XIX съезд КПК: итоги для внутренней и внешней политики Китая

XIX съезд Компартии Китая стал знаковым событием в мировой политике. Съезд КПК показал, что Председателю КНР Си Цзиньпину удалось, в основном, решить задачу консолидации власти для обеспечения её стабильности. КПК укрепила авторитет внутри страны, а Китай повысил своё влияние на мировой арене. Си Цзиньпин был переизбран на должность генерального секретаря ЦК КПК и прижизненно объявлен классиком марксизма-ленинизма.

XIX съезд Компартии Китая стал знаковым событием в мировой политике. Он состоялся в преддверии юбилея – столетия Октябрьской революции в России, которую помнят и которой отдают должное в Китае. Накануне этого события 26 сентября 2017 г. в Пекине состоялся теоретический семинар «Октябрьская революция и социализм с китайской спецификой». Выступая на семинаре, член Политбюро ЦК КПК и Секретариата ЦК КПК, заведующий Отделом пропаганды ЦК КПК Лю Цибао подчеркнул необходимость углубленного изучения и претворения в жизнь духа ряда важных выступлений генерального секретаря ЦК КПК Си Цзиньпина, глубокого понимания великого значения и далеко идущего влияния Октябрьской революции, необходимость еще большей приверженности социализму с китайской спецификой и его развития в условиях новой эпохи [1]. Работу съезда освещали журналисты, прибывшие из 134 стран мира, в том числе африканские – из Танзании, Нигерии, Камеруна.

Съезд КПК показал, что Председателю КНР Си Цзиньпину удалось, в основном, решить задачу консолидации власти для обеспечения её стабильности. КПК укрепила авторитет внутри страны, а Китай повысил своё влияние на мировой арене. Си Цзиньпин был переизбран на должность генерального секретаря ЦК КПК и прижизненно объявлен классиком марксизма-ленинизма. Кроме того, практически полностью обновился состав Постоянного комитета политбюро, семь членов которого де-факто управляют Поднебесной. Си Цзиньпин приблизился по уровню авторитета к Мао Цзэдуну и Дэн Сяопину. Об этом говорят такие документы съезда, как обновленный Устав КПК и резолюция по политическому докладу, с которым выступил Си Цзиньпин. В резолюции съезда генсек КПК не в первый раз с 2016 года называется «ядром ЦК КПК», тогда как при Ху Цзиньтао постоянно подчеркивался коллективный характер руководства партии. С окончанием съезда формально начался второй срок Си Цзиньпина в качестве генерального секретаря партии. Как пишет «Файненшл Таймс», внесение его имени в конституцию утверждает его в статусе, превосходящем статусы двух предшествующих президентов. Они оба были «первыми среди равных», то есть постоянно были окружены мощными политическими конкурентами [2]. По мнению экспертов, Си Цзиньпину удалось добиться на этом съезде главного — он значительно усилил свою власть, поставив на ключевые должности верных себе людей. При этом впервые за долгое время на съезде не была обозначена фигура преемника. Это, по мнению политологов, означает, что Си Цзиньпин планирует оставаться партийным лидером и после 2022 года, когда пройдёт следующий съезд Коммунистической партии Китая.

Съезд признал наличие у Си Цзиньпина концептуальных идей, которые двигают вперёд развитие не только современного Китая, но и человечества. Обобщив основные концепции развития КНР, с которыми выступали предыдущие лидеры КПК: реформы и открытость (Дэн Сяопин), тройное представительство (Цзян Цзэминь), научное развитие (Ху Цзиньтао), документы съезда объединили их в идеях Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой, причём не в трактовке Дэн Сяопина, а в современной — «в новую эпоху». Под формулировкой

«в новую эпоху» имеется в виду коррекция основного противоречия современного китайского общества – между экономическим базисом и политической надстройкой. Если в капиталистическом обществе это противоречие носит классовый характер (между буржуазией и пролетариатом), то при социализме оно отражает уровень развития общества, как отмечалось на съезде, «между постоянно растущими потребностями народа в прекрасной жизни и неравномерностью и неполнотой развития». Но если в материалах XVII съезда КПК в 2007 г. говорилось о «противоречии между постоянно растущей потребностью населения в материальной культуре и отсталым общественным производством», то здесь вместо «отсталости общественного производства» налицо «неравномерность и неполнота развития», которое предстоит интенсифицировать. Уровня «общества среднего достатка» («зажиточности») Китай пока не достиг, а потому считает себя еще не социалистической, а развивающейся страной.

Признано, что «новая эпоха» наступит с 2020 года и будет длиться 30 лет – до 2050 года. Содержание «новой эпохи» КПК определяет как построение к 100-летию образования КНР (2049) полностью модернизированного социалистического общества всеобщего благосостояния (всеобщей зажиточности) с высоким по мировым меркам уровнем материальной, политической, духовной культуры. По совокупной «национальной мощи и международному влиянию» КНР к этому времени должна войти в число мировых лидеров. Этой цели намечено добиться в два этапа. Первый этап – с 2020 по 2035 год, когда планируется полностью завершить построение общества среднего достатка и в основном осуществить социалистическую модернизацию. КНР достигнет технологической независимости и сможет сама стать донором инновационных технологий мирового уровня. Второй этап (2035-2050) должен завершить социалистическую модернизацию Китая, превратив его, как говорится в партийных документах, в общество полной всеобщей зажиточности с преодолённым в основном имущественным расслоением населения и разрывом в уровне развития регионов. Таким образом, «модернизированным и инновационным» Китай должен стать в 2035 году, а «богатой и могущественной социалистической державой» — к 2050 году. «Фактически построение зажиточного общества (сяокан) можно считать своеобразной «красной нитью» политики КНР, на которую все последующие годы будут скрупулезно «нанизываться» соответствующие экономические реформы. И именно так, шаг за шагом, Китай попытается максимально заменить отмирающую экспортную модель развития на замкнутую на себя экономику внутреннего рынка» [3].

Опережающее развитие насыщенных портами приморских провинций было изначально определено в качестве макроэкономической стратегии китайских реформ. Однако сейчас разрыв в развитии регионов приобретает угрожающие формы, оборачиваясь безработицей в центре страны и с трудом сдерживаемой миграцией работников в перенаселённые восточные (прибрежные) провинции. Поэтому Си Цзиньпин говорил в докладе на съезде о необходимости «создать новый, более эффективный механизм согласованного развития регионов». Потенциал восточных провинций будет в большей степени, чем раньше, перенаправляться с помощью государственных стимулирующих мер на ускорение экономического развития центральных и западных районов Китая.

Съезд подтвердил, что основной упор будет делаться на ускоренное развитие реального сектора экономики, а экономический рост планируется обеспечить за счёт форсированного внедрения научно- технических инноваций. Китай все последние годы наращивает вложения в НИОКР, в 2016 году они составили 2,1% ВВП. По докладу Всемирной организации интеллектуальной собственности за 2017 год, КНР является единственной страной со средним уровнем дохода, занимая 22 место в мировом списке 25 самых инновационных экономик [4]. Насъездеговорилось, чтосоциализмскитайскойспецификойстанет моделью для всего мира и всех стран, заинтересованных в развитии. В докладе Си Цзиньпина, помимо тезиса о «социализме с китайской спецификой в новых условиях», не раз звучал тезис о «возрождении китайской нации», о концепции «китайской мечты», которую глава партии и государства в начале своего правления выдвинул как свою идею.

Основной политический итог съезда заключается в том, что КПК в целом успешно преодолела период острой внутренней борьбы, которая развернулась в последнее десятилетие. Китаю удалась борьба с коррупцией. Как сообщала центральная комиссии КПК КНР по проверке дисциплины, около 1,3 миллиона чиновников-членов компартии получили наказание в Китае за последние пять лет в ходе крупной антикоррупционной кампании [5]. Крупномасштабная кампания по борьбе с коррупцией началась с приходом Си Цзиньпина на посты генерального секретаря ЦК Коммунистической партии Китая (в ноябре 2012 года) и председателя КНР (в марте 2013 года). Власть китайской Компартии не только устояла, но и укрепилась.

Повышенное внимание к внутреннему развитию Китая не означает курс на самоизоляцию и отказ от глобальных амбиций. В новый состав политбюро вошли ведущие идеологи внешней политики Китая последних пяти лет: бывший министр иностранных дел Ян Цзечи, сопровождавший Си Цзиньпина в его визитах в Россию и США, Ли Чжаньшу и Ван Хунин, которого западные эксперты называют отцом более агрессивной внешней политики в отношении Запада. Китай не только заявляет о курсе на строительство великой державы, но и подчёркивает, что готов примерить роль глобального лидера. Си Цзиньпин повторил, что «Китай никогда не будет стремиться к мировой гегемонии и экспансии», но при этом «станет мировым лидером по своей силе и влиянию», «продолжит принимать участие в процессах… развития глобальной системы управления на правах ведущего участника», что является одним из 14-ти принципов концепции «социализма с китайской спецификой в новую эпоху». В резолюции съезда говорится, что Китай «будет стимулировать создание сообщества единой судьбы человечества, вместе с народами всех стран строить чистый и прекрасный мир». Си Цзиньпин подтвердил, что на международной арене Китай будет продолжать политику открытости. Прозвучал также тезис о том, что международная безопасность не может быть достигнута играми с нулевой суммой и ни одна страна не может себе позволить действовать исключительно из собственных интересов. В докладе Си заявил о нежелании Китая вмешиваться в дела других стран, не притеснять слабых, не жертвовать интересами других стран ради собственного развития, продвигать создание новой системы международных отношений, основанной на взаимном уважении, честности и справедливости, взаимовыгодном сотрудничестве, не делить страны на малые и большие, сильные и слабые, богатые и бедные, придерживаться общего равенства перед законом [6].

В качестве крупных заслуг Китая на съезде отмечалось его участие в создании целого ряда организаций: проекта «Один пояс — один путь», БРИКС, ШОС, Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, — отмечает китаист Алексей Маслов. — Это значит, что Китай не просто начинает играть активную роль в мировой политике, но и формирует новое политическое пространство». Идеологическим обоснованием этой политики является сформулированная ещё в 2015 году концепция «сообщества единой судьбы», которую китайский лидер озвучил на юбилейной сессии Генассамблеи ООН. «Страны должны жить единой судьбой, отстаивать единые ценности, которые очевидны по итогам второй мировой войны, и строить единый многополярный безопасный мир», — объясняет смысл этой концепции политолог Сергей Санакоев. О «сообществе единой судьбы» Си Цзиньпин говорил как на съезде, так и по завершении первого пленума обновлённого ЦК КПК. «Китайский народ, обладающий уверенностью в себе и самоуважением, будет решителен в защите суверенитета, безопасности и интересов развития своей страны. Одновременно с этим Китай будет вместе с другими странами активно работать над выстраиванием сообщества единой судьбы человечества, постоянно внося новый и более весомый вклад в благородное дело мира и развития человечества», — цитирует Си Цзиньпина агентство «Синьхуа». Эксперты отмечают, что эта концепция близка к ориентации России на построение многополярного мира. «Мы предлагаем гораздо более безопасный мир, чем та модель западного глобализма, которая очевидно находится в глобальном кризисе», — утверждает Санакоев. Как отмечает политолог, именно при Си Цзиньпине Пекин и Москва всё активнее поддерживают друг друга, взаимодействуя как в мировой политике, так и в экономике.

В числе решений XIX съезда КПК — включение в устав партии инициативы Си Цзиньпина «Один пояс — один путь». Это стратегия экономической интеграции евразийского пространства, ориентированная на Китай. Си — первый руководитель Китая, побывавший с визитом в структурах ЕС. Он лично продвигал в Европе два проекта: «Один пояс — один путь», конечная точка которого должна находиться в Европе, и торговое соглашение с ЕС. На Всемирном экономическом форуме в Давосе Си выступил за многополярный мировой порядок и верховенство права. Но расхождения между этими словами и реальной политикой Пекина очевидны. Накануне последнего саммита ЕС — Китай стало ясно, что о компромиссе по торговым вопросам речи пока не идет. Инициатива «Один пояс — один путь» в основном касается группы новых восточных государств ЕС, сотрудничающих с Китаем в формате 16+1, а не Европейского союза в целом. Китай все активнее продвигает собственное понимание международного порядка.

В то же время на фоне ухудшения американо-китайских отношений после прихода на пост президента США Дональда Трампа «историческим успехом» стал, по мнению дипломатов обеих стран, государственный визит Трампа в Китай, который тот же Трамп совсем недавно называл «врагом №1» для США. Заметим, что Трамп стал первым главой государства, посетившим Китай после прошедшего 19- го съезда КПК, и первым, поздравившим по телефону Си Цзиньпина с переизбранием на пост председателя КНР. Американского президента по высшему разряду встречали в Запретном городе – бывшем императорском дворце в центре Пекина. Ранее Запретный город в ходе своих поездок в Китай посещали и другие президенты США, например. Ричард Никсон и Барак Обама. Сторонам удалось добиться взаимопонимания по широкому ряду вопросов, а перспектива торговой войны ушла на второй план. Трампу удалось добиться значительного сокращения торгового дефицита, обеспечить приток китайских инвестиций в американскую экономику, и заключить контракты на закупку широкого спектра американской продукции и получить доступ к целому ряду передовых технологий, необходимых для модернизации его промышленности [7]. Для Китая налаживание отношений с США представляет интерес и в отношении реализации политических идей Си Цзиньпина. Как отмечалось выше, одним из пунктов социализма с китайской спецификой в новую эпоху была названа активизация глобальных интеграционных процессов «для формирования человечества, связанного единой судьбой». Хорошие отношения с крупнейшей экономикой мира и мощной военной державой – в рамках этого процесса.

В то же время Си Цзиньпин выразил твердую решимость китайской стороны развивать и углублять отношения с Россией. Во время встречи с премьер-министром РФ Дмитрием Медведевым он, в частности, отметил, что Китай готов вместе с российской стороной прилагать усилия к расширению сотрудничества в различных областях, активизировать координацию и взаимодействие в международных делах с целью содействия созданию сообщества единой судьбы человечества. Он выразил уверенность в том, что китайско-российские всеобъемлющие отношения стратегического взаимодействия и партнерства обретут новый облик и добьются новых результатов [8]. Страны БРИКС и ШОС давно планировали перейти от консультаций к реальному многовекторному объединению незападных цивилизаций, которое воплощает успешный союз КНР и России. К прошедшему съезду КПК первенство России в виде мирового фактора, стабилизирующего регионы и торговые пути, а также Китая, инвестирующего в мировое развитие, — стали реальностью. Китай с 2004 по 2014 год увеличил расходы на «поддержку» зарубежных государств до 354,4 млрд. долларов, что лишь ненамного уступает 394,6 млрд., выделенных США за тот же период [9]. Мир в лице России и КНР на глазах получает реальную альтернативу американскому доминированию.

Съезд может дать толчок развитию российско-китайских отношений. Как заявил министр экономического развития М.Орешкин, торговля России с Китаем в январе-мае 2017 г. выросла на 37% и к концу года достигнет 80 млрд. долл. В 2016 г. она составила, по данным Российской федеральной таможенной службы 66 млрд. долл. [10]. По мнению экспертов, будет развиваться энергетическое сотрудничество, а также сотрудничество в сфере космоса, авиации, атомной энергетики. Перспективно и сотрудничество в военно-политической сфере. Китай намерен сделать армию и флот одними из самых сильных в мире и в силу этого заинтересован, как в российских технологиях, так и в дипломатической поддержке России на международной арене [11]. По мнению посла КНР в РФ Ли Хуэй, 2017 год будет еще одним важным годом дальнейшего углубленного развития всесторонних отношений стратегического взаимодействия и партнерства между Китаем и Россией. Он заявил группе представителей ведущих российских СМИ, что в 2017 году можно ожидать многих ярких событий. Во-первых, это двусторонние контакты на высшем уровне, во-вторых, рост торгово- экономического сотрудничества, в-третьих, в рамках поиска новых точек взаимодействия в процессе сопряжения инициативы «Один пояс – один путь и Евразийского экономического союза будут приняты необходимые меры по стыковке этих двух проектов [12].

В целом же после съезда существенные перемены во внешнеполитическом курсе КНР маловероятны. Пекин по-прежнему будет выступать за мирное разрешение территориальных споров путем переговоров и за то, чтобы сформулировать нормы поведения участников таких конфликтов. Так, китайское руководство не считает Северную Корею своей проблемой, но надеется, что КНДР остановит ядерную программу. Он считает, что позиция Пхеньяна отрицательно сказывается на его репутации. Тем не менее, он не будет кардинально менять позицию по корейскому вопросу, если ситуация резко не изменится в худшую сторону. Как пишет А.Габуев, есть опасность, что КНДР реализует угрозу взорвать над Тихим океаном ракету с ядерной боеголовкой, что негативно скажется на интересах КНР и может побудить ее действовать более решительно [13]. Пока же Китай будет выступать в роли арбитра и в определенной мере сдерживающего Пхеньян фактора в отношениях между США и КНДР.

Китай успешно подтвердил свою посредническую роль, участвуя в урегулировании сирийского кризиса. Он провел переговоры с участниками конфликта в лице правительства Асада и представителей оппозиционных группировок, что дало ему возможность укрепить позиции в Сирии. Расчеты Китая получить контракты от сирийского правительства на участие в восстановлении страны, учитывая, что сирийский лидер выразил готовность дать определенные преференции государствам, которые поддержали его правительство в период конфликта, оправдались. Башар Асад пригласил Китай принять участие в программе реконструкции Сирии. «Китай может участвовать в каждом секторе без исключения, поскольку мы имеем разрушения в каждом секторе»,– сказал он [14]. Как заявил представитель торговой палаты Сирии Муаз Халуф, экономические потери страны от войны составили 255 млрд. евро, а потому ей крайне необходима внешняя помощь.

ПоддержкаКитаемрежимаАсадаобусловленацелымрядомпричин. Прежде всего, Китай, как и Россия, имеет давние связи с сирийским режимом, которому поставлял оружие. Не следует также забывать, что Китай в принципе не выступает против авторитарных режимов и что сам он в 1989 г. подавил протесты на площади Тяньаньмынь, да и в наши дни применяет силу против антиправительственных выступлений в Синьцзяне и Тибете.

Китайи Россиядействуютсинхроннов ООНи СБООНповопросам, связанным с сирийским кризисом: с 2011 г. две страны несколько раз блокировали резолюции, направленные против режима Асада. Так, в феврале 2017 г. Китай и Россия наложили вето на резолюцию Совбеза ООН, предусматривающую введение новых санкций против Сирии за недоказанное, по их мнению, использование сирийской армией запрещенных видов оружия.

Не менее важная причина, по которой пекинское руководство поддерживаетдействия Россиив Сирии,– реальностьтеррористической угрозы для самого Китая, учитывая связи с ИГ боевиков Синьцзян- уйгурского автономного района. Этнические уйгуры через Турцию попадают в Ирак и Сирию, где проходят обучение в лагерях по подготовке террористов. Тайваньский новостной сайт поместил статью, основанную на материалах, опубликованных в «Глобал Таймс», – «Сепаратисты из Восточного Туркестана проходят обучение в ИГИЛ и планируют вернуться в Китай». В ней говорилось, что китайские сепаратисты-радикалы из числа этнических уйгуров, заинтересованных в создании исламского государства в Синьцзян- Уйгурском автономном районе, проникают за границу, чтобы присоединиться к ИГ и воевать в Ираке и Сирии. Их цель – получить признание со стороны международных террористических групп, установить с ними контакты и обрести боевой опыт [15].

19 января 2017 г. в ходе бомбардировки Соединенными Штатами тренировочного лагеря Аль-Кайды в провинции Идлиб (Сирия) погибли более 100 боевиков, в числе которых – уйгуры, сражавшиеся в составе Джабхат-ан-Нусры, и среди них– Абу Омар аль-Туркестани, один из наиболее известных лидеров Туркестанской исламской партии, связанной с Аль-Кайдой. Согласно некоторым источникам, в борьбе против режима Асада в Сирии участвуют более 2-х тысяч уйгурских боевиков. По данным «Аль-Арабии», многие прибыли с семьями из Китая и Центральной Азии. Как заявил китайский специалист по борьбе с терроризмом, «они хотят не только пройти обучение технике террора, но и расширить связи в международных террористических организациях путем участия в реальных боевых действиях» [16]. Китайские эксперты сообщают, что синьцзянские радикалы вступают в ИГИЛ напрямую в Сирии и Ираке, либо через «ветви» ИГ в Юго- Восточной Азии.

Китай – главный торговый партнер Сирии. Китайские компании поставляют Сирии различное оборудование, в том числе, гражданское. Так, обувная фабрика получила оборудование из Китая, что позволило ей работать в условиях наложенных на страну европейских санкций [17]. Опыт участия Китая в создании и реабилитации инфраструктуры в ряде стран мира, в частности, в странах Африки, открывает ему широкие возможности деятельности в разрушенной Сирии.

Как заявил Ван Ювей (Wan Yiwei) из школы международных исследований Пекинского Университета заинтересованность Пекина в восстановлении инфраструктуры Сирии отвечает задачам проекта

«Одинпояс-одинпуть», которыйпройдетчерез Дамаск. Сирия– главный транспортный путь в другие страны Ближнего Востока и в силу этого весьма привлекательна для китайских инвестиций. Осуществляется и сотрудничество разведслужб Сирии и Китая в борьбе против уйгурских боевиков, которые присоединяются к местным террористическим группам в Сирии, куда они попадают через Турцию. «Международное сообщество заинтересовано в борьбе против терроризма, и Китай намерен сотрудничать в этой борьбе со всеми странами, включая Россию. Однако степень и глубина сотрудничества зависят от каждой страны, - отметил Ван Ювей.

Вместе с тем, Китай намерен укреплять свои международные позиции и защищать свои интересы там, где они, по его мнению, подвергаются угрозе. В 2008 г. Китай направил три своих корабля для участия в антипиратских рейдах в Аденском заливе. В 2015 г. его присутствие выросло до 50 кораблей, временно размещенных в порту Джибути [18]. С 2008 по 2015 г. в конвоях участвовало около 16 тыс. китайских моряков и 1300 морских пехотинцев и бойцов спецподразделений. В 2015 г. Китай подписал контракт сроком на 10 лет с Джибути о создании в стране первой китайской военной базы. База будет обслуживать китайские суда. Она расширит влияние Китая за пределами Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе в Африке. 22.июля 2017 г. два корабля Министерства обороны доставили в Джибути китайских военных, чтобы помочь освоить вновь построенную морскую базу. Министерство обороны заявило, что база должна служить цели поддержки логистики, помощи миротворческим операциям, медицинской помощи и быть полезной в критических ситуациях. Китайская «Глобал таймс» назвала преимуществами базы обеспечение рабочих мест и оплаты труда для джибутийцев, поддержка китайских кораблей, помощь местному населению. Как сказал на пресс-конференции министр иностранных дел Ван Иван И, «база отражает стремление Китая играть конструктивную роль в политическом решении международных м региональных проблем, создать более безопасную среду для китайской деятельности за рубежом» [19].

Китай проявляет готовность защищать своих граждан за рубежом. Пример такой защиты – эвакуация 36 тыс. работников китайских компаний из Ливии во время событий «арабской весны», в которой были задействованы части Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и Воздушного флота Китая [20]. В 2014 г. китайское посольство в Ираке в контакте с иракскими коллегами эвакуировало 1300 китайских рабочих в Багдад из города Самарра на севере страны, где обострилась обстановка в связи с наступлением отрядов ИГИЛ [21]. В 2015 г. были задействованы силы НОАК, чтобы эвакуировать сотни иностранных граждан в связи с ухудшением политической ситуации в Йемене [22].

В 2016 г. в Китае вступил в силу принятый в декабре 2015 г. Закон о борьбе с терроризмом, важная часть которого – положение о том, что НОАК (PLA) и Народная вооруженная полиция (People’sArmedPolice) могут проводить за рубежом антитеррористические операции с одобрения Центральной военной комиссии и с согласия соответствующейстран[23]. Помнениюспециалистов, первостепенная задача закона - сдержать активность вооруженных террористических группировок внутри страны. Трансформация же роли вооруженных сил с тем, чтобы они могли защищать интересы Китая за рубежом, займет продолжительное время. Однако Пекин предпринял ряд шагов в направлении укрепления сотрудничества в борьбе с терроризмом, прежде всего в региональных рамках, в частности в Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС). Китай проводит совместные с другими странами военные учения. Подготовке вооруженных сил Китая к выполнению масштабных задач были призваны помочь состоявшиеся в октябре 2016 г. «антитеррористические» учения специальных сил Китая и Саудовской Аравии в составе 50 человек (по 25 с каждой стороны), ставшие первыми такого рода учениями двух стран по овладению боевыми искусствами и тактикой ведения боевых действий.

Есть основания полагать, что внимание к Африке, проявляемое Китаем в последние годы, после съезда сохранится. В выступлении на Генассамблее ООН в сентябре 2017 г. Си Цзиньпин заявил, что выступает в ООН как представитель развивающихся стран. Он пообещал, что КНР никогда не пойдет по пути гегемонизма и экспансии, и призвал уделять больше внимания помощи бедным и разрешению экологических проблем. В докладе на съезде КПК Си вновь подчеркнул, что Китай не намерен навязывать свою идеологию и опыт развития другим странам, но для развивающегося мира он является примером и реальным фактором социально-экономического развития. Председатель КНР заявил о готовности выделить крупные суммы на поддержание мира и помощь странам Африки: перечислить миллиард долларов в создаваемый фонд развития, 100 миллионов долларов на поддержку сил Африканского союза и предоставить дополнительно восемь тысяч миротворцев в распоряжение ООН [24]. Миротворческий контингент Китая, задействованный в десяти различных миссиях ООН, составляет 2,5 тысячи человек, что делает Китай самым активным участником Операций по поддержанию мира (ОПМ) из числа Постоянных членов Совета Безопасности ООН [25]. В 2013 г.

в Мали – страну, ставшую объектом террористической деятельности Аль-Кайды Исламского Магриба, были направлены 197 военных НОАК с целью защищать миссию ООН, а также инфраструктуру Мали от вторжений исламистов с севера страны [26]. Боевые части направил Китай и в Южный Судан, ставший ареной затяжного конфликта. В 2015 г. было принято решение направить в Джубу (Южный Судан) батальон в составе 700 солдат [27], чтобы обеспечить безопасность мирных переговоров и стабилизировать ситуацию в регионе. В декабре 2016 г. в Южный Судан была направлена уже третья группа в 120 человек из обещанного батальона в 700 военных [28].

Признавая важную роль Африканского Союза (АС) в вопросах региональной безопасности, Китай оказывает этой организации финансовую и техническую помощь в рамках Китайско-африканского партнерства для мира и стабильности. Так, Пекин оказал финансовое содействие Миссии Африканского Союза в Сомали (АМИСОМ) в борьбе с террористической организацией Аш-Шабаб. В 2012 г. Китай потратил 2,4 млн. долл. на обучение и экипировку Национальных сил обороны Уганды, направившей самое большое число солдат в АМИСОМ. В 2013 г. он предоставил 2,6 млн. долл. на цели безопасности Кении, чьи миротворцы также приняли участие в деятельности АМИСОМ [29].

Все это дает основания полагать, что Китай и после съезда будет оказывать существенную помощь и поддержку Африке и другим развивающимся странам, оправдывая взятую им на себя роль лидера развивающегося мира.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. В Пекине состоялся теоретический семинар «Октябрьская революция и социализм с китайской спецификой // Агентство Синьхуа. - 2017. – 27.09.
  2. Сакоян А. Съезд КПК: итоги и перспективы. Полит.ру. 24 окт. – Режим доступа: https//polit.ru/article – (дата обращения 05.02.2018).
  3. Итоги ХIХ съезда КПК: Россия и Китай наносят совместный удар. 27 октября 2017 г. – Режим доступа: https//news-front.info/– (дата обращения 02.2018).
  4. XIX съезд КПК: социализм с китайской спецификой вступает в новую эпоху. 27 октября 2017 г. – Режим доступа: https: pravdorub/info – (дата обращения 02.2018). 5 В Китае за 5 лет наказаны за коррупцию около 1,3 млн. гос.служащих // Военное обозрение. – Режим доступа: https://topwar.ru/ – (дата обращения 05.02.2018).
  5. Итоги 19-го съезда КПК. Россия и Китай. Азиатское иллюстрированное обозрение. 24 октября 2017 г. – Режим доступа: www.china.org/ – (дата обращения 05.02.2018).
  6. Новый исторический старт. Трамп заключил огромные газовые контракты с «врагом №1» // Вся правда. 09 ноября 2017. – Режим доступа: allpravda.info/novyj- istorichesky-start. – (дата обращения 05.02.2018). 
  7. Си Цзиньпин отметил твердую решимость китайской стороны развивать и углублять отношения с Россией // Агентство Синьхуа. - 11.02.
  8. Итоги ХIX съезда КПК: совместный удар России и Китая. 26 октября 2017 г. – Режим доступа: https://dosie.su/politika/ – (дата обращения 02.2018).
  9. Russia-China Trade - Access mode URL: https:sputniknews.com/world/. Accessed 05.02.2018.
  10. Бодунов А. Политика обновления: какую стратегию развития выбрал Китай после ХIХ съезда Коммунистической партии. – Режим доступа: http://russian.rt.com/ world/article – (дата обращения 02.2018).
  11. Давыдова С. Китай углубляет отношения с Россией. – Режим доступа: http:// actualcomment.ru/ – (дата обращения 02.2018).
  12. Габуев А. Как XIX съезд КПК изменит Китай и его отношения с миром. 21.10. 2017. – Режим доступа: inosmi.ru/social/ – (дата обращения 05.02.2018).
  13. Why China wants Syria’s 16.03.2017. - Access mode URL: https://sputniknews.com. - Accessed 05.02.2018.
  14. Китайцы исламского халифата. – Режим доступа: info/china-isis.html – (дата обращения 05.02.2018).
  15. Botobekov What’s China’s Stakes in Syria? - Access mode URL: the diplomat.com/ - (Accessed 05.02.2018).
  16. The Economic Costs of Syria’s Civil - Access mode URL: www.euronews. com/. Accessed 05.02.2018.
  17. Wong China’s military makes move into Africa. 11/24/2015. - Access mode URL: The Hill.htm. Accessed 05.02.2018.
  18. Harsh Pant, Aba M.Haidar. China’s Expanding Military Footprint in Africa // ORF Issue Brief. – 2017. - Sept. - Р.195.
  19. Shiao H. China’s Libya Evacuation Operation: A New Diplomatic Imperative: Overseas Citizen Protection// Journal of Contemporary China. - 2014.- Vol.23, No.90. - P.1093-1112.
  20. Mend A., Zhou L. 1300 Chinese Workers Evacuated to Baghdad from Samarra Construction Site // South China Morning Post. 2014, June 28. - Access mode URL: http: scmp.com/news/china/. Accessed 05.02.2018.
  21. Successful Yemen Evacuation Shows China’s Strength, Internationalism. Xinhuanet, 2015, April 6. - Access mode URL: http://news.xinhuanet.com/. Accessed 05.02.2018.
  22. China to Set-up Counter-terrorism Intelligence Law. December 27, 2015. - Access mode URL: //http:news.xinhuanet.com/. Accessed 05.02.2018.
  23. Выступление Председателя Китая Си Цзиньпина на Генассамблее ООН. 28 сентября 2015. – М., 2015.
  24. China dispatches third peacekeeping infantry battalion to South Sudan // Xinhua. – 2016. -12.05.
  25. Yun Africa in China’s foreign policy. - Brookings. - 2014. – April. - P. 27-28.
  26. Mukhtar, Alwiya. China plays peacemaker to protect investment in South January 2015. - Access mode URL: http://www.alaraby.co.uk/. Accessed 05.02.2018. 28 China deploys female peacekeepers in South Sudan // Xinhua. - 2016. -12.03.
  27. 29 Shinn, David H. China Confronts Terrorism in Africa // World News. – 2013. - 30 Nov.
Год: 2018
Город: Алматы
loading...