Российско-африканские отношения на новом этапе

Россия достаточно уверенно преодолевает глубокий спад отношений с Африкой, зарегистрированный в конце 80-х и в 90-е годы XX столетия. Однако было бы преждевременным утверждать, что полнокровное «возвращение» России на континент уже состоялось. Достигнутые рубежи торгово-экономического и финансово-кредитного сотрудничества остаются более чем скромными.

Россия возвращается в Африку

Повышение роли и веса континента в мировой политике и экономике уже сегодня требует переосмысления российских подходов к проблемам расширения масштабов российско-африканского партнерства и формирования его долгосрочной концепции с опорой на имеющиеся политико-дипломатические и инвестиционно-финансовые ресурсы стран Африки.

Ускорение экономического роста Африки сопровождается существенным увеличением производственно-инновационного потенциала экономики стран континента. Их совокупный ВВП к 2014 г. (по паритету покупательной способности) увеличился по сравнению с 2000 г. в три раза и достиг 4,5 трлн. Долл. Причем на долю природных ресурсов приходится 27-30% прироста. Другая важнейшая отличительная черта современной фазы роста – существенное повышение ВВП на душу населения. В 2014 г. этот показатель составил 4826 долл. (в 11-ти странах он превысил 10 тыс. долл., а в шести – 5 тыс. долл., для сравнения – в 1970-1990 гг. он топтался на уровне – 2180 долл.).

Ускорение экономического роста потребовало реализации программ развития базовой и дорожной инфраструктуры, внедрения новых технологий, включая цифровые. Если в 2012 г. их доля в увеличении ВВП составляла 1,1%, то к 2025 г. этот показатель должен составить 2,2%.

Изменения системного характера в положении Африканского континента на геополитическом и геоэкономическом пространстве связаны с динамично развивающимся сотрудничеством Юг-Юг и, в первую очередь, с восходящими странами. Товарооборот континента со странами БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай, ЮАР) с 2002 по 2014 гг. увеличился более чем в 10 раз и достиг в 2014 г. 360 млрд. долл., что составляет 30%1 континентального зарубежного товарооборота. Африка обрела новый емкий источник инвестиционных ресурсов. Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) Китая и Индии превысили 64 млрд. долл. И в 2020 г. превысят 100 млрд. ПИИ Турции превысили 6 млрд. долл. На восходящие страны приходится до 30% ежегодного притока ПИИ в страны континента. Пятивековая политико-экономическая монополия Запада основательно подорвана. Горизонты независимости африканских государств расширились, их международная субъективность возросла и упрочилась.

Страны «глубокого Юга» теснят позиции «глубокого Севера», предопределяя смещение центра мировой политики с Запада на Восток. Если в 1999 г. ВВП Запада превышал ВВП Востока в 8 раз, то к 2012 г. этот показатель снизился до 5-ти кратного. При сохранении таких темпов этот разрыв будет ликвидирован уже через 20 лет [1].

Тем не менее, не следует преувеличивать роль и значение обозначившихся новых тенденций на континенте. Единая и устойчивая траектория их эволюции, скорее всего, недостижима в обозримом будущем. Континент остается глубоко контрастным и противоречивым, о чем свидетельствуют сохраняющаяся масштабность бедности, конфликтогенности, других угроз маргинализации.

Тем не менее, новые реалии требуют творческого переосмысления положения дел на континенте и его роли в мировых делах. Такое переосмысление – важный залог успешного партнерства с африканскими странами на двусторонней и многосторонней основах. Эта проблема приобретает новую остроту для России. Наиболее важным фактором в этом плане предстает стратегический поворот России в сторону Востока. Подстегнутый в последние годы обострением отношений со странами евроатлантического сообщества, он сопровождается нарастанием активности в развитии партнерского сотрудничества со странами Азии, Латинской Америки и Африки. Это наглядно подтверждается инициативностью России в рамках БРИКС влиятельного объединения восходящих стран трех континентов. По отношению к Африке эта тенденция выразилась в том, что сегодня характеризуется как «возвращение России в Африку». Однако это возвращение все еще носит робкий характер, диктуется порой ситуационными соображениями.

Направления развития торгово-экономического партнерства остаются более чем скромными. Внешнеторговый оборот едва превышает 12 млрд. долл., из которых 70% приходится на страны Северной Африки (Таблица 1). В Африке к югу от Сахары только с ЮАР внешнеторговый (товарный) оборот достигает 1 млрд. долл. Даже с такой крупной страной, как Нигерия, товарооборот в 2014 г. составил всего 368 млн. долл.

Таблица 1 - Внешняя торговля России со странами Африки (в текущих ценах, в млн. долл.)

 Внешняя торговля России со странами Африки (в текущих ценах, в млн. долл.)  

Источник: Федеральная таможенная служба России. Фитуни Л. Экономическая глобализация и проблемы национальной и международной безопасности [2].

Товарная структура характеризуется доминированием пищевых товаров, нефтепродуктов, минеральных удобрений (до 70%); готовые изделия составляют 18%, а машины и транспортное оборудование – 6%. В российском экспорте в Африку машинотехническая продукция представлена в основном вооружением и военной техникой.

Известную активность в Африке демонстрируют российские частные и частно-государственные компании. Российские активы на континенте составляют по различным оценкам 8-10 млрд. долл., а заявленные на ближайшие 5-10 лет объемы инвестиций достигают 13 млрд. долл. (см. Таблицу 2). Их львиная доля направляется в разведку и освоение месторождений углеводородных и твердых минеральных ресурсов.

Таблица 2 - Активы некоторых крупных российских компаний в африканских странах

Активы некоторых крупных российских компаний в африканских странах

 

В рамках оказания международного содействия развитию Россия списала задолженность африканских стран по советским кредитам на сумму 20 млрд. долл., в том числе Эфиопии – 4,8 млрд. долл., Ливии – 4,5 млрд., Алжиру – 4,3 млрд., Анголе – 3,5 млрд.

В России проходят обучение в вузах 10 тысяч африканцев (2016 г.). Российское государство предоставляет ежегодно африканским странам 1700 государственных стипендий.

Утверждающаяся новая динамика российско-африканских отношений связана в первую очередь с развитием партнерства в тех областях и по тем направлениям, где Россия обладает конкурентным потенциалом, производственными мощностями, высокими компетенциями и опытом, а также необходимой отдачей в плане решения проблем собственного развития. К таковым сегодня можно отнести освоение природных ресурсов, атомную и гидроэнергетику, военно-техническое сотрудничество, создание спутниковых информационно-коммуникативных систем, сотрудничество в сфере образования, здравоохранения, в борьбе с эпидемиями, природными катастрофами.

Наиболее заметное продвижение достигнуто в сфере освоения природных ресурсов. Россия испытывает критический дефицит по 12-15 минералам, включая марганец, хром, 80% запасов и добычи которых приходится на Африку. Рентабельные отечественные месторождения достигают пределов исчерпания, а освоение новых, расположенных, как правило, в отдаленных регионах, требует больших инвестиций, новых технологий и много времени. Кроме того, Россия активно участвует в международной схватке за африканские ресурсы, стремясь сохранить и укрепить свои позиции в качестве ключевого игрока и на рынках минерального сырья, на которые сохраняется и сохранится в обозримом будущем высокий спрос.

Россия подписала с десятью африканскими странами соглашения о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии. В Египте практически начаты работы по строительству АЭС. Росатом выступает ключевым участником тендера на строительство шести ядерных блоков в ЮАР.

Более 20-ти африканских стран являются российскими партнерами в     сфере  военно-технических связей. Годовой  объем поставок российской военной техники и продукции военного назначения превышает 1 млрд. долл. В 2013 г. на долю России приходилось до 30% африканского рынка вооружений и военной техники (в странах Северной Африки – свыше 40%, в странах к югу от Сахары – 12-15%). Внешнеполитический и дипломатический компонент занимает лидирующее место в комплексе российско-африканских отношений. Новой России      удалось сохранить уважительные  отношения    с африканскими государствами и взаимный настрой на сотрудничество намеждународной арене. Внешнеполитическиеведомстваобеихсторон наладили между собой наиболее регулярные, структурированные и документально оформленные каналы обмена информацией, согласования позиций и взаимодействия. Африканцев привлекает российская концепция политического мира, приверженность национальному суверенитету, противодействие стремлению западного сообщества сохранить любой ценой свое одностороннее лидерство в мире. Они хотели бы видеть Россию в качестве балансира при выстраивании отношений с Западом и, в какой-то мере, с Китаем.

Строительство отношений с Африкой на базе взаимной выгоды и заинтересованности – дело трудное и сложное. Дело не только в сохранении мощных рычагов воздействия в руках западных держав и неустойчивости взглядов африканских руководителей. Дело еще и в том, что нет единой африканской дипломатии. Есть дипломатия каждой отдельной страны. Набирает вес дипломатия региональных сообществ. И, наконец, есть общеконтинентальная дипломатия, носителем которой официально выступает Африканский союз и его главный исполнительный орган – Африканская комиссия. Эти дипломатии порой не совпадают. Коллективная дисциплина, особенно на уровне АС, оставляет желать много лучшего. Тем не менее, играть России приходится на всех уровнях и на всех площадках. МИД России аккредитовал своих представителей при Африканском союзе, Экономическом сообществе государств Западной Африки, Сообществе развития Юга Африки [3].

Отмечается стремление России наладить более действенное взаимодействие по глобальным вызовам XXI века: сохранение экологии, противодействие климатическим угрозам, международному терроризму. До сих пор вес и влияние Африканского континента в этой сфере недооценивались.

Поддержание регулярных контактов на высшем, высоком и других государственно-политических уровнях играет исключительно важную роль в создании благоприятного климата в бизнес сотрудничестве.

К сожалению, лишь 10-12 африканских государств принимали российских государственных лидеров и министров федерального правительства. Зачастую лишь министр иностранных дел России и его заместителивсеещеостаютсяединственнымидостаточнорегулярными собеседниками африканской государственно-политической и деловой элиты [4].

Выводы.

  1. Россия достаточно уверенно преодолевает глубокий спад отношений с Африкой, зарегистрированный в конце 80-х и в 90-е годы XX столетия. Однако было бы преждевременным утверждать, что полнокровное «возвращение» России на континент уже состоялось. Достигнутые рубежи торгово-экономического и финансово-кредитного сотрудничества остаются более чем скромными.
  2. Расширение масштабов всестороннего сотрудничества будет, конечно, зависеть от устойчивости качества ускорения развития Африки, трансформации африканских экономик на современных индустриальных и технологических основах; а, во-вторых, от динамики социально-экономических и общественно-политических процессов в России.
  3. Однако в перспективе решающее воздействие на повышение национальной и международной значимости российско- африканского партнерства будет оказывать освоение возможностей, формирующихся в результате становления экономики знаний, использования цифровых и иных новейших технологий, появления новых форм и видов международного разделения труда, уплотнений сетей взаимозависимости экономик. Именно в этой связи становится все более необходимым переосмысление механизмов и моделей международного экономического сотрудничества вообще и российско- африканского, в частности.
  4. Интересы Африки все заметнее смещаются в сторону Юга. Ее возможности ослабить критическую зависимость от Запада возрастают. Россия, наряду с другими участниками БРИКС, может внести в развитие этого процесса столь же впечатляющий вклад, который ими был сделан в достижение целей Движения неприсоединения и Организации африканского единства.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Васильев А., Корендясов Е. Российско-африканские отношения через десять лет: новый старт // Российский совет по международным делам. – 22.05.2013 [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=1858#top
  2. (дата обращения 09.2017)
  3. Высоцкая Н.И. Россия – Африка // Перспективы: сетевое издание Центра исследований и аналитики Фонда исторической перспективы [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.perspektivy.info/rus/ekob/rossija afrika_2009-05-14.htm
  4. (дата обращения 09.2017).
  5. Лавров С.В. Россия и Африка к югу от Сахары: отношения, проверенные временем // Russian View [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.mid. ru/brpnsf/0/2796B0A54210B41C44257CDF004 - (дата обращения 08.09.2017).
  6. Салахетдинов Э.Р. Диалог Зимбабве-ЮАР. Проблемы и перспективы//Известия КазУМОиМЯ имени Абылай хана. Серия МО и Регионоведения. - №1-2(11-12). – 2013. – С.35-38.
Год: 2017
Город: Алматы