Общая характеристика вопросов назначения принудительных мер медицинского характера

Непременным условием развития казахстанского государства, является ориентация на гуманизацию мер государственного принуждения, в том числе и в случаях применения принудительных мер медицинского характера. Значит, согласно Концепции правовой политики Республики Казахстан уголовная политика государства должна быть направлена на внедрение альтернативных уголовному наказанию мер государственного принуждения, к которым относится и институт принудительных мер медицинского характера [1].

По ряду аспектов последнее обстоятельство воспринимается весьма неоднозначно.

С одной стороны индивид со своей болезнью и субъективным правом самостоятельного решения этой проблемы, а с другой - государство в лице компетентных органов с правом обеспечения необходимого для безопасности общества режима правом применить принудительное лечение.

Совершенствование правовой политики в свете стремления к построению правового государства должно базироваться на физически и психически здоровом или здравомыслящем обществе.

Негативные тенденции, связанные с возникновением разнообразных психических аномалий, в том числе сопровождаемых или спровоцированных алкоголизмом и наркоманией не могут не вызывать беспокойства в обществе.

Так, по официальным данным МВД в Казахстане в 2005 году в состоянии алкогольного опьянения и наркотического возбуждения совершено 8681 (удельный вес 10,22%), в 2006 году 6866 (7,94%), в 2007 - 6829 (9,0%), в 2008 -6272 (7, 63%) преступлений [2, с. 9].

По мнению экспертов, психическое состояние лица, страдающего алкогольной зависимостью, может быть подвергнуто сильному воздействию, что зачастую приводит к возникновению психических расстройств.

Отдельной проблемой является возникновение в обществе различных проявлений неадекватного психического состояния, психозов, депрессий и др.

Право на получение медицинской помощи закреплено в конституционных нормах РК, а также в Принципах защиты психическибольных лиц и улучшения психиатрической помощи (ООН, 17 декабря 1991 года).

Тем не менее, например, законодательством Российской Федерации принудительное лечение наркомании и алкоголизма отменено, что с одной стороны является верным решением, так как каждый индивид имеет определеные права, а с другой стороны данное изменение как бы нарушает конституционные права и свободы человека и гражданина на получение медицинской помощи [3). Ведь если человек невменяем, или у него другие психические расстройства, вследствие наркотизации и алкоголизации, соответственно он не может в полной мере самостоятельно принять решение о необходимости лечения, поэтому принудительное лечение может иметь место только по решению суда, когда есть основания полагать, что данное лицо совершило опасное преступление.

В Казахстане и практически во всех других странах, данная норма сохраняет стабильность, что является вполне объяснимым и обоснованным.

В Казахстане введен и действует Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» от 16 апреля 1997 г., нормы которого впервые создали соответствующую международным принципам и стандартам систему правовых, организационных, экономических и социальных гарантий прав личности.

Существенное значение для следственной и судебной практики РК имеет Постановление Пленума Верховного суда РК № 8 «О судебной практике по применению принудительных мер медицинского характера» от 9 июля 1999 г. (с изменениями и дополнениями от 15 августа 2002 г.).

В соответствии с данным Постановлением, судам следует иметь в виду, что само по себе наличие у лица психического заболевания, вследствие которого оно лишено возможности осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий или руководить ими, не является основанием для применения принудительных мер медицинского характера. В связи с этим по каждому делу необходимо проверять, доказано ли совершение деяния, запрещенного уголовным законом, находилось ли лицо в момент его совершения в состоянии невменяемости. Кроме того, должны быть установлены фактические данные, свидетельствующие об опасности лица в связи с психическими расстройствами для самого себя или для других лиц либо о возможности причинения им иного существенного вреда. Об опасности лица для себя или окружающих могут свидетельствовать характер и глубина психического расстройства, его склонность в связи с этим к совершению насильственных действий в отношении других лиц или к причинению вреда самому себе, к совершению иных общественно опасных действий (краж, поджогов, уничтожению или повреждению имущества иными способами и др.), а также физическое состояние больного, с учетом которого оценивается возможность реализации больным своих общественно опасных намерений [4].

Еще одним важным вопросом при назначении принудительных медицинских мер является, что признание лица невменяемым в отношении одного деяния не исключает возможность признания его вменяемым при совершении другого деяния. В связи с этим в случае совершения запрещенного уголовным законом деяния лицом, которое ранее признавалось невменяемым и освобождалось от уголовной ответственности, следует назначать и проводить судебно- психиатрическую экспертизу в целях определения вменяемости или невменяемости лица в отношении совершенного им нового деяния по каждому эпизоду. В необходимых случаях следует назначать проведение стационарных судебно-психиатрических экспертиз, а также психологопсихиатрических экспертиз.

Таким образом, исходя из вышеизложенных положений, получается, что назначение принудительного лечения необходимо во всех случаях, когда есть основания сомневаться в адекватном состоянии обвиняемого.

Кроме того, наметившаяся в нашем государстве тенденция роста преступлений, совершенных в состоянии невменяемости почему-то увеличивается, что дает еще одно основание для назначения принудительного лечения. Ведь, как правило, невменяемыми совершаются деяния, которые при совершении иными лицами уголовным законом относятся к тяжким и особо тяжким преступлениям, связанных с посягательством на жизнь, здоровье и собственность граждан.

 

Литература

  1. Концепция правовой политики Республики Казахстан на период с 2010 до 2020 годов. Казахстанская правда. 2009. - № 248.
  2. Исмагулова А.Т. Регламентация принудительных мер медицинского характера по законодательству Российской Федерации и Республики Казахстан. Автореф. на соис.уч. степ. Канд юрид. наук. Челябинск, 2010.- С. 187.
  3. Постановление Пленума Верховного суда РК № 8 «О судебной практике по применению принудительных мер медицинского характера» от 9 июля 1999г. (с изменениями и дополнениями от 15 августа 2002г.).
Год: 2013
Город: Костанай
Категория: Юриспруденция