Благотворительные общества и их роль в организации социального обеспечения населения на территории Казахстана во второй половине XIX - начале XX веков

Благотворительность как проявление сострадания к ближнему и «нравственная обязанность имущего спешить на помощь неимущему...в истинном смысле этого слова является вместе с Христи­анством.... Когда Христианство восторжествовало в Римской империи, то торжество это ознаменова­лось созданием разного рода богоугодных заведений» [1, 55]. Ещё святой И.Златоуст восклицал: «Когда мы не будем совершать милостыни, мы будем наказываемы как грабители» [1, 56].

Благотворительность была и остаётся тем камнем преткновения, вокруг которого человечество испокон веков ведёт поиск заветной золотой середины торжества нравственного поступка (помощь ближнему) над безнравственным (равнодушие или борьба с этим явлением).

Благотворительная деятельность в Казахстане начинает активно развиваться в конце XIX - на­чале ХХ вв. Её зарождение в нашей стране отличалось своими особенностями, что выразилось в сво­его рода смешении исконных патриархальных традиций взаимопомощи, священных для степняка и новой культуры, привнесенной русскими переселенцами, также с богатыми традициями жертвования и помощи. Российская империя издавна была щедрой на благотворительные начинания. Дело тут не только в исконной добросердечности россиян, но и в осознанной политике царской власти. Через деятельность частных жертвователей и сословных благотворительных Обществ престол пытался снять или сгладить многие проблемы, связанные с социальной несправедливостью и неравенством.

Систематическое изучение благотворения как предмета социальной истории России началось со второй половины XIX - в начале ХХ вв. В работах ряда авторов, среди которых необходимо отметить П.И.Георгиевского, Е.Д.Максимова, В.Ильинского и других период реформ 60-70-х годов XIX в. определялся как исторический рубеж, с которого благотворение начало приобретать общественный характер.

Все направления благотворительности в России вышли из основной ее формы — государствен­ной, которая существовала с конца XVIII в. в лице приказов общественного призрения и различного рода попечительств — о тюрьмах, народной трезвости, бедных и др. Под «государственной благотво­рительностью», при отсутствии в России системы социальной защиты, понимается правительствен­ная организация помощи бедным, больным и старикам, а также деятельность в этом направлении царственных особ, членов их семей и создаваемых ими спонсорских ведомств [2].

Пенсии в России назначались только чиновникам и офицерам. «Миллионы нетрудоспособных (престарелые, инвалиды, больные, сироты и т.п.), а также безработных, жертв стихийных бедствий и т.п. оказывались брошенными на произвол судьбы. Функции призрения самодержавие возлагало на благотворительность — сословную, корпоративную, частную, и общественную» [3, 109].

К началу XX в. в России насчитывалось около 4,5 тысячи всевозможных благотворительных обществ, специализировавшихся на различных видах помощи.

Участниками благотворительной деятельности были люди разных сословий — купцы, банкиры, промышленники, чиновники разного уровня, учёные, исследователи, представители разных слоёв интеллигенции, просто энтузиасты, которые трудились безвозмездно, ради помощи ближним.

Благотворительная помощь оказывалась бедным учащимся, переселенцам, пострадавшим от неурожая и стихийных бедствий, больным, заключенным (и бывшим заключенным), сиротам, уча­стникам многочисленных войн, которые вела Россия, и их семьям, а также другим социально неза­щищенным категориям населения и т.д.

Всю благотворительную деятельность в дореволюционной России, особенно активизировав­шуюся после радикальных общественных реформ 60-х годов, осуществлённых во времена правления Александра II, можно разделить на государственную, городскую (земскую), церковную и обществен­ную (частную и организованную). К 1890-м годам 75 % средств, израсходованных на благотвори­тельность, были общественными (25 % принадлежали казне, земствам, городам, церквям).

