Вопросы изучения историко-культурного наследия Казахского народа в исторической литературе советского Казахстана

В XX в. традиционная культура казахского народа изучалась в контексте советской культуры. Культура номадов рассматривалась с точки зрения теории европоцентризма, когда историческое и культурное развитие стран Востока изучалось с позиций концепции европоцентризма. Согласно основной идее вышеназванной концепции традиционная культура казахского народа представлялась культурой прошлого, культурой страны, не имеющей возможностей для дальнейшего самостоятельного развития без вмешательства России, отсталой. Более того, в истории изучения европейской культуры длительное время преобладала концепция стадиального, поступательного, эволюционного развития исторического процесса, культуры, а не вписывающиеся в рамки европоцентризма культуры воспринимались как стоящие ниже них по уровню развития в экономическом, культурном планах. Соответственно традиционная культура казахского народа рассматривалась как находящаяся на нижней ступени развития относительно европейской культуры и считалось, что через некий промежуток времени в результате технического прогресса традиционная культура номадов должна достичь высокой ступени культурного развития.

Однако в исторической науке существовало мнение, что традиционная культура как таковая не имеет своей письменной истории, поскольку традиционной культуре присуще следование образцам поведения, воспринятым от предшествующих поколений. Практически вся информация передавалась из поколения в поколение посредством человеческой памяти, из уст в уста. В основном сторонники этой концепции утверждали, что бесписьменная культура обусловлена нацеленностью коллективной памяти на воспроизводство характерных для этого общества структуры, типа поведения, типа мышления. Ю.М.Лотман в работе «Альтернативный вариант: Бесписьменная культура или культура до культуры?» доказывает, что существует самодостаточная, самостоятельная бесписьменная культура, характерная для традиционной культуры [1]. Бесписьменная культура, передача информации из уст в уста характерны практически для всей истории Казахстана. Однако ни в коем случае мы не можем говорить, что историческая наука Казахстана не имеет под собой фундамента, основы для изучения — исторических источников. Достаточно значительное место среди источников при изучении истории Казахстана занимают устное народное творчество, данные археологических раcкопок, предметы быта, верования и т.д. Действительно, начиная с XIX в., изучением истории и культуры традиционных обществ занималась этнография: ею изучались традиции, обряды, национальные костюмы и кухня, миропонимание и мировоззрение. Однако с утверждением марксистской теории в советский период отношение к культуре несколько изменилось.

В исследованиях советского периода культура изучалась следующим образом: с одной стороны, культура понималась как образованность, поэтому особое внимание в работах историков уделялось ликвидации безграмотности, постройке школ, их функционированию, публикации и тиражированию учебников и учебных пособий. В исследованиях этого направления в основном рассматривались (в процентном отношении) уровень грамотности и образованности населения Казахстана, количество построенных и функционировавших школ, техникумов, вузов, их кадровый потенциал, рост грамотности среди населения [2].

С другой стороны, культура представлялась как одна из составляющих исторического процесса, в том числе и истории человеческой мысли, следовательно, в трудах ученых рассматривались идеи и демократические взгляды представителей казахского Просвещения — Чокана Валиханова, Ибрая Алтынсарина, Абая Кунанбаева — в контексте мировой истории политической и философской мысли. Большое количество исследовательских работ советской эпохи — научных статей и монографий — посвящено именно последней проблеме [3].

Проблема развития социалистической культуры Казахстана в годы «строительства социалистического общества», «культурного строительства» освещена в ряде коллективных трудов [4], монографий [5], диссертаций, в которых показана роль революции и власти пролетариата в изучении и развитии казахской культуры, партии в культурном строительстве, причем решающая роль партии в данном процессе показана в сравнении культурного развития в Казахстане до и после революции 1917 г.

20-е годы XX в. оказались плодотворными для сохранения историко-культурного наследия в том плане, что в этот период начали издаваться: казахское эпическое творчество (А.Диваев, М.Ауэзов), казахский традиционный фольклор (У.Турманжанов, С.Сейфуллин) и казахские кюи (А.В.Затаевич), обычаи и традиции, связанные с многовековым укладом жизни казахского народа (А.Байтурсынов). С.Сейфуллин в 1929 г. в газете «Еңбекші қазақ» призывал народ к сбору и сохранению фольклорной, устной, и письменной литературы [6].

При господстве в исторической науке идей исторического материализма проблема сохранения историко-культурного наследия рассматривалась только в том случае, если она соответствовала материалистической концепции исторического развития. В советский период достаточно были изучены произведения устного народного творчества казахского народа, связанные с темами труда, Родины, тяжелым положением шаруа; эпические произведения, сюжет которых состоял в основном из борьбы за освобождение своей Отчизны [7]. Особое внимание уделялось изучению творчества Махамбета Утемисова, одного из предводителей, вдохновителя восстания в Букеевской (Внутренней) Орде в 1836–1838 гг., соответственно не рассматривалось творчество «реакционных» деятелей культуры, как именовали их в работах советского времени, и исторических личностей (Бухар-жырау, Кожаберген-жырау).

В исторических исследованиях советского периода особое место занимало решение следующих неотложных задач советского государства: ликвидация массовой неграмотности трудящихся, введение всеобщего обязательного начального обучения, рост среднего образования. Образовывались вечерние школы. В мае 1926 г. Совет народных комиссаров республики принял «Устав единой трудовой школы Казахской АССР». Соответственно началась работа по созданию учебников и учебно-методической литературы для школ. В этой работе активное участие приняли С.Сейфуллин, С.Садвакасов, Г.Мусрепов, М.Дулатов, Ж.Жолдыбаев и другие. Организатором подготовки и издания учебников на казахском языке выступили члены редакционной коллегии при Госиздате Казахской АССР в составе А.Байтурсынова, А.Букейханова, С.Садвакасова, Ж.Аймаутова. К числу первых книг, рекомендуемых к печати, были сборники стихов Абая Кунанбаева и басен-загадок А.Байтурсынова.

Большое внимание учеными-историками в рамках проблемы преемственности историко-культурных ценностей, традиций уделялось вопросу культурного строительства, культурной революции, широко рассматривались вопросы начала и конца культурной революции, ее периодизации. Поскольку воспитание патриота советского государства, человека всесторонне развитого считалось основной задачей, проблемы культурной революции, повышения культурного уровня советского человека встали на одну ступень по значимости с проблемами индустриализации и коллективизации. Один из известных исследователей культурной революции советского государства Р.Б.Сулейменов писал: «В широкой ленинском понимании культурная революция мыслилась как масштабный, глобальный переворот во всей духовной жизни общества, призванный преобразовать на новой, социалистической основе не только всю систему культуры, просвещения, науки, искусства, но и создать такие условия, в которых практически решалась бы задача гармоничного развития личности, всесторонне развитых и подготовленных, высокообразованных, убежденных, идейно закаленных, овладевших научной марксистско-ленинской идеологией, творчески мыслящих создателей материальных и духовных ценностей, высоконравственных людей, олицетворяющих собой подлинный социалистический образ жизни» [8].

Проблема сохранения преемственности традиций прошлых поколений, историко-культурного наследия достаточно ярко показана в творчестве казахских писателей и поэтов. Казахская литература складывалась как часть многонациональной советской литературы. У ее истоков стояли А.Букейханов, А.Байтурсынов, С.Сейфуллин, Ж.Аймаутов, М.Дулатов, М.Жумабаев, С.Муканов, Г.Мусрепов и т.д. Они не скрывали трудностей, которые им встречались на пути строительства новой культуры. Культурную ситуацию в постреволюционной стране (до середины 20-х годов XX в.) изучал Турар Рыскулов. Значительный вклад в анализ проблемы внесли Т.Жургенов, С.Нурпеисов и другие. Например, С.Сейфуллиным был опубликован в 1932 г. учебник по истории казахской литературы «Қазақ әдебиеті», в 1933 г. А.Коныратбаевым — «XVIII–XIX ғғ. Қазақ әдебиеті», в 1941 г. Е.Исма­иловым — «Қазақ әдебиеті». Они заложили основу изучения казахской литературы, особое внимание обращая на изучение многовековой народной мудрости казахов, передаваемой из поколения в поколение. В целом ученые достаточно верно рассматривали взаимосвязь устной поэзии с письменной литературой, устной поэзии с культурным наследием казахского народа. История казахской культуры рассматривается системно в работах Е.Исмаилова и С.Муканова [9]. Однако Центральным Комитетом Коммунистической партии Казахстана в 1947 г. было принято Постановление, в котором внимание общественности и творческой интеллигенции обращалось на то, что история казахской литературы изучается недостаточно, очень много пробелов, что исследования в этой области носят поверхностный характер. Уже в июле 1957 г. в Постановлении «О состоянии и мерах улучшения изучения и критического использования литературно-поэтического и музыкального наследия казахского народа» ученые призывались к тому, что нужно «усилить внимание к изучению и критическому освоению литературно-поэтического и музыкального наследия прошлого и умелому использованию его в дальнейшем развитии национальной по форме, социалистической по содержанию культуры казахского народа, коренным образом улучшить работу по собиранию и публикации произведений дореволюционной устной и письменной казахской литературы и музыки» [10].

Заметным явлением в 50-е годы XX в. в казахском литературоведении стало формирование научного абаеведения как самостоятельного направления в филологии. Особый вклад в развитие новой отрасли литературоведения внес известный писатель, драматург, романист, ученый-литературовед, критик, общественный деятель Казахской ССР Мухтар Ауэзов, отразивший в романе-эпопее «Путь Абая» жизнь казахского народа, его традиции, обычаи, быт и т.д. Если рассматривать данную работу с позиции исторического анализа, то роман-эпопея представляет собой источник для изучения истории, культуры, быта, менталитета номадов [11]. Деятельность писателя по изучению творчества Абая Кунанбаева сыграла основополагающую, значительную роль в развитии казахской литературы, в общей духовной культуре Казахстана. М.Ауэзов стал автором первой казахской эпопеи, первым исследователем творчества великого поэта казахов. Помимо этого, ученый в абаеведении выделил новую проблему — проблему преемственности традиций в творчестве Абая и казахской демократической литературы начала XX в.: «установление преемственности между Абаем и казахскими демократическими поэтами начала XX века — Донентаевым, Торайгыровым, Сералиным, особенно преемственность между отношением Абая и этих поэтов к русской культуре и литературе» [12]. В 20-е годы XX в. М.Ауэзов пытался опубликовать книгу по истории казахской литературы. Результатом столь кропотливой работы стала «История литературы», изданная в Кызыл-Орде в 1927 г. Но до 1991 г. публикация этой работы была запрещена в силу идеологической ситуации в стране. При работе с пластом многовековой мудрости казахского народа М.О.Ауэзов не просто анализировал образцы устного народного творчества, но и предложил систематизацию материала, искал генезис того или иного жанра народного творчества. Писатель справедливо отмечал, что национальные традиции создаются не одним, а несколькими поколениями. По этому поводу он писал: «Необходим не разрыв с традициями, а продолжение, новаторство же он рассматривал не как просто продолжение традиций, а их революционное осмысление… Это напоминает эстафету, но эстафету совсем особенную — в ней каждый новый этап искусства проходит, постоянно накопляя новое, обогащаясь» [13].

В советский период огромный интерес к изучению народной музыки проявляли общественные деятели, обществоведы, историки, писатели. Например, этнограф и композитор А.В.Затаевич. Александр Викторович записал более двух тысяч народных песен и кюйев, опубликовал сборники: в 1925 г. — «1000 песен киргизского (казахского) народа», в 1931 г. — «500 песен и кюйев казахского народа». Этнограф писал о неприкосновенности народных форм. «А.В.Затаевич известен прежде всего как выдающийся фольклорист, неутомимый собиратель и следователь казахской народной музыки» [14], — отмечал П.В.Аравин. Он же в работе «Музыкально-эстетические взгляды А.В.Затаевича» писал: «А.В.Затаевич жадно тянулся ко всему здоровому и народному, хранящему в себе неувядаемую красоту национальной культуры и реалистического музыкального творчества. На этой почве вырос постоянный интерес А.В.Затаевича к народной песне, к вокально-хоровому исполнительству» [15].

Даже в вышеназванном романе М.Ауэзова, в его образной системе значительная роль отводится музыке. Достаточное место в романе отведено известным музыкантам, акынам, певцам XIX в., традиции которых продолжил и развил в своем творчестве Абай Кунанбаев и продолжают развивать деятели музыки советского периода. Ауэзов показал не только общественное значение акына, его роль, место в духовной жизни кочевого общества, но и законы передачи мастерства в передаче устной традиции акынов. Однако в связи с присоединением территории казахских жузов к Российской империи, затем с образованием единого государства в пределах СССР было велико влияние европейской, особенно российской, традиции в музыкальном искусстве казахов. Поэтому на заседаниях Общества изучения Казахстана систематически рассматривались вопросы народного образования, здравоохранения, литературы, науки. На одном из заседаний были выявлены две противоположные точки зрения. Одной из проблем при столкновении взглядов стала проблема влияния европейского музыкального образования на самобытное казахское музыкальное искусство. И.П.Третьяков считал, что европейское музыкальное образование сможет помочь деятелю казахского искусства строить свое творчество на более профессиональном уровне; искусствовед И.П.Словохотов, наоборот, предполагал, что следствием введения европейского музыкального искусства станет вытеснение самобытной казахской культуры, что, в свою очередь, приведет культуру кочевников к гибели [16].

Одним из направлений в изучении и охране культурного наследия явилась организация в Казахской ССР Общества охраны памятников культуры, впоследствии создавшей первичные организации в областях и районах страны. «…А ведь настоящий патриот должен знать свою Родину, гордиться не только ее сегодняшним, но и ее славным прошлым, ее прогрессивными традициями, уходящими в глубь веков. И не случайно в стране проводилась и проводится большая работа по выявлению, сохранению, изучению и пропаганде памятников прошлого» [17].

В послевоенный период государством обращалось внимание на народную самодеятельность, развитие прикладного и художественно-декоративного искусства, организовывались публичные выступления, выставки: «Слет народных мастеров прикладного и художественно-декоративного творчества показал большое стремление народных мастеров продолжать работу, желание объединиться в артели и творческие мастерские, передать свое мастерство и искусство молодежи» [18]. Однако деятели культуры отмечают, что не все виды народного творчества казахов находят интерес у молодежи: «Областные и республиканские смотры показали также, что среди мастеров прикладного творчества почти совершенно нет молодежи, что вызывает больше тревогу за преемственность мастерства народных умельцев» [19].

Основным понятием при рассмотрении проблемы преемственности в работах исследователей является понятие традиции. В современной культурологической науке дается следующее определение культурной традиции: это «то, что стабилизирует общество, обеспечивает воспроизводство прошлого в настоящем, дает возможность сегодняшним поколениям опереться на опыт прошлого. Передающиеся от поколения к поколению системы последовательных правил деятельности в интегральном единстве составляют технологию деятельности, являющуюся сущностью культуры» [20]. Известно, что исторический путь, пройденный народом, откладывается в его социальной памяти, которая в дальнейшем придает некоторым установкам, ценностным ориентациям стабильность и сохраняемость в течение долгого времени, охватывает не одно и не два поколения. Данные традиционные установки, передаваемые из поколения в поколение и выработавшиеся в элементы определенного образа жизни и образа мышления, характеризуют национальный характер народа, его менталитет. Советский философ Б.Д.Лебин полагал, что к культурному наследию относятся «не только выраженные в предметной форме духовные ценности, но и сами носители этих ценностей: деятели науки, техники, культуры, их знания и опыт» [21].

В период независимости в Республике Казахстан идет процесс исторического самопознания, понимания генезиса казахского этноса и становление его в мировом пространстве. В осуществлении этих задач особую роль играет решение проблемы преемственности культуры, поэтому с большим вниманием исследуются проблемы культуры, культурного наследия, синтезируются уже имеющиеся данные и выявляются новые. Доказательством может служить широкомасштабная государственная программа, «Культурное наследие» на 2004–2006 гг., утвержденная Президентом Республики Казахстан 13 января 2004 г., направленная на обеспечение сохранности, эффективного использования и доступности всем регионам и социальным слоям казахстанского общества памятников, имеющих историческое и культурное значение, Казахстанская культура имеет глубокие исторические корни. Различные исторические этапы, через которые проходила страна, оставили след в формировании культурного потенциала страны. Задачи столь уникальной по своей сути программы разнообразны. Они касаются практически всех сфер культуры, но объединены одной целью — обеспечение сохранности и эффективного использования историко-культурного наследия казахского народа, формирование единого культурного пространства, позволяющего обеспечить доступ различным группам населения разных регионов республики к культурным элементам и информационным ресурсам.

Данное направление в исторической науке предполагает изучение материалов, находящихся в настоящий момент не только на территории Казахстана, но и в архивах, библиотеках, музеях, территории зарубежных стран. Для этого предполагается организация экспедиций в страны Дальнего и Ближнего зарубежья с целью изучения этих уникальных материалов, документов, обеспечения их сохранности, перенесения на электронные носители (диски, дискеты), для того чтобы обеспечить к ним доступ, сделать копии рукописей, исторически значимых изданий, книг и работ популярными. Особое внимание уделяется проведению реставрационных работ памятников истории и культуры республики, созданию фундаментальных трудов по проблеме культурного наследия казахского народа, его научному изучению, изданию свода памятников культуры и истории Казахстана. Сейчас, в начале XXI в., созданы все необходимые социально-экономические, политические, идеологические предпосылки для изучения культурного прошлого страны, для знакомства казахстанской общественности с известными памятниками культурного наследия, с известными образцами литературы и фольклора, философской мысли казахского народа. К ним относятся лучшие произведения, составляющие богатую сокровищницу философской, политической и исторической мысли. Особенностью этих образцов историко-культурного наследия является то, что они формировались на протяжении веков и хранились в памяти людей, передавались из поколения в поколение и хранятся в памяти людей современности.

Значительное внимание в культурной политике правительства Республики Казахстан уделено переводу на государственный язык материалов по истории Казахстана, истории формирования казахской народности, трудов Геродота, Птоломея, Фукидида и других известных зарубежных историков, а также перевод шедевров казахской культуры на основные языки мира с целью знакомства народов других стран, людей разных национальностей Земли с богатым культурным наследием казахского народа, значительная часть истории которых была связана с кочевым образом жизни, номадизмом. Тем самым будет происходить процесс своеобразного культурного обмена и интеграции казахстанской культуры в мировое культурное пространство.

Таким образом, в советской исторической науке Казахстана учеными проделана значительная работа по изучению огромного комплекса культурного наследия, запечатленного в памятниках материальной культуры, в образцах фольклора, этнографических данных.

 

Список литературы

     1.   Лотман Ю.М. Альтернативный вариант: Бесписьменная культура или культура до культуры? // Лотман Ю.М. Внутри мыслящих миров: Человек – текст – семиосфера – история. — М., 1996. — С. 344–345.

     2.   ГА СКО. Ф. 1168. Оп. 1. Д. 25 об.

     3.   Джумагулов К.Т. Ибрай Алтынсарин и развитие культуры казахского народа. — Алматы: Казахстан, 1984 и др.

     4.   Очерки истории Коммунистической партии Казахстана. — Алматы, 1963; Культура Советского Казахстана. — Алма-Ата, 1957; Наука Советского Казахстана. — Алматы, 1960; Очерк истории казахской советской литературы. — Алма-Ата, 1958.

     5.   Ким М.П. Сорок лет Советской культуры. — М., 1957; Абросенко К.П. Рост культуры советского общества. — М., 1958; Баишев С. Победа социализма в Казахстане. — Алма-Ата, 1961.

     6.   Камалиева К. Просветительская деятельность С.Сейфуллина. — Алма-Ата, 1983. — С. 92.

     7.   Ер Көкше // Батырлар жыры. — Алма-Ата, 1987; Ер Едиге // Едиге батыр. — Алма-Ата, 1996; Жирмунский В.В. Тюркский героический эпос. — Л., 1974. и др.

     8.   Сулейменов Р.Б. Проблемы духовной жизни Казахстана периода развитого социализма // Актуальные проблемы истории Советского Казахстана (к 60-летию Казахской ССР и Компартии Казахстана). — Алма-Ата: Наука Казахской ССР, 1980. — С. 261.

     9.   Исмаилов Е., Муканов С.  Өсу жолдарымыз. Мақалалар. — Алма-Ата, 1960.

  10.   Цит.по: История казахской литературы: В 3 т. / Отв.ред. И.Т. Дюсенбаев. Т 2. Дореволюционная казахская литература. — Алма-Ата: Наука Казахской ССР, 1979. — С. 9.

  11.   Ауэзова Л. История Казахстана в творчестве М.Ауэзова (на материалах произведений «Путь Абая» и «Лихая година»). — Алматы: Санат, 1997.

  12.   Ауэзов М. Достижения и недостатки в изучении наследия Абая // Ауэзов М. Неопубликованные материалы по абаеведению. — Алма-Ата: Наука, 1988. — С. 117.

  13.   Цит.по: Тайжанов А.Т. М.О.Ауэзов — мыслитель. — Алма-Ата: Ғылым, 1991. — С. 70.

  14.   ЦГА РК. Ф.1840. Оп.1. Д.122. Л.24.

  15.   Там же. — Л. 31.

  16.   Сулейменов Р.Б. Историография культурной революции // Историческая наука Советского Казахстана (1917–1960 гг.): Очерки становления и развития. — Алма-Ата: Ғылым, 1990. — С. 206–207.

  17.   ГАСКО. Ф. 637. Оп. 1. Д. 1. Л. 3.

  18.   ГАСКО. Ф. 637. Оп. 1. Д. 122. Л. 3.

  19.   Л. 4.

  20.   Культурология. / Под ред. Г.В.Драча. — М.: Альфа-М, 2003. — С. 115.

21.   Лебин Б.Д. Ленин и научная интеллигенция // Философские науки. — 1969. — № 2. — С. 186. 

Фамилия автора: Г.С.Ильясова
Год: 2007
Город: Караганда
Категория: История
Яндекс.Метрика