Понятие конституционно-правовой ответственности и ее комплексный характер

Конституционная ответственность - это принудительное применение законодательно закрепленных конституционных санкций к субъектам конституционно-правовых отношений в случае невыполнения (ненадлежащего исполнения) ими своих конституционных обязанностей(полномочий) или за злоупотребление конституционными правами (полномочиями).

Юридический факт как основание возникновения юридической ответственности 

Необходимым элементом основания конституционно-правовой ответственности является наличие вины.  Однако  здесь   требуется  правильное  понимание  таких   ее  психологических   форм,   как   умысел и неосторожность. Используя в конституционном праве эти категории, конечно, противоестественно говорить, например, о «неосторожном» неудовлетворении требований, предъявляемых к деятельности должностного лица, о «неосторожном» отсутствии контроля и т.п. Однако вполне естественно было бы сказать о неполноценности или нерадивости должностного лица, которое неумышленно допустило в своей деятельности очевидные нарушения, т.е. совершило действия или бездействие, которые в других отраслях права как раз и признаются неосторожными.

Так,  согласно  Конституции  РФ,  принятой  всенародным  голосованием  12  декабря  1993  г.,  никто не может присваивать власть в Российской Федерации (ч. 4 ст. 3). Захват власти или присвоение властных полномочий   преследуются   по   федеральному   закону.   В   ч.   4   ст.   13   Конституции   РФ указывается: «Запрещается создание и деятельность общественных объединений, цели или действия которых направлены на насильственное изменение основ конституционного строя и нарушение целостности Российской Федерации, подрыв безопасности государства, создание вооруженных формирований, разжигание социальной, расовой, национальной и религиозной розни». Такого рода запреты на совершение тех или иных деяний требуют установления юридической ответственности в различных отраслях права. Они детализируются в Уголовном кодексе РФ и других нормативных актах. Поэтому противоправное деяние, нарушающее эти  запреты,  нарушает  одновременно  два  вида  правоотношений: конституционно-правовое и конкретное правоотношение другой отрасли права, детализирующее  конституционно-правовое отношение. Однако эти нарушения влекут за собой применение той меры ответственности, которая установлена законодательством. Такая мера всегда определяется той отраслью права, которая конкретизирует конституционно-правовой запрет.

Что же касается самого запрета, то он лишь указывает на безусловную необходимость правовой реакции государства, привлечения  виновного субъекта  к правовой  ответственности.  Все  это, разумеется, не означает, что конституционно-правовая ответственность всегда обеспечивается только каким-либо иным видом ответственности. Конституционная ответственность является одним из важных способов. Если такие виды юридической ответственности как уголовная, административная, дисциплинарная, гражданско- правовая, материальная можно признать достаточно исследованными концептуально, то системное изложение конституционной ответственности продолжает относиться к числу малоизученных проблем. Это частично обусловило тот факт, что российское законодательство обстоятельно закрепляет все виды юридической ответственности, за исключением конституционной ответственности, которая весьма фрагментарно и непоследовательно прописана в Конституции РФ и законах. Отсутствует как конституционное,  так   и   законодательное   обеспечение   института   конституционной   ответственности. В Конституции РФ даже не употребляется понятие «конституционная ответственность», хотя в ней содержатся отдельные положения конституционной ответственности [1].

Вышеназванные недостатки не позволяют в полной мере использовать конституционную ответственность для осуществления её многофункционального назначения. Это обусловливает как актуальность концептуального исследования конституционной ответственности, так и необходимость выдвижения системных предложений о путях её законодательного  закрепления.  Одновременно характерной чертой современного российского законодательства является увеличение количества законов, регулирующих   конституционную    ответственность    в    некоторых    областях.    Особенно    интенсивно в законодательстве отражаются меры конституционной ответственности органов государственной власти субъектов РФ, их должностных лиц. Так, развитию федеративных отношений способствовало введение законодательно закрепленных мер конституционной ответственности в  отношении  органов государственной власти субъектов РФ, их должностных лиц. В 2000 году в Федеральный закон от 6 октября 1999 года «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» были внесены изменения и дополнения. Предусматривалась возможность применения таких мер конституционной ответственности, как предупреждение, и после этого отстранение от должности высшего должностного лица  субъекта  РФ, роспуск законодательного (представительного)  органа  государственной власти субъекта  РФ.  Закрепление в федеральном законе, а не в Конституции РФ мер конституционной ответственности вызвало многочисленные  дискуссии  среди  юристов.  Важно,  что  в  Постановлении  Конституционного  Суда  РФ от 4 апреля 2002 г. было признано, что положения Федерального закона «Об общих принципах  организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», предусматривающие названные меры федерального воздействия, соответствуют Конституции РФ. Конституционный Суд РФ также указал на необходимость принятия адекватных мер федерального воздействия в целях защиты Конституции РФ, обеспечения ее высшей юридической силы, верховенства и прямого действия.

В 2003 году в соответствии с Федеральным законом «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» была ведена, в частности, такая мера, как временное возложение отдельных полномочий органов государственной власти субъектов РФ на федеральные органы государственной власти. Процесс законодательного закрепления санкций в отношении органов государственной власти субъектов РФ и некоторых иных субъектов конституционной ответственности продолжается. В то же время в условиях отсутствия целостной теории конституционной ответственности развитие её в качестве института идёт отрывочно, несистемно. Этим определяется необходимость соответствующего концептуального обоснования, что во многом обусловливает актуальность настоящего исследования.

Пример:

Прочитайте диспозиции следующих статей УК РФ: ст. 159 «Мошенничество», ст. 160 «Присвоение и растрата», ст. 172 «Незаконная банковская деятельность», ст. 174 «Легализация (отмывание) денежных  средств   или   иного   имущества,   приобретенных   другими   лицами   преступным   путем», ст. 174.1 «Легализация  (отмывание)  денежных  средств   или  иного  имущества,  приобретенных   лицом в результате  совершения  им  преступления»,  ст. 195 «Неправомерные   действия   при   банкротстве», ст. 196 «Преднамеренное банкротство», ст. 197 «Фиктивное банкротство», ст. 198 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с физического лица», ст. 199 «Уклонение от уплаты налогов и (или) сборов с организации», ст. 199.1 «Неисполнение обязанностей налогового агента», ст. 199.2  «Сокрытие денежных средств либо имущества организации или индивидуального предпринимателя, за счет которых должно производиться взыскание налогов и (или) сборов».

Перед эмиссией акций ОАО «Старбанк» основная часть его топ-менеджеров берет в ОАО «Старбанке» крупные суммы кредитов на льготных условиях. На данные кредиты покупаются акции «Старбанка». При этом именно топ-менеджерами принимается решение о некотором занижении первоначальной цены  на акции банка для того, чтобы в покупке акций могли принять участие рядовые граждане. Через определенное время акции выросли в цене в 3 раза. Руководители «Старбанка» частично продают свои пакеты акций, чтобы вернуть кредиты. В результате данных действий топ-менеджмент без вложений в банк существенно расширяет свои уже имеющиеся пакеты акций. Действия топ-менеджеров «Старбанка» являются незаконными. За эти действия топ-менеджеры подлежат ответственности по п. «б» ч. 3 и ч. 4 ст. 174.1 «Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных лицом в результате совершения им преступления». Ущерб считается исходя из количества похищенных  денежных  средств банка, с учетом упущенной выгоды банка. Ущерб может быть либо обычным либо в крупном размере. Согласно примечанию к ст. 174 УК РК, финансовыми операциями и другими сделками с денежными средствами  или иным имуществом,  совершенными  в крупном  размере,  в ст.  174 УК РК, а также в    статье 174.1 УК РК признаются финансовые операции и другие сделки с денежными средствами или иным имуществом, совершенные на сумму, превышающую шесть миллионов рублей.

Место и роль конституционно-правовой ответственности в общей системе юридической ответственности государства. Юридическая ответственность - важнейший институт любой правовой системы, один из сущностных признаков права, необходимый элемент механизма его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест как в общей теории права,  так и в отраслевых юридических науках, включая и конституционное право. Конституционно-правовая ответственность - это прежде всего отрицательная оценка государством деятельности граждан, государственного органа, должностного лица и туда., а также мера принуждения, реализация санкции правовой нормы. Наряду с общими признаками, свойственными всем другим видам ответственности, конституционно-правовая ответственность имеет свои особенности, не свойственные ни одному другому виду юридической ответственности. Эти особенности обусловлены специфическими свойствами предмета конституционного права. Конституционное право регулирует основополагающие  отношения, определяющие содержание всех других общественных отношений во всех сферах жизнедеятельности общества. Оно устанавливает не только принцип безусловной наказуемости всех деяний, нарушающих общественные отношения, но и общие запреты на совершение тех или иных деяний.

Господствующей в литературе о юридической ответственности является ее трактовка как меры государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий в форме ограничений (лишений) личного или имущественного порядка. Поскольку юридическая ответственность является одним из важнейших средств организации правильного (должного) исполнения предписаний правовых актов, предупреждения и пресечения нежелательного с точки зрения закона поведения субъектов общественных   отношений,   она   является   категорией,   свойственной   всем   отраслям   права,     включая и конституционное. В тех случаях, когда конституционные нормы позволяют законодателю установить ограничения закрепляемых ими прав, он не может осуществлять такое регулирование, которое посягало бы на само существо того или иного права и приводило бы к утрате его реального содержания; при допустимости ограничения того или иного права в соответствии с конституционно одобряемыми целями государство, обеспечивая баланс конституционно защищаемых ценностей и  интересов,  должно использовать не чрезмерные, а только необходимые и строго обусловленные этими  целями меры. Публичные интересы, перечисленные в ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, могут оправдать  правовые ограничения прав и свобод, только если такие ограничения отвечают  требованиям  справедливости, являются адекватными, пропорциональными, соразмерными и необходимыми для защиты конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, не имеют обратной силы и не затрагивают само существо конституционного права, т.е. не ограничивают пределы и применение основного содержания соответствующих конституционных норм [2]. Чтобы исключить возможность несоразмерного ограничения прав и свобод человека и гражданина в конкретной правоприменительной ситуации, норма должна быть формально определенной, точной, четкой и ясной, не допускающей расширительного толкования установленных ограничений и, следовательно, произвольного их применения. Будучи одним из видов юридической ответственности, конституционно-правовая ответственность обладает всеми общими признаками, которые выделяют юридическую ответственность среди других социальных явлений. Она,   как и любая другая юридическая ответственность, является мерой государственного принуждения, основанной на юридическом и общественном осуждении правонарушения и выражающейся в установлении для правонарушителя определенных отрицательных последствий.

Принуждение как общий признак юридической ответственности является государственно-властным способом подавления отрицательных волевых устремлений отдельных субъектов для обеспечения их подчинения нормам права [3]. В праве используются самые разнообразные способы принуждения, объективно обусловленные основаниями и целями их применения. Используя принуждение, государство не только воздействует на правонарушителей, но и осуществляет меры, направленные на предупреждение правонарушений. Конституция Российской Федерации - основной источник осуществления конституционно-правовой ответственности. Особенность конституционного права, как отмечалось ранее, состоит в том, что конституционно-правовое регулирование общественных отношений в различных сферах жизни, охватываемых этой отраслью, неодинаково. В одних сферах жизни общества нормы конституционного права регулируют лишь основополагающие отношения. Во всем  объеме  их регулирование осуществляется другими отраслями права. В других сферах жизни общества предметом конституционного права охватывается весь комплекс общественных отношений. Именно в этих сферах общественной жизни конституционно-правовая ответственность и применяется, так сказать,  в «чистом» виде, как особый вид юридической ответственности. Правда, и здесь не исключено положение, когда государство вынуждено для защиты определенных общественных отношений прибегать к мерам не только конституционно-правовой, но и иных видов юридической ответственности. Использование иных видов юридической ответственности в этих случаях связано с тем, что все общественные  отношения, составляющие предмет конституционного права, являются базовыми, основополагающими. Они образуют фундамент всего здания сложной системы социальных связей, подлежащих правовому воздействию.  Все они являются системообразующими, оформляющими целостность общества, его единство как организованной и функционирующей структуры, основанной на общих началах политического, экономического и социального устройства.

 

Литература

  1. Козлов Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учебник. - 4-е изд. перераб. и доп. - М: ТК Велби: Проспект, 2007. - 608 с.
  2. Конституционное (государственное) право Российской Федерации: Учеб. пособие / Н.И. Шаповалов, СВ. Иванеев, М.М. Стребков. - М.: МФПА,
  3. Баглай М.В.   Конституционное   право   Российской   Федерации:   учебник   для   юридических  вузов и факультетов. - М: Норма, 2007. - 784 с.
Год: 2012
Город: Павлодар
Категория: Юриспруденция