К вопросу о проблемах расширения ШОС на современном этапе

В современности наиболее актуально для изучения международных организаций, в том числе и для изучения Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), стоит вопрос, насколько значимо современное расширение данной структуры для системы международных отношений. В историческом плане тема расширения организации приобрела особое значение в 2004–2005 гг. В статье анализируются интересы стран-наблюдателей ШОС, а также проблема «дорожной карты» этих стран для вступления  в ШОС. Авторы предполагают, что перспективы расширения ШОС довольно противоречивы: ШОС  на современном этапе не готова к расширению за счет Ирана и Монголии. Авторы приходят к выводу, что в ближайшем будущем расширение ШОС проблематично, даже если Индия и Пакистан вступят на путь осуществления данной «дорожной карты». 

Согласно 13 статье Хартии Шанхайская организация сотрудничества является международной организацией, открытой для стран, которые заинтересованы в сотрудничестве и обязуются соблюдать цели и принципы ее Устава, а также положения других международных договоров, принятых в рамках ШОС. Она также готова к сотрудничеству с другими международными и региональными организациями [1].

Актом, регулирующим отношения ШОС со странами-наблюдателями, является принятый в 2004 г. на саммите в Ташкенте «Документ о правах наблюдателей ШОС». Решение вопроса о приеме в ШОС новых членов принимается Советом глав государств по представлению Совета министров иностранных дел на основе  официального  обращения заинтересованного государства [2].

Несмотря на то, что вопрос о расширении состава участников ШОС стоит на повестке дня организации не первый год, никаких решений пока не принимается. На саммите ШОС 2006 г. в Шанхае был объявлен временный мораторий на расширение организации [3]. В 2007 г. на саммите ШОС в Бишкеке ни один из наблюдателей не получил статуса постоянного члена, не были приглашены и новые наблюдатели.

Если ранее невозможность принятия новых членов в ШОС объясняли техническими причинами, то сегодня механизм присоединения, по сути, создан: были приняты соответствующие документы и разработана прозрачная процедура приема соискателей. В июне 2010 г. в Ташкенте было одобрено Положение о порядке приема новых членов. Этот документ содержит четкие критерии, которым должен соответствовать новый член ШОС. Согласно Положению, государство, желающее стать полноправным членом ШОС, должно располагаться в Евро-Азиатском регионе, иметь дипломатические отношения со всеми государствами-членами, обладать статусом наблюдателя или партнера по диалогу, активно развивать торгово-экономические связи с государствами-членами, а также не находиться под санкциями СБ ООН. Что касается сферы безопасности и международных обязательств государств, претендующих на членство в организации, то они не должны противоречить международным договорам и иным документам, ранее принятым ШОС. Кроме того, страна-претендент не должна находиться в состоянии вооруженного конфликта с другим государством или государствами. Промежуточным этапом в создании формальной базы для приема новых членов в ШОС стало принятие в июне 2011 г. в Астане типового Меморандума, который показал, что организация в правовом и процедурном отношении стабилизировалась и официально готова к расширению.

Общим привлекательным для всех стран-наблюдателей ШОС аспектом представляется стремление к развитию и укреплению сотрудничества в области общей политики и энергетики. Страныпретенденты на членство в ШОС выражают, в частности, заинтересованность в работе энергетического клуба ШОС, создание которого должно стать важным элементом формируемой в рамках ШОС системы безопасности, касающейся и энергетической сферы. 

Сотрудничество в области общей политики предполагает выполнение и развитие положений Меморандума, принятого как типовой документ ШОС в июне 2011 г. в г.Астане. Страны обязуются креативно подходить к целям и положениям, сформулированным в данном документе, при этом не умаляя опыта, достигнутого в 2005–2011 гг.

