Корейское переселенческое движение в Казахстане. Этапы развития

Корейцы-переселенцы в Казахстане были устроены главным об­разом в самостоятельные колхозы или доприселены в существовавшие хозяйства. Архивные материалы 1937-40 гг. однозначно свидетельствуют о том, что процессы размещения, хозяйственного устройства и адаптации корейцев-переселенцев в новой природной и этнической среде проходи­ли тяжело.  Это было обус­ловлено в следующем: во-первых, экстре­мальные природно-климатические условия континентального Казахстана коренным образом отличались от привычной экологической среды при­морских районов Дальнего Востока, что объективно усложняло процесс акклиматизации переселенцев.

Во-вторых, организация новых самостоятельных колхозов и доприселение большей массы людей в имевшиеся хозяйства не были обеспечены достаточны­ми финансовыми и материальными ресурсами. Так, например, в числе кредитов на мероприятия по хозяйственному устройству переселенцев-корейцев имелся так называемый "сельхозкредит на обводнение" в расчете 200 рублей на каждое переселенческое хозяйство. Однако в 1938 г. из запланированных 3 400 тыс. рублей переселенцы смогли использовать только 34 тыс. рублей, т.е всего лишь 1% /1/. Сводки о состоянии строительства жилых домов и объектов социально-культурного и бытового назначения показывают хроническое отставание от планов /2/. В Каратальском районе на 1 октября 1938 г из плана строительства 933 жилых объектов, было закончено лишь 104 дома и 733 были готовы лишь на половину, из запланированных 6 школ на 160 мест строились в момент проверки в состоянии готовности на 75% /3/.

В-третьих, форсированная депортация вынудила переселенцев оста­вить в местах выселения практически все движимое и недвижимое имущество: жилища, надворные постройки, сельхозинвентарь, мебель, утварь, скот и т.д., а переселенческие сельхозартели оставили в Дальневосточном крае также неделимые формы и урожай на корню, за которые была выплачена незначительная, частичная компенсация неко­торым корейским переселенческим колхозам в Казахстане переводом денежных сумм. В переселенческие отделы при облисполкомах, при Совнаркоме КазССР и Совнаркоме СССР было направлено множество писем и телеграмм переселенческих колхозов с просьбой выплатить компенсацию/4/.

В-четвертых, в районах расселения переселенцев в Казахстане отсутс­твовали экологически обусловленные традиционные типы хозяйствова­ния: рисоводство и поливное овощеводство. Исключением были Каратальский район Талды-Курганской и ряд районов Кзыл-Ординской облас­тей /5/.

В-пятых, арендная зона регионов Южного Казахстана с ограниченны­ми водоресурсами, неправильная планировка полей и оросительной системы, отсутствие агротехнических навыков и опыта рисоводства и зерноводства в новых природно-климатических условиях, слабый уровень энегрговооруженности и материально-технического обеспечения, а также беспорядочная комплектация пересе­ленческих колхозов, в которые приписывались бывшие кустари, золотостаратели, служащие, рыбаки и т.д., закономерно привели к неурожаем первых лет на новых местах. В январе 1940 г. Совнаркомом КазССР, учитывая бедственное положение корейских колхозов, обратился с ходатайством в Экономсовет при Совнаркоме СССР отпустить продоволь­ственную ссуду в размере 6 823 ц зерна и принял Постановление об оказании продовольственной помощи переселенческим колхозам /6/.

В-шестых, трудности объективного свойства, выпавшие на долю переселенцев, а также ошибки, недочеты, в ряде случаев преступная безответственность и некомпетентность руководства на местах привели к развалу, "самоликвидации" корейских колхозов, поэтому в архивных документах 1937-40 гг. их число колеблется от 71 до 51 /7/.

В результате осуществления обширного комплекса мероприятий парт­ийных, правительственных и советских органов, помощи местных колхозов и больших трудовых затрат самих переселенцев, корейские колхозы Казахстана сумели заложить в 1937-40 гг. начало фундамента производственно-технической и жилищно-бытовой базы своего дальней­шего развития. В то трудное время корейцам помогла выстоять братская поддержка местного населения, что осталось, к сожалению, до сих пор вне поля научного исторического интереса.

В многоотраслевой структуре сельского хозяйства Казах­стана исследуемого периода корейские труженики села были заняты в своей основной массе в растениеводстве и в первую очередь культивации риса. Исходя из природно-климатических требований культуры риса и  практики в Казахстане исторически сложились два обособленных района рисосеяния: низовье реки Сыр-Дарья в Кзыл-Ординской и Чимкентской областях и в бассейне рек Каратал, Или, Тентек и др. в Алма-Атинской и Талды-Курганской областях. Корейские переселенческие колхозы, ло­кализованные в районах потенциального рисосеяния сыграли заметную роль в культивации важной зерновой культуры. Если в 1930 году в Каратальском районе Талды-Курганской области засевались на опытном рисовом поле несколько десятков гектаров, то в 1939 году посевы риса занимали 2300 га /8/, а в годы Великой Отечественной Войны около 5000 га. /9/.

