Погребальные памятники переходного периода от эпохи бронзы к раннему железному веку Сарыарки

В статье рассматриваются вопросы изучения погребальных памятников переходного периода от эпохи брон­зы к раннему железному веку Сарыарки. Кратко изложена история изучения памятников и историография по данной тематике. Основной акцент делается на работы по изучению памятников могильника Кызыл. Могиль­ник был изучен работами Сарыаркинской экспедиции Института археологии им. А.Х. Маргулана в полевых сезонах 2007-2008 года по Государственной программе «Культурное наследие» по теме «Памятники Бегазы- дандыбаевской и Тасмолинской культур». Всего на территории могильника Кызыл методом археологических раскопок было изучено 8 погребальных сооружений времени переходного периода. Погребальные конструкции подразделяются на два типа. В ходе работы были получены предметы материальной культуры в виде бронзо­вых бус, костяное пряслице и керамические сосуды. Приведены итоги аналитических работ по керамологиче- ским исследованиям находок из этого комплекса. Изучение керамического комплекса могильника дает возмож­ность сделать выводы о гончарном деле населения Сарыарки в период перехода от эпохи бронзы к раннему железному веку. Исследованные погребальные памятники могильника Кызыл на основе полученных данных датируются концом переходного периода.

В настоящее время для степной половины Евразийского континента на основе археологи­ческих материалов выделяется самостоятель­ный культурно-исторический пласт племен периода перехода от эпохи бронзы к раннему железному веку. В Нижнем Поволжье этот пе­риод связывается с памятниками нурского типа [1] , для Северного Казахстана с памятниками за- гаринского типа [2], в Центральном Казахстане памятники рассматриваемого периода связыва­ются с донгальскими древностями [3]. В данной статье рассматриваются погребальные памятни­ки донгальских племен. Памятники донгальско- го времени разными учеными по-разному вос­принимаются. Так, например, одни ученые под термином «донгал» выделяют отдельный этап эпохи поздней бронзы [4], другие рассматри­вают как переходной период [3], третья группа ученых донгальские древности объединяют в самостоятельное культурное образование [5; 6].

Эталонным памятником донгальского пе­риода является поселение Донгал. Данный па­мятник был изучен еще в начале 80-х годов ХХ столетия. На основе полученных веществен­ных артефактов, в частности керамического комплекса, был выделен особой тип керамики - донгальский. Исходя из опубликованных мате­риалов раскопок поселений Нижнего Поволжья, время бытования донгальского типа керамики было определено 8 в. до н.э. [3].

Позднее было установлено, что донгальский тип керамики встречается на памятниках изучен­ных археологами в предыдущие годы, на таких памятниках как: Кент, Баян-Аульское, Жасыбай 1, 4, Тагибай-Булак, Усть-Нарым, Мало-Красно­ярка, Трушниково, Елизаветинского прииска [7]. В последние годы в связи с интенсификацией археологических исследований были открыты и изучены ряд новых памятников, имевших дон- гальскую керамику (Тургень-2, Асы-1, Ново-шульбинское, Каратал-2, Едирей-2 и др.) [8; 9].

В ареал распространения памятников дон- гальского времени был включен Степной Алтай. В указанном регионе в разные годы исследова­ны поселения: Советский Путь-1, Чекановский Лог-1, Калиновка-2, Жаркова-1, Курейка-3 др [10]. На основе имеющихся материалов под­тверждается: «... что этот тип (керамики - прим. авт.) представляет не локальную разновидность саргаринско-алексеевской керамики, а является ее дальнейшим развитием» [8].

