий судов и специальные формы их реализации.

Специалисты в области конституционного права не дают какого-либо четкого определения судебной власти, ограничиваясь ее общей харак­теристикой и выделяя ее сущность, признаки, функции, место в системе разделения властей. Так Б.А. Страшун и А.А. Мишин отмечают, что в общем судебная власть - это инструмент, посредством которого право воздействует на общественные отношения, и возложена она на всю совокупность судебных органов от самых низовых до верховых. Ее социальная роль в де­мократическом обществе заключается в том, чтобы в разного рода юридических конфликтах обеспечивать господство права, выраженного прежде всего в Конституциях и других законах, международных договорах, также в приравнен­ных к закону подзаконных актах высокого уров­ня - указах, декретах, ордонансах, внутригосу­дарственных публично-правовых договорах и т.п. [13].

Г. С. Сапаргалиев рассматривает судебную власть как самостоятельную ветвь государствен­ной власти, осуществляемую от имени Респу­блики независимо от чьей-либо воли и только судом. Подчеркивается также предназначение судебной власти - защищать права, свободы, законные интересы граждан, их объединений, права и законные интересы государственных органов, организаций, обеспечивать исполнение Конституции, законов, иных нормативных пра­вовых актов, международных договоров Респу­блики Казахстан [14].

Заслуживает внимания мнение К.А. Мами, который указывает, что для наиболее полного и ясного раскрытия сути и содержания понятия судебной власти необходимо выявить ее при­знаки, то есть ее особенности и черты, которые вычленяют ее роль и место в механизме государ­ства, ее отличие от других ветвей власти.

К таковым признакам относятся:

  • судебная власть, являющаяся ветвью еди­ной государственной власти;
  • судебная власть, принадлежащая только специальным государственным органам - судам;
  • независимость судебной власти;
  • осуществление судебной власти от имени государства;
  • осуществление правосудия;
  • распространение судебной власти на дела и споры, которые возникли на основе норматив­но-правовых актов;
  • характерность для судебной власти особо­го порядка деятельности;
  • правозащитный характер судебной власти;
  • обеспечение ее решений принудительной силой государства.

С учетом изложенного, судебная власть определяется как независимая ветвь единой государственной власти, установленной Кон­ституцией, реализуемая от имени государства судами как специальными государственными органами, учреждаемыми в предусмотренном Конституцией порядке, наделенными законом компетенцией по разрешению правовых споров и дел и выполнению других возложенных на них задач в целях защиты прав, свобод и законных интересов граждан, государства и организаций, действующих в особых процессуальных формах и обладающих правом издавать решения обя­зательного характера на всей территории госу­дарства, обеспечиваемого его принудительной силой [15].

Между тем В.А. Лазарева справедливо обра­щает внимание на то, что эти «различия» в опре­делении сущности судебной власти не следует преувеличивать, а тем более противопоставлять друг другу, так как каждое из них лишь с раз­ных сторон всесторонне характеризует одно и то же явление, в каждый конкретный момент лишь акцентируя внимание исследователя на том или ином признаке судебной власти, которые в ре­альности находятся в диалектическом единстве, взаимно дополняя и обогащая друг друга [16].

Вместе с тем невозможно создать эффек­тивную действующую, демократическую «тре­тью власть», не зная, какие же функции должны быть на нее возложены. Как правильно отмечает В.А. Лазарева, в научной литературе нет ясности не только по вопросу о том, какие функции вы­полняет судебная власть и в каких формах она реализуется, но и отсутствуют четкие критерии, позволяющие относить определенные виды су­дебной деятельности к категории функции или формы [16].

Так К. А. Мами указывает, что главной функ­цией судебной власти является отправление пра­восудия, а остальные ее функции, как консти­туционный контроль, обеспечение исполнения приговоров и иных судебных решений, судеб­ный надзор, изучение, анализ и обобщение су­дебной статистики и судебной практики, толко­вание правовых актов, участие судов в формиро­вании судейского корпуса, нормотворчество, но­сят производный характер и обслуживают глав­ную функцию [15]. По мнению В.П. Божьева, функцией судебной власти является правосудие, а судебный контроль, формирование судейского корпуса, руководство судебной практикой явля­ются полномочиями судебной власти, видами ее реализации [12]. А.Д. Рахметулин указывает, что судебная власть как государственная власть, выполняющая функцию правосудия, реализует себя посредством функции разрешения право­вых конфликтов [17].

Отмечая общепринятое понимание функ­ции как основного направления деятельности или реализации какого-либо явления, считаем, что функции судебной власти - это основные направления ее реализации, роль и назначение судебной власти в обществе. Функция выража­ет внутреннее содержание явления, в отличие от формы, представляющей внешнее выражение содержания, способ его существования и реа­лизации [18]. Исходя из подобного толкования терминов, опираясь на статью 76 Конституции Республики Казахстансудебная власть . име­ет своим назначением защиту прав, свобод и за­конных интересов.»), можно утверждать, что единственной функцией судебной власти как ветви государственной власти является судеб­ная защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполне­ния Конституции и законов страны, а формой реализации судебной власти является правосу­дие, осуществляемое посредством гражданско­го, уголовного и иных установленных законом форм судопроизводства (ст. 75).

Еще в дореволюционной науке уголовно­го процесса профессор И.Я. Фойницкий отме­чал: «Государственная задача судебной власти - ограждение прав, законом дарованных, против всех нарушений их. Суд ограждает права госу­дарственные, общественные и личные. Но в ос­новании всех прав личности лежит ее свобода. Поэтому естественно, что одной из важнейших функций судебной власти признается ограждение свободы личности, на стражу которой становится суд для устранения посягательств, направленных против нее как преступными действиями частных лиц, так и распоряжениями властей посторонних. Самостоятельной и независимой в отношении внешнем судебная власть может быть признана только там, где она в состоянии доставить дей­ствительную безопасность личной свободе про­тив посягательств всякого рода» [10].

К сожалению, в законе отсутствует опреде­ление судебной власти, поэтому если ограни­читься сферой уголовного процесса, то судебная власть, наряду с отправлением правосудия, про­является также через осуществление судебного контроля над досудебным уголовным производ­ством.

В связи с этим считаем необходимым опре­делить соотношение таких направлений реали­зации судебной власти в уголовном судопроиз­водстве, как правосудие и судебный контроль над досудебным уголовным производством.

В настоящее время в теории уголовно-про­цессуального права отсутствует единое мнение по данному вопросу. Например, по мнению И.Л. Петрухина, судебный контроль - лишь элемент правосудия, поскольку судья, выдавая решения на право производства следственных действий, хотя и осуществляет судейские функции, разре­шает конкретный процессуальный вопрос, воз­никающий на предварительном следствии, но все-таки не разрешает дело в целом [19].

А. Д. Рахметулин указывает, что судебный контроль в досудебном производстве - есть спо­соб реализации судебной власти посредством правосудия [17].

Мы же полностью солидарны с Н. Н. Ковтуном, который одним из первых провел ком­плексное исследование в области определения системы судебного контроля в уголовном про­цессе, по мнению которого судебный контроль в силу присущих ему правовых свойств (призна­ков) является самостоятельной, особой формой осуществления правосудия в сфере уголовного судопроизводства [20].

Признаки, присущие правосудию, подробно исследованы в специальной юридической лите­ратуре [21], причем особых разночтений среди ученых по нижеприведенному перечню призна­ков нет. Рассмотрим признаки правосудия, при­сущие и судебному контролю, отражающие его сущностные черты:

  • вид данной государственной деятельности осуществляется только судом и на основе закона;
  • осуществляется с соблюдением процессу­ального порядка, детально регламентированного законом;
  • завершается принятием особого судебно­го решения - акта правосудия, имеющего обще­обязательную силу.

Убедительными являются, на наш взгляд, ар­гументы В.А. Лазаревой, которая указывает на то, что:

а)  судебный контроль на досудебном этапе преследует те же цели, которые стоят перед правосудием в суде первой инстанции;

б)  в случае исключения судебного контроля за законностью и обоснованностью действий и решений органов, ведущих процесс, фактически
означает исключение этой формы деятельности суда соответственно из системы правосудия и системы процессуальных гарантий;

в)  как правосудие (в суде первой инстанции), так и судебный контроль объективно (по форме и существу) связаны с разрешением спора о
праве, ибо разрешение спора сторон о праве на ограничение конституционных прав личности есть спор о наличии (достаточных) фактических
и правовых оснований для этого, оценить и проверить которые есть конституционная обязанность суда как в суде первой инстанции, так и в
рамках реализации той или иной формы судебного контроля;

г)  разрешая дело по существу или реализуя свои полномочия по разрешению спора сторон, суд защищает (обеспечивает), восстанавливает
либо компенсирует благо одной из сторон, гарантирует законность и справедливость в обществе, а это, по сути, есть правосудие [16].

Таким образом, основываясь на выводе о том, что основной функцией судебной власти яв­ляется судебная защита прав, свобод и законных интересов граждан и организаций, обеспечение исполнения Конституции и законов страны, а формой реализации судебной власти является правосудие, полагаем, что отнесение судебного контроля в досудебным производстве к формам реализации правосудия и, соответственно, су­дебной власти, является наиболее верным.

 

Литература

  1. Указ Президента Республики Казахстан от 24 августа 2009 года № 858 «О Концепции правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 года» // База данных «Закон». - Версия 6 (по состоянию на 1 апреля 2013 года).
  2. Аристотель. Политика. Соч. в 4 томах. Т.4. - М.: Мысль, 1983. - 830 с.
  3. Баренбойм П. Божественная природа судебной власти // Российская юстиция. - 1996. - № 1. -С. 21-23.
  4. Монтескье Ш.Л. О духе законов или об отношениях, в которых законы должны находиться к устройству каждого правления, к нравам, климату, религии, торговле и т.д. - СПб., 1990. - 367 с.
  5. Локк Д. Сочинения в 3-х томах - Т.3. - М.: Мысль, 1988. - 668 с.; Монтескье Ш.Л. Избранные про­изведения. - М.: Государственное издательство политической литературы, 1955. - 800 с.; Руссо Ж.-Ж. Трактаты. - М.: Наука, 1969. - 250 с.
  6. О Декларации о государственном суверенитете Республики Казахстан от 25 октября 1990 года// База данных «Закон». - Версия 6 (по состоянию на 1 апреля 2013 года).
  7. Конституция Республики Казахстан от 28 января 1993 года (утратила силу в связи с принятием новой Конституции 30 августа 1995 года) // База данных «Закон». - Версия 6 (по состоянию на 1 апреля 2013 года).
  8. Конституция Республики Казахстан от 30 августа 1995 года (с изменениями и дополнениями от 21 мая 2007 года) // База данных «Закон». - Версия
  9. Назарбаев Н.А. «Стратегия «Казахстан-2050»: Новый политический курс состоявшегося госу­дарства»// База данных «Закон». 6 (по состоянию на 1 апреля 2013 года).
  10. Фойницкий И.Я. Курс уголовного судопроизводства. Т.1. - СПб.: Издательство «АЛЬФА», 1996.552 с. 
  11. Общая теория права и государства / под ред. Лазарева В.В. - М.: Юристъ, 2001 - 520 с; Черняков А.А. Конституционное право Республики Казахстан: проблемы теории и практики. - Алматы,- 162 с.
  12. Правоохранительные органы Российской Федерации // под ред. Божьева В.П. - М.: Спарк, 2002.
  13. 400 с.
  14. Конституционное (государственное) право зарубежных стран / под ред. Страшуна Б.А. - М.:БЕК, 2000. - 784с.
  15. Сапаргалиев Г. Конституционное право Республики Казахстан. - Алматы: Жеті жарғы, -336 с.
  16. Мами К. А. Становление и развитие судебной власти в Республике Казахстан. - Астана, 2001.
  17. 352 с.
  18. Лазарева В.А. Судебная власть и ее реализация в уголовном процессе. - Самара: МОЕН, 1999.
  19. 445 с.
  20. Рахметулин А. Д. Вопросы судебного контроля процессуальных действий и решений, принима­емых в ходе досудебного производства по уголовному делу // Зангер. - № 7. - 2007. - С. 12.
  21. Ожегов С.И. Словарь русского языка // под ред. Н.Ю. Шведовой. 13-е издание, испр. - М.: Рус. яз., 1981. - 813 с.
  22. Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного процесса России. Ч. 1. - М.: Про­спект, 2004. - 224 с.
  23. Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России (Понятие, сущность, формы): Дис. ... д-ра юрид. Наук. - Н. Новгород, 2002. - 520c.
  24. Гуценко К.Ф., Ковалев М.А. Правоохранительные органы РФ: учебник / под ред. К.Ф. Гуценко. Изд. 4-е, перераб. и доп. - М., 1999. - С. 60; Курс советского уголовного процесса. Общая часть / под ред. Бойкова А.Д. и Карпеца И.И.. - М., 1989. - С. 19-27; Строгович М.С. Курс советского уголовного процесса. - М., 1958. - С. 3; Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России: Монография. - Нижний Новгород: Нижегородская правовая академии, 2002. - С. 34; Рахметулин А. Вопросы судебного контроля процессуальных действий и решений, принимаемых в ходе досудебного производства по уголовному делу // Зангер. - № 7. - 2007. С. 12.
Фамилия автора: А.А. Амиргалиев
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция
Яндекс.Метрика