Переселенческие корейские колхозы Кзыл-Ординской области засеяли в 1938 году всего 1 780 га, в том числе риса -1 593 га, а в годы войны только три колхоза Чиилийского района /"Авангард", "Гигант", "Большевик"/засевали свыше 3 тыс. га, в том числе около 1,5 тыс. риса /10/.

В целом по Казахстану посевы риса возросли в исследуемый период с 30 тыс. га в 1946 г. до 50.6 тыс. га в 1966 г., хотя в течение этого двадцатилетия рисоводство республики переживало значительные спады и подъемы. 

Корейские переселенцы в Казахстане, имевшие значительный опыт в рисосеянии на Дальнем Востоке должны были усвоить агротехнику риса в новых ландшафтных, водно-почвенных и природно-климатических усло­виях. В первые годы после переселения в Казахстан рисоводы-корейцы во много сохранили традиционные технические приемы и трудовые навыки. Слабое техническое оснащение переселенческих колхозов 30-40-х годов обусловило отсутствие механизированных операций в рисосеянии. В 50-60-х гг. произошли значительные изменения в рисоводческой дея­тельности корейцев. Вместе с тем общеизвестна практическая значи­мость специфических трудовых традиций, так и абсолютизировать роль национальных трудовых традиций /11/. Сложившиеся в рамках нацио­нальной культуры своеобразный опыт трудовой деятельности может со­действовать высокой результативности в одних обстоятельствах или условиях и не позволить достичь подобных результатов в других.

Широко известна многолетняя дружба двух знатных рисоводов - Ибрая Жахаева и Ким Ман Сама. В 1941г. они впервые встретились на областном совещании передового сельского хозяйства в Кзыл-Орде, а с 1947 г. были связаны трудовым соревнованием /12/. Все последующие годы они трудились рука об руку, обогащая практику рисосеяния новыми агротехническими приемами, выращивая на своих плантациях рекордный урожай, щедро передовая свой опыт многонаци­ональной группе последователей.

Ко второй половине 1960-х гг. корейцы в результате ускоренной сельско-городской миграции, изменении в социальной структуре, переориен­тации рисосеющих хозяйств в культивации иных сельскохозяйственных культур и других обстоятельств и причин, не представляют значительного удельного веса среди рисоводов республики. На 1966 г. в Кзыл-Ординской области из 131 звеньевого рисовода Яны-Курганского района корейцами по национальности были 23 человека; в Чиилийском районе соответственно 621 и 60; в Сыр-Дарьинском - 80 и 6; Тереньозекском -195-9; Джалагашском - 316 и 24; Кармакчинском -194 и 36; Казалинском - 169. Итого: из общей численности 1706 звеньевых-рисоводов области корейцами по национальности были 161 человек, что составляет 9.4% /13/.

Таким образом, в исследуемый период произошли значительные изменения в практике рисосеяния корейских трудящихся в колхозах Казахстана. Были освоены применительно к иным экологическим услови­ям новые агротехнические приемы, при этом с успехом применялись некоторые традиционные трудовые навыки. Некогда исключительно руч­ной труд рисовода был в значительной степени облегчен механизацией возделывания риса.

В колхозах с корейским составом сельских тружеников выросли опыт­ные, обладающие хорошими организаторскими способностями руково­дители хозяйств. Как показала практика, председатель колхоза овладева­ет искусством управления после 5-10 лет работы в данном колхозе. Неслучайно, поэтому передовыми, как правило, являлись колхозы, где председатели не сменялись 20-30 лет. Такой многолетний стаж работы в должности председателя имели в Кзыл-Ординской области: Хан Л.В. -председатель колхоза "Гигант", Цай Ден Хак - колхоз "III Интернационал". Ким Дык Ман /колхоз им Джамбула/, Ким Хон Бин /колхоз "Авангард"/; в Талды-Курганской области: Кан Тю Хон / колхоз "Ленинский путь"/ , Шин Хен Мун / колхоз "Дальний Восток"/; в Чимкентской области: Кан Л.И. /колхоз "Прогресс"/. Ли Ф.И. /колхоз "III Интернационал"/, Хван С.Г. /колхоз "Путь к социализму"/; Кан Де Хан - председатель колхоза "18 лет Казахстана"/ Шортандинского района Целиноградской области, Пак А.А. -директор Кустанайского зерносовхоза, Ян Чун Сук - председатель колхоза Кум-Жота Свердловского района Джамбулской области и другие.