В дальнейшем наше внимание будет уделено благотворительным обществам, чья деятельность вносила существенный вклад в общее дело благотворительности в стране. Их рост особенно отмеча­ется в конце XIX в. Именно в это время благотворительность становится настолько масштабным об­щественным явлением, что в 1892 г. была создана специальная комиссия, в ведении которой были законодательные, финансовые и даже сословные аспекты благотворительности. Важнейшим итогом работы комиссии можно считать обеспечение прозрачности благотворительной деятельности в Рос­сии, открытости и доступности всей информации, включая финансовую, для всех слоев общества. С конца XIX в. в стране устанавливается общественный контроль над благотворительностью, результа­том чего явился рост доверия в обществе к деятельности благотворителей и, как следствие, новый небывалый рост числа жертвователей. «В 1897 году в России насчитывалось 1690 благотворительных Обществ, в том числе 642 Общества вспоможения бедным, 29 Обществ при больницах, 596 Обществ вспомошествования учащимся, 245 Обществ призрения детей, 41 Общество попечения о народном образовании, 102 попечительских Общества о домах трудолюбия, 35 Обществ исправительных коло­ний и приютов, а также около 700 благотворительных общественных заведений» [3, 110]. Их рост по­стоянно увеличивался и уже в 1902 г. в России функционировало 4762 благотворительных общества.

Значительных успехов общественным организациям удалось добиться в сфере заботы о бедных. На этом поприще действовали такие общества, как: Оренбургское общество вспоможения бедным (1862), Верненское благотворительное общество (1884), Джаркентское благотворительное общество (1898), Павлодарское общество пособия бедным (1897), Семипалатинское Дамское попечительное о бедных общество (1873), Мусульманское благотворительное общество в г. Семипалатинске (1898), Актюбинское мусульманское благотворительное общество, Римско-католическое благотворительное общество в г. Омске (1897), Попечительное общество Дом Трудолюбия в г. Семипалатинске (1897), Общество о нуждающихся переселенцах в Семиреченской области (1910), Мусульманское благотво­рительное общество в г. Ташкенте (1909).

Деятельность Верненского благотворительного общества, созданного в 1884 г., была направлена на оказание помощи неимущим, презрение и воспитание бедных детей, особенно сирот. Первым председателем данного Общества был избран военный губернатор Семиреченской области генерал- майор А.Я.Фридэ. Совет на своих заседаниях рассматривал разного рода просьбы относительно ма­териальной помощи лицам, остро в ней нуждающимся: «в 1884 году на временные и постоянные вспомошествования бедствующим израсходовано 324 р. 36 к...помощь оказана 23 лицам, 11 лицам выданы единовременные пособия» [4].

Благотворительные общества организовывались также в других городах Казахстана, например Джаркентское, которое начало свою деятельность 24 февраля 1898 г. Необходимость его открытия была продиктована рядом возникших обстоятельств. «Массовый приток русского и украинского кре­стьянства в Казахстан привел к появлению большого количества бездомных и безработных людей, что в свою очередь создавало напряженную социальную ситуацию. Поэтому военный губернатор Семиречья г. Иванов и его советник Рябинин, сами встревоженные «горючим материалом», не воз­ражали против открытия благотворительного общества для бедных» [5, 55].

Те же причины лежали в основе организации Общества о нуждающихся переселенцах в Семире- ченской области, начавшего свою работу 14 января 1910 г. В район его действий входила вся Семи- реченская область. Учредителями Общества выступили: «С.Н.Велецкий, надворный советник, заве­дующий переселенческим делом в Семиреченской области И.Л.Брызгалов, Действительный статский советник, Туркестанский Епархиальный наблюдатель церковных школ, проживающий в г.Верном, Э.О.Баум» и другие [6, 3]. Помимо традиционных видов помощи, оказываемой практически всеми

Обществами данного профиля, Семиреченское общество выдавало пособия переселенцам для устройства их на переселенческих участках в Семиречье, помогало «доставлением нужных справок, советов, указаний и прочего рода содействий благоустройству переселенцев в области, призрением их детей, в особенности сирот, доставлением средств для возвращения на родину и выдачею пособий на погребение умерших» [6, 2]. Это, действительно, была огромная работа, которая выражалась так­же в устройстве питательных пунктов, организации дешёвых столовых, ночлежных домов, приютов для детей, богаделен для инвалидов, организации мастерских, справочных бюро и т.д. На проведение всех вышеперечисленных мероприятий необходимы были немалые средства. Они пополнялись как обычным путём (членские взносы, пожертвования деньгами и вещами), так и поступлениями от сбо­ров за проведение платных лекций, литературных чтений, концертов, спектаклей из пособий, выда­ваемых правительственными и общественными учреждениями, из процентов с неприкосновенных капиталов общества (неприкосновенный капитал образовывался за счёт поступлений, сделанных на условиях неприкосновенности и расходовать его можно было только по специальному решению об­щего собрания членов общества) и т.д.

Благотворительные общества создавались также по признаку вероисповедания. Так, в городе Семипалатинске было создано Мусульманское благотворительное общество (1898). Последнее пре­следовало следующие цели: «доставление средств к улучшению материального и нравственного со­стояния бедных мусульман г.Семипалатинска и его окрестностей без различия пола, возраста и со­стояний мусульманского вероисповедания» [7, л.83]. Членами данного Общества могли быть лица всех званий и сословий, но исключительно магометанского вероисповедания. Они делились на по­чётных, действительных и соревнователей. В Общество не принимались лица несовершеннолетнего возраста, состоящие на действительной военной службе, нижние воинские чины, а также лица, под­вергшиеся ограничениям по суду [7, л.84]. Среди членов учредителей Семипалатинского благотвори­тельного общества числилось 27 человек, среди них: Ахун и дворянин мулла мечети № 4 Амиров, купец Мухамет-Валий Хамитов, Тюменский бухарец Абдул-Кадир Мавлюкеевич Муртазин, Ибрагим Каримов, Нагийма Измаилова, Семипалатинский купец Мухамет-Софа Габдулжапаров, Габдулла Ишиев и другие [7, л.94 об.]. Общество оказывало помощь беднейшим мусульманам, выражавшуюся в снабжении одеждой, пищей, предоставлении приюта, в выдаче денежных пособий, поиске мест за­нятости, в выгодном сбыте изделий беднейших тружеников. Если человек нуждался в медицинской помощи, то общество могло предоставить ему медицинское пособие, обеспечить наблюдение врача на дому, а также, если того требовала ситуация, то больные помещались в больницы за счёт общест­ва. Погребение умерших также могло быть заботой общества. Большое внимание уделялось старикам и детям. Престарелых помещали в богадельни, дома призрения, а детей — в сиротские дома, приюты, убежища, ремесленные и учебные заведения, причём с последующим их содержанием [7, лл.83, 83 об.].

Определенные традиции сложились в Казахстане по оказанию помощи нуждающимся учащим­ся. На этом поприще осуществляли свою деятельность: Общество вспомошествования недостаточ­ным ученикам Омской мужской гимназии, Общество вспомошествования нуждающимся учащимся в Семипалатинской мужской и женской гимназиях (1902), Общество взаимного вспомошествования учащимся и учившим Акмолинской области (1895), Общество вспомошествования нуждающимся воспитанникам Семипалатинской учительской семинарии и ученикам состоящего при ней двух­классного училища (1905), Общество вспомошествования недостаточным ученицам Омской женской гимназии (1890), Общество вспомошествования недостаточным ученицам 2-й женской гимназии в г. Омске, Комитет для оказания помощи нуждающимся учащимся в г. Усть-Каменогорске, Пишпекское общество вспомошествования нуждающимся учащимся (1900), Общество помощи учащимся Вернен- ских русских учебных заведений, Семипалатинское общество вспомошествования учащимся в выс­ших учебных заведениях (1916), Общество попечения об учащихся мусульманах в Омском первом мектебе (1906), Омское общество вспомошествования недостаточным ученикам омского коммерче­ского училища, Попечительное общество об Ольгинском приюте трудолюбия для детей-сирот в

г. Омске, Оренбургское общество вспомошествования беднейшим ученикам, Общество вспомошест- вования нуждающимся воспитанникам Семипалатинской учительской семинарии и ученикам со­стоящего при ней двухклассного училища (1905).

27 ноября 1897 г. Министерством внутренних дел издаётся Нормальный Устав Обществ вспо- мошествования нуждающимся учащимся, которым должны были руководствоваться все Общества подобного профиля деятельности. На основании данного Устава на территории Степного и Турке­станского генерал-губернаторств организуется целый ряд Обществ. Так, 1 июня 1902 г. в городе Се- мипалатинске учреждается Общество вспомошествования нуждающимся учащимся в Семипалатин­ской мужской и женской гимназиях [7, л.209], а также Общество вспомошествования нуждающимся воспитанникам Семипалатинской учительской семинарии и ученикам состоящего при ней двух­классного училища (7 октября 1905) [7, л.259], в 1900 г. открывается Пишпекское общество вспомо­ществования нуждающимся учащимся. Последнее было немногочисленным по своему составу (в 1911 г. числилось 32 действительных члена), но довольно эффективным в своей деятельности. Как и другие Общества данного профиля, оно занималось сбором средств на оплату учебы, покупку учеб­ников, одежды и обуви бедным ученикам. На эти нужды (в 1911 г.) был израсходован 141 руб. [5, 58]. Конечно же, этой суммы было недостаточно, чтобы удовлетворить просьбы всех желающих, — это лишь малая толика помощи в море нуждающихся и бедствующих.

В городе Верном существовало Общество вспомоществования учащимся в Верненских русских учебных заведениях. Осуществляя благотворительную деятельность, оно, например, в 1880 г. вноси­ло плату «за право учения в гимназии недостаточных учеников и учениц», выдавало гимназистам стипендии, а также единовременные пособия на лечение, платье, обувь, учебники.

Целая группа Обществ оказания помощи ученикам и ученицам действовала на территории Омска: Общество вспомошествования недостаточным ученикам Омской мужской гимназии (1901), Общест­во вспомошествования недостаточным ученицам Омской женской гимназии (1890), Общество вспо- мошествования недостаточным ученицам 2-й женской гимназии в г. Омске, Общество попечения об учащихся-мусульманах в Омском первом мектебе (1906), Общество попечения о недостаточных уче­никах коммерческого училища, Общество вспомошествования воспитанникам учительских семина­рий. В своей деятельности данные Общества не ограничивались оказанием сугубо материальной по­мощью, в их заботу входила также деятельность по улучшению бытовых условий, обеспечению уча­щихся учебной литературой и т.д. Существовали они в основном за счёт членских взносов, поступле­ний от проведения благотворительных спектаклей, а также за счёт пожертвований благотворителей. В газете «Степной край» часто помещались сообщения о проведении благотворительных спектаклей, литературно-музыкальных вечеров, публиковались фамилии благотворителей и назывались пожерт­вованные ими суммы, что, конечно же, служило дополнительным стимулом их деятельности.

Огромный вклад в общее дело благотворительности вносило Российское общество Красного Креста, состоявшее под покровительством Государыни Императрицы. Его история на территории России началась с Общества попечения о раненых и больных воинах (1867), которое в 1879 г. было переименовано в Российское общество Красного Креста. Подобные организации в изучаемый нами период существовали во многих странах. Органом, связующим все Общества Красного Креста, яв­лялся Международный комитет Красного Креста, существовавший в Женеве с 1863 г., который сле­дил за выполнением решений Женевской конвенции относительно установленного нейтралитета са­нитарного персонала и раненых.

Делами Российского общества Красного Креста заведовало Главное управление, находившееся в Петербурге, заведывание же делами местных отделов Общества возлагалось на местные управления, открытые в губернских городах. В отдалённых частях Империи, «преимущественно на окраинах её, учреждаются окружные управления, как посредствующие органы между управлениями — главным и местным» [8, 561]. На территории Степного и Туркестанского генерал-губернаторств попечительные комитеты и уездные отделения Российского общества Красного Креста начинают открываться в кон­це XIX — начале XX вв. Омский Попечительный Комитет РОКК (1879), Семипалатинское, Тургай- ское и Семиреченское местные управления РОКК, Петропавловский, Акмолинский (1891), Актюбин- ский и Кустанайский Комитеты РОКК, Кокчетавский и Атбасарский Уездные комитеты РОКК (1904), Акмолинское и Петропавловское Попечительства Красного Креста в помощь голодающему населению Акмолинской области, а также Дамские Комитеты, действующие, например, при Петро­павловском комитете и Тургайском местном управлении РОКК.

Местных комитетов в одном и том же городе могло быть несколько. Комитеты этой организа­ции, созданные в городах, аулах и казачьих станицах, занимались в основном, сбором продуктов, одежды, денег среди жителей региона для участников военных действий, ветеранов и инвалидов. В неурожайные годы (1882, 1891, 1892), при стихийных бедствиях комитеты Красного Креста оказыва­ли посильную помощь жителям пострадавших районов.

На территории Акмолинской области комитет Российского общества Красного Креста начал действовать с сентября 1891 г., открытие его было связано с неурожаем 1891 г., который поразил многие местности Европейской России и Западной Сибири, захватив и Акмолинскую область, где особенно пострадали Петропавловский и Кокчетавский уезды. В бедственном положении оказались, прежде всего, крестьяне-переселенцы, которые продолжали прибывать из внутренних районов Рос­сии в Казахстан. Особенно активная деятельность Акмолинского комитета Общества Красного Кре­ста приходится на 1904-1905 г. и связана с русско-японской войной на Дальнем Востоке [9].

Разностороннюю работу по оказанию помощи воинам русско-японской войны оказывал Петро­павловский Комитет РОКК. Это были индивидуальные пожертвования населения, устройство в Пе­тропавловске лазарета, организация помощи семьям запасных нижних чинов, призванных в армию, устройство кумысолечебных пунктов для выздоравливающих воинов, организация спектаклей, гуля­ний, вечеров, дававших солидные сборы, и т.д.

В отчётах Петропавловского комитета Степному окружному управлению РОКК отмечаются за­слуги отдельных лиц и организаций в деле оказания помощи: «мастеровые службы тяги станций Пе­тропавловск и Исилькуль с самого начала войны отчисляют из полученного вознаграждения опреде­лённый вычет в пользу Петропавловского Комитета. Деньги эти идут на содержание на переселенче­ском пункте лазарета Петропавловского Комитета, содержимого на 70 больных» [10, л.12]. «Со сто­роны кочевого населения самыми видными сотрудниками явились Управитель Полуденской волости Мухаметжан Куанышев, собравший 909 р. 63 к., за что был удостоен благодарности Степного гене­рал-губернатора /приказ № 70/ и Управитель Петропавловской волости /бывший/ Искак Кангожин, доставивший в Комитет 399 р. 59 к.» [10, л.33], «от местного Комитета для нужд действующей армии сдано на станции Петропавловск пять вагонов пшеничных сухарей» [10, л.17].

Иногда Главное управление РОКК в особо острых случаях направляло своих уполномоченных для оценки ситуации на местах. Такая ситуация сложилась на территории Казахстана, когда значи­тельная масса населения оказалась на грани вымирания в связи с неурожаем и вызванным им голо­дом. Ситуация усугублялась также огромным притоком голодающих крестьян из центральных губер­ний Российской империи, которые захватывали наиболее плодородные земли. В результате казахи потеряли почти 40 % плодородных земель, что вело к сокращению поголовья скота, обнищанию ка­захских хозяйств и массовому голоду. Кроме того, создавалась крайне неблагоприятная эпидемиоло­гическая ситуация в городах, где скученность населения вела к распространению болезней. Положе­ние было настолько серьезным, что помимо государственной помощи, требовалась помощь со сторо­ны всех благотворительных обществ и частных жертвователей. Ведущую роль в организации помощи голодающим играли местные отделения и управления Российского общества Красного Креста, а так­же активную помощь оказывало Главное управление РОКК.

В отчёте Тургайского местного управления РОКК за 1906 г. содержится информация о посеще­нии города Оренбурга Главноуполномоченным РОКК, сенатором, князем Н.Р.Голициным «для рас­следования нужды, вызванной неурожаем, и для открытия в Тургайской области продовольственной помощи от Красного Креста» [11, л.12]. В результате этой поездки были открыты особое попечитель­ство Красного Креста в г. Актюбинске, сельское попечительство в посёлке Михайловском и на счёт Тургайского местного Управления из Главного Управления РОКК было выслано в качестве помощи бедствующим 75 тысяч рублей [11, лл.13, 14 об.]. Общая сумма всех поступлений по Тургайскому местному управлению за 1906 г. выражена цифрой 7770 р. 59 к., из которой львиную долю составля­ли пожертвования [11, л.19].

Деятельность Общества Красного Креста в военное время по преимуществу выражалась в снаб­жении военно-врачебных заведений санитарным персоналом, особенно женским, в обеспечении во­енно-врачебных заведений специальными средствами (перевязочными материалами, хирургическими инструментами, медикаментами, бельем, одеждой, теплыми вещами, посудой и т.д.), в снабжении продовольствием больных и раненых, находящихся в военно-врачебных заведениях, участие в эва­куации раненых и больных, снабжении санитарных поездов, пароходов и сборных пунктов сестрами милосердия, участием в заботах об эвакуируемых внутрь страны раненых и больных воинах (снабже­ние госпиталей, лазаретов и сборных пунктов внутри страны недостающими им средствами, а также устройство собственных лазаретов) и т.д. [8, 562].

Другой пример благотворительной деятельности — Императорское общество повсеместной по­мощи пострадавшим на войне и их семьям, организованное в 1905 г. Значительное денежное пособие, ежегодно получаемое от казны, позволяло обществу расширить свою деятельность, и оно сосредото­чило основное внимание на организации местных отделов и попечительств. Общество, не ограничи­ваясь лишь материальной поддержкой защитников, своей основной целью провозглашало укрепление в сознании народа факта заботы о судьбе солдат, честно исполнивших свой долг по защите Родины. С марта 1909 г. Общество было принято под Высочайшее покровительство монарха. По империи бы- ли разосланы циркуляры командующим войсками, губернаторам, городским головам, в которых ру­ководство формирования просило о содействии к открытию местных отделов.

На территории Степного и Туркестанского генерал-губернаторств действовал мусульманский комитет по оказанию помощи воинам и их семьям в г. Зайсане (1915) и Семипалатинское отделение Общества помощи пострадавшим на войне солдатам и их семьям (1913-1914 гг.).

Семипалатинское общество выдавало нуждающимся различные пособия, суммы которых не бы­ли фиксированными. Так, ежемесячные пособия сначала составляли 12 руб., но в октябре 1914 г. сумма единовременных пособий увеличилась до 53 руб., а ежемесячных — до 18 руб. В целом было выдано единовременных пособий 250 лицам на сумму 2065 р. 3 коп. и ежемесячных — 118 лицам на сумму 4597 руб. На оборудование Дома раненых было затрачено 100 руб. 10 коп. [5, 59-60].

Мусульманский местный комитет по оказанию помощи воинам и их семьям в г. Зайсане был ор­ганизован с целью сбора средств в помощь Петроградской мусульманской организации по устройст­ву передвижного лазарета. Первое совещание зайсанских мусульман, созванное указным муллою Ахмед-Закием Ахтямовым 1 февраля 1915 г. в помещении медресе «Гизатия» избрало в члены коми­тета «Ф.-А.Бабкина, Т.Бекченуаева, Ю.Абулханова, А-З.Ахтямова, А.Сыпрындина, В.Анварова, К.Мынгожина, А.Токсанбаева, Б.Оскенбаева и др., всего 132 человека» [12, лл. 10-14]. Председате­лем комитета был избран Тумар Девлеткильдиев. Разрешение об открытии данного комитета было выдано Семипалатинским губернатором, который в сопроводительном письме Зайсанскому уездному начальнику под грифом «совершенно секретно» предлагал «установить самое тщательное наблюде­ние за деятельностью лиц в составе означенного общества... чтобы в своей деятельности местный от­дел руководствовался Положением о Временном Мусульманском Комитете, утверждённом Мини­стерством Внутренних Дел 5 февраля 1915 г.» [12, лл. 20, 22 об.]. Такая озабоченность была вызвана тем обстоятельством, что представители русского консерватизма находили нежелательным всё, что может способствовать «обособлению мусульманского населения России» [13].

Помимо вышеуказанных Обществ, на территории Казахстана уже были созданы и успешно дей­ствовали: попечительство Внутренней киргизской орды по призрению семейств лиц, призванных на военную службу, основной задачей которого являлось осуществление материальной и продовольст­венной помощи семьям нижних чинов на каждого из малолетних детей (в 1906 г. было выдано И.Кульпицкому — 27 руб, П.Помазанову -27 руб., К.Абсалямову — 36 руб., М.Сергееву — 58 руб.,

А.Ахмеджанову — 27 руб. и др.) [14, 60], а также Степное попечительство о вдовах и сиротах воинов, призванных от населения края на Дальний Восток (1904). Последнее в 1914 г. выстроило здание шко­лы, рассчитанной на 100 человек и сиротский приют на 20-25 человек. Питомцы приюта, кроме обу­чения в школе грамоте, учились: мальчики столярному делу и токарному мастерству, а девочки — шитью. «В 1914 году в приюте было 37 сирот обоего пола исключительно детей бывших нижних во­инских чинов. На содержание их израсходовано 2316 руб. 82 коп.» [14, 75].

Таким образом, благотворительные общества на территории Степного и Туркестанского гене­рал-губернаторств начинают активно развиваться в конце XIX - начале XX вв. Этот процесс напря­мую был связан с рядом радикальных общественных реформ, проведённых в России в 60-х годах

XIX   в. Несмотря на невысокий уровень развития экономики на территории нашего края, малочислен­ность предпринимателей и интеллигенции, являвшихся основными категориями жертвователей и за­частую участниками вышеуказанных Обществ. Благотворительность постепенно становится явлени­ем многоплановым и довольно массовым. Причин этому много — и частые неурожаи, приносившие голод и болезни, и насаждавшаяся переселенческая политика правительства, нёсшая с собой допол­нительные бедствия, войны, но основной, как нам кажется, причиной проявления столь активной об­щественной деятельности являлось отсутствие организованной государственной системы социальной защиты населения. С помощью стимулирования общественной деятельности в этом направлении престол пытался снять или сгладить многие проблемы, связанные с неравенством и социальной не­справедливостью. В целом история благотворительности в нашей стране даёт нам пример активного социального поведения граждан, что являлось и по сей день является примером нравственного пове­дения человека, ведь благотворительность необходима обеим сторонам этого процесса — как даю­щей, так и принимающей её. В процессе участия в данных Обществах у людей формировались такие нравственные качества, как чувство долга, взаимопомощи, милосердия и любви к ближнему. Уроки истории особенно нужно помнить, строя новое демократическое общество, в котором нравственное воспитание через милосердный поступок должно занимать достойное место.

Список литературы

  1.  Энциклопедический словарь. Издатели Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон. UV. — СПб. Типо-Литография И.А.Ефрона. — 1891. — 472 с.
  2. Дегальцева ЕА. Общественная благотворительность Западной Сибири в XIX - начале XX вв. / www.zaimka.ru. 22.06.2007.
  3.  Степанский А.Д. Общественные организации России на рубеже XIX-XX вв.: Дис... д-ра ист. наук. — М., 1982. — 356 с.
  4.  ГАОО РФ. Ф. 86. Оп. 1. Д. 24. Л. 1об.
  5.  Накипова К.Р. История благотворительной деятельности в Казахстане (конец XIX - начало XX вв.). Дис... канд. ист. наук. — Алматы, 2003. — 125 с.
  6. Устав общества попечения о нуждающихся переселенцах в Семиреченской области. Типо-Литография М.Ю.Овсяного. г. Верный, 1910. — 17 с.
  7. ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 1. Д. 401.
  8. Энциклопедический словарь. Издатели Ф.А.Брокгауз и И.А.Ефрон. Т. XVI. — СПб. Типо-Литография И.А.Ефрона. — 1895. — 960 с.
  9. Аугамбаева А М. Деятельность Акмолинского областного попечительного Комитета общества Красного креста в годы русско-японской войны (1904-1905) // Вестник КазНу. Сер. истор. 2002. — № 4 (27). — С. 88-89.
  10. ГАОО РФ. Ф. 99. Оп. 1. Д. 8.
  11. ЦГА РК. Ф. 321. Оп. 1. Д. 2.
  12. ЦГА РК. Ф. 15. Оп. 1. Д. 420.
  13. Бартольд В.В. История культурной жизни Туркестана. — Л.: Изд. Акад.наук СССР, 1927. — 256 с.
  14. Обзор Акмолинской области за 1914 г. Б. Г. — 76 с.
Фамилия автора: Н.А.Казбекова
Год: 2008
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика