Некоторые проблемы имплементации конвенции ООН против коррупции в казахстанское законодательство

Аннотация. В статье рассматриваются некоторые проблемы компенсации за ущерб, причиненный в результате коррупции. Основой исследования является действующее казахстанское законодательство и международное право, правовая доктрина и судебная практика. В результате исследования сделаны выводы о необходимости совершенствования законодательства Республики Казахстан путем изменения самого понимания коррупции и внедрения новых способов защиты прав субъектов, которые понесли ущерб в результате коррупции. 

Коррупция в современном обществе представляет собой серьезную международную проблему, оказывающую негативное влияние на общемировое развитие. Надо отметить, что тема коррупции относится к числу достаточно популярных в научно-исследовательской среде. Существуют многочисленные работы, посвященные исследованию причин коррупции и рассмотрению ее видов, разработки мера профилактики коррупционных правонарушений, на международном и государственном уровнях разрабатываются комплексные программы и стратегии противодействия коррупции. Эта обширность объема имеющихся научных разработок по вопросам противодействия коррупции ставит нас перед необходимостью теоретического осмысления и систематизации полученных научных результатов. Кроме того, для успешного противодействия криминальным явлениям коррупционного характера необходимо также изучать и внедрять положительный законотворческий и практический опыт зарубежных стран. В этом аспекте особое внимание следует уделять вопросам адекватной имплементации норм международных конвенций о борьбе с коррупцией в национальное казахстанское законодательство.

Международное право в сфере противодействия коррупции разработало значительный набор механизмов и инструментов, позволяющих максимально эффективно противостоять коррупционным проявлениям. Имплементация международных норм об антикоррупционных стандартах поведения является обязательством нашего государства как субъекта международного права. Универсальная конвенция ООН против коррупции 2003 года была ратифицирована Казахстаном в 2008 году [1-2].

Конвенция ООН против коррупции является фактически первой конвенцией, направленной против масштабной, “глобальной” коррупции и имеющей при этом универсальный, всеобъемлющий характер. Принятая Генеральной Ассамблеей ООН 31 октября 2003 года, она была открыта для подписания 9 декабря 2003 года, когда в этих целях была организована специальная Политическая конференция на высшем уровне. Первый день данной конференции после этого был провозглашен Международным днем борьбы с коррупцией.

Принятие международного антикоррупционного документа большинством экспертов было оценено как “новый этап в формировании единой международной антикоррупционной политики на глобальном уровне” [3, с. 88].

Конвенция ООН против коррупции состоит из 8 глав, включающих в общей сложности 71 статью. Главными целями принятия данного акта названы следующие:

  • содействие принятию и укрепление мер, направленных на более эффективное и действенное предупреждение коррупции и борьбу с ней;
  • поощрение, облегчение и поддержка международного сотрудничества и технической помощи в предупреждении коррупции и борьбе с ней, в том числе принятии мер по возвращению активов;
  • поощрение честности и неподкупности, ответственности, а также надлежащего управления публичными делами и публичным имуществом [1]. 

Важной деталью Конвенции является юридическое обязательство выполнения всех условий, взятое на себя добровольно государствами участниками. Согласно ст. 68 условием начала действия Конвенции против коррупции было ее подписание и ратификация 30 государствами. На это потребовалось 2 года – 14 декабря 2005 г. Конвенция вступила в силу [4, с. 182].

Анализ отечественного антикоррупционного законодательства показывает, что противодействие коррупции осуществляется преимущественно в рамках уголовно-правового воздействия. В литературе даже сложилось определение коррупции в узком (уголовно правовом) смысле как совокупности составов правонарушений, предусмотренных уголовным законодательством. В новом Уголовном кодексе Казахстана соответственно выделена отдельная глава 15 “Коррупционные и иные уголовные правонарушения против интересов государственной службы и государственного управления”. Вместе с тем, законодателем предпринята попытка отхода от преобладания карательных методов при назначении наказания за коррупционные преступления.

В целом, новый УК усилил ответственность лиц, совершивших коррупционные преступления, в том числе путем введения ряда запретов и ограничений. Если ранее лишение права занимать определенные должности или осуществлять определенную деятельность применялось на срок до 7 лет, то теперь этот вид дополнительного наказания за коррупционные преступления назначается обязательно и пожизненно. Коррупционерам навсегда закрывается путь к работе на государственной службе; в государственных организациях и организациях, в уставном капитале которых доля государства составляет более 50%; в судебной системе (судьей); в органах местного самоуправления; в Национальном Банке Республики Казахстан и его ведомствах; в национальных управляющих холдингах, национальных холдингах, национальных компаниях, национальных институтах развития, акционером которых является государство, их дочерних организациях, более 50% голосующих акций (долей участия) которых принадлежат им; в юридических лицах, более 50% голосующих акций (долей участия) которых принадлежат указанным дочерним организациям.

К лицам, совершившим коррупционные преступления, не применяется условное осуждение, а также на них не распространяются положения об освобождении от уголовной ответственности в связи с примирением, установлением поручительства, истечением срока давности преступления и приговора.

Теперь по всем составам коррупционных преступлений санкции статей предусматривают конфискацию имущества.

В отношении осужденных коррупционеров, кто имел государственные награды, специальное, воинское, почетное или иное звание, классный чин, дипломатический ранг или квалификационный класс, новый закон обязывает суды вносить представления об их лишении. Ранее это было правом суда.

Ни одна санкция за взяточничество ныне не предусматривает такое наказание, как ограничение свободы, которое отбывается осужденным по месту жительства без изоляции от общества. Получение или дача взятки, совершенные преступной группой, стали особо тяжкими преступлениями. Ранее эти составы относились к категории тяжких преступлений.

Одним из главных новшеств УК Республики Казахстан в части коррупционных уголовных правонарушений стало введение за получение, дачу взятки и за посредничество в них штрафов, кратных сумме взятки. Кратный штраф, как альтернативное наказание, введен во всех санкциях статей за взяточничество, тогда как ранее по квалифицированным составам применялось только лишение свободы. К примеру, за получение взятки без квалифицирующих признаков предусмотрен штраф в размере 50-кратной суммы взятки (20-кратный размер за дачу взятки). За получение взятки в значительном размере – штраф в размере 60-кратной суммы взятки (30-кратный за дачу взятки), в крупном размере – 70-кратный (40-кратный за дачу взятки), в особо крупном размере – 80-кратный (50-кратный за дачу взятки) [5].

Минимальные стандартные правила ООН относительно мер, не связанных с тюремным заключением (“Токийские правила”, Резолюция 45/110 ГА ООН, 14 декабря 1990 г.) требуют разрабатывать меры, не связанные с тюремным заключением, с целью рационализации политики в области уголовного правосудия (ст. 1).

Рекомендовано применять такие санкции:

  1. устные санкции, такие, как замечание, осуждение и предупреждение;
  2. условное освобождение от ответственности;
  3. поражение в гражданских правах;
  4. экономические санкции и денежные наказания, такие, как разовые штрафы и поденные штрафы;
  5. конфискация или постановление о лишении права собственности на имущество;
  6. возвращение имущества жертве или постановление о компенсации; 
  1. условное наказание или наказание с отсрочкой;
  2. условное освобождение из заключения и судебный надзор; і) постановление о выполнении общественно полезных работ;
  3. направление в исправительное учреждение с обязательным ежедневным присутствием;
  4. домашний арест;
  5. любой другой вид обращения, не связанный с тюремным заключением;
  6. n) какое-либо соединение вышеперечисленных мер (ст. 8) [6]. Очевидно, что данные рекомендации учтены не полностью.

Новый УК Республики Казахстан не предусматривает возможности применения многих мер из числа перечисленных за совершение коррупционных правонарушений. На наш взгляд, это свидетельствует о наличии обширного поля работы по совершенствованию текущего законодательства.

Решение проблемы ответственности за совершение коррупционных деяний является одной из важнейших задач. Учитывая тот факт, что субъектами международной коррупции могут быть не только граждане, но и корпорации, общественные объединения, необходимо решить вопрос о применении мер ответственности как к физическим, так и к юридическим лицам. Соответственно, актуальными представляются проблемы закрепления этических правил поведения корпораций, четкого определения пределов государственного регулирования в частно-правовой сфере, сочетания правовых и иных социальных методов профилактики коррупции. В казахстанском законодательстве до сих пор отсутствует институт ответственности за коррупционные правонарушения юридических лиц, что является его очевидным пробелом, на наш взгляд. Несмотря на то, что при обсуждении проекта нового УК Казахстана предполагалось введение уголовной ответственности для юридических лиц, на практике такая законодательная инициатива оказалась нереализованной. При этом такая форма ответственности с успехом применяется в уголовном законодательстве многих стран. К примеру, в Норвегии, Республике Молдова и др.

