Жизнестойкость и смысложизненные ориентации у лиц c высоким уровнем субъективного ощущения одиночества

Аннотация

В статье рассматривается феноменология одиночества в контексте жизнестойкости личности и смысложизненных ориентаций. В исследовании анализируются специфика жизнестойкости и смысложизненных ориентаций у лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества.

Современный период социальных изменений сопряжен с перестройкой сознания человека, ведущей к пересмотру прежних устоявшихся отношений, к поиску иного стиля взаимодействия между людьми. Не каждому человеку удается быстро приспособиться к меняющимся условиям. Не удивительно, что заметное место в области психологии отношений занимает проблема одиночества. Его преодоление становится для многих не только актуальной, но порой и неразрешимой задачей.

Несмотря на достаточно большое количество работ, посвященных изучению проблемы одиночества, феноменологии одиночества, мало исследованной остается проблема описания психологического портрета лиц с высоким уровнем одиночества. В нашем исследовании мы анализируем специфику жизнестойкости и смысложизненных ориентаций у лиц с высоким уровнем субъективного одиночества.

Жизнестойкость относится к категориям психологии личности, расширяющим разъяснительный потенциал феноменологии становления, адаптации личности, совладающего (копинг) поведения. Поднятая в работах С. Кобейса, С.Мадд и, проблема жизнестойкости получает развитие в исследованиях Д.А. Леонтьева, Е.И. Рассказовой. Мадди определяет жизнестойкость не как личностное качество, а как систему установок или убеждений, в определенной мере поддающихся формированию и развитию - установки на включенность в противовес отчуждению и изоляции, установки на контроль за событиями в противовес чувству бессилия и установки на принятие вызова и риска в противовес стремлению к безопасности и минимизации напряжений. Тем самым, низкие показатели жизнестойкости могут быть связаны с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества.

Ускорение темпов общественной жизни объективно не позволяет человеку заняться поиском и осознанием смысла жизни, лишая его основных психологических регуляторов и онтологических ориентиров на жизненном пути, вызывая появление экзистенциальных кризисов, социальную изоляцию и одиночество, именно поэтому мы считаем, что смысложизненные ориентации лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества могут быть качественно специфичны.

Таким образом, сложный характер феномена одиночества оставляет нерешенными многие концептуальные вопросы, особое место среди которых занимает попытка рассматривать эту проблему в контексте таких факторов как жизнестойкость личности и смысложизненные ориентации, с чем мы и связываем актуальность предпринятого исследования.

В нашем исследовании мы проверяли следующую гипотезу: существует специфика жизнестойкости и смысложизненных ориентаций у лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества, а именно:

  • жизнестойкость лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества ниже, чем жизнестойкость лиц с низким уровнем одиночества;
  • структурно - иерархическая организация смысложизненных ориентаций лиц с высоким и низким уровнем субъективного ощущения одиночества качественно различна.

Для проверки гипотезы было проведено эмпирическое исследование, были использованы следующие методики: опросник Д. Рассела, Л. Пето, М. Фергюсона, направленный на диагностику субъективного ощущения одиночества; тест жизнестойкости (Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказова); тест «Смысложизненных ориентаций», разработанный Д.А. Леонтьевым.

Исследование проводилось в г. Сочи. В нем приняли участие 75 испытуемых в возрасте от 25 до 47 лет, мужского и женского пола. В соответствии с полученными данными, испытуемые были разделены на три группы: испытуемые с высоким, низким и средним уровнем субъективного ощущения одиночества. Примерно одинаковое количество испытуемых было отнесено к группе с высоким и низким уровнем субъективного ощущения одиночества (28 и 30,7 % от общего объема выборки соответственно). Для того, чтобы проанализировать особенности жизнестойкости и смысложизненных ориентаций у лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества, мы воспользовались методом контрастных групп, осуществив сопоставление данных относительно жизнестойкости и смысложизненных ориентаций у лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества (экспериментальная группа) и у лиц с низким уровнем субъективного ощущения одиночества (контрольная группа).

Анализ результатов по методике Д.А. Леонтьев, Е.И. Рассказовой показал, что для всех трех показателей жизнестойкости («вовлеченность», «контроль», «принятие риска») в выборке более характерны средненормативные значения, представленность значений выше и ниже среднего характерна не более, чем для 20 - 25 % испытуемых из выборки. Рассмотрим также третий из диагностируемых нами параметров - смысложизненные ориентации. На основании полученных результатов можно утверждать, что для 16 % испытуемых из выборки характерна неудача в поиске смысла своей жизни (экзистенциальная фрустрация) и вытекающее из нее ощущение утраты смысла (экзистенциальный вакуум). Для 14,7 % - высокий уровень общей осмысленности жизни, ощущение смысловой наполненности жизни и деятельности. Для большинства испытуемых из выборки - почти для 70 % характерен среднеблагополучный уровень общей осмысленности жизни. Проанализируем также распределение испытуемых в нашей выборке по отдельным смысложизненным ориентациям. Для 8 % испытуемых из выборки характерно наличие целей в будущем, которые придают жизни осмысленность, направленность и временную перспективу. 22,7 % испытуемых из выборки, скорее всего, живут сегодняшним или вчерашним днем, у них был диагностирован низкий уровень по шкале «Цели в жизни».

Для 26,7 % испытуемых характерна высокая эмоциональная насыщенность жизни, они воспринимают сам процесс своей жизни как интересный, эмоционально насыщенный и наполненный смыслом. 22,7 % испытуемых неудовлетворенны своей жизнью в настоящем; при этом, однако, ей могут придавать полноценный смысл воспоминания о прошлом или нацеленность в будущее. Также для 26,7 % испытуемых характерна высокая удовлетворенность самореализацией, ощущение того, что прошедшая часть жизни была продуктивна и осмысленна. Для 12 % испытуемых характерна неудовлетворенность прожитой частью жизни.

Интересным нам представляются результаты, полученные по шкалам «Локус контроля - я» и «Локус контроля жизни». Так, высокие значения по шкале «Локус контроля - я» были диагностированы у 54,7 % испытуемых, низкие - только у 2,7 %. По шкале «Локус контроля - жизни» была получена обратная картина: высокие значения по этой шкале характерны лишь для двух испытуемых, низкие же - для 68 %. То есть для большинства испытуемых из выборки характерно представлению о себе как о сильной личности, обладающей достаточной свободой выбора, чтобы построить свою жизнь в соответствии со своими целями и представлениями о ее смысле, но одновременно с этим - фатализм, убежденность в том, что жизнь человека неподвластна сознательному контролю, что свобода выбора иллюзорна и бессмысленно что - либо загадывать на будущее. Объяснить полученные достаточно противоречивые результаты по последним двум шкалам нам на данный момент представляется достаточно затруднительным и в качестве перспективного направления исследования мы рассматриваем дальнейшее изучение ценностно - смысловой сферы у представителей данной выборки и на контрастной группе.

На основании проведенного теоретического анализа можно предположить, что для лиц с высоким уровнем жизнестойкости должен быть характерен низкий уровень субъективного ощущения одиночества, так как жизнестойкость тесно связана с адаптационным потенциалом личности.

Насколько верно предположение о существовании значимой обратной связи между жизнестойкостью и ее отдельными компонентами и уровнем субъективного ощущения одиночества, проверим с помощью статистических методов, воспользовавшись коэффициентом ранговой корреляции Спирмена. Обработка данных осуществлялась в универсальном статистическом пакете SPSS.

Таблица 1 Показатели связи уровня субъективного ощущения одиночества и жизнестойкости

Показатели жизнестойкости

Коэффициент корреляции и уровень значимости связи

вовлеченность

Коэффициент корреляции

0,132

Уровень значимости

0,258

контроль

Коэффициент корреляции

0,037

Уровень значимости

0,750

принятие риска

Коэффициент корреляции

0,245

Уровень значимости

0,034

общий показатель жизнестойкости

Коэффициент корреляции

0,194

Уровень значимости

0,095

Таким образом, была обнаружена лишь одна статистически значимая связь между уровнем субъективного ощущения одиночества и показателями жизнестойкости - по такому показателю как «принятие риска» на уровне значимости р = 0,05. При этом связь является обратной - чем выше готовность рисковать, убежденность, что на любых ошибках можно учиться, тем ниже уровень субъективного ощущения одиночества; и наоборот - чем выше уровень субъективного ощущения одиночества, тем меньше готовность к риску и толерантность к собственным ошибкам. По остальным показателям жизнестойкости связи с уровнем субъективного ощущения одиночества выявлено не было.

В целом по всем показателям жизнестойкости средние значения выше в группе лиц с низким уровнем субъективного ощущения одиночества, то есть можно предположить, что для людей с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества характерен более низкий уровень жизнестойкости, чем для лиц с низким уровнем субъективного ощущения одиночества. Насколько верно данное предположение проверим с помощью непараметрического статистического критерия Манна - Уитни.

Таблица 2 Показатели значимости различий в жизнестойкости у лиц с высоким и низким уровнем субъективного ощущения одиночества

 

вовлеченность

контроль

принятие риска

общий показатель жизнестойкости

Значение коэффициента

185,500

222,000

149,000

151,500

Уровень значимости различий

0,187

0,646

0,02

0,03

Таким образом, статистически значимы различия между группами с высоким и низким уровнем одиночества по общему показателю жизнестойкости (при р = 0,03) и по такому показателю жизнестойкости как «принятие риска» (р = 0,02), что свидетельствует в пользу выдвинутой нами гипотезы. На основе полученных в нашем исследовании данных можно заключить, что у лиц с высоким уровнем субъективного ощущения одиночества по сравнению с теми, для кого не характерно острое переживание одиночества, ниже как общий уровень жизнестойкости, так и готовность к риску, способность принимать свои ошибки как неотъемлемую часть опыта.

Рассмотрим далее, как связанны субъективное ощущение одиночества и смысложизненные ориентации личности. Для этого воспользуемся коэффициентом ранговой корреляции Спирмена. На основе проведенного корреляционного анализа не было выявлено ни одной значимой связи между смысложизненными ориентациями и уровнем субъективного ощущения одиночества. Попробуем, тем не менее, рассмотреть смысложизненные ориентации лиц с высоким и низким уровнем субъективного ощущения одиночества. Для того, чтобы проверить, являются ли значимыми различия в смысложизненных ориентациях людей с высоким и низким уровнем субъективного ощущения одиночества, воспользуемся непараметрическим статистическим критерием Манна - Уитни. Не по одной из смысложизненных ориентаций не было выявлено статистически значимых различий между группами с высоким и низким субъективным ощущением одиночества.

Таким образом, выдвинутая нами гипотеза подтвердилась частично - существует специфика жизнестойкости у лиц с высоким уровнем ощущения одиночества, но не было выявлено специфических особенностей смысложизненных ориентаций в зависимости от уровня субъективного ощущения одиночества.

 

Литература:

  1. Дмитроченко А.А.. Самородова А.В., Гайворонская А.А. Социальная фрустрированность и ощущение одиночества / А.А. Дмитроченко, А.В.Самородова, А.А.Гайворинская // Смоленский медицинский альманах. - 2016. - № 4 - С. 228 - 231.
  2. Рассказова Е.И. Жизнестойкость как фактор совладания со стрессом в контексте психического здоровья / Е.И.Рассказова // Вестник Московского университета. Серия 14: Психология. - 2006. - № 1 - С. 104.
  3. Сенкевич Л.В. Возрастные аспекты субъективного ощущения одиночества в группе нормы и в группах риска / Л.В.Сенкевич // Вестник Академии права и управления. - 2015. - № 40 - С. 138 - 146.
Год: 2017
Категория: Психология