Исследования противосудорожной активности различных препаратов в условиях экспериментальной фармакорезистентной эпилепсии у мышей

Эпилепсия является неврологическим расстройством, которому подвержены люди всех возрастов, рас, социальных групп и географических регионов [1]. В ходе лечения эпилептических расстройств, врачи все чаще сталкиваются с особыми фармакористентными формами эпилпсии, в случае которых оказываются неэффективны стандартные общепринятые протоколы противоэпилептической терапии [2]. Этот факт заставляет все большее количество научных и медицинских работников искать новые способы лечения, которые оказались бы эффективными в случае фармакорезистентных эпилепсий [3]. Несмотря на появления в последние два десятилетия нелекарственных видов лечения фармакорезистентных эпилепсий (хирургическое вмешательство, электростимуляция, кетогенная диета), фармакотерапевтические подходы все же являются предпочтительными. Таким образом, актуальными являются исследования посвященные изучению особенностей действия различных противоэпилептических препаратов и их комбинаций в условиях фармакорезистентной эпилепсии.

Цель работы. Изучение влияния противоэпилептических препаратов на поведенческую активность мышей в условиях фармакорезистентной эпилепсии.

Материалы и методы. В работе использовали белых беспородных мышей-самцов, массой 17-20 г, полученных из вивария ОНМедУ. Все исследования проводили согласно национальным и международным рекомендациям по гуманному обращению с лабораторными животными. Для формирования стойкого судорожного синдрома использовали транскорнеальную электрическую стимуляцию проямоугольно-импульсным электростимулятором “Astro-Med / Grass Technologies S48” (Artisan Technology Group, USA). Параметры стимуляции: частота тока – 60 Гц, сила тока – 3 мА, продолжительность – 3 сек. Процедуру электростимуляции проводили дважды в день, с интервалом 4 часа, ежедневно, на протяжении 18 дней, до момента формирования стойких судорожных припадков интенсивностью 5 баллов. Оценка интенсивности судорожных припадков проводилась по следующим критериям: 0 баллов – отсутствие каких-либо судорожных проявлений и реакции замирания; 1 балл – миоклонические вздрагивания нижней челюсти; 2 балла – миоклонические вздрагивания конечностей и головы; 3 балла – клонические судороги передних конечностей, 4 балла – клонические судороги передних конечностей с подъемом на задние конечности и падением на бок; 5 баллов –генерализованные судороги с немедленной потерей равновесия и падением. Все животные, подвергавшиеся элекстростимуляции, были разделены на 3 равные группы. Первая группа животных (группа 1) получала карбамазепин в дозе 5 мг/кг, перорально, один раз в день, ежедневно, в течение всего периода электростимуляции. Вторая группа (группа 2) получала сультиам в дозе 50 мг/кг, режим и способ введения аналогичный карбамазепину. Третья (контрольная) группа получала плацебо, режим введения и способ введения аналогичный предыдущим группам. После формирования стойкого судорожного синдрома, животные выдерживались в течении двух суток без электростимуляции. В дальнейшем, всем группам животных интрагастрально вводили 100

следующие противоэпилептиские препараты: сультиам (200 мг/кг), ламотриджин (50 мг/кг), ретигабин (10 мг/кг). Перед введением каждого последующего препарата животные выдерживались 48 ч. Исследования поведенческой активности проводили перед введением препарата и через 1 ч после введения для сультиама, через 30 минут для ламотриджина и через 30 минут для ретигабина. Поведенческую активность исследовали в тестах «Открытое поле» и «Черно-белая камера».

Результаты и обсуждения. Для опытных групп животных было показано, что введение сультиама и карбамазепина в использованных дозировках, параллельно электростимуляции не оказывало влияние на горизонтальную и вертикальную моторную активность. Введение сультиама и ламотриджина уменьшало горизонтальную мотор-ную активность животных группы 2 с 44,3±6,3 до 21,63±2,9 и 20±2,93 пересеченных квадрата, соответственно. Сультиам также уменьшал вертикальную двигательную активность в группе 2 с 15,6±2,5 до 3,8±1,9 стоек и с 14,7±1,6 у животных контрольной группы. Ретигабин уменьшал вертикальную двигательную активность у животных группы 1 с 12,2±3 до 2,25±1,31 стойки. Также ретигабин увеличивал время нахождения в темном отсеке в тесте «Черно-белая камера» с 84,5±8,3 до 151,8±11,66 секунд.

Двигательная и исследовательская активность животных является проявлением высших когнитивных функций головного мозга. В реализации данных видов активностей задействованы различные участки мозговых структур, что усложняет анализ полученных данных. Отсутствие значимых отличий в поведенческой активности между контрольной и опытными группами после введения противоэпилептических препаратов, свидетельствует о том, что фармакорезистивные, как фармакопозитивные состояния не оказывают выраженного влияния на высшие функции головного мозга.

Выводы. Введение противоэпилептических препаратов на фоне эпилептогенных состояний оказывает влияние на поведенческую активность экспериментальных животных.

Литература

  1. Singh, A., & Trevick, S. (2016). The epidemiology of global epilepsy. Neurologic clinics34(4), 837-847
  2. Sharma, A. K., Rani, E., Waheed, A., & Rajput, S. K. (2015). Pharmacoresistant epilepsy: a current update on non- conventional pharmacological and non-pharmacological interventions. Journal of epilepsy research5(1), 1
  3. Janmohamed, M., Brodie, M. J., & Kwan, P. (2020). Pharmacoresistance–Epidemiology, mechanisms, and impact on epilepsy treatment. Neuropharmacology168, 107790
Теги: Украина
Год: 2020
Город: Шымкент
Категория: Медицина