Среди квалифицированных специалистов сельского хозяйства, руко­водителей районного и областного масштаба было немало представителей корейской национальности. Талантливый организатор - директор Уштобинской МТС, Герой Социалистического Труда, Цой Зя Ир более четверти века бессменно руководил станцией. В 40-50-х годах МТС ежегодно выполняла план тракторных работ на 30-40 %. Механизаторы МТС внесли свой вклад в освоение некогда пустынных солончаков, превращенных в плодородные пашни. Шести механизаторам за отличную работу присвоено: звания Героя Социалистического Труда, среди них Ким П.С., Цой Фир My, Ли Ф.И., Пан М.И., 48 - награждены орденами и медалями. В 1954 г. на ВСХВ Уштобинская МТС была признана одной из лучших в стране. За достигнутые показатели станции Цой Зя Ир награжден Орденом Знака Почета, 2 орденами Трудового Красного Знамени, многими медалями Советского Союза, Почетными Грамотами Верховного Совета КазССР, ВДНХ и ВСХВ СССР.

Опыт колхозного строительства в послевоенные годы показал, что мелкие колхозы, возникшие в 30-е годы, развивались слабо и не могли справиться с вставшими перед ними задачами. В начале 50-х годов был принят ряд постановлений партии и правительства об укрупнении колхо­зов, которые коснулась также всех сельхозартелей с корейским населени­ем. Решение организационных вопросов и производственных задач укрупненных колхозов выявило новые социальные и экологические проблемы. Зачастую экономические крепкие колхозы не хотели объеди­няться с мелкими и слабыми. При решении вопроса об объединении нередко нарушался принцип добровольности, не учитывалась экономи­ческая целесообразность объединения тех или иных колхозов. Слабые хозяйства, присоединенные к передовым колхозам, сдерживали первое время их развитие. Снизилась средняя урожайность культур.

В результате большой организационно-административной и пропа­гандистской работы в течение с января 1950 г. по январь 1951 г. в Казахстане число колхозов уменьшилось с 6 737 до 3 670. В Кзыл-Ординской области из 266 колхозов области осталось к 1951 г. всего 88 колхозов, а в 1957 г. - 65 /14/. Все бывшие корейские переселенческие колхозы области при укрупнении объединялись с колхозами с преиму­щественно казахским контингентом населения, что привело к изменению их национального состава. Например, к колхозу "Гигант" Чиилийского района присоединился колхоз "1 Мая", колхоз "Авангард" объединился с "Коммуной" и "Актобе". В Сырь-Дарьинском районе укрупненный колхоз им.Джамбула образовался слиянием двух хозяйств с корейским на­селением: "Победа" и "Огородник" с колхозами "Тас Арык" и "Жана Тур-мыс" и т.д. /15/. Такое смешение национального состава в меньшей сте­пени коснулось колхозов Каратальского района Талды-Курганской облас­ти /16/. В 1947г. в районе было 15 колхозов, образованных переселенца­ми-корейцами и колхозы Елтай и Сары-Булак с преимущественно казах­ским населением. После компании укрупнения в 1950-1952 гг. в районе насчитывалось 8 колхозов /17/.

Укрупнение колхозов, несмотря на отрицательные моменты в ходе его реализации, а также по экономическим последствиям первых лет имело определенные положительные результаты: улучшилось финансовое положение колхозов, расширились посевные площади, укрепилась материально-техническая база, увеличилось поголовье общественного скота и т.д. Укрупнение колхозов в значительной мере облегчило решение проблемы механизации и трудовых процессов в полеводстве, Создало для МТС более благоприятные условия для улучшения техничес­кого обслуживания колхозов своей зоны. Укрупненные колхозы Казахста­на с некогда абсолютно и преимущественно корейским населением стали многонациональными трудовыми коллективами, однако вплоть до сере­дины 60-х годов некоторые из них в Кзыл-Ординской и Талды-Курганской областях по значительному удельному весу корейских жите­лей и оставшейся традиции называются в обиходе "корейскими".

В колхозе с многопрофильным сельскохозяйственным производст­вом наблюдалась определенная специализация трудовой деятельности населявших национальностей, профессиональное отраслевое разделе­ние труда, так сказать горизонтального типа, не связанное с социально-экономическим неравенством, а вызванное трудовым опытом и культурными традициями /18/.  Из 200 лучших доярок колхозов и совхозов Южно-Казахстанской области второй половины 50- х гг. были лишь две кореянки: Тен Надежда и Тен Ен Сун из колхоза "Заря коммунизма" Ильичевского района /19/.

