Обеспеченность витамином Д школьников г. Ташкента

Резюме

Целью исследования явилось изучение уровня обеспеченности витамином Д школьников г. Ташкента. Материалы и методы исследования. В период с февраля по март 2018 года на базе школ №246 и №98 Юнусабадского района г. Ташкента обследованы 132 школьников в возрасте 13-16 лет (средний возраст 14,64±0,19), отобранных методом рандомизации. Концентрация уровня витамина Д - 25(ОН)D определялась с использованием коммерческих наборов «DIAsource» (Бельгия) на анализаторе «Stat Fax 2100» (Израиль) по методики количественного ферментного твердофазного анализа ELISA. Результатами исследования было установлено, что только у 13,6% детей выявлен оптимальный уровень витамина Д, у 37-х (28,0%) – недостаточное содержание, у 43-х детей (32,6%) диагностирован дефицит витамина Д и у 34-х (25,8%) – выраженный дефицит. Среднее содержание витамина Д у 132-х детей составило 17,7±0,89 нг/мл, что указывает на дефицитный уровень витамина Д.

Ключевые слова: витамин Д, школьники.

Прошло чуть больше 100 лет с тех пор, как E. Mc. Collum M.J. Davis (1913) обнаружили в молочном жире и печени трески соединение и возникло предположение о существовании еще четвертого по счету витамина, необходимое для поддержания здоровья. И так, это соединение назвали четвертой буквой латинского алфавита «витамином D». К середине XX века уже было известно о важном антирахитическом действии витамина Д. Но к настоящему времени стало очевидным, что витамин Д на самом деле витамином не является. Он в отличие от других витаминов, подобно всем стероидным гормонам, может самостоятельно синтезироваться в организме из ацетата и холестерина. За счет взаимодействия со специфическими рецепторами, локализованными в различных клетках вдалеке от места своего образования, витамин Д проявляет многообразные биологические эффекты. Кальцитриол является самым активным метаболитом витамина Д, проявляющий все качества гормона и, конечно, его можно назвать «Д-гормоном» [1, 2, 3].

На сегодняшний день неопровержимо доказано, что витамин Д, как гормон, с формированием своей «гормоноподобной оси: кальцидиол -кальцитриол - VDR (рецептор витамина Д)», тесно

взаимо-связан не только с паратгормоном и кальцитонином, но и с биологическими эффектами инсулина, эстрогенов, нейротрофических факторов и цитокинов. В связи с этим, можно смоделировать последствия неадекватного уровня витамина Д в организме человека с помощью проблем, начиная от задержки роста ребенка до широкого круга хронических заболеваний, уносящих из жизни сотни миллионов взрослых [4, 5, 6].

По современной концепции превентивной медицины дефицит витамина Д является независимым фактором риска таких заболеваний как, артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, заболевания периферических сосудов, различные формы рака, сахарный диабет 1- го и 2-го типов, аутоиммунные, инфекционные и воспалительные заболевания [7, 8, 9, 10].

Данные мировой литературы свидетельствует о том, что проблема недостаточности и дефицита витамина Д, в настоящее время, приобретает масштаб эпидемии и совпадает с ростом распространенности неинфекционных заболеваний (НИЗ). В этом случае, витамин Д становится одним из наиболее экономически эффективных добавок, которая позволяет улучшить популяционное здоровье и сократить расходы на профилактику НИЗ, как в детском, так и во взрослом возрасте.

Доказательства положительных эффектов витамина Д стимулировали развитие общенациональных рекомендаций по предотвращению дефицита витамина Д в Польше (2008), Венгрии (2012), Германии, Австрии, Швейцарии (2012) [11-13]. Институт медицины Национальной Академии США совместно с обществом эндокринологов, также разработали свои собственные принципы по витамину Д [14]. В 2012 году Европейский орган по безопасности пищевых продуктов выпустила пересмотренные уровни (верхние пределы) витамина Д для всех соответствующих групп населения [15].

Уровень кальцидиола – 25(ОН)D в сыворотке принят в качестве стандартного биомаркера обеспе-ченности организма витамином Д. Этот метаболит достаточно стабилен (период полураспада 2-3 недели), отражает интенсивность синтеза витамина Д в коже и поступление с пищей [1, 3].

В многочисленных клинических исследованиях, изучающих уровень 25(ОН)D в контексте ее взаимосвязи с состоянием здоровья человека и риском развития заболеваний, показаны адекватные уровни 25(ОН)D в диапазоне от 30 до 50 нг/мл (75-125нмоль/л) и необходимая минимальная концентрация (>20 нг/мл или >50нмоль/л) для нормального существования организма [1, 3, 11-15].

Популяционные исследования свидетельствуют о высокой распространенности гиповитаминоза Д среди детского населения. Согласно результатам исследования, проведенного в Объединенных Арабских Эмиратах, несмотря на наличие достаточной инсоляции, установлена более высокая частота дефицита витамина Д у детей от 8 до 14 лет по сравнению с детьми 2-7 лет. В связи с чем, были разработаны национальные рекомендации [16]. В США 61% детей имеют недостаточный уровень витамина Д (на уровне 15-29 нг/мл) и 9% - дефицитный уровень (<15нг/мл) [17].

Целью нашей работы явилось изучение уровня обеспеченности витамином Д школьников г. Ташкента.

Материалы и методы исследования. В период с февраля по март 2018 года на базе школ №246 и №98 Юнусабадского района г. Ташкента обследованы 132 школьников в возрасте 13-16 лет (средний возраст 14,64±0,19), отобранных методом рандомизации. В группах наблюдаемых детей мальчиков было 86 (65,2%), а девочек, соответственно 46 (34,8%). Распределение по полу и среднему возрасту было равномерным. Проведены комплексные исследования с применением стандартных методов (анкетиро-вание, сбор анте- и постнатального анамнеза, изучение наследственности, клиническое и параклиническое обследование (измерение артериального давления (АД); антропометрия по критериям ВОЗ (2007); определение стадии полового созревания по схеме Таннера (1962) и др)). Концентрация уровня витамина Д - 25(ОН)D определялась с использованием коммерческих наборов «DIAsource» (Бельгия) на анализаторе «Stat Fax 2100» (Израиль) по методики количественного ферментного твердофазного анализа ELISA.

Результаты и их обсуждение. Статистический анализ показателей сывороточного уровня метаболита 25 гидроксивитамина Д показал (рис.1), что только у 18 (13,6±2,9%) детей выявлен оптимальный уровень витамина Д (усредненный уровень 25(ОН)D составил 31,1±0,39 нг/мл), у 37-х (28,0±3,9%, р<0,05) – недостаточное содержание (23,2±0,6 нг/мл, р<0,001), у 43-х детей (32,6±4,1%, р<0,05) диагностирован дефицит витамина Д (14,9±0,5 нг/мл, р<0,001) и у 34-х (25,8±3,8%, р<0,05) – выраженный дефицит (8,1±0,2 нг/мл, р<0,001). Среднее содержание витамина Д у 132-х детей составило 17,7±0,89 нг/мл, что указывает на дефицитный уровень витамина Д.

Полученные результаты совпадают с данными литературы. Исследования А.А. Козловского (2017) уровня 25(ОН) D у детей школьного возраста 7-18 лет города Гомеля показали сниженное среднее содержание метаболита витамина Д, которое находилось на уровне 22,17±1,39 нг/мл [18]. Проведенное в России многоцентровое исследование «Родничок-1» установило дефицит витамина Д у 42% детей от рождения до 3-х лет [1].

Собственное исследование И.Н. Захаровой, проведенное в феврале 2011 года, выявило гиповитаминоз Д практически у половины из 100 девочек-подростков 11-17 лет Московского кадетского корпуса [1]. Результаты следующих исследований показали круглогодичный дефицит витамина Д и самый глубокий дефицит (на уровне авитаминоза) был установлен в мае месяце у подростков г. Москвы. Даже в летние месяцы у подростков не происходила нормализация статуса витамина Д.

Проспективные исследования Д.И. Ахмедовой с соавт. (2019) по изучению уровня 25-гидро- ксивитамина Д у 239 детей в возрасте 2-3-х лет, проживающих в различных регионах Республики Узбекистан в период максимальной инсоляции, также, выявили дефицитное содержание витамина Д у 18,4% и недостаточное – у 63,6% детей [19].

Заключение. Известно, что до 80% витаминам Д может синтезироваться в коже при достаточной инсоляции открытой поверхности кожи ультрафиолетовым излучением длиной волны 280-315 нм.

Но синтез витамина Д зависит от угла падения лучей солнца, т.е. географической широты, времени года и времени суток. Также, длительное пребывание в помещение, смуглый цвет кожи интенсивный загар, недостаточная физическая активность, смог, высокая облачность снижает продукцию витамина Д.

Географическое расположение нашей страны выше 350 северной широты является одной из причин низкого статуса витамина Д. Полученные результаты свидетельствуют о том, что поступающий с пищей и синтезом в коже витамин Д не обеспечивает адекватный уровень в организме для поддержания здоровья. В связи с чем, актуальным является разработка национальных программ по профилактике и лечению недостаточного и дефицитного уровней витамина Д у детей и подростков.

25

Литература

  1. Симпозиум «Д-гормон – открытие XXI века» Обзор выступлений И.Н. Захаровой,Л.Я. Климова, В.А. Курьяниновой, И.Л. Никитиной и др. Педиатрия (Прил. к журн. Consilium Medicum). 2018: 1: 23-30. DOI: 10.26442/2413-8460_2018.1.23-30.
  2. Wasker M., Holick M.F. Sunlight and Vitamin D. A global perspective for health. Dermatoendocrin. 2013; Jan1; 5(1): 51-108. Doi: 10.4161/derm24494
  3. Коденцова В.М., Мендель О.И., Хотимченко С.А., Батурин А.К., Никитюк Д.Б., Тутельян В.А. Физиологическая потребность и эффективные дозы витамина D для коррекции его дефицита. Современное состояние проблемы. Вопросы питания. 2017. Т. 86. №2. С. 47-62
  4. Sattar N., Welsh P. Editorial: Vitamin D and chronic disease prevention: Multiple meta-analysis but still no magic bullet.BMJ.2014; 348:g2280.
  5. Sokolovic S. Vitamin D and cardiovascular disorders. Vitamin D papers from European Vitamin D Association Conference – Oct. 2015: 840-842.
  6. Verdoia, M., et al.Vitamin D deficiency is independently associated with the extent of coronary artery disease. Eur. J. Clin. Invest. – 2014. –Vol. 44, № 7. – Р. 634 – 642.
  7. Sabetta J.R., DePetrillo P., Cipriani R.J. et al. Serum 25-hydroxyvitamin D and the incidence of acute viral respiratory tract infections in healthy adults. PLoS One 2010; 5: e11088.
  8. Vaidya A., Williams J.S. The relationship between vitamin D and the renin-angiotensin system in the pathophysiology of hypertension kidney disease and diabetes. Metabolism:clin. and experim. 2012; 6(4):450- 458.
  9. Van Belle T.L., Gysemans C., Mathieu C. Vitamin D in autoimmune infections and allergic diseases: a vital player? Best Pract.Res.Clin. Endocrinol. Metab.2011; 25: 617-632. Doi: 10/1016/j.been.2011.04.009.
  10. Wang L., Song Y., Manson J.E., Pilz S. Circulating 25-hydroxyvitamin D and risk of cardiovascular disease: A meta-analysis of prospective studies. Circ. Cardiovas. Qual. Outcomes.2012; 1;5:819-829.
  11. Charzewska J.,Chlebna-Sokol D., Chybicka A. et al. Prophylaxis of vitamin D deficiency-Polish recommendation 2009. Endocrinol. Pol. 2010; 61: 228-232.
  12. Takacs I., Benko I., Toldy E. et al. Hungarian consensus regarding the role of vitamin D in the prevention and treatment of diseases. Orv. Hetil. 2012;153 (Suppl.): 5-26.
  13. German Nutrition Society. New reference values for vitamin D. Ann. Nutr. Metab. 2012; 6: 214-246.
  14. IOM (Institute of Medicine): Dietary reference intakes for cflcium and vitamin D. Washington (DC): National Academies Press (US); 2011.
  15. Holick M.F., Binkley N.C., Bischoff-Ferrari H.A.,Gordon C.M. et al. Endocrine Society Evalution treatment, and prevention of vitamin D deficiency: An Endocrine Society clinicfl practice guideline. J. Clin. Endocrinol. Metab.2011; 96:1911-1930.
  16. Rajah J., Haq A., Pettifor J.M. Vitamin D and calcium status in urban children attending an ambulatory clinic service in the United Arab Emirates. Dermato-Endocrinology. 2012; 41: 1-5.
  17. Kumar J., Muntner P., Kaskei F.J., Hailpern S.M. MLM Prevalence and associations of 25- hydroxyvitamin D deficiency in US children. NHANES 2001-2004. Pediatrics. 2009; 124: 362-370.
  18. Козловский А.А. Обеспеченность населения города Гомеля витамином D. Сборник научных статей Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы медицины» Гомель, 2-3 ноября. 2017. 393-395.
  19. Ахмедова Д.И., Камилова А.Т., Шамсиев Ф.М., Салихова К.Ш. и др. Уровень витамина Д у детей раннего возраста в некоторых регионах Республики Узбекистан. Педиатрия (Ташкент). 2019; 1: 177183.
Год: 2019
Город: Шымкент
Категория: Медицина