Современное состояние и будущее атомной энергетики в мире и Казахстане

В статье раскрывается современная ситуация в мировой ядерной индустрии. Рассматривается подход, предлагаемый Международным агентством по атомной энергии, к созданию систем менеджмента организаций атомной промышленности. Делается вывод, что для развития ядерной энергетики в Казахстане имеются все необходимые предпосылки. Дается оценка состоянию нормативно-правовой базы в республике для развития ядерного топливного цикла. Обобщаются результаты техникоэкономических исследований по обоснованию строительства атомной электростанции в стране. Описывается Стратегия развития национальной компании «Казатомпром» до 2025 г. Реализация комплекса мер Стратегии развития позволит повысить эффективность деятельности компании и увеличить стоимость «Казатомпрома». 

Анализ современной ситуации в мировой ядерной индустрии

В начальной фазе становления какой-либо новой технологии трудно правильно оценить как потенциалы новой технологии, так и проблемы, с ней связанные. Такая картина наблюдалась        также в сфере АЭ (атомной энергетики). В 1976 г. эксперты Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) прогнозировали на 2000 г. производство 2 300 ГВт установленной электрической мощности на базе АЭ в мировом масштабе. В действительности было установлено только 350 ГВт, т.е. 15% намечаемой мощности [1; 9].

На конец 2013 г. вклад АЭ в мировое энергообеспечение составил около 6%, а в выработку электроэнергии — немногим более 11% [2; 4].

Как видно из таблицы 1, сегодня в мире действует 435 атомных реакторов суммарной мощностью около 370 ГВт.

Количество действующих  атомных реакторов в мире

Т а б л и ц а  1

     Количество действующих  атомных реакторов в мире

Примечание. Использованы данные работы  [3; 1]. 

Строятся новые блоки, в основном в Азиатском регионе — Китае, Индии, Южной  Корее, Турции, ОАЭ. Эксплуатируются исследовательские, транспортные и другие промышленные реакторы. Основной тип действующих реакторов — легководные, мощность которых составляет примерно  68% всех типов реакторов (табл. 2).

Типы действующих в странах мира реакторов

Т а б л и ц а  2

 Типы действующих в странах мира реакторов

Примечание. Использованы данные работы [2; 5]. 

В настоящее время доля ядерной энергетики в балансе многих стран остается высокой. Так, по данным World Nuclear Association 20 государств более чем на 1/7 зависят от генерирования электроэнергии атомными станциями. Передовые позиции среди них занимают Франция (ядерная электроэнергия в энергобалансе страны составляет около 75%), Швеция (61%), Бельгия (51%), Украина (46%) [2; 4].

Крупнейшей в мире ядерной энергетикой располагает США. В этой стране работает  104 реактора (см.табл. 1), которые производят около 20 % всего электричества. Британия после 20-летнего перерыва приняла решение о строительстве новой АЭС из двух реакторов, которая будет сдана в эксплуатацию в 2023 г. и обеспечит до 7% потребностей страны [4; 3].

Сейчас по всему миру возводится 68 новых ядерных реакторов, большинство из них — в Китае, который стремится быстро снизить зависимость своей электроэнергетики от традиционного каменного угля. Шесть реакторов возводятся в Индии, которая намерена к 2032 г. увеличить производство энергии на АЭС в 14 раз. О намерении развивать ядерную энергетику объявили члены Совета сотрудничества арабских стран Персидского залива — Алжир, Египет, Марокко и Тунис [4; 1].

По прогнозу Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) к 2030 г. объем атомных мощностей в мире вырастет в 2 раза и составит более 700 ГВт [5; 10]. В перспективе опережающий рост спроса на электроэнергию АЭС ожидается в странах Азии. Из всех стран, планирующих дальнейшее использование АЭ, наиболее амбициозные планы преследует Китай.

В России целями реформирования атомной отрасли провозглашены разработка и реализация программы развития ядерной энергетики (40 новых энергоблоков), нацеленной на увеличение к 2030 г. доли атомной генерации в общем объеме выработки электроэнергии в стране с 16 до 25% [2; 3].

Ожидается, что в дальнейшем ядерная энергетика останется составной частью национальных энергетических стратегий даже в тех странах, которые осуществляют поэтапное закрытие атомных станций и ищут им замену. Предполагается, что в обозримом будущем единственным источником, способным существенно увеличить свою долю в мировом балансе и покрыть растущие потребности человечества, является ядерная энергетика.

Повышение надежности и безопасности АЭС — одно из главных направлений дальнейшего развития ядерных технологий в мире

Опыт эксплуатации объектов атомной промышленности в мире показывает, что недостатки организационного и человеческого факторов и слабая культура безопасности в большинстве случаев являлись коренной причиной нарушений, влияющих на их безопасную эксплуатацию. Эти недостатки высветили аварии на АЭС «Три-Майл-Айленд» (США, 1979 г.), Чернобыльской АЭС (СССР, 1986 г.), АЭС «Фукусима-Дайичи» (Япония, 2011 г.).

Эти три крупные аварии за всю историю экплуатации атомных станций имели широкий общественный резонанс, и ущерб от них был достаточно значительным. Однако в большинстве стран мира реакцией на произошедшие аварии стал не отказ от ядерной энергетики, а ужесточение контроля и повышение требований к безопасности АЭС.

Сегодня безопасность ядерной энергетики обеспечивается постоянным контролем со стороны экспертов Международного агентства по атомной энергии. По их мнению, безопасность ядерных установок связывается с состоянием системы «человек–технология–организация», в которой ключевыми вопросами являются:

  • соответствие технологии современным требованиям безопасности и обеспечение качества;
  • наличие в организации интегрированной системы менеджмента;
  • формирование у работников культуры безопасности.

Стандарт CS – R – 3 «Система управления для установок и деятельности» как раз и призван решить поставленные выше вопросы. Данный стандарт относится к категории «требования безопасности» в системе норм МАГАТЭ по безопасности, которые должны выполняться для обеспечения защиты людей и охраны окружающей среды в настоящем и будущем [6; 116].

При разработке GS-R-3 МАГАТЭ учитывались стандарты Международной организации по стандартизации (ISO) в отношении систем менеджмента качества (СМК) (ISO 9001) и систем управления окружающей средой (ISO 14001). МАГАТЭ не преследовало цели дублировать в GS-R-3 какие-либо из стандартов ISO, а, скорее, постаралось установить требования к их комплексному выполнению. Основные сходства и различия в моделях систем менеджмента стандартов ISO 9001 и GS-R-3 показаны на рисунках 1 и 2. 

Модель системы менеджмента качества

Рисунок 1. Модель системы менеджмента качества (данные работы [7]) 

Модель интегрированной системы менеджмента

Рисунок 2. Модель интегрированной системы менеджмента (данные работы [6; 118]) 

Стандарт GS-R-3 служит достижению двух главных целей системы менеджмента [8]:

  • повысить показатели безопасности организации путём планирования и контроля деятельности, связанной с безопасностью, и надзора за ней в нормальных, переходных и аварийных ситуациях;
  • развивать и поддерживать высокую культуру безопасности путём развития и укоренения среди работников и в коллективе правильного поведения и внимательного отношения к вопросам безопасности.

Стандарт GS-R-3 использует принципы менеджмента качества, установленные ISO 9000 и ISO 9004 [9]:

  • ориентация на потребителя;
  • лидерство руководителя;
  • вовлечение работников;
  • процессный подход;
  • системный подход к менеджменту;
  • постоянное улучшение;
  • принятие решений, основанное на фактах;
  • взаимовыгодные отношения с поставщиками.

Помимо известных восьми принципов менеджмента качества, стандарт GS-R-3 использует принципы [10]:

  • интегрированной системы менеджмента (ИСМ), которая подразумевает комплексный учет таких аспектов деятельности предприятий атомной энергетики, как безопасность, качество, охрана труда и здоровья, физическая защита, охрана окружающей среды;
  • культуры безопасности;
  • менеджмента риска.

В целом гармонизация норм и правил каждой страны с документами МАГАТЭ по менеджменту и их чёткое выполнение позволят создать в организациях атомной промышленности любого государства системы более профессионального и отлаженного управления, которые обеспечат соблюдение принципов высокой культуры безопасности на пути к достижению безопасной  эксплуатации объектов атомной промышленности.