Что касается строительства жилья, социально-культурных и производственных объектов в «корейских» колхозах, следует отметить, что сельские населенные пункты в Казахстане в 1945-60-х годах делились на следующие основные группы:

1. Колхозные селения (села, деревни, станицы, хутора, кишлаки, аулы и т. п.), где производствен­ная деятельность основного населения связана с сельскохозяйственной артелью.

2. Усадьбы МТС и совхозов, основное трудя­щееся население которых - государственные ра­бочие и служащие.

Выбор участка для размещения сельских населенных пунктов производился в соответствии с перспектив­ным планом хозяйственного развития дан­ного объекта (колхоза, МТС, совхоза и т. п.). В Советском Союзе действовали единые требования к участку для строительства сельского населенного места.  

Основой композиции плана сельского населен­ного места служила   система улиц и проездов. В зависимости от характера композиционной системы улиц, имеются два вида плана сельских населенных мест: линейный и квартальный. Каждый из них может носить регулярный или сво­бодный характер. В Казахстане широко практиковались регулярные планы с характерной прямоугольностью кварталов и строгой геометрической сетью улиц. Свободный характер начертания плана от­личается живописностью, отсутствием симметрич­ных построений и органической связью с рельефом местности. Линейная система использовалась преимущественно в малых колхозных селе­ниях.

Многие бывшие корейские переселенческие колхозы превратились  после компании объединения и укрупнения в многонациональные сельские населенные пункты. Благодаря трудолюбию и правильной организации труда они стали к 1960-м годам крупными благоустроенными сельскими поселениями Казахстана. В них строились капитальные жилые дома, средние школы, детские сады, дома культуры, больницы, библиотеки и магазины, на центральных улицах укладывался асфальт, почти все колхозы были электрифицированы, радиофицированы и телефонизированы, снабжены качественной питьевой водой, в них выросли и окрепли деревья.  Однако ко второй половине 1960-х годов корейцы стали покидать сельскую местность и переселяться в города. 

***

1. ЦГА РК. ф. 1208. on. 1. д. 33, лл. 13-14, 33-34.

2. Там же, д. 26, лл. 23-24; д. 30, лл. 78-79; ГАЧО, ф. 249, on. 4, св. 6, д. 61, лл. 79-80; ГАКО, ф. 18. on. 1. д. 335, св. 34. лл. 35-40; ГАА-АО, ф. 685. on. 4, д. 193. лл. 81-85.

3. ГАА-АО. ф. 685, on. 4, д. 193, лл. 5-6.

4. ЦГА РК, ф. 1208, on. 1, д. 26, л. 9; д. 30, л. 80; д. 41, лл. 128-131.

5. См.: Пак А.Н. Кзыл-Ординская область. - Кзыл-Орда, 1960; Он же. Возделывание культур риса в Казахстане. - Кзыл-Орда, 1961; Хан И.В. Талды-Курганская область. - Алма-Ата, 1956.

6. ЦГА РК, ф. 1208, on. 1, д. 55, лл. 54-56.

7. Там же, on. 1, д. 26-а, лл. 44, 49,103.

8. ЦГА РК, ф. 1208, on. 1, д. 20, л. 5.

9. ГАТ-КО, ф. 469, on. 2, св. 2, д. 31, лл. 9-10.

10. ЦГА РК, ф. 1208, on. 1, д. 2, л. 10.

11. Кан Г.В. История корейцев Казахстана. Алматы. – 2005. - с. 234

12. Бромлей Ю.В., Шкаратан О.М. Национальные трудовые тради­ции - важный фактор интенсификации производства // Социологические исследования, 1983, No 2. - С. 43-54

13. Письма И. Жахаева и Ким Ман Сама друг другу // Ленинский путь, 1947, 11 июня. 4

14. Подсчеты произведены автором.

15. ГАК-00, ф. 585, on. 2, д. 582, л. 27; on. 2, д. 654, лл. 3-6; on. 4, д. 135, лл. 18-20.

16. ГАК-00, ф. 283. on. 4, ед.хр. 31. 35, 41. 75, 148, 173.

17. Краткий справочник по истории колхозов и совхозах Талды-Курганской области. - Алма-Ата, 1984. – 314с.

18. ГАТ-КО, ф. 1102, on. 1, св. 5, д. 34, л. 24; Там же. on. 1, св. 3, д. 50, л. 35.

19. ГАЧО, ф. 121, on. 8, св. 129, д. 646, лл. 13-19, 53-54.

Фамилия автора: Кыдырбаев Б. М.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика