Центральноазиатские Саки и индийские Шаки

Период правления в Индии представителей сакских (в индийской традиции – шакских, от «шака») племен имел немалое значение в истории этой страны, так что несколько веков, разделявщих династии Маурьев (до 185 г. до н.э.) и Гуптов (с 320 г. н.э.), даже получили у историков название «скифского периода». Однако информации относительно данного периода до сих пор недостаточно для того, чтобы дать его полную и точную географическо-хронологическую характеристику. В статье предпринимается попытка систематизировать имеющиеся данные и более или менее объективно соотнести между собой сакско-шакское население Центральной и Южной Азии.

Этническая (индоиранская) и даже изначально территориальная общность саков и арийского населения Индии в настоящее время практически не подвергается сомнению. Предлагаются лишь различные варианты того, как эту общность воспринимать. Так, например, Н.К. Синха и А.Ч. Банерджи отмечают, что «термин “сака” [как и термин “гунны”] употреблялся индийцами в широком смысле для обозначения приходивших через северо-западные проходы чужеземцев независимо от их расы или племени. Этим термином могли называть как узкоглазых монголов, так и представителей таких рас, как тюркская, внешне похожих на ариев» /1, 22/. Р. Санкритьяяна считает, что необходимо разграничивать «Сакадвипу» – северную часть Центральной Азии, где обитали собственно саки (скифы), и «Арьядвипу» – юг Центральной Азии, населенный нескифскими ариями /2, 6; см. также: 3,  179/. Существуют, правда, предположения о том, что саки – это «великое племя тюркских кочевников» /4, 125/; «племя, родственное татарам» /5, 25/; «докушанские юэчжи, [которые] начали проникать в Индию в I в. до н.э.» /6, 535/ и пр. Ясно, что подобные утверждения отказывают сакам в индоевропейском и, следовательно, арийском происхождении (хотя, как известно, определенная монголоидность «крайних восточных» саков специалистами действительно не отрицается /7, 31/). Большинство исследователей, однако, склоняются к мнению о том, что саки – это все же неотъемлемая часть индоевропейского конгломерата.

Но даже не рассматривая вопрос о сакско-арийской общности и говоря лишь об их последующих контактах, можно утверждать, что контакты эти, как продолжение уже исторически сложившегося межрегионального взаимодействия, имели место с самого момента складывания сакских племенных союзов в Центральной Азии[1]. При этом, по мнению ряда ученых, даже сами названия этих союзов могут иметь «индийское» (санскритское) происхождение. Так, этноним «массагеты» может происходить от egk'kd (mahāshaka) – «великие саки». Сарматы/савроматы могли получить свое название от сочетания слов loZ (sarva) – «весь, всё» и ekrk (mātā) – «мать», намекающего на значительную роль женщин либо на особое почитание женских божеств у этих скифских племен /2, 8; 11/. Упоминаемые в «Естественной истории» Плиния Старшего скифы-аттакоры, которые «живут в таком же климате, как гипербореи», могли быть теми, кого античные авторы узнали по индийскому названию «mRrjdq#» (uttarkuru), т.е. «Северные Куру» – народность, относительно индийцев обитающая где-то на севере, за Гималаями /9, 228; 307/[2].

То же касается и географических объектов. Например, и Мегасфен, и Флавий Арриан в своих «Индиках» сообщают о реке Шила (Сила), информацию о которой они получили из Пуран, где на самом деле описывалась Сырдарья /9, 101-102; 264/. То же можно сказать об иной этногеографической информации, часть из которой греки могли получать от индийцев: «Скифия» – от «Сакадвипа» («Остров саков») и «Систан» – от «Сакастхана» («Место [обитания] саков»), «Маргиана» – от «мриганью» («охотник») и пр. Само слово «сака» («шака»), которое, как известно, было почерпнуто античными авторами из индийских и персидских источников для обозначения одной из ветвей общескифского конгломерата /10,  14; 11, 690-691/, можно перевести или интерпретировать с санскрита как «могучий», «колесница», «воин», «царь», «племя», «страна», «остров».

