Хрематистика и современная экономика 

Цель исследования – показать, что современная рыночная система является системой всепроницающей хрематистики, губительной бездуховной формы  хозяйствования,  ведущей  к победе «культуры потребления» над Культурой. На этом фоне предпринимается попытка наметить альтернативные пути развития, на которых может быть найдено решение острейших духовных проблем современности.

Методология – совокупность прогрессивных методов экономического анализа: исторический, индукции, логической абстракции, каузальный, функциональный, системный и др.

Оригинальность/ценность – представленная работа позволяет овладеть различением как методологических пороков ныне господствующей хрематистики, так и элементарных основ праведной экономики, экономики, способной привести к благоденствию всего народа.

Выводы – ложное миропонимание в сфере экономики привело к глубочайшим заблуждениям, экономикафактическипрекратиласвоесуществованиекакобщественно-полезнаянаука,  переродившись в хрематистику, в «искусство» делать деньги и наживать богатства, прежде всего, за счет разорения собственного народа. По любым как частным, так и общим вопросам экономика и хрематистика дают противоположные, взаимоисключающие выводы и рекомендации.

Каждый из нас знаком со словом «экономика», хотя разные люди вкладывают в это понятие различное содержание. И вопрос «что такое экономика?» многих может поставить в тупик. Это не удивительно, потому что живя в окружении экономики, нам трудно сказать, что это такое. Экономика настолько общее, емкое, многозначное понятие, что определить его одним предложением невозможно. Это связано с тем, что под одним и тем же термином «экономика» скрываются две принципиально противоположные системы знаний, ведущие по каждой из конкретных практических проблем к взаимно исключающим выводам и рекомендациям. Одна система знаний ориентирована на общественно полезные решения, на удовлетворение естественных потребностей большинства населения. Вторая система знаний не имеет отношения к интересам большинства, в ее задачи входит разработка методов корпоративного и личного обогащения, которые в большинстве случаев имеют противоположное целеполагание и сводятся к возможности выманить деньги из карманов большинства, подводя под это юридически состоятельное обоснование.

В отличие от первой вторая система знаний еще в глубокой древности именовалась – хрематистикой. Тем не менее, такое разграничение сегодня не существует, страна живет в условиях концептуально неопределенного управления, которое порождает двойственность в системе экономических взглядов. Поэтому, прежде чем оценить определенные экономические взгляды, выводы, рекомендации, важно определиться, с каких мировоззренческих позиций даются эти оценки. Например, отношения цены на энергоресурсы к ценам на другие товары в Казахстане в два-три раза выше, чем аналогичные отношения в других странах. Это относительное завышение цен на энергию является «мудрым» решением с точки зрения интересов корпоративных менеджеров KEGOC, но это убийственное решение по  отношению к производящему сектору и населению Казахстана, абсолютно безграмотное с позиций общественно- полезной экономики.

Поэтому мы должны понимать сущность и той и другой системы знаний, чтобы могли различить, на какую конкретную концепцию они работают.

Экономика – греческое слово (oikos – дом, ферма; nomos – правило), которое ввел в научный оборот Ксенофонт (430-354 гг. д.н.э.), и в буквальном смысле означает «правила ведения домашнего хозяйства». В настоящее время экономику определяют как отрасль науки, изучающую экономические отношения. Все экономические взгляды и теории, известные из истории человечества, можно разбить на два больших класса в зависимости от их предназначения и решаемых задач. Такое разделение экономики на два класса возникло в глубокой древности, когда Аристотель (384-322 гг. д.н.э.) ввел для их обозначения два разных термина: «экономию» (совокупность потребительных стоимостей)    и «хрематистику» (искусство делать деньги) [1, 2].

Но времена меняются, а с ними изменяется и смысл старых слов. В настоящее время термин «экономия» широкоиспользуется, новнесколькоизмененномвиде. Сегодня, какправило, это– снижение затрат, бережливость в расходовании любых ресурсов. Для общества в целом экономия означает такое использование экономических ресурсов, которое приводит к максимальному повышению уровня его жизни.

Интерпретация экономики (хозяйства), которая дана Аристотелем, остается в силе в течение всего классического мышления. В соответствии с этой интерпретацией к сфере экономики относятся лищь те вещи, которые служат только средством, т.е. по определению существуют ради чего-то другого.

Аристотель сравнивает богатство с инструментами, которые мы выбираем в качестве средств для достижения  поставленной  цели.  Под богатством  в точном  смысле  этого  слова  Аристотель понимает «накопление хозяйственных благ, необходимых для жизни и полезных для государственного и домашнего общения». Для него быть богатым означает скорее пользоваться, чем владеть: богатство – фактическое осуществление права собственности или пользование тем, что составляет имущество. Но именно поэтому истинное, самодостаточное для хорошей жизни имущество не является неограниченным. Этически ценно только то, что необходимо для цели, которой подчинено богатство, и благо есть то, что оказывается не в избытке; то же, чего оказывается больше, чем нужно, плохо [3, 4, 5].

Цель экономики состоит в разумном удовлетворении экономических потребностей «дома» или семьи – первичной ячейки общества и государства. Экономика приносит семье все необходимое для того, чтобы его члены могли достичь конечной цели – счастья. Приобретение, осуществляемое экономикой, есть приобретение в соответствии с природой. Это приобретение имеет свое ограничение в естественных и разумных потребностях членов общества. Согласие с природой определяет в глазах древнего мира естественность экономики как формы ведения хозяйства.

Термин «экономика» в современных условиях используется в различных значениях:

  • народное хозяйство данной страны или его часть, в том числе отдельные отрасли (экономика промышленности, сельского хозяйства и т.д.); хозяйство района, региона, страны или группы стран или всего мира (региональная экономика, мировая экономика, национальная экономика и т.д.);
  • исторически определенная совокупность экономических отношений между людьми, которые возникают в процессе хозяйственной деятельности, соответствующих данной стадии развития производительных сил и формирующих определенную экономическую систему (рабовладельческая, капиталистическая и т.д.);
  • научная дисциплина, изучающая деятельность человека, ее законов и закономерностей (теоретическая экономика, политическая экономия), определенных условий и элементов производства (экономика народонаселения, труда, управления и т.д.), отдельных отраслей и видов деятельности (экономика животноводства, экономика образования и т.д.).

Если же попытаться дать современное определение экономики, то тогда экономика – это хозяйственная система, которая обеспечивает удовлетворение потребностей людей и общества путем создания и использования необходимых жизненных благ.

Различные аспекты экономической жизни общества изучаются различными конкретными экономическими науками, но все они основаны на науке, которую сейчас в Казахстане называют экономической теорией, или просто экономика в большинстве стран мира – экономикс. 

Термин«хрематистика» (от греческого χρήματα – имущество, деньги), введенный в научный оборот Аристотелем, буквально означает «искусство наживать состояние», т.е. деятельность, направленная на извлечение прибыли, на накопление богатства, особенно в форме денег. В более широком смысле этот термин обозначает вид хозяйственной (производственной, коммерческой) деятельности, который направлен на накопление богатства, независимо от его использования, т.е. накопление превратилось в более важную цель деятельности.

Цель хрематистики не достижение высших целей человеческой жизни, а неограниченная нажива, безграничное приобретение и накопление, а приобретение – самоцель, осуществляемая ради экономической выгоды. В этом древнее понимание хрематистики сливается с марксистским видением капитализма, в котором обращение капитала не имеет никаких внеположных себе целей, наоборот, само становится самоцелью.

Девиз хрематистики можно выразить американской пословицей: «если ты такой умный, почему ты такой бедный», и нацеливает представителей общества только на извлечение прибыли. Этот безнравственный девиз оправдывает любое браконьерство, начиная в сфере природных ресурсов и заканчивая людскими.

Проведенная с размахом и «с помощью» зарубежных консультантов приватизация, начиная с Национального банка РК, и кража сырьевых ресурсов страны сразу же раскрыла для Запада возможности перетока из Казахстана материальных, интеллектуальных и экономических ресурсов, накопленных страной за время строительства социализма, а приватизация всех мало-мальски конкурентоспособных предприятий и отдача в концессию добывающих отраслей зафиксировала завершение этого процесса. Примечателен  еще  один   факт.    Экономике  Аристотель  противопоставил  «хрематистику»   – искусство накапливать богатство и делать деньги. При этом он отмечал, что для людей, вставших на путь хрематистики, накопление становится бесконечным процессом, богатство как цель не имеет предела. Согласно Аристотелю, основные виды деятельности, укладывающиеся в понятие «хрематистика»,    – ростовщичество и спекулятивная торговля.

Ростовщичество – предоставление денежных ссуд под очень высокий процент; в более широком смысле – извлечение незаконной имущественной выгоды путем заключения кабальной сделки с потерпевшим. Аристотель писал в книге «Политика»: «Так как хрематистика расположена рядом с экономикой, люди принимают ее за саму экономику; но она не экономика. Потому что хрематистика не следует природе, а направлена на эксплуатирование. На нее работает ростовщичество. Деньги должны были облегчить торговлю, но ростовщический процент увеличивает сами деньги. Поэтому этот вид обогащения самый извращенный».

Важно отметить, что ростовщичество запрещается Кораном и Библией, так как оно черпает свою прибыль из самих денег, а не из вещей, к распространению которых были введены деньги.

Кредитование под процент – есть перекачивание платежеспособности от тех, кто берет кредит, к ростовщику. Самое страшное свойство ростовщичества для общества – это разрушение финансовой системы через механизм инфляции – чем больше процент, тем быстрее удвоение количества денежной массы, не обеспеченной товаром, потому как банки не производят товары, обеспечивающие денежную массу. Время, необходимое для первого самого длинного периода удвоения суммы денег при взимании 3 % годовых – 24 года, при 6 % – 12 лет, при 12 % – 6 лет. Ссудный процент кредита включается в стоимость товара производителем, что повышает его цену. Ведь сейчас деньги – это не только банкноты, но и циферки на счетах в компьютере [6].

Спекулятивная торговля – продажа товаров по «несправедливым» ценам, причем ради «делания денег». Аристотель говорит, что торговля изначально не принадлежала к хрематистике, обмен распространялся лишь на предметы, необходимые для продавцов и покупателей. Это была меновая торговля. Но уже для меновой торговли потребовались средства обмена, называемые деньгами. Аристотель писал: «В силу необходимости, обусловленной меновой торговлей, возникли деньги». С изобретением денег меновая торговля начала трансформироваться в товарную торговлю, а деньги из средства обмена – в цель. Торговля стала превращаться в хрематистику, т.е.в искусство делать деньги. Экономика для Аристотеля – это естественная хозяйственная деятельность, связанная с производством  необходимых  для  жизни  продуктов,  потребительных  стоимостей.  Она  включает и обмен, однако, опять-таки лишь в рамках, нужных для удовлетворения личных потребностей. Пределы этой деятельности тоже естественны: это разумное личное потребление человека. Деньги в данном случае служат исключительно для обеспечения удобства обмена. Хрематистика определила ситуацию, когда прибыль и накопление денег стало главной целью деятельности (например, ростовщичество, спекулятивная торговля). Деньги выступают как богатство и цель, теряя свое предназначение как средство обмена. Отношение Аристотеля к хрематистике было отрицательное, он полагал, из-за хрематистики у людей появилось понятие о бесконечном богатстве и имуществе, и предупреждал, что скатывание в  хрематистику  является  катастрофическим.  Современные  экономические школы не выделяют хрематистику в отдельную науку, а рассматривают такие экономические категории   как «капитал», «прибыль» в рамках общей экономической  теории.

Перенесемся в Западную Европу конца XVI – начала XVII в. Это не означает, конечно, что ХХ веков прошли для экономической мысли без следа. Эллинистические философы развили некоторые идеи Аристотеля. Римские авторы много писали по предмету, который мы называем экономикой сельского хозяйства. Под религиозной оболочкой, в которой находилась наука в средние века, иногда скрывались своеобразные   экономические   идеи.   Комментируя   Аристотеля,   схоласты   развивали концепцию «справедливой цены». Обо всем этом можно прочитать в любом курсе истории экономической мысли. Но эпоха распада рабовладельческого строя, созревания и господства феодализма не способствовала развитию экономической  науки.  Политическая  экономия  как  самостоятельная  наука возникла лишь в мануфактурный период капитализма, когда в недрах феодального строя формируются уже значительные элементы капиталистического производства и буржуазных отношений  [4].

Адам Смит предложил свой взгляд на роль государства в экономике, который позже назвали классической теорией. В соответствии с ним государство должно обеспечивать безопасность жизни человека и его собственности, разрешать споры, гарантировать соблюдение правил. Другими словами, государство должно делать то, что физическое лицо либо не в состоянии сделать самостоятельно, либо делает это неэффективно. В своем описании системы рыночной экономики Адам Смит утверждал, что именно стремление предпринимателя к достижению своих частных интересов являются главной движущей силой экономического развития, увеличения в конечном итоге как своего благосостояния, так и общества в целом. Но главным условием, когда это действительно выполняется, явлются равные возможности и гарантии для всех субъектов хозяйственной деятельности реализовать основные экономические свободы: свободу выбора сферы деятельности, свободу конкуренции и торговли  [7].

В дальнейшем сложную трансформацию претерпела идея Аристотеля о естественности экономики и противоестественности хрематистики. В средние века ученые-схоласты вслед за Аристотелем осуждали ростовщичество, а отчасти  торговлю,  как  «противоестественный»  способ  обогащения. Но с развитием капитализма все формы обогащения стали казаться естественными, допускаемыми

«естественным правом». Исходя из этого, в XVII и XVIII вв. в социально-экономической мысли возникла фигура homo oeconomicus – экономического человека, мотивы всех действий которого могут быть сведены к желанию быть богатым. Для Аристотеля, выражение homo oeconomicus могло бы означать нечто прямо противоположное – человека, стремящегося к удовлетворению своих разумных потребностей, отнюдь не беспредельных. И эту гипотетическую фигуру без плоти и крови – героя экономических сочинений Адама Смита – ему, очевидно, пришлось бы назвать homo chrematisticus [7].

Когда Давид Рикардо и Адам Смит, уже освоившие достижения научной революции и пережившие протестантскую Реформацию, заложили основы политической экономии, она с самого начала была создана и развивалась как наука о хрематистике, наука именно о той экономике, которая направлена на производство богатства (в западных языках политическая экономия и хрематистика являются синонимами) [8]. Уже здесь источник мошенничества, поскольку политическая экономия в принципе не изучает и не претендует на изучение экономии, т.е. того типа производства, того типа экономической деятельности, который существовал в СССР. Термин «политическая экономия социализма», строго говоря, смысла не имеет. Видный современный экономист и историк  экономики И. Кристол утверждает: «Экономическая теория занята изучением поведения людей на рынке. Не существует некапиталистической экономической теории» [9].

Термин «хрематистика» использовался для обозначения капитализма в работех Карла Маркса «Капитал» [10]. В этом же значении концепция хрематистики применяется у Арно Петерса в его теории эквивалентной экономики и Хайнца Дитериха в концепции «Социализм XXI века» [11, 12].

В ходе развития капиталистических отношений хрематистика стала сутью и содержанием светской жизни. Разработка схем и способов обогащения и получения прибыли в настоящее время объявлены основной целью теорий, которые ошибочно называют экономическими, но они остаются по своей сути чистой хрематистикой. Ученые, представляющие хрематистику, издают значительными тиражами книги и учебники, называя свои теории не свойственными им именами. Именно хрематисты, выражающие интересы религиозной и светской «элиты», получают в первую очередь  национальные и международные премии, громкие титулы, почетные и научные звания. Хотя все эти бесчисленные издания содержат в своих названиях термин «экономика», строго говоря, все это не имеет к экономике никакого отношения. Этим и объясняется тот факт, что чем больших «успехов» добиваются ученые «экономисты», чем больше подготовлено специалистов в этой области, тем в более бедственном положении оказывается большинство тружеников, занятых производством, оказанием общественно полезных услуг.

Общество, которое сложилось на Западе в течение XVI-XVIII вв., существует и в настоящее время, с полным основанием его можно назвать «обществом хрематистики». Тем не менее, как иностранные, так и отечественные историки, экономисты, социологи и философы предпочитали и предпочитают называть это общество по-другому: «капитализм», «буржуазное общество», «общество нового и новейшего времени», «западная цивилизация» и т.д.

Стоит отметить, что экономическая деятельность в таком обществе давно уже уступила место хрематистике, но последнюю продолжают называть «экономикой». Почти во всех странах есть министерства  «экономики»,  миллионными  тиражами  издаются  различные  книги  и  учебники    по «экономике», в университетах и других высших учебных заведениях студенты учатся по специальности «Экономика»,  их  учат  профессора  «экономики»,  политики  представляют  свои  программы по «экономике», в Стокгольме каждый год присуждают Нобелевскую премию по «экономике» и даже студенты принимают участие в олимпиадах по «экономике». Везде, куда ни глянь, – «экономика». Но на самом деле в 99 из 100 случаев за безобидной вывеской «экономика» скрывается самая   банальная «хрематистика», т.е. деятельность по накоплению богатства и «деланию денег» [12].

При этом необходимо сделать два уточнения. Во-первых, в самой накопительной деятельности принимает участие 99 % трудоспособного населения, но накопление богатства происходит только у 1 % населения. Во-вторых, указанная деятельность по накоплению богатства в пользу немногих далеко не всегда афишируется. Чаще всего маскируется. И в этом большую услугу тем, в пользу которых осуществляется вся накопительная деятельность, оказывают «профессиональные экономисты»  – лица,  которые  имеют  соответствующие  дипломы,  свидетельства  и  аттестаты.  Они обосновывают «правильность», «эффективность» и даже «справедливость» данной модели «экономики». И первое, с чего они начинают, – везде аккуратно заменяют слово «хрематистика» на слово «экономика».

Если проанализировать все экономические школы, то можно убедиться, что они учат тому, как отдельному бизнесмену-предпринимателю или отдельной фирме добиться финансового успеха, чтобы заполнить свои карманы. Полученная прибыль считается единственным критерием экономического успеха, правильности применяемых теоретических схем ведения бизнеса. При этом за пределами этой теории остаются проблемы общественного эффекта, оценки влияния частно-корпоративной деятельности на благосостояние государства в целом. О существе таких теорий и практики достаточно точно высказался Макс Амстердам: «Бизнес – это искусство извлекать деньги из чужого кармана, не прибегая к насилию» [13]. Именно таким «искусством» является практика раскрутки тарифов естественных монополий. Их импульсный ежегодный рост – это инструмент дестабилизации и разорения народного хозяйства.

Но в обществе всегда существовали и другие взгляды на экономику. Принципиально иной по своему  содержанию  является  общественно-полезная  экономика.  Для  понимания  ее  сути   следует исходить из того, что такая система знаний не может быть локально замкнутой, автономной теорией, а должна основываться на неэкономических по своей сути нравственных принципах.

Нравственность – основа общественно-полезной экономики. Это связано с тем, что нравственность всегда определяет мировоззрение (95 % информации о мире человек получает через зрение), доминирующее в обществе, как представление о мире в образах, и миропонимание как отражение мировоззрениявсознаниичеловекавсловесных, влексическихформах. Всвоюочередь, миропонимание формирует концепцию или жизнестрой общества, из которого проистекает культура общества и ее составная часть – правовая культура, все законы, в том числе и экономические. Экономика является всего лишь следствием тех законов, которые субъективно по произволу установлены в обществе.

В библейской культуре (Библия, Второзаконие 23:19,  28:12)  закон  разрешает  предоставление денег под проценты и получать при этом баснословные доходы, паразитируя на чужом труде. Но в истории человечества были периоды, когда ростовщичество запрещалось и каралось смертной казнью, а в коранической культуре (Коран, Сура 2:275) ростовщичество запрещается в принципе, как самый тяжкий грех. Известно, что исламские банки не имеют права на получение ростовщических доходов, аналогичная ситуация практически беспроцентного кредитования характерна для Японии. Эти примеры показывают, что отношения между людьми по поводу производства и распределения продуктов, нищенское существование хлеборобов, учителей, шахтеров и безумное обогащение представителей банковских учреждений, чиновников современного Казахстана имеют в своей основе не экономические предпосылки, они связаны с порочной нравственностью и вытекающими из нее законами [14].

Современная экономическая наука трактует понятие производительного труда чрезвычайно широко.  Производительным  считается  любой  труд,   направленный   на   увеличение   богатства или полезности. Богатством же считается все, что люди ценят. Это могут быть не обязательно материальные предметы. Сюда могут входить и знания, и духовный опыт, и душевное равновесие, и чувство уверенности и безопасности, состояние окружающей среды, и расположение   окружающих словом, все, к чему человек стремится, для достижения чего он готов приложить усилия. Полагая, таким образом, зависимость от человека критерия производительности труда, экономическая наука ни в коей мере не претендует на нравственную оценку человеческих стремлений. Если люди стремятся к издевательству над себе подобными, отупению и саморазрушению – экономическая наука будет считать более богатым то сообщество, которое больше других в этом преуспело. В этом – естественный предел экономического образа мышления, поскольку здесь мы выходим в совершенно иные области знаний о человеке, в первую очередь, в область этики. Этика находится вне экономики, но экономическая система оказывает глубокое влияние на господствующие в обществе этические принципы. С другой стороны, господствующая этика во многом определяет характер экономического развития. Страна, где соседу ограбить соседа – обычное дело, никогда не разбогатеет, разве что объединившись для грабежа соседней страны [3].

Примером может служить деятельность в сфере сырьевых отраслей экономики.  Недра земли даны народу, проживающему на этой земле, от Аллаха (Бога), они не являются результатом труда. В представлениях же ныне господствующей в обществе хрематистики нефть, добытая нефтяной компанией, превращается в ее частно-корпоративную собственность; такое превращение в ныне господствующей нравственности считается законным. В представлениях же общественно-полезной экономики любая нефтяная компания должна была бы получать лишь законное вознаграждение за свой труд по добыче нефти, так как труд учителей, врачей, военных не менее значим для общества. Нефть же должна быть в государственной собственности, а прибыль от ее продажи пошла бы при этом на формирование достатка тех же учителей, врачей, военных. В условиях же господства хрематистики руководительнефтянойкомпанииназаконныхоснованияхприсваиваетэтупосутисвоейобщенародную собственность и имеет официальный доход около 3 млн долл. в месяц, что, примерно, в 20 тыс. раз превосходит доходы любого учителя, врача или шахтера [2].

Однако такие различия в оплате труда, практически равного по квалификации и интенсивности, признаются общественно-допустимыми. Они привели к тому, что по оценке заместителя директора Центра анализа общественных проблем, кандидата экономических наук Каната Берентаева в Казахстане в бедности живет 60 % населения [15]. 

По этому поводу думаешь: зачем человеку, имеющему, скажем, 5 миллиардов, еще один или десять? Зачем обогащаться без остановки, если деньги эти не потратить? Вот если бы на месте этих олигархов или чиновников был сознательный человек, то он заимев миллион «зелененьких», остальным сделал бы тоже хорошо.

Выход из сложившегося положения – не развитие и совершенствование господствующей экономической теории, а изменение принятой в обществе нравственности и концепции управления, перевод страны на рельсы нравственной экономической политики и принципиально новой социально- полезной экономики.

 

Список литературы 

  1. Журавлева Г. П. Экономика: учебник. – М.: Юристъ, 2001. – 574 с.
  2. Ефимов В. А. Экономическая азбука [Электрон. ресурс]. – 2003. – URL: http://www.erlib.com/ 
  3. Виктор_Ефимов/Экономическая_азбука/0/
  4. Общество хрематистики [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.moneybum.su/kapitalizm/459--l-r (дата обращения: 05.2013г.).
  5. ‎Аникин А. В. Юность науки: Жизнь и идеи мыслителей-экономистов до Маркса. – М.: Политиздат, 1979. – 367 с.
  6. Кара-Мурза С. Г. Экономика или хрематистика? [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.contrtv. ru/common/745/ (дата обращения: 04.2013г.)
  7. Пожарыч. Экономика или хрематистика? [Электрон. ресурс]. – – URL: http://kob.rv.ua/ index.php/mnenie/16-politika/151-ekon-ili-hrema
  8. Доватур А. И. «Политика» Аристотеля // Аристотель: сочинения. – М.: Мысль, 1983. – Т.4. –С. 38-52.
  9. Каpа-Муpза С. Г. Российская пpомышленная политика и пpоблемы индустpиализма. – М.: ИКК РИА, 1994. – С. 10-15.
  10. Муравский С. Е. Теория ценности и ценность теории: Новая парадигма оценки: (системно-методолог. исслед.). – Кишинев: АН Молдовы, Ин-т экономики, финансов и ста-тистики, 2008. – 771 с.
  11. Карл Маркс. Капитал. – М.: Политиздат, 1983. – 3883 с.
  12. Кухарчук А. Эквивалентная экономика [Электрон. ресурс]. – 2007. – URL: http://politiko.ua/ blogpost36483
  13. Социализм 21-го века [Электрон. ресурс]. – URL: http://www.socialist.org.ua/sotsializm-21-go- veka/ (дата обращения: 05.2013г.)
  14. Макс Амстердам: афоризмы [Электрон. ресурс]. – URL: http://frazochka.ru/authors/291.html (дата обращения: 05.2013г.)
  15. Ниткин Д. Хрематистика, этика и политэкономия [Электрон. ресурс]. – – URL: http:// antisgkm.narod.ru/econ1.htm#1
  16. Независимый экономист посчитал бедных в Казахстане [Электрон. ресурс]. – 2012. – URL: http://tengrinews.kz/private_finance/nezavisimyiy-ekonomist-poschital-bednyih-v-kazahstane--217422/ (дата обращения: 05.2013г.)
  17. Джаншанло Р. Ростовщичество & современные банки. – Алматы: LEM, 2012. – 108 с.
Год: 2013
Город: Алматы
Категория: Экономика