Основные предпосылки для развития ядерной энергетики в Казахстане

Уранодобывающая промышленность является одной из стратегически важных отраслей экономики Республики Казахстан (РК). Дело в том, что для развития ядерной энергетики в Казахстане имеются все необходимые предпосылки.

Во-первых, РК занимает второе место в мире по запасам урана. Согласно информации Национальной атомной компании «Казатомпром» (АО «НАК «Казатомпром»), в республике сосредоточено около 19 % мировых разведанных запасов урана [11].

Урановые месторождения в Южно-Казахстанской области разрабатываются уже без малого 100 лет. Значит, ядерная индустрия РК находится отнюдь не в зачаточном состоянии. Не зря анализ развития уранодобывающей отрасли страны за последние годы показывает ее стремительный рост.

Во-вторых, одним из существенных факторов, влияющих на развитие отрасли, является применяемая в Казахстане технология добычи урана. Известно, что традиционными методами добычи урана являются шахтный и карьерный, при которых ураносодержащая руда извлекается из недр на поверхность земли, после чего производится ее переработка посредством дробления, кучного выщелачивания, других физических и (или) химических способов переработки минерального сырья.

В Казахстане в основном применяется метод подземного скважинного выщелачивания, суть которого выражается в том, что основной процесс выщелачивания руды происходит на месте ее естественного залегания, т.е. в недрах.

Метод подземного скважинного выщелачивания представляет собой процесс замкнутого цикла, включающий в себя следующие основные стадии [12]:

  • бурение скважин, установка технического оборудования и сооружение технологического полигона;
  • подача через закачные скважины раствора серной кислоты слабой концентрации в рудоносный горизонт;
  • основной процесс выщелачивания минералов из руды происходит под землей, где уран переходит в так называемый продуктивный раствор; 
  • продуктивный раствор поднимается на поверхность и проходит процесс сорбции и десорбции в ионообменных колоннах. Затем из товарного десорбата происходят осаждение и сушка урана до получения желтого кека;
  • желтый кек перерабатывается в закись–окись урана на одном из трех аффинажных заводов.

За время применения данный метод показал свою эффективность, которая выражается в том, что среднее время разработки эксплуатационных блоков не превышает 4–5 лет. Кроме того, метод подземного скважинного выщелачивания является экономичным, поскольку не требует строительства дорогостоящих производств для добычи и переработки руды, хранения урановых хвостов. Также необходимо отметить, что рассматриваемый метод признается наиболее оптимальным с экологической точки зрения, поскольку воздействие на человека и окружающую среду при данном методе является минимальным [13; 30].

В-третьих, согласно типовой дефиниции, атомная промышленность представляет собой совокупность предприятий (фирм), научно-исследовательских учреждений (НИУ) и проектноконструкторских организаций по добыче радиоактивных руд; производству радиоактивных веществ; разработке, производству, ремонту, модернизации и утилизации ядерных реакторов, радиационных установок для народного хозяйства и оборудования атомных электростанций; а также по созданию, приобретению и утилизации ядерного оружия.

Характерной особенностью атомной отрасли является практически замкнутый цикл производства: почти весь добытый уран поставляется на предприятия, занимающиеся обогащением и конверсией; полученный в результате этой переработки обогащенный урановый продукт идет на производство ядерного топлива, которое используется для генерации электроэнергии на АЭС, а часть, после дополнительного обогащения, — на производство ядерного оружия. Контроль и поддержание функционирования АЭС осуществляются с помощью оборудования и приборов, произведенных на машиностроительных предприятиях отрасли [2; 6].

У Казахстана, для того чтобы реализовать замыкание цикла и развитие высокотехнологичных переделов в атомной промышленности, есть значительные преимущества: наличие ресурсной базы и технологий.

В настоящее время АО «НАК «Казатомпром» ведет работу по созданию вертикально интегрированного комплекса ядерного топливного цикла. Имея в наличии такие звенья цикла, как добыча урана и производство топливных таблеток, сейчас реализуются планы по совместным проектам в области конверсии, обогащения урана и производства тепловыделяющих сборок в партнерстве с ведущими мировыми компаниями.