Согласно китайским источникам, верхушка саков, проживавших на рубеже эр в верховьях р. Или, в районах Кашгара, Яркенда и Хотана, и контролировавших западную часть Южной ветки Великого Шелкового пути, даже носила индийские имена или прозвища: Виша Самграма, Виджита Самбхава, Ситатапатра-Дхарани, Кирти, Дхарма, Вахам, Викрам, Сура, Симхаг и пр. В документах сакская знать также фиксировала свои имена и титулы на санскрите /12, 173-174; 13, 602/.

Индийские литературные источники подтверждают контакты индийцев с саками. Шаки упоминаются в «Ману-смрити» (II в. до н.э. – II в. н.э.) наряду с другими «индийскими» народностями – греками, парфянами, дардами. При этом указывается на то, что когда-то они принадлежали к индийской варне кшатриев, и лишь «вследствие нарушения священных обрядов и неуважения к брахманам постепенно дошли в мире до состояния шудр» /14, Гл. Х, п. 43-44/. В «Махабхарате» же говорится о том, что саки перешли в «низший класс» после поражения в войне между Пандавами и Кауравами[3]. Более ранние упоминания о саках можно встретить в надписях царя Ашоки (273-232 до н.э.), в  «Рамаяне» (битва арийского и сакско-греческого войск), «Аюрведе», «Маркандея-пуране», «Йюга-пуране», «Бхавишья-пуране», «Харивамше», «Деви Чандра Гупта», «Махамайюри», поздней «Атхарваведе», «Махабхасье» Патанджали, «Прашасти» Гаутамипутры Сатакарни, «Сакандху» Катьяяны и пр. Наиболее позднее упоминание содержится в «Хара-гаури-Самвада». Под наименованием «бхритья чаштанас» саков можно встретить в литературе джайнизма («Синхасандватришико», «Калакачарья-катханака», «Абхидхан чинтаманипадалипти прабандх» и пр.). Причем о саках мы можем узнать как из индийских литературных памятников, так и из имен их авторов – Сакачелла, Сакаварман, Сакаваридхи /8, с. vi, 12, 18, 27/.

В «Махабхарате» содержится упоминание о шаках (саках), в принципе являвшихся одними из противников центральной власти рода Кауравов; однако в великой битве на Курукшетре, происшедшей, по разным данным, в период с X по VII вв. до н.э., шакская конница с колесницами выступала именно на стороне Кауравов /16, 17, 18/. Доподлинно неизвестно, участвовали ли исторические среднеазиатские саки в этой легендарной битве (или в тех  реально происходивших военных столкновениях, совокупность которых легла в основу сказания о ней). Вполне возможно, что они перечисляются среди иных народностей (яванов-греков, камбоджей и пр.) лишь для демонстрации численности войска Кауравов и их неарийских союзников. Возможно также, что неоднократное упоминание шаков как принимавших участие в битве на Курукшетре со стороны проигравших в ней Кауравов просто отражает отрицательное отношение к ним авторов или поздних редакторов[4] «Махабхараты» как к иноземным захватчикам (шаки в данном эпосе, равно как и в «Рамаяне» и Пуранах /19, 177; 303/, неизменно изображаются терпящими поражения и резко негативно противопоставляются индийским ариям). Однако по данным археологии, еще в VI-V вв. до н. э. сакские племена «обитали на границах Северо-Западной Индии, а возможно, и в древних ее пределах» /20, 25/. В этом случае (а также при условии, что битва на Курукшетре имела место  не ранее указанного периода, что, в принципе, возможно /21, 517/), контакты саков с индийцами «Махабхараты» представляются не просто вероятными, но даже естественными. Впоследствии с сакскими племенами вела борьбу империя Маурьев – очевидно, описание в различных Пуранах покорения или ослабления шаков в числе иных неарийских племен арийскими героями отражает территориальную экспансию этой империи /19, 303-304/. М. Акбар даже считает, что император Ашока Маурья «был первым из величайших монархов, которые правили на территории, простиравшейся от Бирмы до Центральной Азии» /22, 10; см. также: 23, 120/; Ф. Блисс также указывает на то, что в 304 г. до н.э. весь регион Памира попал под власть Маурьев (у которых затем был отвоеван Бактрией). В этой связи сакские курганы, которые «в большом количестве находят по всему Памиру и в районе Ваханского коридора» /24, 52-53; 55/, могут свидетельствовать о столкновении Маурьев и саков. Однако возможно, что эти курганы не связаны с подобными столкновениями (а сооружались постепенно на территории расселения саков-хаомаварга), либо возникали по мере продвижения саков на юг во II-I вв. до н.э.  

Исторически зафиксировано, что в начале II – первой половине I в. до н.э. в Северную Индию начали отдельными группами активно проникать новые волны переселенцев-саков, основавших здесь ряд так называемых «индо-скифских» государств-сатрапий. Этническая и географическая связь «ранних» и «поздних» индийских саков пока не установлена; неизвестно, были ли это представители одного и того же этнического потока, идущего на территорию Индии с севера, либо различных, малосвязанных между собой волн переселенцев[5]. Скорее всего, между первыми появившимися в Индии саками и второй, основной их волной был значительный промежуток времени, поскольку ни в ахеменидских, ни в македонских источниках нет никаких сведений о передвижении саков на юг /26, 57/. Но так или  иначе, «сложная цепь причин, климатических и политических, вызвала новое переселение народов Центральной Азии. Укрепление Китайской империи…, а, возможно, также и оскудение центральноазиатских пастбищных земель заставили огромные орды кочевников двинуться на Запад, от границ Китая к области, лежащей к Востоку от Каспия. Вскоре кочевой народ, который китайцы называли “юэчжи”, сильно потеснил скифские племена на границах Бактрии. Скифы, которых Индии предстояло узнать под названием шаков, под давлением с севера и востока напали на Бактрию и захватили ее. Вскоре за ними последовали и юэчжи. Шаки проследовали из Бактрии дальше, напали сначала на парфянских правителей Ирана, а затем на греков, обосновавшихся в Индии. В середине I в. до н.э. … власть шаков распространилась до самой Матхуры» /27, 69/.

Точных сведений об исходной племенной принадлежности индийских шаков пока нет. В исторической литературе саков самой поздней и многочисленной волны, проникшей в Индию, иногда даже именуют юэчжами, что создает путаницу с юэчжами-кушанами. По мнению большинства исследователей, это были все-таки непосредственно сакские племена, входившие, скорее всего, в конфедерацию массагетов Средней Азии /28, 374/. В пользу данного положения говорит, в частности, то, что, согласно китайским источникам, юэчжи потеснили на юг тех саков, что жили в Приаралье /15, 86/ и на северном берегу Сырдарьи /29, 134; 30, 150/ – как известно, это территории расселения именно массагетов /7, 34; 31, карта № 1/. Есть также мнение о том, что это «саки, проживавшие к северу от Яксарта [Сырдарьи], в бассейне Или и у северных склонов Небесных Гор [Тянь-Шаня], однажды мигрировали на юг и одно время господствовали…в Северной Индии» /25, 40; 11, 691/ – в таком случае речь может идти и о саках-тиграхауда. В любом случае, «ко II в. до н.э. сакский племенной союз на территории Центральной Азии распался и после нападения юэчжей часть саков отправилась в сторону Индии» /32, 17/.

Следует также отметить, что некоторые ученые (Х. Райчаудхури, В.Б. Синха, Б.Н. Мукерджи, С. Чаттопадхьяя, С. Леви, С. Коноу, М.А. Штейн и др.) разделяют  саков, пришедших в Индию, на три группы: собственно среднеазиатские саки; саки из Синьцзяна (хотанские саки, саки-мурунды, или сай-ван китайских источников[6]) /33, 34/, к которым можно также отнести саков-тиграхауда; и иранские саки. Синьцзянские саки в середине II в. до н.э. проникли в Индию через Каракорум, Памир и Ки-пин[7], разделившись, создали на ее территории два государства – Ву-тоу-лао и Йин-мо-фу, которые вели войны с Китайской империей и просуществовали приблизительно до III в. н.э. /29, / 134; 32, / 17; 11, 691-692; 34, с. i /. Что касается иранских саков, то, возможно, это те же среднеазиатские саки (прежде всего, массагеты), которые в определенный период времени двигались на территорию Индийского субконтинента с юго-запада, то есть со стороны Ирана.    

На своем пути в Индию саки разгромили Греко-Бактрийское царство; войны с Парфией велись с переменным успехом. На какое-то время сакам удалось закрепиться в Систане[8] (Шака-стхан), но оттуда они были вытеснены парфянами[9] и вынуждены были продвинуться через Боланский проход далее на юго-восток – на территорию современных Пакистана (Белуджистан и низовья Инда; тогда эта местность получила название «Шака-двипа», в античных же источниках о ней говорится как о «Скифии» или Индо-Скифии /9, 245-246, 294-295), а затем и Индии.

Предлагаются различные датировки вторжения саков в Индию. Скорее всего, это произошло в начале II в. до н.э., если учесть, что впоследствии греко-индийский царь Аполлодот I Великий (180-160 до н.э.) разгромил часть саков уже на территории Индии /35, 12/. Однако бóльшая часть саков-мигрантов к этому времени находилась еще на территории Бактрийского и Парфянского царств. Их массовое проникновение на Индийский субконтинент большинство исследователей относит к середине-концу II в. до н.э., а образование саками первых государств на новой территории – к началу I в. до н.э.

Индианизация саков в Южной Азии началась довольно рано. Сакские цари практически с самого начала именовали себя «басилевс басилеон» и «махараджаса раджараджаса»[10], и  чеканили монеты с надписями на греческом и пракрите (кхароштхи). Кстати, первые монеты саков находят именно в Индии, а не в Центральной Азии /32, 16/. В своих титулах, а затем и в собственных именах шаки стали использовать санскрит. Однако названия практически всех шакских династий (очевидно, по родовым именам предков их основателей) говорят об исконном происхождении принадлежащих к ним царей. Так, шакский род Кшахаратов (Кхахаратов)[11], очевидно, имеет отношение к сакскому племени каратов (каратаев), когда-то проживавших вдоль реки Талас /31, карта № 1/. Предки же влиятельного шакского семейства Карддамаков, видимо, обитали в районе реки Карддама (Заравшан) /36, 386/. 

Говоря о «сакском периоде» в истории Индии, нельзя не упомянуть его влияние на последующую историю этой страны. Хотя в основной своей массе саки были ассимилированы в Индии без следа, однако они сыграли заметную роль в этногенезе ее народов[12]. Существует не лишенная оснований версия о том, что саки положили начало раджпутской касте-этносу, в которую впоследствии добавились тохарский (кушанский) и эфталитский (гуннский) элементы /38; 37, 123; 149/. В связи с этим некоторые исследователи говорят о религиозных верованиях раджпутов как о «модификации, возникшей в результате соединения скифских обычаев с арийской культурой» /39, 169/.

Выше уже говорилось о том, что, согласно различным религиозно-философским источникам, саки в Индии из-за своего неповиновения местным брахманам перешли в низший слой людей. На самом же деле сакские священнослужители составили даже особую брахманскую категорию «жрецов-магов из Шакадвипы», которые упростили некоторые религиозные обряды, сделав их более доступными для широких масс /40, 219; 29, 137/.

Основанная шакскими правителями Удджайна (скорее всего, Чаштханой) и распространенная позже по всей Северной Индии кушанским царем Канишкой, «эра шака», которая берет начало с 22 марта 78 г. н.э., в современной Индии получила статус национального календаря и используется для религиозных целей[13]. В III в. н.э. «эра шака» использовалась в некоторых регионах Центральной Азии, а впоследствии пришла и в некоторые страны Юго-Восточной Азии /27, 519/.

Считается, что в течение длительного времени в Северной Индии присутствовал сакский военный элемент, с чем было связано широкое распространение здесь военной конницы и конского снаряжения /13, 596/.

Таким образом, несмотря на то, что ряд исследователей характеризуют так называемый «скифский период» как «эпоху нашествий» (А. Бэшем, Р. Пандей) и «упадок империи» (Р. Тхапар), тем не менее непосредственно скифская (сакская) часть этого периода имеет действительно большое и, скорее, положительное значение в истории Индийского субконтинента.

***

  1. Синха Н.К., Банерджи А.Ч. История Индии. М.: Издательство иностранной литературы, 1954.
  2. Sankrityayana Rahula. History of Central Asia. Bronze Age (2000 BC) to Chengiz Khan (1227 AD). Calcutta: New Age Publishers Private Ltd, 1964.
  3. Kumar B.B. Central Asia: The Indian Links // Dialogue. Vol. 3, № 4, 2002.
  4. Howell E.B. The History of Aryan Rule in India. From the Earliest Times to the Death of Akbar. L.: George G. Harrap & Company Ltd, 1918.
  5. Hutton J. Central Asia from the Aryan to the Cossack. New-Delhi: Manas Publications, 2005.
  6. Bhattacharya S. A Dictionary of Indian History. Calcutta: University of Calcutta 232 с., 1967.
  7. Байпаков К.М. Союзы племен и ранние государства на территории Казахстана // История Казахстана. Очерк. Алматы: Дәуiр, 1993.
  8. Shrava Satya. Sakas in India. Delhi: Pranava Prakashan, 1981.
  9. Бонгард-Левин Г.М., Бухарин М.Д., Вигасин А.А. Индия и античный мир. М.: Восточная литература РАН, 2002.
  10. Sabol S. Russian Colonization and the Genesis of Kazak National Consciousness. L.: Palgrave Macmillan, 2003.
  11. Mukherjee B.N. A Note on the Saka-Pahlava Rule in India // Raychaudhuri H. Political History…
  12. Narain A.K. Indo-Europeans in Inner Asia // The Cambridge History of Early Inner Asia. Ed. by D. Sinor. N-Y., 1990.
  13. Бонгард-Левин Г.М., Ильин Г.Ф. Индия в древности. М.: «Наука», 1985.
  14. Законы Ману. Перевод С.Д. Эльмановича. М.: Ладомир, 1992.
  15. Fkkij jksfeyk. Hkkjr dk bfrgkl. u;h fnYyh: jktdey izdk'ku, 2006 (Тхапар Ромила. История Индии. Нью-Дели: Ражкамал Пракашан, 2006).
  16. Махабхарата. Кн. VIII (Книга о Карне). М.: Наука, 1990.
  17. Махабхарата. Эпизоды из кн. III и V. Ашхабад: Ылым, 1985.
  18. Махабхарата. Эпизоды из кн. VI и XVI. Ашхабад: Ылым, 1981.
  19. Темкин Э.Н., Эрман В.Г. Мифы древней Индии. - М.: Наука, 1985.
  20. Грантовский Э.А. Из истории восточноиранских племен на границах Индии // Краткие сообщения Института народов Азии. 1963, № 61.
  21. Шарма Р.Ш. Древнеиндийское общество. - М.: Прогресс, 1987.
  22. Akbar M.J. Kashmir. Behind the Vale. Delhi: Lotus Collection, 2002.
  23. Haidar Mansura. Indo-Central Asian Relations. From Early Times to Medieval Period. New Delhi: Manohar Publishers & Distributors, 2004.
  24. Bliss F. Social and Economic Change in the Pamirs (Gorno, Badakhshan, Tajikistan). Abingdon-Oxon: Routledge, 2006.
  25. McGovern William Motgomery. The Early Empires of Central Asia. A Study of the Scythians and the Huns and the Part They Played in World History. Chapel Hill: University of North Carolina, 1939.
  26. Mukherjee B.N. An Agrippan Source. A Study in Indo-Parthian History. Calcutta: Pilgrim Publishers, 1969.
  27. Бэшем А.Л. Чудо, которым была Индия. М.: Наука, 1977.
  28. Всемирная история. В 24-х т. Т. 5. Становление государств Азии. Под ред. Бадак А.Н., Войнич И.Е., Волчек Н.М. и др. Минск: Литература, 1998.
  29. flUgk fofiu fcgkjh. Hkkjr dk bfrgkl. u;h fnYyh: tkunk izdk'ku, 2001 (Синха Випин Бихари. История Индии. Нью-Дели: Джанда Пракашан, 2001).
  30. jk; ,p. ih. Hkkjr dk bfrgkl. vkfndky ls 1•‘Œ. u;h fnYyh: tkunk izdk'ku, 2004 (Рай Ч.П. История Индии. С древнейших времен до 1950 г. Нью-Дели: Джанда Пракашан, 2004).
  31. Атлас истории Казахстана. Часть 1. С древнейших времен до XVIII века. Алматы: АГУ им. Абая, 1995.
  32. Skrine H.F., Ross E.D. The Heart of Asia. A History of Russian Turkestan and the Central Asian Khanates from the Earliest Times. Padstow: T.J.I. Digital, 2004 (firstly published in 1899).
  33. Millward J.A., Perdue P.C. Political and Cultural History of the Xinjiang Region through the Late Nineteenth Century // Xinjiang. China’s Muslim Borderland. Ed. by S.F. Starr. N.-Y.: M.E. Sharpe, 2004.
  34. Chattopadhyaya Sudhakar. The Sakas in India. Calcutta: Vishva Bharati, 1955.
  35. Majeed G. Nomads of Central Asia from Pre-History to Ist BC. // Studies in Central Asia. Ed. by G. Majeed, M. Afzal Mir. Srinagar: Crown Printing Press, 1997.
  36. Raychaudhuri H. Political History of Ancient India. From the Accession of Parikshit to the Extinction of the Gupta Dynasty. Delhi: Oxford University Press, 1996.
  37. Неру Дж. Открытие Индии. М.: Издательство иностранной литературы, 1955.
  38. Успенская Е.Н. Раджпуты: рыцари средневековой Индии. СПб.: Евразия, 2000.
  39. Bingley A.H. Handbook on Rajputs. New Delhi: Low Price, 1986.
  40. Гусева Н.Р. Индуизм. История формирования. Культовая практика. М.: Наука, 1977.



[1] Индийский ученый Сатья Шрава вообще полагает, что саки известны в истории Индии как минимум с 3102(!) г. до н.э. (традиционная дата битвы, описанной в «Махабхарате»). Они имели контакты с представителями Хараппской цивилизации, и найдены даже торговые маршруты между двумя регионами, свидетельствующие о дравидо-сакских связях. Этот же автор выдвигает и иное предположение, согласно которому саки «Махабхараты», или так называемые синдху-саки, всегда жили в районе р. Инд и представляли собой «южную ветвь скифов», когда-то пришедших в Индию из северных степей [8, с. 3, 8]. 
[2] Некоторые исследователи полагают, что вся Центральная Азия и даже вся территория «от Памира до Арктики» была известна индийцам как «Уттара Куру» [3, с. 175].
[3] Однако впоследствии статус шаков был поднят до «смешанного», а кое-где – до кшатрийского [15, с. 91].
[4] Литературное ядро «Махабхараты» относят к середине I тыс. до н.э., однако окончательно она сложилась к IV-V вв. н.э. В целом, эпос изобилует анахронизмами [13, с. 376], поэтому шаки могли быть введены в него в любое время после знакомства с ними индийцев.
[5] У.М. Макговерн утверждает следующее: «Не дискутируя о том, является ли Центральная Азия истоком “арийцев”, или индоевропейцев, мы можем точно говорить о том, что с самого начала она была заселена как минимум двумя совершенно разными в расовом отношении группами, именуемыми скифами и гуннами. Скифы – это как раз то население Центральной Азии, которое принадлежало к “Великой Белой Расе” и говорило на арийских, или индоевропейских языках…Много столетий назад скифский, или индоевропейский, элемент в населении Центральной Азии почти полностью исчез, но эта историческая трагедия не должна скрывать от нас того факта, что когда-то эта группа доминировала в регионе, именуемом Туркестаном, и что именно из Туркестана ее представители разошлись в различных направлениях, оказывая неоспоримое влияние на все соседние государства…Наиболее важно то влияние, которое скифские мигранты оказали на районы к югу от Туркестана. Это были скифы – те, кто на рассвете истории проник на равнины Персии и в Северо-Западную Индию, принеся туда население почти однозначно белое по расе и индоевропейское поя зыку. В более позднее время индоевропейские насельники Персии и Индии оставили свои кочевые привычки и перешли к земледелию. Это сделало их непримиримыми врагами их дальних родственников – скифов, продолжавших проживать в Туркестане. Вновь и вновь эти туркестанские скифы-кочевники нападали на своих южных родичей, привыкающих к роскоши» [25, с. 6-7]. Таким образом, ученый отождествляет ариев со скифами и, по его мнению, сам приход саков на территорию проживания индийских ариев в конце I тыс. до н.э. является контактом территориально (и, очевидно, этнически) одних и тех же скифов. 
[6] Санскритское «мурунда» имеет то же значение, что и китайское «ван» – «царь; господин».
[7] В «Ки-пине» китайских источников ученые видят Кашмир, Гандхару или Капишу (древняя местность к северо-востоку от реки Кабул). При этом некоторые исследователи считают, что собственно государство Ки-пин было основано саками, частично смешавшимися с местным населением и вовлеченными в активную международную торговлю [25, с. 127, 208].
[8] До этого – Дрангиана, на границе Ирана и Афганистана; не путать с современным иранским Систаном.
[9] Однако взаимодействие саков и парфян было столь тесным, что некоторые ученые предлагают говорить не о сакском, а о шака-пахлави (сакско-парфянском) завоевании северной части Индии [см., напр.: 11, с. 693]. Кроме того, возможно, что парфяне не сразу прогнали саков из Систана, так как, по мнению Дж. Хаттона, до 56 г. до н.э. «саки занимали весь регион между Аральским морем и рекой Инд» [5, с. 25]. 
[10] И то и другое означает «царь царей» соответственно на греческом языке и на пракрите.
[11] По сей день среди пастушеских племен Декана распространена фамилия Кхарата, на основании чего можно предполагать их связь с этим сакским родом [36, с. 429]. А Дж. Неру даже указывает на то, что все джаты (северно-индийская военно-земледельческая каста-народность) ведут свое происхождение от шаков [37, с. 149].
[12] Есть и крайнее мнение, согласно которому «все население северной Индии – это потомки древних скифов, и оно [население] по прежнему говорит на языках, близких к скифскому языку…тот факт, что благодаря скифам индийцы являются индоевропейцами, рассматривается ими как предмет гордости» [25, с. 20-21]. Не вполне ясно, кто же здесь имеется ввиду под «скифами» – арии или саки.
[13] Некоторые исследователи полагают, что дату «78 год» принял сам Канишка, а настоящая (так называемая «старая эра шака») начиналась в 58 г. н.э. По этой причине кушанов и вообще юэчжей нередко отождествляют с саками.
Фамилия автора: Руденко Е.И.
Год: 2011
Город: Алматы
Категория: История
Яндекс.Метрика