Противодействие диверсионной деятельности: психолого-криминалистический анализ информационно-медийной безопасности Казахстана

В статье отмечено, что для дальнейшего сохранения мира в государствах и обществах с целью формирования в обществе идеологической составляющей, носящей патриотический характер, осознания национальной самоидентификации культурно-исторической ценности общества особое значение приобретают укрепление идеологических начал и информационная безопасность. Подчеркнуто, что этому способствует информационная, медийная безопасность общества, т.е. состояние сохранности информационных, медийных ресурсов государства и защищенности, законных прав личности и общества в информационной среде. Доказано, что нарушение информационной, медийной безопасности не только подрывает идеологические начала государства, но и потенциально способно дискредитировать государственную власть и управление, подорвать национальную, общественную безопасность, обороноспособность страны, внести раскол в общество.

Республика Казахстан — как одно из ведущих государств, отличительной особенностью которого являются сохранение межнационального и межконфессионального мира и согласия, политическая стабильность, экономическое процветание казахстанцев, политическая эффективность государственной власти.

В настоящий период, период обновления геополитического пространства, происходят преобразования политической, экономической и правовой сфер различных обществ и государств, выявляются возможные негативные политико-правовые и экономические аспекты. К таким негативным направлениям относят распространение радикальных религиозных идей, угрозу терроризма по религиозному мотиву, политического характера, вооруженные мятежи, недовольства существующей системой государственной власти и управления в различных обществах и государствах, в том числе диверсию, носящую идеологический характер, и пр.

Общества формируются индивидуумами и социальными группами, которые находятся во взаимодействии с социальным миром посредством обмена информацией. Такие объективные условия информационного обмена между обществами и государствами нацелены на демократический курс, международное сотрудничество и взаимопомощь. Это происходит в виде определения совместных целей и деятельности для достижения результатов процветания государств (например, противодействие религиозному экстремизму и терроризму, борьба с международными преступными сообществами и пр.).

Доминирующим фактором развития общества выступает субъективная определяющая, а именно сознательная деятельность социальных групп и общностей, их интересы, организация, воля в   реализации интересов и достижении поставленных целей, которая происходит в определенном общем информационном пространстве.

Объективная составляющая развития общества также включает в себя территориальное расположение, экономические, политические и правовые начала, ментальность и мировоззрение членов такого общества, а также сознание и мировоззрения отдельных индивидуумов и пр.

Таким образом, существование и развитие общества обеспечивается не только за счет политикоэкономических и правовых аспектов, но и ментальной, мировоззренческой и идеологической составляющей его индивидуумов и их групп и общностей.

Указанные факторы способны косвенно влиять на общества и ситуацию в государстве, которые сохраняют политическую, экономическую и правовую стабильность. В качестве дальнейшего сохранения мира в таких государствах и обществах особое значение приобретают укрепление идеологических начал и информационная безопасность с целью формирования в обществе идеологической составляющей, носящей патриотический характер, осознание национальной самоидентификации культурно-исторической ценности общества.

Прежде всего, этому способствует информационная, медийная безопасность общества, под которой традиционно подразумевается состояние сохранности информационных, медийных ресурсов государства и защищенности, законных прав личности и общества в целом в информационной среде, носящей не только информационно-техническую, но и информационно-психологическую составляющую [1; 176].

Необходимо отметить, что нарушение информационной, медийной безопасности не только подрывает идеологические начала государства, но потенциально способно дискредитировать государственную власть и управление, подрывать национальную, общественную безопасность, обороноспособность страны, внести раскол в общество. Это обусловлено как различным культурным, так и образовательным уровнем людей — членов общества. Информационно-медийная составляющая воспринимается через субъективную призму человека и способна искажаться в сознании в соответствии с образованностью и культурой человека, его морально-нравственными ценностями, религиозными взглядами, патриотическими чувствами. Данный фактор подкрепляется тем, что информация, воспринимаемая через внешние средства коммуникации (СМИ, социальные сети, интернет-расылки и пр.) человеком в большинстве случаев практически объективно не оценивается и не анализируется. По нашему мнению, в этом состоит феномен распространения слухов и сплетен в обществах.

Таким образом, на основе нарушения информационной и медийной безопасности может формироваться криминальное поведение у отдельных людей и социальных групп. В данном случае криминальное поведение образует диверсионную деятельность и ее идеологическую форму, а также преступления экстремистской и террористической направленности, в том числе религиозного характера. Диверсионная деятельность, в свою очередь, реально и потенциально наносит существенный вред общественному сознанию, психическому здоровью и психологической экологии в обществе и государстве, а также дестабилизирует обстановку в обществе и государстве.

В соответствии с действующим уголовным законодательством диверсия  регламентируется ст.184 УК РК как совершение с целью подрыва безопасности и обороноспособности Республики Казахстан взрыва, поджога или иных действий, направленных на массовое уничтожение людей, причинение вреда их здоровью, разрушение или повреждение предприятий, сооружений, путей и средств сообщения, средств связи, объектов жизнеобеспечения населения, а равно совершение в тех же целях массовых отравлений или распространение эпидемий, эпизоотий [2].

Традиционно в основе психолого-криминалистической характеристики преступлений лежит их уголовно-правовая классификация, поэтому целесообразно рассмотрение диверсии и ее основных форм именно с теоретических позиций уголовного закона.

В своих работах С.А. Кременцов и С.М. Рахметов выделяют пять основных форм диверсии, а именно как:

  • действие (взрыв, поджог), направленное на массовое уничтожение людей, причинение различной степени вреда их здоровью с целью подрыва безопасности и обороноспособности РК;
  • действия разрушительного характера, направленные на уничтожение определенных объектов жизнеобеспечения;
  • действия, направленные на массовое уничтожение людей;
  • распространение эпидемий;
  • распространение эпизоотий [3; 441]. 

Анализ событий, происходящих в обществе, позволяет выделить еще одну форму диверсии, не закрепленную действующим законодательством РК, но имеющую существенное значение для психологической и криминалистической характеристики уголовных правонарушений, направленных против основ конституционного строя и безопасности государства, а именно идеологическую диверсию.

В этом смысле ключевым выступает не только диверсия как преступление, но и ее форма, выраженная в идеологическом влиянии и нарушении информационно-медийной безопасности.

Механизм реализации диверсии идеологического характера напрямую зависит от той информации, которая поступает в общество из окружающего информационного пространства, и соответственно воспринимается и оценивается различными социальными группами людей. Такое вредное воздействие формирует не только гражданскую позицию членов общества, но и политические, социальные, религиозные взгляды людей, их мировоззренческую составляющую и, следовательно, имеет психологическую природу.

Например, правовой нигилизм следует именно из таких позиций, где слухи и сплетни формируют у людей недоверие к верховенству закона, его неукоснительному соблюдению именно с субъективных позиций, т.е. человек лично не участвует в каких-либо правовых процедурах, инфантильно доверяется опосредованной информации из окружающего пространства (неофициальная информация, рассылки в социальных сетях и пр.).

Особую значимость в психолого-криналистическом плане рассмотрения диверсии приобретает идеология, выступающая как одна из форм рассматриваемого криминального деяния, механизм ее формирования и влияния на общественное сознание, правосознание, правовой нигилизм и пр. При этом идеология и информационная безопасность взаимосвязаны и взаимообусловлены между собой.

Идеологическая форма диверсии основывается именно на нарушении информационной безопасности, в свою очередь, информационная безопасность — на распространении в социуме слухов, сплетен, заведомо ложной информации на социально значимые и иные темы. Такого рода информация способна затрагивать идеологические, духовные устои и патриотические чувства общества в целом, вносить деструктивные настроения в общественную и социальную жизнь людей, порождать страхи, правовой и патриотический нигилизм, неуверенность в будущем, дискредитировать действующую государственную власть.

Распространение различного вида ложной информации приобретает характер психологической атаки на общество в целом, отдельные его социальные группы, приобретая тем самым форму идеологической диверсии. Это способствует формированию искаженного сознания в обществе, ошибочных мнений, представлений и идей относительно событий в общественно-политической, экономической и правовой сферах, криминального поведения. Результатом идеологической диверсии, как правило, являются нарастание социальной напряженности и дискредитация государственной власти, что, безусловно, подрывает национальную безопасность и обороноспособность Казахстана, способствует атрофации чувств, связанных с патриотизмом, гражданским долгом и позицией, национальной гордостью и самосознанием и пр.

Идеологическая диверсия связана, прежде всего, с подрывом идеологической основы общества и государства. Понятие идеологии понимается как система идей и взглядов: политических, правовых, нравственных, религиозных, этических, которые выражают интересы социальных групп [4; 183].

Кроме того, идеология является психологической составляющей общества и государства. Это отражение общественного бытия в сознании и восприятии людей психологически активно воздействует на общество и политическую обстановку в государстве, направляет общественный вектор по конструктивному или деструктивному общественному процессу, нарастанию или, напротив, значительному снижению социальной напряженности и формированию различных видов юридических конфликтов.

В этой связи идеологическая диверсия является способом дестабилизации обстановки в обществе и государстве, приобретая, тем самым статус тяжкого общественно опасного деяния.

Как отмечалось ранее, диверсия в любой форме имеет психологическую мотивацию, так как совершение такого криминального действия в большей степени основывается на политической ненависти к существующему конституционному строю, а также на ненависти и иных нарушенных эмоциональных состояниях, одержимости навязчивыми идеями, на удовлетворении личных амбиций и пр.

Диверсионные акты идеологического характера направлены на разрушение, в первую очередь психологического здоровья в обществе, посредством порождения чувств страха, нестабильности, отсутствия справедливости в государстве и обществе, где основная цель состоит в подрыве  авторитета действующей государственной власти, конституционных основ государства, в формировании в обществе социальной напряженности и провокации различных видов социальных конфликтов (политических, межнациональных, межконфессиональных и пр.).

Необходимо отметить, что психологические исследования позволяют определить, что для идеологической диверсии характерна предварительная психологическая подготовка социума отдельного общества к социальному напряжению, после чего возрастает возможность непосредственного диверсионного действия любой из пяти названных форм, а именно уничтожение определенных объектов жизнеобеспечения, массовое уничтожение людей, причинение различной степени вреда их  здоровью с целью подрыва безопасности и обороноспособности РК, распространение эпидемий и эпизоотий.

Психолого-криминалистическому механизму диверсии потенциально, а зачастую и реально предшествует именно идеологическая диверсия, как провокация общества на социальную напряженность, а затем и социальный взрыв посредством организации массовости или сбора толпы.

В этой связи в идеологической диверсионной деятельности используются психологические методы влияния на общество и социум, к которым относят слухи, сплетни, синтез правдивой и лживой информации, способной внести ажиотаж в социуме или отдельных его группах (например, о резком подорожании товаров народного потребления первой необходимости, насильственных действиях по религиозному, национальному или иному признаку, о насильственной смерти политических, общественных лидеров, террористических актах и пр.). В соответствии с этим искусственно создается мнимая угроза для социума, которая приводит к образованию массы или толпы людей.

Масса, большое скопление людей, в определенное время находящиеся на определенной территории (при этом присутствующие в массе люди находятся в ней по личным соображениям), не имеет психологического контакта с другими людьми из массы. При этом общение в массе может отсутствовать либо носить поверхностный характер, и ее действие сообща начинается только в случаях возникновения внешней мнимой или реальной угрозы. В такой ситуации внешняя угроза становится фактором, организующим массу людей, так как представляет для нее опасность и, следовательно, диктует проявления одинакового типа поведения, а именно действий по устранению внешней мнимой или реальной угрозы.

Необходимо отметить, что отдельный человек из массы до возникновения угрозы пытается сохранять критичность мышления, но в случае появления опасности резко начинает оценивать ее степень, возможности устранения, уже в зависимости от остальных людей, и когнитивная критичность резко отключается в соответствии с индивидуально специфическими чертами и качествами личности. В результате формируется коллективное, хаотичное поведение массы. Волнение и беспорядки приобретают свойства массовости, а эффективность действий массы людей уменьшается, где повышается вероятность паники и резкого рассеивания такой массы с непредсказуемыми последствиями.

Психолого-криминалистический анализ наблюдения паники в массе указывает на основные условия формирования паники: каждая личность в массе имеет убеждение, что существует непосредственная угроза именно для его жизни и что спастись можно только в текущий момент, а позже это уже будет невозможно.

Поведение личности в массе является паническим бегством, вызванным сильным страхом и психологической реактивностью: люди импульсивны, не задумываются как о своих действиях, так и о действиях других людей, теряются единство и согласованность действий, что приводит к большому количеству жертв паники, зачастую превышающей число пострадавших от реальной угрозы. В  связи с внезапностью и мгновенностью наступления эмоционального панического состояния в массе практически устранить массовую панику невозможно.

В свою очередь, толпа представляет собой скопление большого количества людей, объединенных общей идеей, стремлением и готовностью к определенным действиям, что наделяет ее определенной криминальной степенью. Присоединившиеся к толпе добровольно разделяют распространяемые в ней идеи и требования, ощущают друг в друге необходимость и поддержку, что выступает объединяющим фактором,  где  начинают  проявляться  эмоциональная  близость,  чувство  единства. При этом толпу характеризуют пространственно-временные границы и нарастает вероятность количества примыкающих к толпе людей.

Психологическая близость и общая идея людей толпы оказывают определенные эффекты на личность, которые проявляются в индивидуальных поведенческих реакциях. 

Во-первых, значительное снижение интеллектуальных возможностей личности в толпе, а именно отсутствие критичности мышления к совершаемым поступкам и иррациональность происходящего, приводящие к таким аффективным состояниям, как экстаз, ненависть, вспышки ярости.

Во-вторых, резкий и значительный всплеск эмоций вследствие индуцирования людей друг другом в толпе, быстрые, внезапные эмоциональные импульсы.

В-третьих, игнорирование личного интереса в угоду толпе, т.е. неадекватная оценка реальной ситуации, демонстративность поведения, выражающаяся в патологическом «героизме», и пр.

Психолого-криминалистическая характеристика толпы характеризуется общей идеологической паникой, массовыми психозными состояниями, ощущением массовой идейной силы, безнаказанности; отключаются коллективные подсознательные импульсы, которые руководят и направляют поведение толпы, что и определяет толпу как криминальную.

Толпа  ведет себя как единый целостный организм и ее поведение управляется подсознанием.

Это подтверждается и самыми характерными признаками этого поведения.

  1. Толпа не рассуждает — она верит. Вера не терпит дебатов и обсуждений. Правота утверждений, получающих поддержку, не подвергается сомнению, а принимается как абсолютная истина.
  2. Толпа не располагает временем. Удовлетворение ее требований не терпит отлагательства. Всякая задержка и промедление — это угроза ее распада, вот почему она хочет быть немедленно удовлетворена.
  3. Когда она достаточно уверена в своих силах, толпа с яростью отвергает всякие предварительные договоренности и препятствия. Все это делает из толпы опасного «социального зверя», способного на разрушения, насилие и всякие другие крайности.
  4. Хотя она и выглядит как хаотичное скопление больших масс людей, толпа не совсем аморфна. В ней можно различить определенную структуру. Прежде всего, у толпы есть свой лидер или лидеры. Задачи лидера — поддерживать в собравшихся людях чувство сплоченности и указывать им непосредственные цели их требований и обосновывать необходимые действия для их достижения. При достаточном умении он может направлять поведение толпы в желанном ему направлении.
  5. В толпе обыкновенно есть спонтанно сформированная или преднамеренно внедренная группа для демонстрирования желаемых моделей поведения. Обыкновенно это самые заслепленные участники в толпе, которые своими действиями заражают и увлекают остальных. Без их примера призывы лидеров не могут довести толпу до активных действий.
  6. В толпе действуют и распространители высказываний, которые утверждают и обосновывают слепую веру толпы. Сознательно или нет, но они распространяют слухи о преувеличенных угрозах, приводят аргументы о полной ошибочности всяких противоречащих утверждений и т.д. Этим они не допускают, чтобы зародилось и распространилось альтернативное мышление, которое бы нарушило сплоченность толпы. Распространители высказываний в современной цивилизации могут и не находиться непосредственно в толпе, а руководить ситуацией через различные интернет-ресурсы, социальные сети, мобильную связь, (например, ВКонтакте, WhatsApp, Viber и пр.), ими могут быть также некоторые СМИ, преподносящие реальную информацию в субъективной, искаженной форме, преследующие коммерческие цели либо имеющие «заказной» характер, направленный на дестабилизацию общества.

Противодействие криминальной толпе должно осуществляться по двум основным направлениям нарушение внутренней конструкции криминальной толпы и оказание физического воздействия на толпу или массу.

Под нарушением внутренней конструкции следует понимать переговоры психологического характера с лидерами и их изоляцию от криминальной толпы, а также дискредитацию лидеров посредством оглашения их истинных деструктивных целей по дестабилизации общества, что приведет к самоликвидации толпы или массы.

Механизм самоликвидации криминальной толпы или массы носит психологический характер. Криминальная толпа без лидера, демонстрирующего модели демонстративного, криминального поведения, лишает последнюю индуцирующего импульса к действию. Оглашение информации, опровергающей основные убеждения и идеи в толпе или массе, также приводит к дискуссиям и спорам и, следовательно, вызывает критичность и индивидуальность мышления участников толпы к личному поведению.

Оказание физического воздействие на массу или криминальную толпу подразумевает как ограничение появления новых людей, с целью недопущения ее нарастания до опасных размеров, так и прекращение доступа к объектам и ресурсам жизнеобеспечения (отопление, средства коммуникации, вода, питание и пр.) и рассечение ее на отдельные группы, прекращение возможности коммуникации среди людей, состоящих в толпе или массе, с последующим их рассеиванием. 

 

Список литературы 

  1. Лепехин А.Н. Расследование преступлений против информационной безопасности. Теоретико-правовые и прикладные аспекты. — М.: Тесей, 2008. — 176 с.
  2. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 07.2014 № 226-V с изм. и доп. по сост. на 02.08.2015 г. — [ЭР]. Режим доступа: http://adilet.zan.kz/rus/docs/K1400000226
  3. Кременцов С.А. Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства. — Астана, — 463 с.
  4. Словарь иностранных слов. — М.: Изд-во «Русский язык», 2006. — 607 с.
Фамилия автора: Л.К.Аренова, Б.А.Жакупов
Год: 2016
Город: Караганда
Категория: Юриспруденция