Проблема «Национальности» юридических лиц в международном частном праве

Уравнивание юридических лиц с иностранным участием в гражданских правах и обязанностях с национальными юридическими лицами - одно из нововведений Закона об инвестициях. Предоставление иностранным юридическим лицам национального режима в гражданско-правовой сфере освобождает законодателя от необходимости фиксировать в отдельных актах, подлежащих применению в этой сфере, наличие такого режима. Так, правовой режим деятельности иностранных инвесторов, включая иностранные юридические лица, по осуществлению инвестиций является согласно Закону об инвестициях в РК не менее благоприятным, чем режим для имуществ, имущественных прав и инвестиционной деятельности национальных юридических лиц, за изъятиями определенными этим законом. Государственная принадлежность иностранных юридических лиц определяется в этих договорах по праву страны их учреждения.

Рассмотрение коллизионных вопросов правового положения и деятельности иностранного юридического лица обычно предваряется замечанием о сложном составе коллизионных норм, посредством которых решаются эти вопросы: отношения, в которых участвует юридическое лицо, подчиняются различным коллизионным правилам, тогда как вопросы его статуса - закону юридического лица (lex societatis).

Личный закон юридического лица определяет его государственную принадлежность, «национальность» и решает на этой основе вопросы его статута: является ли организация юридическим лицом, когда возникает и прекращается его правоспособность, каков ее объем, как создается, реорганизуется и ликвидируется юридическое лицо, какова судьба имущества юридического лица, его филиалов и представительств. Выяснить национальность юридического лица жизненно важно для определения: порядка регистрации, вида деятельности, порядка ликвидации [1, с. 137].

Наиболее известными доктрине и практике критериями определения «национальности» юридического лица и его личного закона являются: 1) место учреждения юридического лица (критерий «инкорпорации»); 2) место нахождения его административного (управляющего) центра (критерий «оседлости»); 3) место осуществления его деятельности, «центр эксплуатации» (критерий «места деятельности»); 4) место осуществления контроля за деятельностью юридического лица (критерий «контроля»).

Критерий «инкорпорации», интерпретирующий личный закон юридического лица как закон места его учреждения, регистрации его устава, характерен для стран англо - американского права, но известен и праву других стран. Коллизионная привязка норм ряда стран (прежде всего США и Великобритании) при определении правосубъектности юридического лица, отдает предпочтение инкорпорации - месту образования и регистрации устава юридического лица в соответствии с законом. Существенным недостатком этого критерия является то, что отсутствие связи между законом места образования юридического лица и законом места его деятельности может привести к возможности невыполнения тех требований, которые предусмотрены законодательством страны, где юридическое лицо осуществляет свою практическую деятельность [2, с. 88].

Критерий местонахождения административного (управляющего) центра юридического лица, его «оседлости» рассматривается как исходный в странах континентальной Европы, включая Австрию, Бельгию, Германию, Испанию, Польшу, Украину, Францию, Швейцарию, Японию. Закон о реформе итальянской системы международного частного права подчиняет статус компаний, имеющих место правления в Италии, итальянскому праву [3, с. 117]. Адаптированный к условиям международного оборота, требующим определенности в вопросах право- и дееспособности юридического лица, этот критерий пользуется достаточно широким признанием; он позволяет предупреждать ситуации, когда учреждение юридического лица св одится по сути дела к фиксированию «почтового ящика», носит условный, сугубо формальный характер.

Напротив, степень приверженности практики критерию «центра эксплуатации» не позволяет говорить о его сколько-нибудь широкой поддержке. Однако данное коллизионное начало зафиксировано в праве Алжира, Египта, Индии, Сирии. Недостаток этого критерия видится, прежде всего, в том, что значительная часть операций, осуществляемая юридическим лицом, совершается в его административном центре. Также следует учитывать тот факт, что на практике юридическое лицо может обладать несколькими эксплуатационными центрами с равным объемом совершаемых операций.

Критерий контроля заключается в том, что юридическое лицо имеет национальность того государства, с территории которого контролируется его деятельность (прежде всего посредством финансирования) [4, с. 418]. Критерий контроля является самым современным критерием определения национальности юридических лиц по сравнению с другими критериями.

Гражданским законодательством (гл. 62 ГК РК) гражданская правоспособность иностранных юридических лиц определяется по праву страны, где учреждено юридическое лицо. Гражданский кодекс РК рассматривает место нахождения юридического лица как место его государственной регистрации, если в соответствии с законом в учредительных документах юридического лица не установлено иное [5].

С целью определения «национальности» юридического лица, его государственной принадлежности ставилось практикой под сомнение на том основании, что их применение не выявляет действительной принадлежности капиталов юридического лица и потому носит формальный характер, эта точка зрения легла в основу теории контроля. Происхождение теории связано с событиями первой и второй мировых войн, когда для предупреждения нарушения законодательства «о враждебных иностранцах» устанавливались владельцы капиталов юридических лиц.

Национальность юридического лица - это принадлежность и подчинение данного юридического лица правовой системе определенного государства (той либо иной юрисдикции). М.К. Сулейменов подчеркивает, что понятие «национальность» применительно к юридическим лицам является достаточно условным: нельзя сравнивать это понятие с понятием «национальность», применяемым к гражданам, где оно выражает особую устойчивую связь физического лица с государством; тем не менее, применение понятия «национальность юридического лица» является приемлемым, так как это позволяет сразу отграничить «свои» (национальные) юридические лица от «чужих» (иностранных) [6, с. 424].

Граждане могут иметь два и более гражданства, юридические лица также могут быть многонациональными, а именно в силу того, что место регистрации, место основного вида деятельности и место нахождения главного офиса юридического лица находятся в разных государствах, на него распространяется несколько различных правовых систем.

Как следует из анализа литературных источников, представления личного закона, использовавшиеся в отношении физических лиц, в свое время были перенесены и на юридическую фикцию - юридических лиц, вследствие чего к ним по аналогии продолжали применяться понятия «национальности» применительно к юридическим лицам, на взгляд ученых, является условной, неточной, поскольку она не может иметь исходного содержания - т.е. особой правовой связи лица с государством, выражаемой в институте гражданства, - но используемой в определенной мере лишь в целях удобства, краткости, обиходного употребления и юридическом отношении не может рассматриваться как надлежащая для целей обращения к ней при характеристике юридических лиц.

К проблеме национальности юридических лиц следует отнести, наверное, самую главную проблему, связанную с определением национальности (принадлежности к той или иной правовой системе) юридического лица, так как это напрямую связано с применением того или иного налогового режима, подсудности как в качестве истца, так и в качестве ответчика, распространении важнейших норм права (о товариществах, об обществах, о лицензировании и др.)

Нередко случается так, что определить точно национальность и личный статус юридического лица бывает затруднительным, иногда это спорный вопрос. Поле для толкования и применения национальности с выгодой для той или иной стороны, возможно и государства (налоговый режим).

К проблемам национальности юридических лиц следует также отнести проблему, связанную с отсутствием у юридического лица национальности, либо двойной национальностью. Один из примеров отсутствия национальности возможен в том случае, когда как уже указывалось, выше юридическое лицо зарегистрировано в одном государстве, а ведет свою основную деятельность в другом. Если законодательство государства, где зарегистрировано юридическое лицо, применяет теорию центра эксплуатации, то получается, что данное юридическое лицо должно подчиняться закону страны, где оно осуществляет свою основную деятельность, применяет теорию инкорпорации, то данное юридическое лицо национальности не будет иметь вообще.

В современных условиях бурных экономических течений хозяйственная деятельность юридических лиц не ограничивается пределами одного государства, причем число таких юридических лиц все время возрастает. Поэтому оценкой правового положения юридического лица в конкретном государстве служит критерий, к какой категории лиц в вышеуказанном смысле оно относится - «своим», (национальным), - т.е. принадлежащем к данной стране, или «чужим» - (интернациональным, зарубежным), т.е. другому государству. Важным фактором для уточнения гражданско-правового статуса иностранных юридических лиц в международном частном праве является то обстоятельство, что на них воздействуют, по крайней мере, две регулирующие системы - система национального права государства, считающегося для данного юридического лица «своим», и государства, на территории которого оно действует или предполагает действовать (территориальный закон). Экспорт капитала приводит к тому, что предприятия, созданные в одном государстве, принадлежат полностью или частично компаниям другого государства. Основная деятельность крупных монополий осуществляется вообще в нескольких странах («Шеврон», «Шелл», «Филипс» и др.)

В литературе международные монополии, деятельность которых охватывает многие важные сферы мирового хозяйства, обычно делятся на несколько групп. В первую из них входят национальные общества, тресты, компании, имеющие за рубежом многочисленные филиалы, а также дочерние общества. Речь идет, таким образом, о монополиях, национальных по своему капиталу, но международных по сфере деятельности. К числу таких транснациональных корпораций принадлежат «Дженерал Мотороз», «Форд Моторз», «Интер-нэшнл бизнес Машинз» (США), «Фольксваген» (Германия), «Филипс» (Нидерланды), «Бритиш петролеум» (Великобритания), «Сименс» (Германия), «Нестле» (Швейцария).

Ко второй группе транснациональных корпораций относятся тресты и концерны, которые являются международными не только по сфере деятельности, но и по капиталу. В отличие от монополий первой группы, они принадлежат капиталу нескольких государств. Таковы, например, Англо-Голландские концерны - нефтяной «Ройял Датч-Шелл» и химико-пищевой «Юнилевер»; Англо-Американо-Канадский никелевый трест «Интернешнл Никл Компании оф Кэнада»; Бельгийско-Франко-Люксембургский металлургический концерн «Арбед», Германо-Бельгийский трест фотохимических товаров «Агфа-Геверт», Англо-Итальянский концерн резинотехнических изделий «Данлоп-Пирелли».

Общим для этих двух групп является то, что те и иные монополии созданы как юридические лица одного государства. В других странах и те, и другие монополии имеют многочисленные филиалы, отделения, а также дочерние общества.

Наконец, к третьей группе международных монополий относятся многочисленные картели и синдикаты объединения производственного и научно-технического характера, юридическими лицами не являющиеся.

Как совершенно верно подчеркивает в этой связи М.К. Сулейменов, проблема юридических лиц в международном частном праве состоит в том, чтобы определить, правом какой страны должно регулироваться юридическое лицо, к какому государству относится то или иное юридическое лицо [7, с. 239].

В международном частном праве существуют приоритетные доктрины определения личного статута юридических лиц. Нормы национального права различных государств не совпадают по своему содержанию в определении того, какое лицо является «принадлежащим» данному государству, вследствие чего их законодательство, доктрина и практика (прежде всего, судебная) по-разному решает задачу отыскания правопорядка, в рамках которого данное юридическое лицо будет квалифицироваться «своим», т.е. национальным. Однако, несмотря на это, в мире были выработаны несколько признаков, руководствуясь которыми законодатель или судья квалифицировали соответствующее образование в качестве правосубъектного лица собственного иностранного правопорядка. К их числу относятся критерии учреждения, или регистрации (инкорпорации), местопребывание головных органов (административного центра, центра управления) юридического лица, а также центра эксплуатации (основной производственной, коммерческой и т.д. деятельности). Кроме того, в некоторых ситуациях, особенно при рассмотрении конкретного дела судом, когда соответствующее юридическое лицо обладает несколькими признаками одновременно и ни один из них не квалифицируется решающим, может быть применен критерий «контроля».

Следует сказать, что поскольку данные критерии разрабатывались доктриной, принято различать и соответствующие теории, в основу которых положен тот или иной признак: теорию «инкорпорации», теорию «оседлости» - местонахождения административного центра, теорию «центра эксплуатации», теорию контроля и др.

Таким образом, несмотря на то, что юридические лица создаются в одном государстве, их не ограничивается территорией этого государства и может осуществляться на территории других стран. При осуществлении такой деятельности возникают два вопроса: во-первых, о признании правосубъектности иностранного юридического лица и, во-вторых, о допуске его к осуществлению хозяйственной деятельности на территории данного государства и об условиях такой деятельности.

Правосубъектность иностранных юридических лиц обычно признается на основании двусторонних договоров, прежде всего торговых.

Вопрос о допуске иностранного юридического лица к хозяйственной деятельности на территории государства решается законодательством этого государства. В большинстве стран такая деятельность иностранного юридического лица возможна, но при выполнении определенных правил, условий, установленных национальным законодательством.

Правовое положение иностранных юридических лиц определяется и торговыми договорами, в которых устанавливается общий режим для юридических лиц. Этот режим может быть основан либо на принципе наибольшего благоприятствования, либо на принципе национального режима. В интересах крупнейших монополий странами - членами ЕС подготовлен проект устава «компании европейского права». Учреждение «европейской компании» дает возможность юридическим лицам отдельной страны распространить хозяйственную деятельность на всю территорию общего рынка.

 

Список использованной литературы

  1. Международное частное право: Учебник / Л.П. Ануфриева, К.А. Бякишев, Г.К. Дмитриева и др.; Отв. ред. Г.К. Дмитриева. - 3-е изд., перераб и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2010.
  2. Иноятов И. Проблемы определения правосубъектности юридических лиц в международном частном праве. // Государство и право. - Душанбе, 2010. - №
  3. Богуславский М.М. Международное частное право: Учебник. - 5-е изд., перераб. и доп. - М.: «Волтерс Клувер», 2010.
  4. Гражданское право. Том III. Учебник для вузов (академический курс). / Отв. ред. М.К. Сулейменов, Ю.Г. Басин. - Алматы, 2004.
  5. Гражданский кодекс РК (Общая часть) от 27 декабря 1994 г. // Ведомости Верховного Совета РК. - 1994. - №№ 23-24 /приложение/. - Ст. 282.; Гражданский Кодекс РК (Особенная часть) от 1 июля 1999 г. № 409-I. // Ведомости Парламента РК. - 1999. - № 16-17. - Ст. 642.
  6. Сулейменов М.К. Юридические лица как субъекты международного частного права. // Субъекты гражданского права. / Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2004.
  7. Сулейменов М.К. Юридические лица как субъекты международного частного права. // Субъекты гражданского права. / Отв. ред. М.К. Сулейменов. - Алматы: НИИ частного права КазГЮУ, 2004.
Год: 2013
Город: Актюбинск
Категория: Юриспруденция