Основные направления международного сотрудничества государств в сфере уголовного судопроизводства

Вопрос об установлении основных направлений сотрудничества стран в области уголовного процесса необходимо рассматривать с учётом того, что указанное сотрудничество является частью сотрудничества по борьбе с преступностью. Поэтому сначала определим, в каких направлениях осуществляется межгосударственное взаимодействие в борьбе с преступностью. В правовой литературе имеются различные мнения о том, что относится к формам, а что к направлениям сотрудничества в борьбе с преступностью. Л.Н. Галенская выделяет следующие направления:

  1. признание опасности для сообщества государств определенных уголовных деяний и необходимости применения совместных мер для их пресечения (опасность деяний должна быть зафиксирована в многосторонних соглашениях);
  2. оказание помощи в деле розыска скрывающихся на чужой территории правонарушителей и передачи их заинтересованному государству;
  3. помощь в деле получения необходимых материалов по уголовному делу;
  4. изучение проблем преступности и борьбы с ней, вопросов пенитенциарной системы;
  5. оказание практической помощи отдельным государствам в разрешении проблем преступности, изучении этих проблем;
  6. обмен информацией [1, с. 6–8].

С.В. Бородин и Е.Г. Ляхов указывают такие направления, как:

  • выдача преступников и оказание правовой помощи по уголовным делам;
  • научно-информационное (обмен национальным научным и практическим опытом, обсуждение проблем и проведение совместных исследований);
  • оказание профессионально технической помощи государствам в их борьбе с уголовной преступностью;
  • договорно-правовая координация борьбы с преступлениями, затрагивающими несколько государств (сотрудничество государств по борьбе с отдельными видами преступлений на основе международных соглашений).

Кроме того, авторы утверждают, что существует две основные формы сотрудничества: в рамках международных органов и организаций и на основе международных соглашений [2, с. 11].

Согласно точке зрения В.П. Панова, сотрудничество в рамках международных организаций и на основе международных соглашений это не формы, а «два вида сотрудничества... договорно-правовой или конвенционный механизм путём заключения специальных соглашений и институционный механизм в рамках международных организаций». Направления же, выделяемые Л.Н. Галенской, С.В. Бородиным, Е.Г. Ляховым, он определяет как формы сотрудничества государств в борьбе с международной преступностью, к которым относит следующие:

  • профилактика и пресечение преступлений, в отношении которых заключены специальные соглашения между государствами;
  • передача лиц, осужденных к лишению свободы, для отбывания наказания в государства их гражданства или постоянного места жительства;
  • передача органам другого государства надзора за условно осужденными или условно-освобождёнными правонарушителями;
  • выдача преступников другому государству или международному органу для уголовного преследования;
  • защита прав и свобод граждан данного государства при осуществлении правосудия в другой стране;
  • совместное изучение причин и других проблем преступности, а также обмен опытом полицейских и других органов;
  • обмен оперативной, правовой информацией и т.д. [3, с. 5].

Ю.М. Колосов и В.И. Кузнецов согласны с В.П. Пановым в вопросе отнесения выдачи преступника, передачи информации и иного к формам сотрудничества в борьбе с преступностью [4, с. 372].

Рассматривая указанные выше мнения, мы видим, что одни исследователи (Л.Н. Галенская, С.В. Бородин, Е.Г. Ляхов) относят выдачу преступников, правовую помощь и другое к направлениям сотрудничества по борьбе с преступностью, другие же – к формам (В.П. Панов, Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов). В то же время, С.В. Бородин и Е.Г. Ляхов сотрудничество в рамках международных органов и организаций и на основе международных соглашений именуют формами, а В.П. Панов определяет как механизм.

Изучая вопрос о том, что же является направлением, а что формой, мы обратились к их смысловому значению. Слово «направление», а именно «направленность» означает целеустремленную сосредоточенность на чем-нибудь мыслей, интересов, а «форма» -способ существования содержания, служащий его проявлением [5, с.389, 855]. Исходя из приведённого толкования этих определений, мы поддерживаем точку зрения той группы учёных, которые относят правовую помощь и другое к направлениям сотрудничества, потому как полагаем, что они являются именно сосредоточением осуществления определённой деятельности по борьбе с преступностью.

Полагаем, что сотрудничество в сфере уголовного процесса возможно осуществлять способами, аналогичными тем, что применяются в международной борьбе с преступностью (экстрадиция и иное). Учитывая это, мы предлагаем выделить следующие направления сотрудничества стран в области уголовного процесса, которые в своей совокупности и составляют рассматриваемую область взаимодействия:

  • сотрудничество государств по вопросам экстрадиции. В рамках данного направления сотрудничества, государства, участвующие в международных договорах, регулирующих вопросы экстрадиции, обязуются выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения последних к уголовной ответственности, приведения приговора в исполнение и решения других вопросов, либо же такие действия могут быть осуществлены государством на основе принципа взаимности;
  • сотрудничество государств по оказанию ими друг другу правовой помощи. Оказание странами взаимной правовой помощи осуществляется посредством выполнения процессуальных и иных действий либо предусмотренных национальным законодательством запрашиваемой стороны либо не запрещённых её внутренним законодательством. Оказание правовой помощи может заключаться в получении свидетельских показаний от отдельных лиц; предоставлении процессуальных документов, информации, вещественных доказательств; проведении розысков и т.д.;
  • сотрудничество государств по передаче уголовного преследования. При осуществлении уголовного преследования компетентные органы предпринимают соответствующие действия в отношении определённого лица, привлекаемого в качестве подозреваемого или обвиняемого, направленные на изобличение его в совершении преступления, доказывание виновности, обеспечение применения к нему заслуженного наказания;
  • сотрудничество государств по вопросам признания и исполнения приговоров. Только приговором суда в отношении лица, признанного виновным в совершении преступления, может быть назначена мера государственного принуждения, то есть наказание, заключающееся в предусмотренном законодательством лишении или ограничении прав и свобод этого лица. Целью применения наказания является, согласно статье 38 Уголовного кодекса РК, восстановление социальной справедливости, а также исправление осужденного и предупреждение совершения новых преступлений как осужденным, так и другими лицами. Признание и исполнение приговоров также направлено на достижение этой цели.

Рассмотрим выделенные нами направления более подробно.

Сотрудничество государств по вопросам экстрадиции. На сегодняшний день институт экстрадиции представляет собой многогранное явление. Исследователи О. Романов и О. Лысягин отметили, что произошло несомненное развитие института экстрадиции, с того периода, когда он ограничивался лишь непосредственно выдачей. Так, в настоящее время экстрадиция включает в себя: «… стадию возбуждения инициативы о передаче (выдаче) лица; процесс принятия решения данного вопроса компетентными органами двух государств; стадию обжалования принятого решения; собственно процесс передачи (выдачи) лица; легализацию приговора судом того государства, которое приняло лицо» [6, с. 95].

Существующие современные договоры об экстрадиции условно можно разделить на два типа:

  • договоры, в которых указан конкретный перечень преступлений, влекущих выдачу;
  • договоры, не содержащие перечисление видов преступлений, а предусматривающие в общей форме, что преступлениями, влекущими выдачу, являются деяния, признаваемые преступными по законодательству договаривающихся сторон, наказание за которые должно назначаться в виде лишения свободы не ниже срока, установленного в законодательстве каждой из договаривающихся сторон.

Положения, посвященные экстрадиции, содержатся не только в специально посвященных этому соглашениях, но и в договорах о правовой помощи по уголовным делам.

Нормы этих договоров, за небольшими исключениями, тождественны: стороны обязуются выдавать друг другу лиц, находящихся на их территории, для привлечения к уголовной ответственности или приведения приговора в исполнение. Такие документы регламентируют порядок, которого договаривающиеся стороны должны придерживаться при решении практических вопросов, связанных с выдачей.

Основополагающим документом для осуществления экстрадиции является соответствующее требование компетентного лица в адрес компетентного лица иностранного государства, в Республике Казахстан такое требование исходит от Генерального прокурора РК или уполномоченного им прокурора.

В международных соглашениях, как и в законодательстве РК, предусмотрена возможность, при получении от компетентного учреждения иностранного государства соответствующе оформленного требования и при наличии законных оснований для выдачи лица, применения к нему меры пресечения в виде экстрадиционного ареста. При решении вопроса о применении экстрадиционного ареста тщательно изучаются материалы соответствующего уголовного дела, выясняются, в том числе и посредством опроса задержанного, цель его приезда в РК, место и время проживания и

В большинстве нормативных правовых актов, регулирующих вопросы выдачи, предусматриваются, условно говоря, три вида: для привлечения к уголовной ответственности; для исполнения приговора и выдача на время.

  1. Выдача для привлечения к уголовной ответственности. Относительно выдачи для привлечения к уголовной ответственности в большинстве актов указывается, что она может быть произведена за деяния, которые по внутреннему законодательству запрашивающей и запрашиваемой сторон являются уголовно наказуемыми и за совершение которых предусматривается наказание в виде лишения свободы на срок не менее одного года или более строгое (к примеру, Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 2002 года, Европейская конвенция о выдаче 1957 года). Типовым договором о выдаче, принятым резолюцией ГА ООН 45/116 от 14 декабря 1990 года, указано, что правонарушениями, могущими повлечь за собой выдачу, являются правонарушения, которые наказываются в соответствии с законодательством обеих сторон тюремным заключением или другой мерой лишения свободы на максимальный срок не менее одного года (двух лет) или более серьезным наказанием.
  2. Выдача для исполнения приговора. Выдача, производимая для приведения приговора в исполнение, осуществляется за такие деяния, которые согласно внутреннему законодательству запрашивающей и запрашиваемой договаривающихся сторон являются уголовно наказуемыми и за их совершение лицо, выдача которого запрашивается, было приговорено к лишению свободы на срок не менее шести месяцев или более строгому наказанию (Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам2002 года). Некоторыми соглашениями предусмотрен более короткий срок – не менее четырёх месяцев (Европейская конвенция о выдаче 1957 года). Отдельные договоры, напротив, предусматривают более длительный срок по вступившим в законную силу приговорам, выдача для приведения приговора в исполнение производится в случае осуждения за совершение таких преступлений к лишению свободы на срок свыше одного года или другому более тяжкому наказанию.

Выдача на время. Что касается выдачи на время, анализ договоров показал, что такая выдача осуществляется в случае, если отсутствует возможность отсрочить иные виды выдачи. Отсрочка выдачи в основном применяется, если лицо, выдача которого запрашивается, привлечено к уголовной ответственности или осуждено за другое преступление на территории запрашиваемой стороны, в этом случае его выдача может быть отсрочена до прекращения уголовного преследования, приведения приговора в исполнение или до освобождения от наказания либо его отбытия (статья 19 Европейской конвенции о выдаче 1957 года; статья 15 договора между РК и Кыргызской Республикой о выдаче лиц, совершивших преступление, и осуществлении уголовного преследования 1997 года). Если же отсрочка выдачи может повлечь за собой истечение срока давности уголовного преследования или причинить ущерб расследованию преступления, то лицо, выдача которого запрашивается, по ходатайству может быть выдано на время. Срок возвращения выданного на время лица либо определен в имеющемся между государствами соглашении, либо оговаривается сторонами отдельно. К примеру, в договоре между РК и Монголией о выдаче лиц, совершивших преступление, для привлечения их к уголовной ответственности или для приведения приговора в исполнение от 22 октября 1993 года закреплено, что выданное лицо должно быть незамедлительно возвращено после проведения процессуальных действий, для которых оно было выдано, и не позднее трех месяцев со дня выдачи. В Европейской конвенции о выдаче 1957 года установлено, что запрашиваемая сторона может временно выдать запрашиваемое лицо запрашивающей стороне в соответствии с условиями, определяемыми на основе соглашения между сторонами. Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 1993 года устанавливает максимальный срок выдачи на время – три месяца, а Конвенция СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 2002 года устанавливает максимальный срок – 90 дней, но вместе с тем обеими конвенциями предусматривается возможность, в обоснованных случаях, продления этого срока компетентным учреждением юстиции запрашиваемой стороны по ходатайству компетентного учреждения юстиции запрашивающей стороны. Статья 531 УПК РК регламентирует, что выданное на время лицо должно быть возвращено после проведения процессуальных действий по уголовному делу, для которых оно было выдано, но не позднее чем через три месяца со дня передачи лица. По взаимной договоренности этот срок может быть продлен, но не более срока наказания, на который осуждено или на который, согласно закону, может быть осуждено лицо за совершенное на территории Республики Казахстан преступление.

Пределы уголовной ответственности выданного лица определяются аналогично в различных документах и заключаются в том, что лицо, выданное иностранным государством, не может быть привлечено к уголовной ответственности, подвергнуто наказанию, а также передано третьему государству за иное преступление, не связанное с выдачей, без согласия государства, его выдавшего (статья 530 УПК РК, статья 66 Конвенции СНГ о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 2002 года).

В осуществлении выдачи, даже при наличии заключенного соглашения между запрашивающей и запрашиваемой стороной, может быть отказано.

В международном праве основания для отказа в выдаче подразделяются на абсолютные (при наличии которых выдача не производится) и факультативные (решение об осуществлении выдачи оставлено на усмотрение правоохранительных органов запрашиваемого государства).

В типовом договоре о выдаче, принятом резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 45/116 14 декабря 1990 года, к абсолютным основаниям для отказа в выдаче отнесены следующие семь: если правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, рассматривается запрашиваемым государством как правонарушение политического характера; если запрашиваемое государство имеет веские основания полагать, что просьба о выдаче сделана с целью судебного преследования или наказания лица по признаку расы, вероисповедания, гражданства, этнической принадлежности, политических взглядов, пола или статуса или что положению такого лица может быть нанесен ущерб по любой из этих причин; если правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, является правонарушением, предусматриваемым военным правом, но не является таковым согласно обычному уголовному праву; если в запрашиваемом государстве лицу вынесен окончательный приговор за правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче данного лица; если лицо, в отношении которого поступает просьба о выдаче, в соответствии с законодательством той или иной стороны приобретает иммунитет от судебного преследования или наказания по какой-либо причине, включая истечение срока давности или амнистию; если лицо, в отношении которого поступает просьба о выдаче, было или будет подвергнуто в запрашивающем государстве пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим достоинство видам обращения или наказания, или если это лицо в процессе уголовного разбирательства не обладало или не будет обладать правом на минимальные гарантии в процессе уголовного разбирательства, предусмотренные в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах; если судебное решение в запрашивающем государстве вынесено inabsentia, осужденное лицо не имело достаточной возможности для обеспечения его защиты и оно не имело или не будет иметь возможности для проведения повторного слушания дела в его присутствии. Факультативными основаниями, согласно указанному типовому договору о выдаче, являются восемь обстоятельств: если лицо, в отношении которого поступает просьба о выдаче, является гражданином запрашиваемого государства. В этом случае подразумевается, что государство обязано отдать невыданное лицо под национальный суд, то есть должен действовать принцип autdedereautjudicare; если компетентные органы запрашиваемого государства решают либо не возбуждать, либо прекратить судебное преследование лица за правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче; если судебное преследование в отношении правонарушения, в связи с которым поступает просьба о выдаче, как ожидается, будет возбуждено в запрашиваемом государстве против лица, выдача которого испрашивается; если правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, наказывается смертной казнью в соответствии с законодательством запрашивающего государства, если только это государство не дает достаточные, по мнению запрашиваемого государства, гарантии, что смертный приговор не будет вынесен или, в случае его вынесения, не будет приведен в исполнение; если правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, совершается за пределами территории одной из сторон и законодательство запрашиваемого государства не наделяет юрисдикцией в отношении такого правонарушения, совершенного за пределами его территории в сопоставимых обстоятельствах; если правонарушение, в отношении которого поступает просьба о выдаче, рассматривается в соответствии с законодательством запрашиваемого государства как совершенное целиком или частично в пределах этого государства; если лицу, в отношении которого поступает просьба о выдаче, уже вынесен приговор или оно будет подвергнуто судебному преследованию либо ему будет вынесен приговор в запрашивающем государстве чрезвычайным или специальным судом или трибуналом; если запрашиваемое государство, принимая также во внимание характер правонарушения и интересы запрашивающего государства, сочтет, что в свете обстоятельств данного дела выдача данного лица будет несовместима с соображениями гуманности ввиду возраста, состояния здоровья и других личных обстоятельств этого лица.

года:

  1. Автоматическое признание и ис-

Основания, содержащиеся во внутреннем законодательстве Республики Казахстан (статья 532 УПК РК), в целом соответствуют международным стандартам. К абсолютным основаниям для отказа в выдаче отнесены следующие: лицу предоставлено РК политическое убежище; деяние, послужившее основанием требования о выдаче, не признается в РК преступлением; в отношении лица уже вынесен за то же преступление вступивший в законную силу приговор или прекращено производство по делу; по законодательству РК уголовное дело не может быть возбуждено или приговор не может быть приведен в исполнение вследствие истечения сроков давности или по иному законному основанию. Факультативным основанием для отказа в выдаче, согласно УПК РК, является случай, если преступление, в связи с которым заявлено требование о выдаче, совершено на территории Республики Казахстан или за ее пределами, но направлено против интересов Республики Казахстан.

Европейский ордер на арест это выданное государством-членом судебное решение в целях задержания и передачи другим государством-членом разыскиваемого лица для осуществления уголовного преследования либо для исполнения наказания или меры безопасности, связанных с лишением свободы (пункт 1 статьи 1 рамочного решения), то есть на основании ордера на арест может быть осуществлена выдача двух категорий лиц: 1) обвиняемых, передаваемых для целей уголовного преследования; 2) осужденных, передаваемых для исполнения наказания в виде лишения свободы или меры безопасности.

Особый интерес представляет несколько положений, закреплённых в рамочном решении «О европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами» от 13 июня 2002 полнение ордера на арест на всей территории Европейского Союза, выданное судебным органом определённого государствачлена.

В качестве оснований для отказа в передаче больше не может рассматриваться принадлежность лица к гражданству запрашивающей стороны на первый план при исполнении европейского ордера выходит не национальное, а союзное гражданство.

Наряду с этим, следует отметить, что, согласно рамочному решению «О европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами», основанием для отказа в выдаче более не является и признание деяния, послужившего основанием для запроса о передаче, в качестве преступления политического характера. По поводу использования в мировой практике этого основания для отказа в выдаче интересный пример приводит Н.А. Сафаров, показывая, как его виртуозно применяют лица, совершившие тяжкие международные преступления (в частности, террористические акты), с выгодой для себя используя различную законодательную практику стран в трактовке политического преступления: «… в 1993 г. Испания обратилась к Бельгии с запросом об экстрадиции двух подозреваемых, являющихся членами Баскской сепаратистской организации ЭТА. Однако бельгийские власти отказали в удовлетворении запроса на том основании, что национальное уголовное законодательство не предусматривало такого состава преступления, как «участие в вооруженной группе», а само уголовное преследование осуществлялось за деяния, рассматриваемые Бельгией как «политические преступления». В результате Испания приостановила правовое сотрудничество с Бельгией и заявила, что будет блокировать реформы Европейского Союза до тех пор, пока государства-участники не пересмотрят свое законодательство об экстрадиции и праве убежища, чтобы не допустить ситуации, когда члены террористических организаций будут находить защиту в странах Союза. Кроме того, Испания призвала отменить правило об «исключении политических преступлений», предусматриваемых большинством двусторонних и многосторонних договоров, участниками которых являлись государства Евросоюза, а также пересмотреть правило «двойного вменения» в отношении экстрадиционных деяний и способствовать выдаче собственных граждан, совершивших преступления за границей» [7, с. 102].

  1. Судебные органы (согласно статье 6 рамочного решения, круг компетентных органов, уполномоченных выдавать и исполнять европейский ордер на арест, государства определяют самостоятельно, в их число могут входить суды, органы предварительного следствия, прокуратура) могут оспорить процессуальные аспекты запроса о выдаче, однако они не могут поставить под сомнение содержащиеся в ордере основания для ареста по существу.
  2. Отменен принцип двойной криминализации преступления по законодательству запрашивающего и запрашиваемого государства (пункт 2 статьи 2 рамочного решения).

Если рассматривать принятое Рамочное решение «О европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами» через призму зафиксированной в международных договорах обязанности государств об обязательном включении соответствующих преступлений в категорию преступных деяний, подлежащих выдаче, можно сказать, что европейский ордер на арест это вполне адекватная, законодательно продуманная и обоснованная реализация рассмотренного выше обязательства стран по экстрадиции.

Вместе с тем, мы склонны рассматривать европейский вариант реформирования существующего механизма взаимодействия государств по вопросам выдачи как логичный ответ на призыв, прозвучавший в Миланском плане действий, а именно, о том, что «Следует упростить и повысить эффективность путей и средств международного сотрудничества в уголовных делах, связанных с экстрадицией» [8].

Принимая во внимание упрощённую процедуру передачи лиц, разработанную для европейского региона, полагаем возможным использовать опыт Европейского Союза в этом вопросе на интернациональном уровне.

В этих целях следует применить отдельные новеллы, предусмотренные Рамочным решением «О европейском ордере на арест и процедурах передачи лиц между государствами-членами», а именно: автоматическое признание и исполнение решения компетентного органа о передаче определённого лица; право оспаривания только процессуальных аспектов запроса о выдаче.

По нашему мнению, отдельные нововведения в механизме экстрадиции должны применяться не ко всем преступлениям, а только при экстрадиции субъектов за преступления, в отношении которых заключены международные конвенции в рамках ООН, к примеру: в отношении лиц, совершивших теракт, занимающихся торговлей людьми, незаконной торговлей наркотическими средствами и психотропными веществами, незаконной торговлей оружием, боеприпасами и взрывчатыми веществами и другие.

 

ЛИТЕРАТУРА
  1. Галенская Л.Н. Международная борьба с преступностью. М.: Международные отношения, 1972. 168 с.
  2. Бородин С.В., Ляхов Е.Г. Международное сотрудничество в борьбе с уголовной преступностью (проблемы деятельности ООН в области предупреждения преступности и обращения с правонарушителями). М.: Международные отношения, 1983. 200 с.
  3. Панов В.П. Сотрудничество государств в борьбе с международными уголовными преступлениями: Учеб. пособие. М.: ЮРИСТ, 1993. 160 с.
  4. Международное право: учебник / отв. ред. Ю.М. Колосов, В.И. Кузнецов. М.: Международные отношения, 1998.
  5. Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 80000 слов и фразеологических выражений. Российская академия наук. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. М.: Издательство Элпис, 2003. – 944 с.
  6. Романов А.К., Лысягин О.Б. Институт экстрадиции: понятие, концепции, практика // Право и политика. 2005. №3. С. 91-98.
  7. Сафаров Н.А. Европейский ордер на арест в механизме правового регулирования по уголовным делам стран-членов Европейского Союза // Правоведение 2007. № 1. С. 93 – 111.
  8. Миланский план действий (принят VII Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями и одобренный резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 года // Сайт Организации Объединённых Наций: www.un.org.
Год: 2013
Категория: Юриспруденция