Некоторые аспекты японо-китайских взаимоотношений после распада биполярной системы международных отношений

Взаимоотношения Японии и Китая, как мощных держав Азиатско-Тихоокеанского региона, несомненно, вызывают огромный интерес в мировом сообществе. Актуальность данного вопроса в первую очередь связана с тем, что ситуация в АТР способна оказать влияние на стабильность мировой системы в целом, а Япония и КНР являются сильнейшими странами региона, и от мирного характера их взаимоотношений зависит не только благополучное существование стран региона, но и многих других государств мира. В свою очередь двухсторонние отношения между Токио и Пекином всегда занимали весомое место во внешней политике каждой из стран, потому что между ними имеют место тесные связи не только в географическом отношении, но и плане геополитики, геоэкономики и исторического культурного обмена.

Характер двухсторонних взаимоотношений на сегодняшний день представляет нарастание глобальной политической и региональной конкуренции  между Японией и КНР, что в свою очередь создает новые проблемы и обостряет старые проблемы в их отношениях. Однако же, несмотря на все противоречия, главным фактором, определяющим отношения Японии и Китая, является экономическая взаимозависимость двух стран.   Прослеживая динамику развития двухсторонних взаимоотношений  с 1945 года, то есть периода завершения Второй мировой войны по сегодняшний день, ее  можно условно разделить на три этапа. Первый этап -  с 1945 года по 1972 год, когда официально между Токио и Пекином отсутствовали дипломатические контакты; второй этап – с 1972 года по 1989 год, когда официально Токио признал КНР, и была достигнута нормализация двухсторонних взаимоотношений после опубликования совместного коммюнике 29 сентября 1972 года;  и третий этап -     с 1989 года по сегодняшний день,  когда «китайский фактор» становится одним из ключевых компонентов японской внешней политики, в связи с распадом биполярной структуры международных отношений и отходом японской политики от «доктрины Ёсида».  В данной статье рассматриваются причины изменения японской внешней политики в отношении Китая  после окончания блокового противостояния в мире, а также основные проблемные вопросы в двухсторонних отношениях.

«Бархатные революции» в восточноевропейских социалистических странах и распад Советского Союза ознаменовали крах биполярной системы международных отношений. Окончание «холодной» войны привело к прекращению острой межсистемной конфронтации в мире и к изменению в геополитическом раскладе сил в мире.  С исчезновением старых  появились новые проблемы и угрозы  на глобальном и региональном уровнях.    Все эти факторы заставили Японию начать пересмотр стратегических и тактических задач во внешнеполитическом ориентире. Распад СССР и окончание блокового противостояния создали предпосылки для эволюции послевоенной системы безопасности, так как она базировалась на советско-американской конфронтации. Оставаясь в рамках союза со своим главным стратегическим партнером – США, Япония начала активизировать практически все направления своей внешнеполитической деятельности.

С 50-х годов японскую внешнюю политику направляли четыре основных принципа, провозглашенные послевоенным премьер-министром Сигеру Ёсидой. Доктрина Ёсида провозглашает: 1) основной целью Японии должно быть экономическое развитие; 2) Япония должна быть легко вооружена и избегать участия в международных конфликтах; 3) Япония должна следовать за политическим руководством Соединенных Штатов и принимать военную защиту от Соединенных Штатов; 4) японская дипломатия должна быть неидеологизированной и уделять первоочередное внимание международному сотрудничеству /1/.

После изменения мировой обстановки, определяя приоритеты на 1990-е годы, МИД страны выдвинул на первый план программу расширения международного сотрудничества с упором на увеличение экономической помощи, активное участие в деятельности ООН, в том числе в миротворческих операциях, расширение культурного обмена, решение экологических проблем, поддержание международной торговли. И только затем, в порядке их значимости, перечислялись географические направления внешней политики – США, Западная Европа, Азия, СССР, Китай. Япония не только расширяла свои глобальные позиции, но и искала пути более глубокого проникновения в мировое экономическое пространство. Другими словами, можно говорить про начало глобализации внешней политики страны /2/.   В рассматриваемый период одним из ключевых компонентов японской внешней политики стал китайский фактор. Долгое время Япония рассматривала КНР как противовес «советской угрозе» в связи с ее антисоветским  внешнеполитическим курсом. В результате распада Советского Союза  возник новый баланс сил в Азиатско-тихоокеанском регионе. Кроме того, Россия и Китай не только покончили с враждебными отношениями, но и заявили о переходе к стратегическому партнерству. В связи с этим особое опасение у японских политиков вызывала вероятность того, что возникший политический вакуум будет заполнен Китаем, экономическая и военная мощь которого неизменно возрастала. В такой ситуации одним из ключевых компонентов японской внешней политики стал учет «китайского фактора»: поиски рычагов воздействия на Китай с тем, чтобы удерживать его от шагов, способных обострить ситуацию в Азии, и планировать свою политику с учетом его реакции на нее /3/.   

«От того, каким станет в будущем Китай, который сейчас переживает бурный экономический рост, в высшей степени зависит и то, каким станет 21 век для Японии, Азии, да и для всего мира. Япония прилагает максимальные усилия для того, чтобы путем широкого диалога, включая постоянное общение лидеров обеих стран, добиться реальных результатов в решении практических задач японо-китайских отношений. Стабильный и играющий еще более конструктивную роль в мировом сообществе Китай - это непреложное условие стабильности данного региона и всего мира на протяжении всего 21 века. Вот почему Япония будет оказывать необходимое воздействие и сотрудничать именно в этом направлении» - подчеркнул  в своем выступлении перед российскими учеными посол Японии в российской Федерации - Такэхиро Того /4/.    

            Японо-китайские отношения достигли наиболее высокого уровня к 90-м годам, особенно в области торгово-экономического сотрудничества. Все эти годы Япония удерживала позиции ведущего торгового партнера Китая. Однако экономический фактор был слабо увязан с перипетиями политического процесса в отношениях двух стран. Диалог Токио с Пекином значительно отстает от уровня торгово-экономического сотрудничества. Среди тем, осложняющих этот диалог, — «проблема Тайваня», включенная в сферу действия Японо-американского договора безопасности, территориальный спор о принадлежности островов Сэнкаку (Дяоюйдао), вопрос о компенсации ущерба, нанесенного Японией Китаю в ходе войны против него. Сближению двух стран также препятствует недостаточная очерченность общих интересов в Азии. Особенно тревожит Японию наращивание Китаем своего военного потенциала, совершенствование ракетно-ядерного оружия, которого Япония не имеет и должна полагаться на американский «ядерный зонтик». Политические и экономические интересы двух стран пересекаются и на региональном уровне, в АТР, предполагая в будущем острое соперничество, поскольку обе страны претендуют на лидирующую роль в регионе /5/.

Помимо перечисленных выше проблем, раздражающими факторами в двухсторонних отношениях являются: тенденции к пересмотру японской конституции и вероятность военной угрозы со стороны Японии; Японо-американская система безопасности, которая определяет стратегическую ориентацию Японии во внешней политике; Теория об угрозе из Китая и растущий военный бюджет Китая, в которой нет прозрачности по мнению японской стороны; горькие эпизоды истории, которые обострили споры о том, как трактовать оккупацию Китая Японией в прошлом. 

Как уже упоминалось выше, 90-е годы для Китая и Японии были отмечены нарастанием политических трений в двусторонних отношениях при сохранении стабильных экономических связей.

Одним из главных противоречий была проблема Тайваня. После нормализации китайско-японских отношений японское правительство на основании декларации о восстановлении отношений между двумя странами (Япония и Китай) разорвало дипломатические отношения с Тайванем. Японо-тайваньские контакты ограничились только рамками экономики и культуры. Однако в обстановке огромных перемен в мире в 90-е гг. японо-тайваньские отношения получили новое развитие. В конце 1990 г., после того как японское правительство определило курс на улучшение и развитие отношений с Тайванем, крупные правительственные чиновники из Японии стали один за другим наносить визиты в Тайвань. В мае 1991 г. японский МИД разрешил официальным лицам в должности ниже заместителей министров лично контактировать с Тайваньским правительством. Вскоре и некоторые важные лица с тайваньской стороны также посетили Японию - зам. министра по государственным делам Чжан Сяоянь лично посетил Японию. В июне того же года бывший министр внутренних дел Тайваня Сюй Шуидэ вступил в должность аккредитованного представителя при японском правительстве. 26 ноября 1993 г. того же года генеральный секретарь японского кабинета министров первый раз открыто назвал Тайвань "государством"(6).

После нормализации китайско-японских дипломатических отношений японским правительством был признан принцип "одного Китая", и было обещано, что отношения с Тайванем будут ограничены только неправительственными связями. Министр иностранных дел Охира Масаеси заявил, что согласно Каирской и Потсдамской декларациям Тайвань должен быть возвращен Китаю. Однако в вопросе о том, кому подчиняется территория Тайваня, японский МИД не занимает какой-либо определенной позиции.

С окончанием холодной войны японо-тайваньские отношения стали более открытыми и сбалансированными. Определенную роль в этом сыграло сотрудничество в рамках региональных международных организаций. Разумеется, Япония не может слишком далеко заходить в вопросе сближения с Тайванем, надо учитывать интересы и японо-китайских отношений в целом. 25 ноября 1996 г. во время встречи в Маниле китайский председатель Цзян Цзэминь и японский премьер Хасимото Рютаро обменялись мнениями по поводу китайско-японских отношений. Относительно Тайваня, Хасимото сказал, что японское правительство всегда выступало и выступает за то, чтобы этот вопрос решался путем мирных переговоров. "Мы против "двух Китаев" и, разумеется, не поддерживаем Тайваньскую независимость; Япония не завяжет официальных отношений с Тайванем. Японское правительство будет надлежащими мерами решать вопрос о Тайване на основе "Японо-китайского совместного заявления" и "Договора о мире и дружбе между Китаем и Японией" – заявил он /7/.

Однако на формирование позиции Японии в отношении Тайваня существенное влияние оказывает наличие японо-американского договора безопасности, который заставляет Японию проявлять сдержанность в этом вопросе и этот факт остается щепетильным в двухсторонних отношениях.

Следующей проблемой, отягощающей двухсторонние отношения является попытка пересмотра Конституции Японии и истекающая из этого  вероятность военной угрозы со стороны Японии. После того как в 80-х годах Япония стала второй экономической державой в мире и утвердилась в стремлении стать одной из ведущих политических держав мира, многие политики стали прогнозировать возможность Японии в будущем пойти по пути милитаризации /8/. Несмотря на то, что японское правительство в свою очередь неоднократно заверяло, что Япония  не будет возрождать военную мощь, придерживаясь Конституции, но в действительности существуют немало факторов, которые могут привести Японию на путь военной державы. В Японии имеются политические силы, которые постоянно извращают исторические факты, пытаются опровергнуть сам факт японской агрессии в прошлом. Эти политические силы не только имеют большое влияние в обществе, но и весомый голос в политических кругах. В 1995 г. они создали "Союз депутатов 50-летия окончания войны" и "Союз депутатов для правильной трактовки истории", которые поддерживают милитаристские тенденции в японском парламенте.

В последние годы появилась опасная тенденция к пересмотру японской конституции. В японском парламенте звучат высказывания о доработке и исправлении конституции. Некоторые высокопоставленные лица считают, что прошло уже 47 лет после второй мировой войны, некоторые части в конституции уже не соответствуют реальности /9/. Их главная цель - изменение 9-й статьи конституции, провозглашающей отказ Японии от применения военной силы в международных делах.

Одновременно, как считают в политических кругах Японии, она должна играть более заметную военную роль на международной арене. Одним из доводов этого стало предложение лидеров Новой партии о превращении Японии в "обычное государство", то есть такое, как все. Из этого следует, что Япония должна не только иметь вооруженные силы, но и отправлять войска за границу для защиты за рубежом своих интересов и вносить свой вклад в поддержание мира и стабильности /10/.   В свою очередь японская сторона выражает большое беспокойство по поводу военной угрозы со стороны Китая, на что имеются веские причины.После окончания холодной войны мир все больше и больше обращает внимание на развитие Азиатско-Тихоокеанского региона. Центром внимания, безусловно, является Китай. Политика реформ и открытость Китая привели к подъему его экономики. С другой стороны, вслед за экономическим ростом Китая в мире активно заговорили об угрозе со стороны Китая.

В Японии заговорили об угрозе со стороны Китая в 60-е гг. То была реакция на нормализацию китайско-японских дипломатических отношений, и сопровождалась она полемикой о безопасности и охране внутри самой Японии. Тогда антикоммунистические и антикитайские силы заявляли, что Китай как "революционная страна, государство революции" не только является прямой угрозой безопасности Японии, но наряду с этим и косвенной политической угрозой. Препятствуя нормализации китайско-японских дипломатических отношений, эти силы говорили, что если Япония восстановит дипломатические отношения с Китаем, то японское общество окажется под сильным политическим влиянием Китая. Как следствие этого - левые силы в Японии одержат верх, а это означает дестабилизацию политической жизни в стране и открывает путь для косвенной агрессии со стороны Китая. Исповедуя это абсурдное утверждение, левые и реакционные силы внутри Японии были против развертывания торговли с Китаем. Под влиянием лозунга об угрозе из Китая стала усиливаться система японо-американской безопасности, в Японии развертывались отряды самообороны, что, в конечном итоге, стимулировало гонку вооружений в Японии. С начала 70-х гг. на фоне изменяющейся международной обстановки, особенно после восстановления японо-китайских отношений, теория об угрозе из Китая утратила свою популярность. На смену ей пришла теория об угрозе из СССР. После ввода советских войск в Афганистан в 1979 г. Япония еще более почувствовала угрозу с севера. В феврале 1980 г. японский премьер открыто заявил, что именно СССР - "потенциальная" и "серьезная" угроза Японии /11/.

С окончанием холодной войны слова о "потенциальной угрозе со стороны СССР" были изъяты из японской "Белой книги по обороне", выпущенной в 1990 г. Однако вновь возродилась теория об угрозе со стороны Китая. Это аргументировалось следующим:

  1. На протяжении 90-х гг. Китай резко увеличил военные расходы, стал приобретать российские самолеты и корабли, чтобы модернизировать военно-морские и военно-воздушные силы. Увеличение реальной военной силы Китая стало реальной военной угрозой для окружающих стран.

  2. Экономика Китая быстро развивается, а это означает, что вскоре Китай стает крупной военной силой и неизбежно станет представлять военную угрозу Америке и Японии.

  3. Уже к 20-м гг. XXI в. Китай начнет испытывать серьезный дефицит в энергоресурсах и продуктах питания, что может создать серьезные противоречия с соседними странами. 

         Принято считать, что первым выдвинул теорию об угрозе из Китая доцент японского университета обороны Мураи Токихидэ. В августе 1990 г. он опубликовал статью на тему "Китай - потенциальная угроза". В реальности по военным возможностям Китай отстает от Японии и Америки на 20-30 лет. Известный японской специалист по Китаю Мори Кадзуко считает, что Китаю потребуется еще длительное время для того чтобы качественно и количественно модернизировать свою экономику и вооруженные силы, более того, это потребует невероятных усилий /12/.

Теория об угрозе из Китая не имеет реального основания, поскольку была сознательно инспирирована из стратегических соображений – так считает китайская сторона /13/. Но факты последних лет подтверждают, что возникновение и распространение теории об угрозе из Китая повлияло на отношения Китая с и другими странами АТР. Одной из самых можно сказать щепетильных проблем в японо-китайских отношениях  являются события исторического прошлого и их трактовки в Японии. События прошлого  хранятся в памяти людей, задевают их чувства и прямо влияют на развитие отношений в будущем. Японские политики 90-х гг. открыто признали вину Японии в преступлениях периода Второй мировой войны. Об этом говорили премьер министр Мураяма в августе 1995 г., премьер-министр Хасимото в январе 1996 г. В то же время японские лидеры совершали и совершают паломничество в храм Ясукуни Дзиндзя - признанный оплот японского националистического и милитаристского духа. Это не может не вызывать возмущения в Китае и других странах АТР.

В последние годы в Японии активно пересматриваются взгляды на историческое прошлое, особенно на события Второй мировой войны. Некоторые деятели в Японии даже заговорили, что война на Тихом океане, которую вела Япония, была в действительности "освободительной войной против господства белых колонизаторов" в Азии, "войной самообороны" /8/. Был создан "Комитет по изучению истории", который с октября 1993 г. по февраль 1995 г. ежемесячно проводил собрания. В декабре 1994 г. ЛДП создала "Союз членов парламента по случаю 50-летия окончания войны", оценки минувшей войны которого также далеки от истины. 212 депутатов от ЛДП приняли участие в этом союзе, что весьма симптоматично. При непосредственном участии "Комитета по изучению истории" была издана 450-страничная "История большой Восточно-Азиатской войны", которая была вручена каждому депутату парламента. Основные идеи книги сводятся к следующему: 1. Война, которую развязала Япония в Азиатско-Тихоокеанском регионе, была "войной самозащиты", включая боевые действия против Америки, Англии, Голландии; 2. Боевые действия против Америки, Англии и Голландии после 1941 г. являются войной, освобождающей Азию от колониального господства стран Европы и Америки; 3. Действия Токийского военного трибунала, который осудил главных японских военных преступников, являлись неправомерными.

В 1996 г. правые силы в Японии требуют от правительства переработать учебник истории для средних школ. Пытаясь вычеркнуть из памяти народа преступления японского милитаризма против народов азиатских стран, правящие круги Японии тем самым наносят им жесткое оскорбление /14/.

В целом, прекращение «холодной войны» не принесло Японии существенных стратегических преимуществ. От разрушения прежней биполярной системы она не сумела извлечь выгод для себя: ее политика оказалась слишком тесно связанной с политикой США. Попытки же сформировать четырехсторонний миропорядок с участием США, Японии, Китая и России, предпринимавшиеся в 1997–1998 гг., не дали результатов. Провалилась и инициатива японской дипломатии по созданию «трехстороннего мира» с участием США, Японии и Китая — Токио просто не смог сбалансировать свои отношения с США и Китаем. «Китайское» направление японской политики будет подвержено шатаниям до тех пор, пока Япония одновременно будет стремиться к двум целям: сдерживать Китай (Японо-американский договор безопасности) и пытаться развивать с ним экономические отношения» /15/.

Япония является одновременно богатой, динамичной и экономически мощной, но также и регионально изолированной и политически ограниченной из-за своей зависимости в области безопасности от  своего могущественного союзника и одновременно главного экономического соперника  - США. Именно этот союз также сдерживает развитие доверительных отношений с Китаем.


***

  1. З. Бжезинский. Великая шахматная доска. – М.,1998. с.113.

  2. В.Э.Молодяков,  Э.В.Молодякова, С.Б.Маркарьян. История Японии. XX век. - М., 2007. с.441-442.

  3. Там же. - с. 453.

  4. Проблемы экономического роста Японии и развития японо-русских отношений// Речь посла Японии – Такэхиро Того перед российскими учеными. - М.,1998, №4.

  5. А.Семин. Внешнеполитические ориентиры Японии и Китай (90-е гг.). - М., 2001.

  6. Ёмиури. - 27.11.1993.

  7. Женьминь жибао. - 25.11.1996.

  8. Г.Киссинджер. Доктрины и концепции национальной безопасности США, Франции и Японии. /Актуальные проблемы национальной безопасности России на современном этапе. Информационно-аналитическое управление Аппарата Совета Федерации ФС РФ, E-mail: Limich@gov.ru - 2000 . - стр. 47.

  9. Цань ко. - 1980. 13.02. С. 8.

  10. Чжу Чэн Ху. Цзоу Сян эр ши и ши Цзи Да Гуань Си. - Наньцинь: "Народ", 1993. - С. 151.

  11. Цань ко. 1980. - 13.02. - С. 8.

  12. Юй Чжэн Лян. Да Го Чжань люе цзю. - Пекин, 1998. - С. 264.

  13. Гун Шао Пэн. Лэн чжан хоу го цзи гуаньси. - Пекин, 1999. - С. 44.

  14. Ван Цзинбо. Эволюция взаимоотношений России, Китая и Японии: 90-е гг.. Диссертация на соискание степени кандидата исторических наук: 07.00.03., Иркутск, 2005.

  15. А.Семин. Внешнеполитические ориентиры Японии и Китай (90-е гг.). - М., 2001. с.167.

Фамилия автора: Ашинова Ж.Е.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика