Новые взгляды на проблему репродуктивных потерь

Аннотация. Микроэлементный дефицит организма зарегистрирован в мире у 40-70% беременных женщин, в зависимости от региона. Микронутриентный спрос значительно возрастает во время беременности. Эссенциальных микроэлементов и минералов, которые следует рассматривать в качестве составной части рациона питания беременных женщин являются железо, фолиевая кислота, йод, кальций, магний, медь, марганец. В этой статье изложена роль микроэлементный недостаточности как возможный этиологический фактор репродуктивных потерь.

Ключевые слова: репродуктивная потеря, гормональный статус, минеральная недостаточность, микронутриенты, витамины.

Невынашивание беременности является одной из наиболее сложных и часто встречающихся патологий. Давно известно, что многие болезни связаны с недостаточностью поступления и содержания в организме определенных микроэлементов (МЭ). Так, многие эссенциальные МЭ являются каталитическими центрами наиважнейших ферментов. В литературе имеются единичные данные о влиянии отдельных микроэлементов в развитии репродуктивных нарушений. Учитывая важную роль МЭ в жизнедеятельности клетки, можно предположить, что развивающийся дисбаланс спектра жизненно важных МЭ будет способствовать нарушению равновесия в «гипоталамо-гипофизарно-яичниковой» системе и изменению активности многих ферментных систем, ответственных за процессов овуляции и зачатия. Важно отметить, на сегодняшний день в Республике Узбекистан действует закон «О профилактике микронутриентной недостаточности среди населения».[2,3,4]

Многие эссенциальные МЭ существенно влияют на репродуктивную функцию организма.[1] Так, цинк участвует в формировании чувствительности, факторам оплодотворения, роста, на фоне дефицита цинка может происходить задержка полового развития.[10] Дефицит меди может вызвать у девушек задержку полового созревания, а у женщин бесплодие и снижение полового влечения. Кобальт в сочетании с другими МЭ повышает половую функцию, способствует секреторной регуляции гормонов гипоталамуса, гипофиза, надпочечной и половой желез. Недостаток селена приводит к довольно ранним изменениям в половых органах.[8,9] Железо является составной частью гемоглобина, сложных железобелковых комплексов и ряда ферментов, усиливающих процессы дыхания в клетках. Железо стимулирует кроветворение. При дефиците железа в организме, прежде всего, ухудшается клеточное дыхание, что ведет к дистрофии тканей и органов и нарушению состояния организма еще до развития анемии.[5,7] Марганец оказывает значительное влияние на рост, размножение, кроветворение, вызывает увеличения полихроматофильных нормобластов, эритроцитов, массы циркулирующей крови и уровня гемоглобина. Марганец способствует повышению распада тканевых белков и усиливает выведение азота из организма, оказывает выраженное влияние на половое развитие и размножение. Благоприятно воздействуя на плод, марганец улучшает его физическое развитие. Снижение количества марганца в организме приводит к выкидышам, увеличению частоты мертворождаемости.[6]

Целью настоящего исследования явилось изучение роли микроэлементов в формировании плода и течения беременности, а также в развитии репродуктивных потерь, как невынашивание и неразвивающая беременность.

Материал и методы: Под наблюдением находились 56 женщин с диагнозом неразвивающая беременность и отягощённый акушерский анамнез(привычное невынашивание или недонашивание) и 20 «условно» здоровых женщин фертильного возраста.

Исследование МЭ состава крови осуществлялось в Республиканском научно-исследовательском Центре Криминалистики. МЭ состав подготовленных образцов определялся на приборе АТ 7500 а (Agilent 7500 a. Inductively Coupled Plasma Mass Spectrometer, Япония) методом количественного эмиссионного спектрального анализа: газ - носитель аргон, мощность 1310 Вт, время интегрирования 0,1 с.

Результаты и обсуждения: Исследования показали, что репродуктивные потери в сочетании с экстрагенитальной патологией имело место в 68,3% случаях: анемия - 48,4%, эндокринные заболевания - 24%, заболевания мочевыводящих путей -13,9%, печени - 7,5%, патология органов верхних дыхательных путей - 4,1%, другие -1,3%. Гинекологическими заболеваниями страдали 30,6% женщин: из них кольпитом -12,5%, эндометритом - 7,8%, аднекситом - 2,2%, эрозией шейки матки - 5,8%, киста яичника зарегистрировано в -2,2% случаев.

Результаты исследований по микроэлементому статусу крови обследуемых женщин представлены в таблице.

Состояние микроэлементного статуса у здоровых женщин и у женщин с репродуктивными потерями (мкг,%)

МЭ

Здоровые женщины, n=20

Женщины с репродуктивными потерями, n= 56

сыворотка крови

Эритроциты

крови

сыворотка

эритроциты

Эссенциальные микроэлементы

Cr

71,8

84,8

68,3

66,7

Mn

17,4

32,4

11,2

21,7

Fe

142,4

74671

102,7

56072

Со

8,4

26,3

6,6

19,6

Cu

152,6

164,7

186,3

148,3

Zn

154,6

942

106,5

465,2

Se

8,1

24,4

5,1

16,7

Mo

1,3

2,1

1,1

1,8

I

14,8

37,4

9,6

23,6

Токсичные микроэлементы

Be

0,76

0,36

0,80

0,37

Al

448

434

467

471

Cd

30,6

31,9

34,7

40,3

Pb

42,6

38,3

46,5

37,7 I

Из таблицы видно, что у женщин с репродуктивными потерями наблюдается дефицит ряда эссенциальных МЭ как йод, железо, кобальт, цинк, селен и др. Напротив, уровень токсичных МЭ оказались достоверно выше, чем у здоровых: алюминий, бериллий и свинец. У здоровых женщин фертильного возраста средний уровень хрома в сыворотке крови составляет 71 мкг,%, в эритроцитах 84мкг,%. При этом значительное снижение наблюдается у женщин репродуктивными потерями - 68 и 66 мкг,% соответственно. В группе «условно» здоровых женщин распределение марганца в крови имеет следующий характер: в сыворотке крови его средняя концентрация составляет 17 мкг,%, в эритроцитах 32 мкг,%. Хотя такое соотношение сохраняется у женщин с репродуктивными потерями, однако отмечается достоверное снижение по сравнению с аналогичными показателями здоровых - 11и 21мкг% соответственно.

Более 99% железа в крови приходится на долю эритроцитов. Так, у здоровых женщин его концентрация составляет в сыворотке крови 142 мкг%, в эритроцитах 74671мкг%. У женщин с репродуктивными потерями данный показатель имел достоверно сниженную концентрацию - 102 и 56072 мкг% соответственно. Снижение концентрации железа в эритроцитах имел прямую связь с показателями красной картины крови: гемоглобином и количеством эритроцитов.

Содержание меди в сыворотке крови и в эритроцитах имеет почти одинаковую концентрацию у здоровых женщин - 152 и 164 мкг% соответственно. Однако, у женщин с репродуктивными потерями средний уровень меди в сыворотке крови имеет тенденцию к повышению - 186,3 мкг%, тогда как в эритроцитах наблюдается стойкое снижение - 148 мкг%. Снижение меди в эритроцитах было прямо пропорционально с количеством эритроцитов. Данное положение свидетельствует о несомненной роли меди в эритропоэзе.

Большая часть йода в крови у здоровых женщин находится в эритроцитах. Так, средний уровень этого биоэлемента в сыворотке крови составляет 14,8 мкг%, в эритроцитах 37,4 мкг%. У женщин с репродуктивными потерями концентрация йода снижен в крови в целом: 9,6 и 23,6 мкг% соответственно. При этом его соотношение в сыворотке крови и эритроцитах сохраняется. Результаты исследования по токсичным МЭ показали закономерные изменения у женщин с репродуктивными потерями. Так, уровень бериллия у здоровых женщин в сыворотке крови составило в среднем 0,76 мкг%, в эритроцитах 0,36 мкг%. У женщин с репродуктивными потерями - 0,8 и 0,37 мкг% соответственно, что достоверной разницы нами не выявлено.

У женщин с репродуктивными потерями наблюдается повышение уровня свинца в сыворотке крови: 46,5 мкг% у женщин с репродуктивными потерями и 42,6 мкг% у здоровых, тогда как в эритроцитах наблюдается обратная пропорция - 37,7 мкг% и 38,3 мкг% соответственно.

Следовательно, МЭ крови имеют высокие взаимосвязи, как с клиническими, так и с лабораторными показателями у женщин с репродуктивными потерями. Нехватка таких эссенциальных МЭ как йод, железо, селен, цинк, кобальт имеют прямые взаимосвязи с показателями красной крови (Нв, эритроцит). Напротив, у женщин, с репродуктивными потерями имело место повышение уровень таких токсичных МЭ как бериллий, алюминий и ртуть.

Выводы:

1. Изучая вероятных факторов невынашивания, установлено, что в структуре причин данной патологии ведущее место занимает микроэлементозы, характеризующийся дефицитом эссенциальных микроэлементов с одновременным повышением концентрации токсических.

2. На наш взгляд устранение причин, приводящих к репродуктивным потерям должен базироваться на коррекции микроэлементоза организма, с учётом восполнения организма эссенциальными МЭ с целью улучшения фона для формирования плода и оптимальной течения беременности.

Литература

  1. Авцын А.П., Жаворонков А.А. и др. Микроэлементозы человека. Москва, «Медицина» 1991 г.
  2. Амонов И. И. Взаимосвязи микроэлементного состояния крови и плаценты у беременных, страдающих железодефицитной анемией // Педиатрия. - 2003. - Спец. вып. - С. 45-47.
  3. Амонов И. И. Микроэлементоз и анемия у беременных в очаге йодного дефицита: Автореф. дис. ... д-ра мед. наук. - Ташкент, 2005. - 41 с.
  4. Арипджанова М. Н., Аюпова Ф. М. Особенности изменения микроэлементного состава в системе мать-плацента-плод при гестозах с синдромом задержки развития плода // Патология - 2003. - № 2. - С. 37-40.
  5. Бутова Е. А., Головин А. А., Яремчук Л. И. Клиническая оценка эффективности препарата «Фенюльс» в лечении железодефицитной анемии у беременных // Акуш. и гин. - 2005. - №3. - С. 37-39.
  6. Курбанов Д.Д., Алиева Т.М., Кадырова Н.С. Взаимосвязь некоторых эссенциальных микроэлементов и гормонов крови у женщин репродуктивного возраста с постовариоэктомическим синдромом. Бюллетень ассоциации врачей Узбекистана. 4/2007, Ташкент, - С. 21-23
  7. Джаманаева К. Б. Анемия беременных как фактор риска материнской и перинатальной патологии // Здравоохр. Казахстана. - 2007. - № 10. - С. 31.
  8. Koppelman M. C., Greenwood V., Sohn J., Deuster P. // J. Clin.Zinc does not acutely suppress prolactin in normal or hyperprolactinemic women // Endocrinol. Metab. - 1989. - Vol. 68, № 1. - P. 215-218.
  9. Paszkowski T., Traub A. I., Robinson S. Y., McMaster D. // Clin. Chim. Selenium dependent glutathione peroxidase activity in human follicular fluid / Acta. - 1995. - Vol. 236, № 2. - P. 173-180.
  10. Zagrodzki P., Ratajczak R. Selenium status, sex hormones, and thyroid function in young women // J. Biol. Trace Elem. Res. - 2008. - Vol. 2, № 4. - P. 296-304.
Год: 2017
Город: Шымкент
Категория: Медицина