Как показано выше, донгальское время как в Центральном Казахстане, так и в других регио­нах представлено в основном по материалам по­селенческих памятников. Изучение памятников погребального назначения, которые раскрывают аспекты идеологии, религиозного характера, мировоззрения и т.д. долгое время не удавалось, так как целенаправленных исследований по вы­явлению погребальных памятников переходно­го периода учеными не проводилось, к тому же не было конкретных критерий по визуальному определению памятников в полевых услови­ях. Но, тем не менее, высказывались мнения о том, что: «... учитывая известный консерва­тизм погребального обряда, его отставание от обыденной жизни, можно предполагать, что в традиционных оградах могут быть погребения донгальского этапа» [11]. Под термином «тради­ционные ограды» подразумевались рядовые по­гребальные сооружения Бегазы-дандыбаевской культуры эпохи поздней бронзы.

В связи с не изученностью погребальных памятников переходного периода открытым оставался вопрос об истоках возникновения раннесакской культуры Сарыарки. Ученые пред­полагали преемственность между такими куль­турами как Бегазы-дандыбай и Тасмола [12]. Однако в то же время говорилось о том, что яв­ных культурных связей между этими культур­ными образованиями не прослеживается [13]. На сегодняшний день данный вопрос до сих пор остается открытым, так как до конца еще не вы­явлены роль и место памятников переходного периода в сложении комплексов раннесакского времени.

Однако, в Центральном Казахстане, в разные годы учеными выделялись объекты, относящи­еся к погребальным памятникам переходного периода: Бугулы 2, Айдарлы, Кент, Былкылдак 1 [14], а также Бегазы, Донгал, Сангыру 1 [15]. Но в настоящее время в свете новых открытий не­обходимо проанализировать материалы этих па­мятников на наличие их соответствия понятию «переходной период».

На сегодняшний день бесспорным погре­бальным памятником данного периода являются погребения в составе могильника Кызыл. Мо­гильник был открыт в ходе разведочных марш­рутов в 2006 году и изучен в полевых сезонах 2007-2008 годов в рамках Государственной про­граммы «Культурное наследие». Находится в 1,29 км к ССВ от могильника Бегазы, в 1,3 км к северу от центра села Бегазы и расположен на северо-западном склоне горы Бегазы, на левом берегу реки Каратал.

В состав могильника входят как объекты переходного периода, так и более позднего вре­мени, в частотности раннего железного века и средневековья. Все составляющие объекты мо­гильника были изучены методом археологиче­ских раскопок. Всего на территории могильника было исследовано 8 захоронений донгальского времени, они расположены компактно в цен­тральной части могильника.

В полевом сезоне первого года были изуче­ны сооружения №1, 2 и 3 малых пристроек (№3, 4, 5), все остальные сооружения были изучены во втором полевом сезоне, это - малые соору­жения №6, 7, 8. Всего было заложено раскопок с общей площадью 268,5 кв.м.

По своим внешним характеристикам по­гребальные сооружения переходного периода в данном могильнике представлены в двух типах:

  • тип - сооружения №1 и Сооружения в планиграфическом отношении занимают цен­тральную часть могильника и располагаются параллельно друг к другу, по линии восток-за­пад. Расстояние между сооружениями состав­ляет 2 метра. Визуально на дневной поверхно­сти сооружения фиксируются в подквадратной форме, ориентированные стенами по сторонам света. Наземная часть сооружения выполнена в виде кладки плит из камней крупных и средних размеров. Кладка в основном в 1-2 слоя. Сред­ний размер сооружений: северная стена - 5,1 м, южная стена - 5,7 м, восточная стена - 5,7 м, за­падная стена - 5,9 м.
  • тип - сооружения №3-8. Сооружения рас­положены в непосредственной близи к большо­му сооружению №2. Насыпь в этих сооружениях практически отсутствует, и выявление этих объ­ектов стало лишь доступно благодаря методике сплошного раскопа, после зачистки камней воз­ле сооружения №2. Наземная часть объектов имеет вид прямоугольных, округлых небрежно выполненных выкладок из плашмя уложенных плит.

Как выяснилось в ходе проведения раскопоч­ных работ, все сооружения предназначались для проведения погребальных мероприятий, лишь только функциональная принадлежность соору­жения №3 не была установлена, поскольку ве­щественных артефактов в данном сооружении не было обнаружено.

Основная масса захоронений проводилась в грунтовых ямах, исключением являются соору­жения №4, где выявлено захоронение в камен­ном ящике, размером 1х0,4 м. Формы грунтовых могил в большинстве случаев подквадратные (сооружение №1), максимальный размер 2,4х1,6 м, минимальный размер 0,8х0,7 м. Также была зафиксирована одна округлая могила (сооруже­ние №5), диаметром 0,8 м.

Выявленные погребенные были ориентиро­ваны головой на юг. Положение костяка в 4-х случаях (сооружения №2, 3, 4, 5, 7, 8) скорчено на правом боку, в сооружении №6 зафиксирова­но в скорченном положении на левом боку.

Во всех погребениях присутствовал погре­бальный инвентарь в виде керамического сосуда у изголовья. Также были найдены: в сооружении №2 в районе тазовых костей костяное пряслице и обработанный рог сайги, в сооружении №6 в шейной части погребенной пластинчатые брон­зовые бусы, в сооружении №7 под тазовыми ко­стями найдена бронзовая дисковидная пуговица диаметром 2,5 см.

Вопрос определения хронологической пози­ции и культурной принадлежности погребений проводился на основе найденных керамических сосудов. Всего было изъято 6 археологически целых сосудов, и один фрагмент венчика. Ке- рамологичские исследования были проведены к.и.н. В.Г. Ломаным.

Сосуд 1 из сооружения №2 имеет асимме­тричную горшковидную форму с плоским дном, округлый венчик и вогнутую шейку, плавно переходящую к тулову. Верхний край емкости украшен ногтевыми вдавлениями, по нижней части шейки расположен ряд из 18-ти «жемчу­жин», выдавленных палочкой с закругленным концом (диаметр 0,5 см).

Высота сосуда - 17-17,5 см, внешний диа­метр устья - 18,5-19 см, диаметр дна -9,5-10 см; толщина шейки - 0,7-0,8 см, толщина сте­нок - 0,6 см, толщина днища - 0,9 см. Внеш­няя поверхность тулова коричневая с черными пятнами, внутренняя - темно-серая. Цвет из­лома - черный и серый. Изготовлен из средне- ожелезненной глины с обильной естественной примесью слюды и крупного кварцитового сла­боокатанного песка. В качестве искусственных добавок к глине использовались крупная дресва в концентрации 1:4 и навоз. Начин - емкостный, полое тело - из лоскутов, накладывавшихся без системы (лоскутно-комковатый налеп). Вну­тренняя поверхность сосуда была заглажена травой, внешняя - пальцами и затем залощена. Наружная поверхность днища имеет следы пе­сочной подсыпки.

Сосуд 2 из сооружения №4 имеет горшко- видную форму, плоское вогнутое дно, короткую прямую, наклоненную наружу шейку, уплощен­ный венчик. По шейке прочерчены наклонные пунктирные линии, на переходе от шейки к туло- ву имеется налепной узкий валик, под которым расположен ряд из 9-ти «жемчужин», выдавлен­ных закругленной (диаметр 0,6 см) палочкой. «Жемчужины» выдавливались после того, как был налеплен валик.

Высота сосуда равна диаметру устья и со­ставляет 12 см, диаметр дна - 8,5 см; толщина шейки - 0,6 см, толщина днища - 0,3-0,4 см; толщина стенок уменьшается от верхней части тулова (0,8 см) к нижней (0,5 см). Внешняя по­верхность тулова серо-коричневая, внутренняя - черная. Цвет излома - черный.

Сосуд изготовлен из среднеожелезненной глины с естественной примесью слюды и круп­ного кварцитового слабоокатанного песка. В ка­честве искусственных добавок к глине исполь­зовались средняя дресва в концентрации 1:3 и навоз. Начин - емкостный, полое тело - из лент, накладывавшихся по кольцевой траектории с боковым наложением. Поверхность сосуда была заглажена травой.

Сосуд 3 из сооружения №5 асимметричной формы, горшковидный, плоскодонный, с окру­глым венчиком и короткой прямостоящей шей­кой. Торец венчика украшен наклонными отпе­чатками гладкого штампа.

Высота сосуда - 13,7-14,5 см, внешний диаметр устья - 15-16 см, диаметр вогнутого дна - 10,5 см; толщина шейки - 0,8 см, толщи­на стенок - 0,6-0,7 см, толщина днища - 1,3 см. Внешняя поверхность тулова серая, внутрен­няя - черная. Цвет излома - черный.

Сосуд изготовлен из среднеожелезненной глины с естественной примесью слюды и бурого железняка. В качестве искусственных добавок к глине использовались крупная дресва в концен­трации 1:5, крупный шамот в той же концентра­ции и навоз. Начин - донно-емкостный, полое тело - из лоскутов, накладывавшихся по спи­ральной траектории (спирально-лоскутный на- леп). Внешняя поверхность сосуда была загла­жена овчиной, внутренняя - травой. В нижней части шейки и около дна внутри сосуда имеются следы формовки шпателем.

Также в могиле был найден керамический фрагмент сосуда, изготовленного из средне- ожелезненной глины с естественной примесью крупного песка и крупного оолитового бурого железняка. В формовочную массу был добав­лен крупный шамот двух видов ожелезненности (среднеожелезненный и сильноожелезненный) в концентрации 1:4 и навоз. Сосуд с округлым утолщенным, отогнутым наружу венчиком, по верхнему краю емкости был украшен наклон­ными отпечатками гладкого штампа. В нижней части шейки находится налепной треугольный в разрезе валик с наклонными вдавлениями, ко­торые были нанесены гладким штампом, слегка оттянутым влево. Над валиком расположен ряд выдавленных округлой палочкой (диаметр 0,4 см) «жемчужин». Толщина стенок сосуда со­ставляла 0,9 см, цвет излома черный, поверх­ность темно-серых тонов, со следами заглажи­вания пальцами.

Сосуд 4 из сооружения №6. Сосуд горшко- видный, имел плоское дно, сферическую форму тулова, короткую наклоненную наружу шейку, уплощенный и скошенный наружу венчик. На переходе от шейки к тулову нанесены две рез­ные линии, между которыми образовался лож­ный валик. На верхней части тулова в 5-6,5 см друг от друга располагается 6 коротких (2,5-3 см) налепных наклонных валиков.

Диаметр устья сосуда - 15,5 см, диаметр дна - 7,5 см; толщина стенок - 0,7 см, толщина плоского днища - 1,6 см. Внешняя поверхность тулова светло-коричневая с темно-серыми пят­нами, излом в нижней части сосуда коричневый, в верхней - темно-серый. В придонной части со­суд прокален изнутри на 0,2-0,3 см.

Был изготовлен из среднеожелезненной гли­ны с естественной примесью слюды, обломоч­ного бурого железняка и крупного кварцитового слабоокатанного песка. В качестве искусствен­ной добавки к глине использовались крупная гранитная дресва в концентрации 1:5 и навоз. Начин - донно-емкостный, полое тело - из ло­скутов, накладывавшихся по спиральной траек­тории (спирально-лоскутный налеп). Поверх­ность сосуда заглажена рукой. Венчик сделан из отдельного жгутика и уплощен пальцем.

Сосуд 5 из сооружения №7 имеет горшко- видную форму, плоское дно, короткую, с неболь­шим наклоном наружу, шейку. Венчик заострен за счет сформованного «воротничка», украшен­ного пальцевыми вдавлениями, по шейке про­черчены частые наклонные линии. По внутрен­нему периметру дна расположены 13 ногтевых оттисков.

Высота сосуда - 16,5 см, диаметр устья - 14,5 см, диаметр дна - 8,5 см; толщина шейки - 0,8 см, толщина стенок - 0,6-0,7 см, толщина днища - 0,9 см. Внешняя поверхность тулова темно-се­рых и серых тонов, внутренняя - палевая, шейка изнутри - черная. Цвет излома - темно-серый, в нижней части прокален изнутри на 0,5 см, дно в центральной части прокалено полностью.

Изготовлен из среднеожелезненной глины с естественной примесью оолитового бурого же­лезняка. В качестве искусственной добавки к глине использовались крупная дресва в концен­трации 1:4 и навоз в малой концентрации. На­чин - донно-емкостный, полое тело - из жгутов, накладывавшихся по спиральной траектории. Шейка образована из одной отдельной ленты и заглажена изнутри травой. На внешней поверх­ности местами сохранились небольшие участки лощения, придонная часть обточена снаружи де­ревянным ножом.

Сосуд 6 из сооружения №8 имел плоское дно, горшковидной формы с короткой прямой, слегка наклоненной наружу шейкой, округлым венчиком и выделенным поддоном. Украшен короткими налепными валиками, рассеченными поперечными вдавлениями: по верхнему краю устья располагается 5 горизонтальных валиков, по средней части тулова - 5 наклонных валиков. На переходе от шейки к тулову размещен ряд из 10-ти «жемчужин», выдавленных закругленной на конце палочкой (диаметр 0,4 см).

Высота сосуда - 14 см, диаметр устья - 15 см, диаметр дна - 8 см; толщина шейки - 0,5 см, толщина суживающихся ко дну стенок - 0,5-0,6 см, толщина днища - 0,7 см. Внешняя поверх­ность тулова светло-коричневая, внутренняя - черная. Цвет излома - черный.

Изготовлен из среднеожелезненной глины с естественной примесью слюды и крупного квар­цитового слабоокатанного песка. В качестве ис­кусственных добавок к глине использовались крупная дресва в концентрации 1:4 и навоз. Начин - емкостный, полое тело - из лоскутов, накладывавшихся без системы (лоскутно-ком­коватый налеп). Внутренняя поверхность сосу­да была заглажена пальцами, внешняя - травой. Шейка была заглажена пальцами и кожей. На­ружная поверхность днища имеет следы песоч­ной подсыпки.

Анализ сосудов показывает на идентичность технологии изготовления сосудов №2 и №8. Данный факт может предполагать об изготовле­нии данных сосудов одним мастером и исходя из этого об одновременности захоронения.

До этого времени технология изготовления керамических сосудов донгальского периода проводилась по материалам ряда поселений [Бейсенов, Ломан], из числа которых самыми близлежащими могильнику Кызыл в террито­риальном отношении являются поселения Каратал-1, 2. Автор данной статьи принимал непо­средственное участие в полевых исследованиях поселения Каратал-2 в 2005 году, будучи еще студентом КазНУ им. аль-Фараби. Найденные керамические сосуды из могильника Кызыл имеют прямые аналогии на материалах данных двух поселений. Особо можно отметить сосуд из сооружения №5, формовочная масса кото­рого составлена по смешанному рецепту, тогда как рецепты найденного фрагмента сосуда из этой могилы составлены только из шамота. Этот факт говорит о начале смещения культурных традиций. Аналогичная ситуация прослежива­ется на памятниках Каратал-1, 2. Также данный фрагмент находит аналогии на памятниках Та- гыбайбулак, Едирей-2, где он встречается с ке­рамическими материалами, свойственных эпохе раннего железа. Исходя из этого, данные захоро­нения можно отнести к позднему этапу донгальского периода.

В целом, в среде донгальского населения сохраняются традиции предшествующего вре­мени. Параллели можно провести по всем па­раметрам, в том числе, способе захоронения, ориентировке погребенного и т.д. В оформле­нии наземной части погребальной конструк­ции, сооружения №1 и 2, прослеживаются чер­ты мавзолеев бегазы-дандыбаевской культуры, подквадратная форма, возведение сооружения методом кладки плит, и даже в сооружении №2 в центральной части южной стены приставлены каменные плиты, имитирующие бегазы-данды- баевские дромосы.

Что касается керамических древностей дон- гальского периода, то они явно связываются с саргара-алексеевскими керамиками в начальном этапе и раннесакскими керамиками в позднем этапе, таким образом, свидетельствуя об эволю­ции керамического комплекса и о своей переход­ности между двумя эпохами.

Наиболее актуальным в изучении памятни­ков донгальского периода является выявление новых погребальных памятников, что, безуслов­но, не возможно без проведения новых полевых исследований. 

 

Литература

  1. Качалова Н.К. О заключительном периоде бронзового века на территории Нижнего Поволжья // Советская археология. - - №1. - С. 33-37.
  2. Евдокимов В.В. Заключительный этап эпохи бронзы Кустанайского Притоболья // // Вопросы периодизации археологи­ческих памятников Центрального и Северного Казахстан. - Караганда, - С. 68-79.
  3. Ломан В.Г. Донгальский тип керамики // Вопросы периодизации археологических памятников Центрального и Север­ного Казахстан. - Караганда, - С. 115-129.
  4. Варфоломеев В.В. Сарыарка в конце бронзовой эпохи. Автореф. дис. ... канд. ист. наук. - Алма-Ата, - С. 21.
  5. Евдокимов В.В. О выделении донгальской культуры переходного периода от эпохи бронзы к раннему железному веку в Центральном Казахстане // Материалы научной конференций по проблеме Степной Ервазий. - Кемеров, - С. 101-103.
  6. Ткачева Н.А., Ткачев А.А. К вопросу о памятниках переходного времени от эпохи бронзы к раннему железному веку в Степном Прииртышье // Изучение памятников археологии Павлодарского Прииртышья. - Павлодар, - С. 100-104.
  7. Ломан В.Г. Общность культур переходного времени от эпохи поздней бронзы к раннему железному веку // Междуна­родное (XVI Уральское) археологическое совещание. - Пермь, - С. 82-84
  8. Бейсенов А.З., Ломан В.Г Древние поселения Центрального Казахстан. - Алматы, - 264 с.
  9. Ермолаева А.С., Ермоленко Л.Н., Кузнецова Э.Ф., Тепловодская Т.М. Поселение древних металлургов УШ-УП вв. до н.э. на семипалатинском правобережье Иртыша // Вопросы археологии Казахстана. - Алматы-Москва, - С. 39-46.
  10. Ситников С.М. Относительная хронология поселений с валиковой керамикой Алтая // Древняя и традиционная куль­тура Казахстана в исследованиях молодых ученых. - Караганды, - С. 109-114.
  11. Варфоломеев В.В. Кент и его округа (некоторые итоги палеоэкономического и социокультурного анализа памятников восточной Сары-Арки) // Степная цивилизация Восточной Евразии. - Астана, - Т. 1. - С. 88-99.
  12. Кызласов Л.Р. Уюкский курган Аржан и вопрос о происхождении сакской культуры // Советская археология. - - 2. - С. 69-86.
  13. Кадырбаев М.К. Некоторые итоги и перспективы изучения археологии раннежелезного века Казахстана // Новое в археологии Казахстана. - Алма-ата, 1968. - С. 21-36.
  14. Маргулан А.Х. Бегазы-дандыбаевская культура Центрального Казахстана. - Алма-Ата, - 363 с.
  15. Бейсенов А.З., Варфоломеев В.В. Могильник Бегазы. Центральный Казахстан в бегазы-дандыбаевскую эпоху. - Алма­ты, 2008. - 164 с.
Фамилия автора: А.Е. Касеналин
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика