Влияние глобализации мировой экономики на внешнюю торговлю республики Казахстан 

Процесс глобализации отличается сложностью и противоречивостью, ее последствия не одинаковы для разных стран. В современных мирохозяйственных связях именно международная торговля является основой расширения и углубления глобализационных процессов в мировой экономике. Для национальных экономик одним из основных путей углубления интеграции в мировую экономику и получения выгод от глобализации мирохозяйственных связей является расширение и участие в международной торговле. Внешняя торговля для большинства развивающихся стран становится одной из основ успешного развития, так как она является важнейшим источником поступления валютных средств в страну и способствует улучшению производственного потенциала стран на основе импорта новых технологий, лицензий.

Развитие  процессов  глобализации,  отношения  развитых  стран  с  развивающимися  странами, а позднее и со странами с переходной экономикой стали выстраиваться в соответствии с набором установок, получивших название «Вашингтонский консенсус» (по смыслу – это консенсус между Правительством США и вашингтонскими штаб-квартирами МВФ и Всемирного банка и других международных организаций). Автором этой концепции считается сотрудник Института международной экономики Дж.Вильямсон, однако в законченном виде она представляет собой результат работы ряда международных организаций и представителей аналитических центров развитых стран.

«Вашингтонский» консенсус включает:

  • плавающие валютные курсы;
  • снижение торговых барьеров;
  • ускорение развития сектора услуг;
  • поощрение ТНК, способных организовать производство в тех странах, где производственные издержки минимальны;
  • ослабление регулирующей роли государства в национальной экономике.

По логике «дерегулирования» экономики и пересмотра основных положений программы Нового мирового экономического порядка (НМЭП) «вашингтонский консенсус» ориентировал развивающиеся страны на дальнейшую либерализацию банковской сферы, внешней торговли, законодательства об иностранных инвестициях, сокращение налогов и бюджетных расходов, масштабную приватизацию государственной собственности, подавление инфляции и финансовую стабилизацию, реструктуризацию внешнего долга.

Вызываемая резкая критика предлагаемых Западом либеральных подходов к решению проблем развивающихся стран вынудила правительства западных стран и международные организации пересмотреть многие положения «Вашингтонского консенсуса» в направлении отхода от радикализма важнейших неолиберальных постулатов.

МВФ и Всемирным банком была определена необходимость разработки «реформ второго поколения», и это было первым признаком перемен в международных организациях, роль которых ассоциируется с ролью, прежде всего, МБРР и МВФ. Быстро набирающие силу и перекидывающиеся от одной страны к другой финансовые кризисы высветили, со всей очевидностью, несостоятельность этих организаций.

Результатом поиска компромиссных и более гибких подходов стала разработка рекомендаций, набор которых получил название «поствашингтонский консенсус». Авторство его приписывается бывшему старшему вице-президенту и главному экономисту МБРР, бывшему советнику по экономике президента США У.Клинтона Дж.Стиглицу, хотя в разработке принимали участие другие сотрудники банка, а источником идей были и другие международные организации, в частности, ПРООН. Также пересмотру были подвергнуты безоговорочные в прошлом рекомендации о финансовой стабилизации, в частности, путем подавления инфляции, о приватизации госсобственности, либерализации торговли и финансовых рынков, реструктуризации внешнего долга и ряд других «инструментов» либеральной политики. Автор известных работ по теории общественного сектора экономики Дж.Стиглиц по-другому представляет себе соотношение ролей рынка и государства вообще, а применительно к странам с развивающимися рынками особенно. Поэтому вопросы здравоохранения, образования, сохранения окружающей среды, распределения доходов им рассматриваются не как возможные жертвы либерально-рыночного развития, ориентированного на рост подушевого показателя ВВП, а как важнейшие характеристики самого процесса развития. В понимании развития происходит сближение с концепцией человеческого развития, настойчиво отстаиваемой секретариатом ПРООН. Всемирную известность получил и предложенный этой организацией показатель индекса человеческого развития, комбинирующего уровни продолжительности жизни, образованности и подушевого дохода, а также ежегодные доклады по человеческому развитию, дополняемые аналогичными страновыми докладами.

По опыту других транзитных стран было видно, что никто из опирающихся на поддержку МВФ государств (Турция, Аргентина, Бразилия, Мексика) так и не стал по-настоящему стабильным государством. Это произошло, потому что мировая экономика наглядная модель традиционных взаимоотношений между слабыми и сильными. Сильные используют свой экономический, технологический и политический потенциал для сохранения или усиления своих позиций. Более того, они сознательно приучают слабых опираться на себя, давая возможность списывать их беды на ошибки или несправедливость других. Таким образом, слабые незаметно ввергаются в бесконечно проигрышную   позицию потерю мотивации к работе и движению. Сильным же это дает возможность оградить себя от конкуренции, а также поиграть в альтруизм при дешевых затратах.

Полностью идея «поствашингтонского консенсуса» не была доведена до выработки документа, в котором в одном пакете были бы сформулированы все новые подходы и рекомендации по развитию развивающихся стран и стран с переходной экономикой. Однако факт пересмотра жестких подходов, зафиксированных в «вашингтонском консенсусе», налицо: вместо ограниченного набора неолиберальных подходов к развитию, практическое применение которых вызвало серию кризисов, он открыл путь к пересмотру неолиберальных постулатов и к поиску новых подходов, который подхватили и другие международные организации. Об этом, в частности, свидетельствует тематическая направленность ежегодных докладов ведущих международных организаций. Это нашло отражение, в частности, в тематике докладов Всемирного банка, который уже не мог игнорировать необходимость поиска способов повышения управляемости глобальными процессами. Реальное положение дел таково, что большинству развивающихся стран возможности глобализации либо вообще недоступны, либо глобальные рынки затрагивают их весьма избирательным образом. При всей динамике глобальных финансовых рынков большинство развивающихся стран оказались обойденными в распределении финансовых ресурсов. Ввиду низких показателей кредитоспособности и рисков обесценения их валют развивающимся странам приходится соглашаться на такие процентные ставки кредитов, которые в четыре раза превышают ставки, устанавливающиеся для развитых стран. В силу этого внешняя задолженность для многих развивающихся стран является непосильным бременем. По этим же причинам остается невысокой привлекательность многих развивающихся стран и для частных инвестиций. Во второй половине 90-х годов на долю развивающихся стран приходилось лишь 10% прямых зарубежных инвестиций. Объем официальной помощи, достигнув максимального уровня в 1992 г., на протяжении последнего десятилетия постоянно сокращался. Возросший при этом приток частных ресурсов распределяется неравномерно: в 2002 г. 83% их общего объема пришлось на долю 15 получателей, а оставшуюся часть поделили между собой 140 развивающихся стран; 61 страна с низким уровнем дохода не получила практически никакой помощи [1].

Всем известно, что центром глобализации экономики являются США и, безусловно, этот процесс больше всего соответствует именно их интересам. Согласно классификации исследовательской службы МВФ, 29 стран относятся к развитым странам, столько же к переходящим странам, а 125 к развивающемуся миру. При этом на долю развитых стран приходится 56,3 % мирового ВВП и 75 % мирового экспорта товаров и услуг, но в них проживает всего 15,4 % населения мира. В то же время на развивающийся мир приходится 78 % жителей планеты, но они производят только 37,6 % мирового ВВП, экспортируют всего 20,3 % мирового объёма товаров и услуг.

Поэтому можно сказать, что не подтверждается идея о глобальной конвергенции доходов. Ускорение развития в небольшой группе стран Юго-Восточной Азии не изменило общую ситуацию в развивающихся странах: менее развитые в экономическом отношении страны отличаются более низкими темпами роста, чем богатые государства. Их выгоды от глобализации минимальны. В результате происходит не выравнивание доходов, а их поляризация [2].

Практически все национальные экономики, стремясь интегрироваться в мирохозяйственные связи, активно развивают внешнеэкономическое сотрудничество со странами мира и принимают участие в глобальных и региональных экономических процессах с целью обеспечения устойчивого экономического развития в условиях глобализации и интеграции мирохозяйственной системы. В этом смысле одним из важных факторов обеспечения устойчивого экономического развития национальной экономики выступает внешняя торговля.

Внешнеторговые связи Казахстана вносят определяющий вклад в обеспечение ускоренного экономического роста. Казахстану пришлось в короткие сроки выстраивать свою собственную внешнеэкономическую политику, вследствие создавшейся после распада СССР особой геоэкономической обстановки. Практически с 1994 г. главной задачей внешней торговли становится обеспечение активного сальдо торгового баланса для обеспечения устойчивости национальной валюты тенге. Стали предприниматься шаги по расширению экспортного потенциала страны. Была устранена государственная монополия на внешнюю торговлю, осуществлен переход от нетарифных методов регулирования торговли к экономическим, сформировалась законодательная база, отвечающая международным стандартам. Таким образом, республика, пересмотрев свой торговый режим, объявила курс на открытость экономики. Период с 1993 по 1999 г. в Казахстане была осуществлена дальнейшая либерализация внешнеэкономической политики, которая проводилась по таким направлениям как отмена квотирования экспорта товаров, сокращение перечня лицензируемой продукции, отмена экспортных таможенных пошлин. Расширялись внешнеэкономические связи со странами дальнего зарубежья, при одновременном выстраивании отношений, направленных на реинтеграцию со странами бывшего СССР, вошедших   в СНГ.

Республика Казахстан практически с самого начала своего независимого развития проводил стратегию открытой экономики. В частности, с 1992 по 1995 г. в Казахстане была проведена либерализация внешнеэкономической деятельности, открыт доступ на внутренний рынок иностранным компаниям, которые получили возможность свободно заниматься предпринимательской деятельностью на территории страны. Это было сопряжено с большими трудностями. Распад межреспубликанских связей и системы платежей нанесли сильный удар по производству и внешней торговле Республики Казахстан. Производственные проблемы обострялись также острой нехваткой рублевой наличности, в результате которой образовалась просроченная задолженность предприятий внутренним и внешним поставщикам. К этому времени относится и распад общесоюзной системы государственных заказов, поддерживавших закупку и продажу продукции предприятий всех государств, входивших в рублевую зону.

В результате отказа России финансировать возросший торговый дефицит Казахстана через корреспондентские счета, отсутствием у республики новых источников финансирования, а также затянувшимися переговорами о членстве страны в рублевой зоне в первой половине 1993 г. произошло дальнейшее ухудшение показателей внешней торговли страны. В результате провала переговоров и выхода Казахстана из рублевой зоны во второй половине 1993 г. были пересмотрены торговые отношения с Россией, другими странами СНГ, в которые были включены новые договорные цены с ориентиром на мировые, выраженные в свободно конвертируемой валюте. Это касалось также и погашения задолженностей между странами. Были заключены также межправительственные бартерные соглашения с соседними государствами на поставку экспортных товаров через систему государственных заказов и закупок.

Также к этому времени относится переориентация внешнеэкономических связей Казахстана с государствами ближнего зарубежья на государства дальнего зарубежья. Началось проведение рыночных преобразований и политики либерализации внешней торговли, которые вызвали быстрый рост экспорта и импорта из этих стран. Новый курс был призван способствовать наиболее органичному и выгодному включению казахстанской экономики в систему мирового хозяйства, рационализации товарной и географической структуры внешней торговли, повышению эффективности внешнеэкономических связей и их положительного влияния на народное хозяйство страны. При этом предполагалось, что «стратегия, направленная на внешнюю ориентацию, скорее приведет к быстрому и устойчивому росту, чем стратегия, опирающаяся, главным образом, на обособленное развитие. Для экономики этих стран реформа внешней торговли служит главным средством рыночных преобразований. Такая реформа особенно важна для введения рыночной структуры цен, которая ставит отечественных производителей в условия конкуренции для расширения узких мест в сфере предложения и для стимулирования эффективного распределения ресурсов в среднесрочной перспективе» [3].

Нужно отметить, что либерализация внешнеэкономической деятельности в Казахстане проводилась в условиях, когда государство, сами субъекты рынка еще не освоили в должной мере контрольно-регулирующие функции, которые присущи странам с развитой рыночной экономикой. Эти обстоятельства, несомненно, наложили отпечаток на развитие внешнеэкономических связей страны в течение рассматриваемого периода. С 1994 г. проводилась либерализация и одновременно интенсификация внешнеэкономических связей Казахстана, особенно со странами вне СНГ, и в целом усилилась активизация процесса вхождения республики в мировое хозяйство с быстрым расширением географии этих связей. Если в 1993 г. внешняя торговля Казахстана велась с 62 странами мира, то в 1996 г., т. е. спустя лишь три года она велась уже со 134 странами мира. С одной стороны, традиционные связи со странами СНГ из-за выхода страны из рублевой зоны уменьшались, а с другой, наоборот, происходил их рост со странами Европы, Азии, Америки и др. Тем не менее, удельный вес Республики Казахстан в общем объеме мировой торговли продолжает оставаться незначительным и составляет 0,04 %. В это время в связи с остановкой производства на многих предприятиях Казахстана возникает так называемая неорганизованная торговля, которая в совокупности с ростом экспорта в реальном секторе экономики вызвала в целом рост внешнеторгового оборота страны, начиная с 1995 г. Этот рост продолжался до 1997 г., а с 1998 г. под влиянием финансового кризиса в Юго-Восточной Азии и России снова произошло снижение внешнеторгового оборота.

Из этого следует, что проводимая в Республике Казахстан политика либерализации внешней торговли и интеграции национальной экономики в мировое хозяйство в рамках «шоковой терапии» с целью извлечения максимальной пользы от участия в международном разделении труда из-за ошибок, неудач и неблагоприятной конъюнктуры пока в полной мере не дала ожидаемых результатов. Обоснованный переход к экспортной ориентации не позволил устранить дефицит торгового баланса, обеспечить устойчивую стабилизацию производства и экономический рост, увеличить поступление валютных ресурсов, устранить узость внутреннего рынка, отсталость отраслевых и технологических пропорций экономики.

Сама либерализация экспорта и импорта в Казахстане в обмен на помощь международных финансовых организаций должна была по идее улучшить платежный баланс. Ожидалось, что либерализация импорта также усилит конкуренцию на внутреннем рынке, будут введены новые технологии, качество казахстанской продукции улучшится, это позволит ее экспортировать и улучшить платежный баланс. Но если исходить не из абстрактных положений неолиберальной теории, а из реального положения дел, то Казахстан вывозил и по сей день вывозит главным образом сырье и топливо, а взамен от Запада получает готовые изделия и устаревшие технологии, в республике размещаются экологически грязные и вредные производства.

Процесс расширения экспорта, сопровождаемый уменьшением вывоза и ввоза из стран СНГ, оказал негативное влияние на уровень производства. Из-за неблагоприятных условий международной торговли Казахстану часто не удавалось реализовать свои преимущества в экспорте ресурсоемкой продукции. В результате незавершенности формирования единого хозяйственного комплекса и внутреннего рынка страны возникли структурные ограничения, как по обеспечению, так и по сбыту промышленной продукции, нарушился баланс производства и потребления промышленных товаров. До минимума снизились инвестиции, прекратились прогрессивные структурные сдвиги и процесс расширенного воспроизводства.

В результате либерализации цен и внешнеэкономической деятельности диспропорции, имевшиеся в системе прежних фиксированных цен, не только не были преодолены, а в большинстве случаев они, наоборот, углубились. При ориентации цен экспортных товаров на мировой уровень произошло резкое рассогласование цен добывающих отраслей и отраслей обрабатывающих, цен промышленных и сельскохозяйственных. Особенно сильно пострадали последние, так как произошел значительный рост цен на нефтепродукты, минеральные удобрения, машины и оборудования и из-за большого дефицита бюджета сельскохозяйственное производство Казахстана оказалось в катастрофическом состоянии. Все это, наряду с охватившими взаиморасчеты предприятий неплатежами, привело к приостановке хозяйственного оборота, общему спаду и дальнейшему углублению социально-экономического кризиса в стране. К этому следует добавить сложившуюся практику регулирования «плавающего» курса тенге по отношению к СКВ, которая не отражала реального соотношения общего уровня внутренних цен к уровню цен импортируемых товаров. Это явилось одной из серьезных причин еще большего углубления диспропорций между ними. В результате экономика Казахстана оказалась сориентированной исключительно на внешний рынок при катастрофическом сужении внутреннего рынка. В этой ситуации ввиду сравнительных преимуществ на внешнем рынке конкурентоспособными оказались только добывающие отрасли при ускоренной деградации инвестиционных отраслей. Таким образом, фактически произошла быстрая деиндустриализация и разрушение национального хозяйства.

В результате всего этого неравномерный и периодический рост цен в отраслях, связанных между собой в жесткую технологическую цепочку, породил безудержную ценовую гонку, постоянное волнообразное ее распространение по отраслям и регионам. А борьба, которая велась по существу лишь со следствием, практически не затрагивала основных причин инфляции и превратила ее в постоянное явление экономики Казахстана.

На сегодняшний день во внешней торговле Казахстана за годы Независимости произошли изменения. Характер и содержание внешнеэкономических отношений привели к сдвигам в географической направленности товарных потоков. Сформировались 2 группы партнеров. С одними наблюдается устойчивый рост, с другими наметился спад. Так, за 1995–2011 гг. во внешнеторговом обороте страны доля Европы выросла с 26% до 45, Азии с 11 до 24, в том числе Китая с 4% до 16, Америки с 1% до 5, Африки с 0,16% до 0,22. Определяющим стал рост поставок топливно-энергетических ресурсов, минерального сырья в эти регионы и растущие объемы закупок новейших машин и оборудования из развитых стран. Из Африки, особенно из Кении, увеличился импорт чая, Ганы какао, Тунис и Египет приобретали пшеницу, Марокко серу.

Таблица 1 Внешнеторговый оборот Казахстана (млн долл.)

 Внешнеторговый оборот Казахстана (млн долл.)

В свою очередь удельный вес стран СНГ, несмотря на рост абсолютных объемов взаимной торговли, снижается. Доля России во взаимной торговле уменьшилась с 45% до 19. При этом если   товарооборот с Россией за 1995–2011 гг. вырос в 4,4 раза, то с Китаем – в 45,8 раза. Вполне вероятно, что при сохранении установившейся тенденции, в течение 2–3 лет произойдет смена лидеров. Товарная структура российского и казахстанского экспорта во многом совпадают. Это нефть, газ, металлы, руды, пшеница, ячмень и т. п. Машины и оборудование, производимые в ряде стран СНГ, неконкурентны с европейскими, а теперь и с китайскими аналогами.

Внешняя торговля страны становится более чувствительной к мировой конъюнктуре. Многолетняя борьба экспортеров сырья за «справедливые цены» дала свои плоды. Страны ОПЕК добились повышения цены за баррель нефти и полагают, что коридор в 70–75 долл. объективный. Поставщики минерального сырья, добившись резкого роста цен на руды, к 2007 г. столкнулись с кризисом и несколько снизили свои амбиции. Однако, революция цен сыграла в конечном счете и свою позитивную роль. Эти факторы сказались на существенном улучшении внешнеторгового баланса страны.

Растущий уровень экспортной квоты способствует увеличению уязвимости национальной экономики от состояния мирового хозяйства. Потрясения в глобальной экономике непосредственно отражаются на объемах валютных поступлений в страну. Два последних мировых, региональных кризиса нанесли ущерб Казахстану. В этих условиях стране приходится идти в двух направлениях. Во-первых,  активизировать  диверсификацию  национальной   экономики,   максимально повышать ее устойчивость, укрепляя внутренние факторы развития. Во-вторых, стремится максимально минимизировать возможные негативные последствия от спадов, кризисных явлений в мировой экономике. Это предполагает глубокое и постоянное изучение мировой экономики, ее тенденций. Создание всевозможных «подушек», резервных, стрессовых фондов. В стране имеется опыт борьбы с последствиями кризисов. Анализ показывает, что при соблюдении определенных условий масштабы борьбы с ними могли быть существенно ниже. Антикризисные меры предполагают последовательное и всестороннее изучение рисков, таящихся в той или иной динамике мировой экономики.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Шишков Ю. Глобализация враг или союзник развивающихся стран // МЭ и МО. – 2003. – №4. – С. 7-9.
  2. Шишков Ю. Два лица глобализации // Наука и жизнь. – 2000. – №11. – С. 15-23.
  3. Экономический обзор МВФ №2. гл.1, подготовлен под руководством Джека Бормана. – Вашингтон, 2004. – С. 45.
  4. Официальный сайт Национального банка РК // [электронный ресурс] // www.nationalbank.kz
Год: 2012
Город: Алматы
Категория: Экономика