Индия и Пакистан проявляют значительный интерес к ШОС, надеясь стать его действительными членами. С точки зрения экономического сотрудничества Южная Азия имеет выход в Индийский океан, а Китай, Россия и страны Центральной Азии заинтересованы в экспорте своих товаров через Индийский океан. Индия и Россия предварительно обсудили на самом высоком уровне создание коридора «Юг-Север», связывающего Россию с Индийским океаном. В сфере экономического сотрудничества Индия и Пакистан могут представлять большой интерес для дальнейшего развития ШОС.

Кандидатуру Пакистана для принятия в ШОС поддерживает Китай, а из стран Центральной  Азии — Узбекистан, с которым у Пакистана достаточно развитые отношения. В частности, у Узбекистана и Пакистана с 2001 г. есть соглашение об экстрадиции, благодаря которому Ташкент может рассчитывать на содействие Исламабада в выдаче скрывающихся боевиков Исламского движения Узбекистана. Кроме того, Пакистан поддержал официальные власти в андижанских событиях.

Китай, в свою очередь, является крупнейшим партнером Пакистана в области военнотехнического сотрудничества, а также крупным экономическим партнером. Также, в 2001 г. глава внешнеполитического ведомства Пакистана Хина Рабани Хаар поддержала политику Китая в вопросах,  касающихся Тайваня,  Тибета  и  Синьцзяна. Можно упомянуть  в этой  связи,  как  пишет газета «Daily Times», что для Пакистана членство в ШОС было бы очень полезно как для экономики, так и для борьбы с терроризмом. Поскольку, многие талибы — выходцы из Средней Азии [4].

Кроме участия в энергетических проектах полноправное членство позволит Пакистану диверсифицировать свою внешнюю политику в условиях относительного охлаждения отношений с США и усилит его переговорные позиции в отношениях с Западом. Также вступление в ШОС может повысить авторитет и влияние Пакистана среди мусульманских стран Центральной Азии. Вместе с тем, если Пакистан вступает в организацию раньше Индии, то это может несколько изменить баланс сил   в американо-индийско-пакистанских отношениях.

Активизация Пакистана в отношении ШОС диктуется и политическим императивом. Пакистан стремится увеличить свое присутствие в Центральной Азии с тех пор, как ее государства стали в 1991 г. независимыми. Исламабад заинтересован в налаживании экономических контактов, в усилении своего политического влияния в Центрально-Азиатском регионе и в сдерживании здесь своего традиционного соперника — Индии [5].

Негативным образом на возможность участия Пакистана в ШОС влияет и отсутствие у Пакистана общих границ с Центрально-Азиатскими государствами. Страны Центральной Азии от Пакистана отделяет территория Афганистана, что делает затруднительным использование Пакистана в маршруте экспорта нефти и газа из Центрально-Азиатских стран на внешние рынки.

Важным аргументом против вступления Пакистана в состав ШОС является и позиция России, традиционно не воспринимающей Пакистан как дружественное государство. Формирование подобного восприятия Пакистана относится ко времени советско-афганского конфликта, когда Исламабад оказывал поддержку моджахедам. Однако в настоящее время отношения между Россией и Пакистаном формально нормализованы [6].

Отношения же между Пакистаном и Китаем носят, прежде всего, стратегический характер для обеих сторон, что может являться основанием для включения Пакистана в ШОС, однако это практически неосуществимо в силу сложных геополитических противоречий в треугольнике КитайПакистан–Индия.

Индия заинтересована во взаимодействии с ШОС с момента образования организации в основном из-за перспективы совместных региональных энергетических проектов. Побудительным импульсом для Индии является заинтересованность в региональном сотрудничестве в борьбе с транснациональным терроризмом, религиозным экстремизмом и распространением наркотиков. Есть и экономический интерес, который побуждает Индию вступить в ШОС. Это растущее азиатское государство, которое стоит на шестом месте среди главных мировых потребителей энергоносителей. При этом Индия находится в более сложном положении, нежели Китай: две трети ее потребностей в нефти удовлетворяются за счет импорта, тогда как в Китае только треть. В своем стремлении диверсифицировать источники энергоснабжения Индия рассматривает Центральную Азию, где Индия находится в значительно более благоприятном положении, чем Афганистан или Пакистан. Еще во времена Советского Союза Индией был заложен прочный фундамент отношений с республиками Центральной Азии, а также с Россией. Поддержка Россией кандидатуры Индии, среди прочего, обусловлена негласным стремлением создать определенный противовес Китаю в рамках организации.

Если Пакистан считается союзником Китая, то Индия традиционно воспринимается как ближайший союзник России. Это, во многом субъективное, восприятие является одним из основных поводов невозможности вступления в ШОС Индии и Пакистана по отдельности — для сохранения баланса сил внутри организации нужно либо сохранить статус-кво, при котором ни Россия, ни Китай не обладают определяющим весом в ШОС, либо принять в ШОС и Пакистан, и Индию. По мнению экспертов, возможно только одновременное принятие Индии и Пакистана в постоянные члены ШОС, чтобы не нарушать баланс сил в регионе.

Одновременно с этим, несмотря на значительный прогресс, достигнутый  в  китайскоиндийских отношениях в последние годы, у двух государств до сих пор остаются неразрешенные противоречия,  особенно  по  вопросам  государственных границ. Так, Ариэль Шнайдер отмечает, что в отношениях с Индией в рамках других региональных организаций Китай выигрывает во влиянии на большой части Юго-Восточной Азии, но проигрывает сферы политического влияния во Вьетнаме, Индонезии и на африканском побережье [7]. В то же время, по словам Чжао Хуашена, Индия, исторически не стремящаяся к каким-либо альянсам, менее заинтересована в ШОС, чем Пакистан [8]. Это может свидетельствовать о том, что Китай видит в Индии серьезного геополитического конкурента в БВА, что сказывается и на его позиции по вопросу участия в ШОС.

Более узкими задачами, вытекающими из понимания типового Меморандума 2011 г., руководствуется Иран. Сотрудничество в области энергетики является одной из целей, побуждающих Иран расширить состав «Шанхайской пятерки» за счет своего участия, о чем свидетельствует визит на Бишкекский саммит ШОС в августе 2007 г. Президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада. Однако заинтересованность Ирана в ШОС объясняется еще и желанием Тегерана продвигать свои интересы в Центральной Азии. Стремление этого государства вступить в ШОС также продиктовано желанием выйти из международной изоляции и заручиться мощными союзниками в противостоянии с США вследствие своей ядерной программы. Членство Ирана в этой организации имеет целью снижение объема региональных угроз и участие в региональном сотрудничестве в экономической и оборонительной областях для национальных интересов и роста национальной мощи Ирана. Иран также может использовать экономические, торговые и транспортные возможности этой организации.

В пользу будущего включения Ирана в состав ШОС говорит то, что этому государству принадлежит одна из ключевых ролей в глобальной энергетике. Иран является вторым после Саудовской Аравии крупейшим нефтедобывающим государством, обладает значительными запасами газа. Для стран-членов организации Иран важен в качестве основного звена в транспортном коридоре Север-Юг, соглашение о создании которого было подписано между Индией, Ираном и Россией в Санкт-Петербурге в июне 2002 г.

Наиболее вероятным кандидатом на полноправное членство в ШОС является Монголия, в первую очередь благодаря своему географическому положению между Россией и Китаем. С 2004 г. Монголия, как страна-наблюдатель, активно участвует в заседаниях Совета глав государств и Совета глав правительств ШОС. Основные интересы Монголии заключаются в эффективном многостороннем сотрудничестве со странами-членами ШОС в вопросах транспорта, железнодорожных перевозок и энергетики.

По отношению к ШОС Монголия обладает уникальным геополитическим значением: на севере и юге граничит с Россией и Китаем, на западном направлении близка к странам Центральной Азии. Если же Монголия присоединится к ШОС, это будет способствовать установлению связей со всем регионом и создаст удачные предпосылки для взаимодействия стран-участников ШОС в СевероВосточной Азии.

Мы считаем, что во вступлении Монголии в ШОС очень заинтересован Китай. Как замечает китайский исследователь Чжао Чуаньцзюнь, направленность двусторонних отношений Китая и Монголии основана, в первую очередь, на принципе добрососедства [9]. В КНР оценивают тот факт, что политика этого государства ориентирована на международные процессы в регионе, а его геополитическое расположение достаточно  уникально.

Китай является одним из главных торговых партнеров Монголии, что характеризует высокий объем товарооборота между этими странами. Заключенные соглашения об увеличении двусторонней торговли и сотрудничестве в развитии железнодорожных коммуникаций указывают на заинтересованность Китая в ускорении торговли между двумя странами и повышении во внешней политике Монголии роли КНР.

В целом можно утверждать, что КНР считает Монголию государством, наиболее всего отвечающим политике ШОС, и не видит особых проблем в официальном статусе этого государства в организации. С другой стороны, для КНР имеет значение тот факт, что в Монголии фактически нет террористических проблем и угроз экстремизма, поэтому эта страна не может оказать существенного влияния на антитеррористическую деятельность ШОС.

А Монголия придерживается стратегии неприсоединения, проводя политику балансирования между тремя силами — Россией, Китаем и Западом. Монголия является страной с посткоммунистической демократией в Азии и предпочитает ориентацию внешнеэкономической политики на США. Кроме того, статус наблюдателя в ШОС устраивает Монголию, потому что не налагает тех обязательств, которые должны нести постоянные члены организации.

Учитывая отмеченные выше факторы, мы считаем, что в среднеи даже долгосрочной перспективе вступление Монголии в ШОС представляется маловероятным.

С 2017 г. появилась надежда, что типовая структура ШОС, закрепленная в Меморандуме 2011 г., приходит в движение, становится гибче, применительно к требованиям современного развития международных отношений. Лидерство бывших наблюдателей ШОС Индии и Пакистана, продвигающихся по пути вступления в данную организацию, создает оптимизм и по отношению к Ирану и Монголии. Конечно, вступление их в ШОС — отдаленная перспектива, но движение Индии и Пакистана внушает доверие и к надеждам на улучшение позиции других стран в ШОС. 

 

Список литературы

  1. Хартия ШОС. Шанхайская организация сотрудничества — десять лет по пути безопасности и сотрудничества. Основные документы ШОС: сб. документов. — Астана, 2011. — С. 24–34.
  2. The Regulations on Observer Status at the Shanghai Cooperation Organisation. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.hrichina.org/sites/default/files/PDFs/Reports/SCO/2011-HRIC-SCO-Whitepaper-AppendixA-SCO-Docs.pdf
  3. Sonila Swaminathan. Update on SCO (Shanghai Cooperation Organization) / Wednesday, 29 July 2009. — [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://focusweb.org/india/peace-and-democracy/statements-and-declaration
  4. SCO opens up new avenues /Daily Times, Saturday, February 01, 2014/ — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://archives.dailytimes.com.pk/editorial/14-Jun-2010/editorial-sco-opens-up-new-avenues
  5. Major Jefferson Turner. What is driving India’s and Pakistan’s interest in joining the Shanghai cooperation organization? // Strategic insight. — Vol. 4. — Issue 8. —
  6. Rizwan Pakistan bid for membership: prospects and pitfalls // Central Asia Caucasus analyst. — 2006. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://old.cacianalyst.org/?q=node/4085
  7. Ariel Pablo China’s Shanghai Cooperation Organization Strategy. 2006. Spring. — Vol. 5. — P. 14. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://irps.ucsd.edu/assets/004/5367.pdf
  8. Чжао Хуашэн. ШОС и соотношения великих держав на фоне новой ситуации в регионе ЦА. — [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.kisi.kz/img/docs/310.pdf
  9. Чжао Чуаньцзюнь. Изучение трех больших отношений в СВА: экономика, торговля, политика, безопасность. —Пекин, 2006. — 160 с.
Год: 2017
Город: Караганда
Категория: История