В-четвертых, в республике расположен АО «Ульбинский металлургический завод» (УМЗ), который производит высокотехнологичную урановую, бериллиевую, танталовую продукцию для нужд атомной энергетики, электронной, аэрокосмической, металлургической промышленности и других областей деятельности. Завод обладает технологиями изготовления компонентов ядерного топлива для АЭС и имеет более чем пятидесятилетний опыт работы. Сегодня это предприятие является сертифицированным производителем порошков и топливных таблеток диоксида урана и поставляет урансодержащую продукцию для ведущих мировых компаний США, Европы, Китая, Японии.

Можно   привести   следующие   данные,   иллюстрирующие   ряд   неоспоримых   преимуществ у атомной энергетики, работающей штатно. Например, одна выпускаемая УМЗ топливная таблетка весом в 4 грамма по вырабатываемой энергомощности эквивалентна одной тонне сжигаемого высококачественного угля. Средняя ТЭЦ сжигает 3 тыс. т угля в сутки, а 77 т топливных таблеток обеспечивают выработку энергии в течение 4 лет.  ТЭЦ  в  среднем  сжигает  1  млн  т  угля  в год. При этом выбрасывает более 15 тыс. т вредных выбросов. УМЗ выбрасывает всего 5 т вредных веществ в год. Их концентрация составляет десятитысячную грамма в кубометре [14; 24].

Не каждый прибор может зафиксировать такую концентрацию. Значит, проблем с выбросами и загрязнением воздуха почти не существует. Поэтому считается, что атомная промышленность — это экологически чистая отрасль.

В перспективе на Ульбинском металлургическом заводе планируется создать производство для изготовления ядерного топлива, которое будет поставляться для АЭС в страны Азиатского региона. Будут использованы современные ядерные технологии, которыми обладают только страны, входящие в число наиболее технически развитых.

В-пятых, в РК научно-техническая сфера атомной отрасли сосредоточена в таких специализированных научных и технических организациях, как РГП «Национальный ядерный центр» (РГП  «НЯЦ РК»), РГП «Институт ядерной физики», АО «НАК «Казатомпром» (Институт высоких технологий), Научно-технический центр «Безопасность ядерных технологий». Эти организации являются основой для эффективного развития и внедрения современных ядерно-физических технологий в энергетике, промышленности, медицине, сельском хозяйстве и обеспечивают исследования в области развития и безопасности АЭС.

Особо следует выделить наиболее значимые проекты, которые удалось осуществить РГП «НЯЦ РК» вместе с японскими коллегами. Так, в последние годы в РГП «НЯЦ РК» совместно с японскими организациями было реализовано несколько крупных и уникальных с технической точки зрения проектов. Первым был проект COTELS. В его рамках совместно со специалистами компаний Nupec и Marubeni были выполнены сложные исследования процессов, сопровождающих «тяжелую» аварию на легководном энергетическом реакторе с плавлением активной зоны. Эксперименты проводились на специально разработанном для этих целей стенде ангара и реакторе ИГР. Была получена очень ценная информация, которая подтвердила возможность смягчения последствий и управления тяжелой аварией на АЭС.

Не менее важным стал совместный с Агентством по атомной энергии Японии (JAEA) проект EAGLE, который также посвящен решению ключевых проблем безопасности АЭС, но уже для создаваемого в настоящее время в Японии коммерческого реактора на быстрых нейтронах с натриевым теплоносителем. Главный результат проекта — демонстрация возможности использования специальных конструкций в активной зоне реактора для направленного (контролируемого) перемещения части расплавленного топлива за пределы активной зоны во время аварии. Это позволит избежать повторной критичности [15; 6].

НЯЦ РК является участником международного консорциума, который будет заниматься созданием реактора будущего поколения MYRRHA — многофункционального, с быстрым энергетическим спектром нейтронов, способного работать как в подкритическом, так и в критическом режимах и запускаемого с помощью протонного ускорителя.

В-шестых, Казахстан имеет опыт эксплуатации первого в мире опытно-промышленного реактора на быстрых нейтронах БН-350 (в настоящее время выведен из эксплуатации). Продолжают действовать три ядерных реактора в исследовательских целях.

Кроме того, на территории республики действовал крупнейший в мире Семипалатинский испытательный полигон (СИП), на котором была взорвана первая советская атомная бомба. СИП закрыт Указом Президента РК от 29 августа 1991 г. в связи с присоединением Казахстана к Договору о нераспространении ядерного оружия и отказом от четвертого в мире боевого  ядерного  арсенала [16; 27].

И наконец, в РК создана законодательная и нормативная база, регулирующая основные аспекты деятельности по мирному использованию атомной энергии, в том числе Стандарты государственных услуг в сфере использования атомной энергии и Правила физической защиты ядерных материалов и ядерных установок. Об этом речь пойдет ниже.

Состояние нормативно-правовой базы в Казахстане для развития ядерного топливного цикла

Признавая преимущества атомной энергетики перед традиционными способами получения электричества и тепла, остается выяснить, имеет ли в настоящее время Республика Казахстан достаточно прочную нормативную базу для того, чтобы развивать ядерный топливный цикл. Попытаемся ответить на поставленный вопрос, опираясь на Схему нормативно-технического регулирования РК в сфере безопасности использования атомной энергии (рис. 3), разработанную авторами работы [16; 29].

  1. Как известно, советские Нормы радиационной безопасности (НРБ-76/87) действовали в Казахстане до 1996 г., пока республиканские органы санэпиднадзора не утвердили НРБ-96,  которые, в свою очередь, были пересмотрены три года спустя и получили аббревиатуру НРБ-99. В настоящее время в Казахстане вместо НРБ-99 действуют гигиенические нормативы «Санитарноэпидемиологические требования к обеспечению радиационной безопасности», принятые постановлением Правительства РК от 3 февраля 2012 г. №
  2. В РК вплоть до 2003 г. действовали Основные санитарные правила работы с радиоактивными веществами и другими ИИИ (источниками ионизирующих излучений) (ОСП — 72/87). В 2003 г. на основе ОСП — 72/87 с учетом некоторых изменений данных о воздействии ионизирующего излучения на организм человека, накопленного дополнительного опыта по осуществлению радиационного контроля и проведению профилактических мероприятий в соответствующих учреждениях и во внешней среде были разработаны Санитарно-гигиенические требования по обеспечению радиационной безопасности (СГТОРБ-2003). В 2010 г. на смену СГТОРБ-2003 были приняты Санитарноэпидемиологические требования к обеспечению радиационной безопасности (СЭТОРБ-2010), на основе которых 3 февраля 2012 г. Правительство Республики Казахстан постановлением № 202 утвердило санитарные правила «Санитарно-эпидемиологические требования к обеспечению радиационной безопасности». Действующие сегодня санитарные правила регламентируют стандарты радиационной безопасности при проектировании и эксплуатации радиационно-опасных объектов, при  обращении с НИИ (радионуклидными источниками, радиоизотопными приборами и устройствами, генерирующими ионизирующее излучение, радиоактивными отходами), при осуществлении производственного радиационного контроля, при медицинском облучении, при воздействии природных источников излучения и при радиационных авариях.

 Схема нормативно-технического регулирования Республики Казахстан в сфере безопасности использования атомной энергии

 

Рисунок 3. Схема нормативно-технического регулирования Республики Казахстан в сфере безопасности использования атомной энергии (данные работы [16; 29]) 

  1. Постановлением № 308 от 11 марта 2012 г. Правительство РК утвердило санитарные правила «Санитарно-эпидемиологические требования к радиационно-опасным объектам», которые содержат нормы проектирования (водоснабжения, канализации, освещения, вентиляции), содержания, эксплуатации, ликвидации, консервации и перепрофилирования объектов использования атомной энергии.
  1. Наиболее существенная экологическая проблема, связанная с развитием атомной энергетики и промышленности во всем мире, обусловлена радиоактивными отходами, которые образуются на всех этапах ядерного топливного цикла — от добычи урана до обращения с отработавшим ядерным топливом.

Требования к радиационной безопасности при обращении с радиоактивными отходами распространяются на все организации, использующие радиоактивные вещества и осуществляющие транспортирование и захоронение радиоактивных отходов, за исключением атомных электростанций, радиационная безопасность которых до 2010 г. в Казахстане регламентировалась Санитарными правилами проектирования и эксплуатации атомных электростанций (СП АЭС-79). Для регулирования стандартов ядерной безопасности в Казахстане в течение 19 лет наряду с СП АЭС-79 также действовали Правила ядерной безопасности атомных электростанций (ПБЯ 04-74), Правила проектирования и эксплуатации систем аварийной сигнализации о возникновении самоподдерживающейся цепной реакции и организации мероприятий по ограничению ее последствий при переработке, хранении и транспортировке ядерно-опасных делящихся материалов (ПБЯ-06-09-91), Правила ядерной безопасности исследовательских реакторов (ПБЯ-03-75), Правила ядерной безопасности критических стендов (ПБЯ-02-78) и Правила ядерной безопасности при хранении и транспортировке ядерно-опасных делящихся материалов (ПБЯ-06-09-90). В 2010 г. на основе этих документов были разработаны собственные  технические  регламенты:  «Ядерная  и  радиационная  безопасность  атомных  станций»  и

«Ядерная и радиационная безопасность исследовательских ядерных установок», утвержденные постановлениями Правительства Республики Казахстан от 1 июля 2010 г. № 683 и № 684 соответственно. Общий технический регламент «Ядерная и радиационная безопасность» был утвержден 30 июля 2010 г. постановлением Правительства Республики Казахстан № 768.

  1. Движение радиоактивных веществ и материалов между различными объектами использования атомной энергии является важной составляющей инфраструктуры ядерного топливного цикла и регулируется Правилами транспортировки ядерных материалов и источников ионизирующего излучения, которые были разработаны в 2011 г. на основе Правил безопасности при транспортировании радиоактивных веществ (ПБТРВ-73) и Правил безопасной транспортировки радиоактивных материалов (ПБТРМ-99). При транспортировании радиоактивных веществ и материалов казахстанские предприятия атомной отрасли также руководствуются Правилами перевозок опасных грузов, утвержденных постановлением Правительства Республики Казахстан от 12 марта 2004 г. № 316 и Европейским соглашением о международной дорожной перевозке опасных грузов (ДОПОГ).
  2. Помимо санитарных правил и гигиенических норм по радиационной защите для контроля безопасной эксплуатации объектов использования атомной энергии в Казахстане также применяются требования Комитета по государственному контролю за ЧС и промышленной безопасностью Министерства по чрезвычайным ситуациям. Закон Республики Казахстан «О радиационной безопасности населения» от 23 апреля 1998 г. № 219-1 регулирует общественные отношения в области охраны здоровья человека и его защиты от вредного воздействия ионизирующего излучения. Кроме того, согласно Закону Республики Казахстан «О гражданской защите» от 11 апреля 2014 г. №188-V все предприятия, на которых производятся, используются, перерабатываются, образуются, хранятся, транспортируются или уничтожаются ИИИ, являются опасными производственными объектами и подлежат обязательному декларированию промышленной безопасности. Также 10 ноября 2011 г. приказом Министра по ЧС Республики Казахстан № 455 были утверждены Требования промышленной безопасности при обращении с источниками ионизирующего излучения.
  3. Безусловно, международные договоры и конвенции, как и технические документы и отчеты МАГАТЭ, играют важную роль в формировании нормативно-правовой базы ядерного регулирования, однако основным для участников атомной отрасли Казахстана является Закон «Об использовании атомной энергии» от 14 апреля 1997 г. № Этот Закон определяет основу и принципы регулирования общественных отношений в области защиты здоровья и жизни людей, охраны окружающей среды, нераспространения ядерного оружия, обеспечения и контроля ядерной и радиационной безопасности при использовании атомной энергии.
  4. Комитет атомного и энергетического надзора и контроля Министерства энергетики — главный Уполномоченный орган Республики Казахстан в области использования атомной энергии. Комитет выдает разрешения на выполнение работ в области использования атомной энергии, проверяет соблюдение условий действия лицензий и проводит аттестацию лиц, ответственных за радиационную безопасность в организациях, использующих ИИИ, ведет их реестровый учет и осуществляет другие административные функции, формулирующие справедливую ядерно-энергетическую политику государства, гарантом которой является Конституция.

На рисунке 4 изображена пирамида нормативно-правовых актов РК, служащих инструментами государственного регулирования в области ядерной и радиационной безопасности. Она (пирамида) построена по аналогу, предложенному в работе [17; 22–27]. Дело в том, что законодательные основы безопасного использования атомной энергии в Казахстане и России [17] имеют  схожие иерархические структуры. 

 Законодательные основы государственного регулирования Республики Казахстан в области безопасности использования атомной энергии

Рисунок 4. Законодательные основы государственного регулирования Республики Казахстан в области безопасности использования атомной энергии (данные работы [16; 28]) 

В целом, обобщая все сказанное выше, можно сделать вывод, что нормативно-правовая база системы ядерного регулирования в Республике Казахстан охватывает все виды деятельности, связанной с использованием атомной энергии. Эффективность действующих законов, норм, регламентов и правил по ядерной и радиационной безопасности подтверждается отсутствием значительных инцидентов на объектах, применяющих ИИИ, в течение всего периода их функционирования в Казахстане — от советской эпохи, когда вблизи Семипалатинска закладывались основы атомной энергетики и промышленности СССР, до наших дней.

Результаты технико-экономических исследований по обоснованию строительства АЭС в Казахстане

Авария на японской АЭС «Фукусима» привела к пересмотру национальных концепций развития атомной энергетики. При этом конечные результаты аналитического процесса значительно отличаются друг от друга. Одни страны уже ввели запрет на строительство новых АЭС, другие объявили о необходимости дальнейшего использования атомной энергетики АЭ, а третьи ввели временный мораторий на строительство или эксплуатацию атомных электростанций [1; 8].

Казахстан сегодня относится к категории стран, которые приняли решение о реализации ядерноэнергетической программы и активно создают необходимую инфраструктуру [5; 10].

  1. Следует отметить, что еще в 1997 г. компетентными органами РК изучался вопрос строительства АЭС мощностью 640 МВт в районе поселка Улькен, вблизи озера Балхаш. Было разработано технико-экономическое обоснование (на базе реакторной установки ВВЭР-640), однако решение о строительстве не было принято.
  2. В 2006 г. для реализации проекта сооружения АЭС в районе города Актау было создано АО «Казахстанско-Российская компания «Атомные станции». Предприятием было разработано технико- экономическое обоснование «Строительство атомной станции с реакторными установками ВБЭР-300 в Мангистауской области». ТЭО прошло установленные законодательством согласования и заключения, включая государственную экологическую экспертизу. В дальнейшем работы по проекту были приостановлены в связи с необходимостью принятия межправительственного Соглашения с Российской Федерацией по совместному проектированию и строительству АЭС с реакторной установкой ВБЭР-300.
  1. В 2006–2009 гг. РГП  «НЯЦ  РК»  были  выполнены  технико-экономические  исследования на предмет обоснования строительства АЭС в РК.  Результаты,  полученные  ранее,  стали основой для выбора места ее размещения и конфигурации. Кроме того, принимая во внимание особенности энергосистемы Казахстана, а также современное развитие проектов ядерных реакторов, была определена целесообразность использования в составе будущей АЭС легководных реакторов с единичной мощностью 600-1 000 МВт.
  2. В 2013 г. по поручению Президента РК была организована работа правительственной комиссии и межведомственной группы по выбору места размещения АЭС.

Результаты исследований РГП «НЯЦ РК» [15; 6] послужили основой для выводов межведомственной рабочей группы и правительственной комиссии по определению мест строительства АЭС. Было принято решение рассматривать для строительства АЭС район озера Балхаш — поселок Улькен и район Курчатова. Тип будущего реактора — легководный, мощностью до 1000 МВт.

  1. В мае 2014 г. был утвержден план первоочередных мероприятий по строительству атомных электростанций в РК. В соответствии с планом в дальнейшем будут разработаны техникоэкономические обоснования о возведении АЭС для двух названных выше районов. И по их результатам, с учетом мнения местных представительных органов власти, будет принято окончательное решение Правительства РК о строительстве объекта.

На сегодня Казахстаном ратифицирован ряд международных соглашений, которые позволяют наладить широкое сотрудничество со странами, являющимися основными разработчиками и поставщиками ядерных технологий.

Новая Стратегия развития АО «НАК» Казатомпром» на период с 2015 по 2025 гг.

Осуществление Стратегии в 2015–2025 гг. [18, 19] позволит «Казатомпрому» и Казахстану сохранить достигнутые лидирующие позиции в мире по добыче природного урана. Для этого компания будет развивать действующие и строить новые рудники, внедрять передовые технологии, направленные на повышение эффективности и снижение себестоимости добычи урана. Планируется наладить производство тепловыделяющих сборок.

В перспективе диверсификация производства позволит компании получать дополнительную прибыль от  продажи  готовой  продукции  для  атомных  электростанций  мира.  Большое  внимание в рамках трансформации будет уделено укреплению функций маркетинга. Наряду с усилением данного блока запланировано создание трейдинговой компании по аналогии с крупными международными уранодобывающими компаниями, которая будет заниматься продажами продукции «Казатомпрома».

В будущем ожидаются изменение организационной структуры и передача непрофильных активов  компании  в  конкурентную  среду  с  целью  концентрации  на  основных  видах  деятельности. До 2019 г. из состава «Казатомпрома» планируется вывести 27 непрофильных предприятий, оказывающих услуги, в частности, различные химические производства, сервисные компании и т. д. Вместе с тем процесс освобождения от непрофильных активов не коснется добычных предприятий.

В дальнейшем для повышения эффективности и улучшения производственно-финансовых показателей деятельности холдинга в рамках программы трансформации намечаются совершенствование системы корпоративного управления, оптимизация и автоматизация бизнес-процессов.

В рамках усиления контроля над производственным процессом офисы всех добычных предприятий планируется перевести из Алматы в Шымкент и Кызылорду.

Ожидается, что в результате принятых мер к 2025 г. показатель экономической добавленной стоимости (EVA) «Казатомпрома» составит плюс 32 млрд тенге.

 

 

Список литературы

  1. Лохман Б. Имеет ли будущее атомная энергетика // АльПари. — 2011. — № 1. — С. 8–14.
  2. Фролов И.Э. Атомная промышленность России: итоги реформирования, политика и проблемы развития // Проблемы прогнозирования. — 2014. — № 6. — С. 3–15.
  3. Омар Б. Атом возвращается // Новое поколение. — 2015. — 23 янв. — № 8 (1237). — С.
  4. Тукумов Е. Мирный атом: мифы и реальность // Казахстанская правда. — 2014. — 9 апр. — С. 1,
  5. Джаксалиев Б. Атомная энергетика: полный цикл от ископаемого урана до АЭС // Казахстанская правда. — 22 авг. — С. 10.
  6. Сметник А.А.,  Мурлис  Д.В.  Менеджмент  качества  и  культура  безопасности  в  атомной  отрасли  //  Менеджмент в России и за рубежом. — 2015. — № 4. — С. 115–123.
  7. ГОСТ ISO 9001-2011. Системы менеджмента качества. Требования. — [ЭР]. Режим доступа: www.testexpert.ru
  8. The management system for facilities and activities. Safety reguirements series No. GS – R – 3. IAEA,
  9. ГОСТ ISO 9000-2011. Системы менеджмента качества. Основные положения и словарь. — [ЭР]. Режим доступа: testexpert.ru
  10. Management system standards: Corparison between IAEA GS – R – 3 and ISO 9001: Safety reports series No. 69. IAEA, 2012.
  11. [ЭР]. Режим доступа: http: // www. kz / ru / pages / Atomnaya – energetika_v_Kazahstane.
  12. [ЭР]. Режим доступа: http: // www. kz / ru / pages / metod_pv.
  13. Кудайберген Г. Налоговый учет при добыче урана методом подземного скважинного выщелачивания // Промышленность Казахстана. — 2013. — № 3 (78). — С. 30–32.
  14. Донских А. Микрозиверты уранового производства // Казахстанская правда. — 2014. — 20 июня. — С.
  15. Борисов С. Главная доминанта — безопасность атомной энергетики // Казахстанская правда. — 2014. — 9 июля — С.
  16. Зубова О., Ким Д. Техническое регулирование в сфере использования атомной энергии в Республике Казахстан //Промышленность Казахстана. — 2015. — № 2 (89). — С. 27–31.
  17. Хамаза А.А. Основы ядерного регулирования в России // Стандарты и качество. — М.: РИА «Стандарты и качество», — № 2 (908). — С. 22–27.
  18. Алибекова Р. Время масштабных преобразований // Казахстанская правда. — 2015. — 17 окт. — С.
  19. Кононенко О. «Казатомпром» намерен сохранить лидерство в добыче урана // Панорама. — 2015. — № 33. — 4 сент.— С. 5.
Год: 2016
Город: Караганда
Категория: Экономика