Возможность привлечения к уголовной ответственности юридических лиц устанавливается многими международными конвенциями. Статьей 26 Конвенции ООН против коррупции предусмотрено следующее:

  • – каждое государство-участник принимает такие меры, какие, с учетом его правовых принципов, могут потребоваться для установления ответственности юридических лиц за участие в преступлениях, признанных таковыми в соответствии названной Конвенцией (п. 1);
  • – при условии соблюдения правовых принципов государства-участника ответственности юридических лиц может быть уголовной, гражданско-правовой или административной (п. 2);
  • возложение такой ответственности не наносит ущерба уголовной ответственности физических лиц, совершивших преступления (п. 3);
  • каждое государство-участник, в частности, обеспечивает применение в отношении юридических лиц, привлекаемых к ответственности в соответствии с настоящей статьей, эффективных, соразмерных и оказывающих сдерживающее воздействие уголовных или не уголовных санкций, включая денежные санкции (п. 4) [1].

Использование международного опыта по борьбе с коррупцией также, как и ратификацию казахстанским Парламентом Конвенции ООН против коррупции мы по праву признаем важным этапом реализации государственной антикоррупционной политики. Несомненной заслугой рассматриваемой Конвенции является то, что она вывела на новый уровень международное сотрудничество в сфере противодействия коррупции, заложив единую правовую базу.

Конвенцией предусмотрены мероприятия по профилактике коррупции в сфере государственной службы и в частном секторе; положение о том, что активы от коррупционных деяний возвращаются в страну происхождения с использованием, прежде всего, гражданско-правовых и административных, а не только уголовно-процессуальных механизмов; сужена сфера применения принципа “двойной криминализации” в вопросах оказания правовой помощи. Конвенция детально регламентирует взаимную правовую помощь, выдачу лиц, совершивших коррупционные преступления, а также сотрудничество правоохранительных органов, включая обмен информацией и опытом, совместное проведение расследований, подготовку и повышение квалификации кадров, взаимодействие в материально-техническом обеспечении правоохранительной деятельности.

В настоящий момент нашим государством проводится постоянная работа по приведению национального антикоррупционного законодательства Республики в соответствие с международным правом. Признавая ценность общепризнанных международных стандартов и принципов, Казахстан проводит планомерные мероприятия по присоединению республики к важнейшим мировым конвенциям, имплементации их норм в национальное законодательство.

Термин “имплементация” сегодня прочно укоренился в правовой теории и практике. Имплементация норм международного права является тем механизмом, посредством которого нормы конвенций реализуются на национальном уровне.

Как правило, под международным механизмом имплементации норм международного гуманитарного права понимается система правовых и организационных средств, как создаваемых совместными усилиями государств, так и используемых индивидуально в целях всесторонней, своевременной и полной реализации принятых в соответствии с международным гуманитарным правом обязательств. Имплементация в соответствии с нормами международного права представляет собой фактическую реализацию международных обязательств на внутригосударственном уровне, которая осуществляется путем трансформации международно-правовых норм в национальное законодательство [7, с. 85].

В теории международного права выделяются различные способы имплементации – трансформация, инкорпорация; общая, частная или конкретная отсылка. Если охарактеризовать перечисленные способы несколькими словами, то можно отметить, что трансформация подразумевает некоторую переработку нормы конвенций в соответствии с национальными стандартами и правилами юридической техники. Инкорпорация – это фактически дословное воспроизведение положения конвенции в тексте национального нормативного правового акта. В случае общей, частной или конкретной отсылки в тексте закона содержится лишь упоминание о нормах международной конвенции.

Имплементация тех или иных конвенций на практике часто сопряжена с рядом трудностей. В частности, это относится и к Конвенции ООН против коррупции. В нашем уголовном законодательстве, к примеру, существуют нормы, которые не соответствуют положениям данного международного правового акта.

Так, в соответствии с Уголовным кодексом Республики Казахстан предметом подкупа могут являться деньги, ценные бумаги, иное имущество или выгоды имущественного характера. При этом понятие имущества в соответствии с гражданским законодательством охватывает вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права. Международные конвенции же в качестве предмета подкупа рассматривают любое неправомерное преимущество, в том числе неимущественного характера.

Кроме того, понятие взяточничества (активного и пассивного подкупа) согласно нормам международных конвенций шире, чем в УК Республики Казахстан. Так, под подкупом Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции понимает не только действия подаче получению взятки, но и обещание, предложение ненадлежащего преимущества в активном подкупе, принятие обещания и предложения в пассивном подкупе. Аналогичное положение относится и к подкупу в частном секторе [1].

Национальное уголовное законодательство ответственность за эти действия относит к приготовлению в рамках института неоконченного преступления, однако уголовная ответственность, согласно УК РК, наступает за приготовление только к тяжкому и особо тяжкому преступлениям. Если лицо не предпринимало конкретных действий, а лишь высказало намерение дать (получить) деньги или иное имущество, то его нельзя привлечь за покушение на дачу (получение) взятки. Иначе говоря, преступление считается оконченным с момента принятия получателем хотя бы части предмета взятки.

Нужно признать, что на современном этапе в Казахстане сложились законодательные основы против коррупции, и говорить об их дополнении приходится только в связи с небольшими корректировками. Тем более, что основополагающие нормативные акты в данной сфере являются абсолютно новыми. Уголовный кодекс РК вступил в силу с 1 января 2015 года, Закон “О противодействии коррупции” был принят в конце 2015 года. Теперь на первый план выступают задачи обеспечения правоприменения, особенно мер профилактики коррупции, которые рекомендованы конвенциями.

Некоторые новеллы, введенные вышеуказанными казахстанскими правовыми актами, облегчают процесс имплементации конвенционных положений.

Это касается, в частности, определения в уголовном законе такого вида правонарушения как уголовный проступок. Эта идея позволяет имплементировать в национальное законодательство ряд конвенционных норм о криминализации деяний, имеющих малозначительную общественную опасность, ведь некоторые коррупционные проявления в форме действия (бездействия) достаточно сложно было квалифицировать в рамках устоявшихся видов юридической ответственности (уголовной, административной, гражданско-правовой, дисциплинарной).

Следует отметить, что важная роль в борьбе с коррупцией принадлежит международным и национальным неправительственным организациям (МНПО). Наиболее известной и активной из антикоррупционных МНПО является организация Transparency International (“Трансперенси Интернешнл”. На сегодня Transparency International имеет отделения более чем в 90 странах мира.

Составляемый данной организацией так называемый Индекс восприятия коррупции (ИВК) распределяет страны по оценкам степени распространенности коррупции среди государственных служащих и политиков. ИВК основан на данных экспертных опросов и исследований, проводимых различными представительными организациями. Индекс отражает мнения предпринимателей и аналитиков из различных стран мира, в том числе экспертов, проживающих в стране, в отношении которой проводилось исследование. ИВК фокусирует внимание на коррупцию в государственном секторе, определяя коррупцию как злоупотребление служебным положением в целях личной выгоды. В отношении восприятия коррупции ИВК признается авторитетным инструментом измерения.

При рассмотрении перспективных планов по разработке государственной антикоррупционной стратегии, представляется, что все большую роль в международном сотрудничестве в борьбе с коррупцией будут играть гражданские инициативы. Страны, где гражданское общество находится на высоком уровне развития, защищены от коррупционных проявлений в крупном масштабе (в т.ч. от политической и государственной коррупции), и любое коррупционное поведение считается неприемлемым во всех отношениях. Именно гражданское общество поможет решить проблему политической воли и политической имитации при принятии на себя обязательств по борьбе с коррупцией. Только комплексный подход (включающий взаимодействие с экспертами, научные исследования коррупции, активное участие гражданского общества) может повысить эффективность борьбы с коррупцией и улучшить качество жизни по всему миру.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции, принятая Резолюцией Генеральной Ассамблеи 58/4 от 31 октября 2003 года. – Режим доступа:URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/corruption.shtml (дата обращения 312016).
  2. Закон Республики Казахстан от 4 мая 2008 года № 31-IV “О ратификации Конвенции ООН против коррупции” // Казахстанская правда. –2008. – № 95 (25542).
  3. Богуш Г.И. Коррупция и международное сотрудничество по борьбе с ней: дис. …к.ю.н. – М., 2004. – 194 с.
  4. Суханов В.А. 10 лет Конвенции ООН против коррупции: успехи и вызовы // Власть. – 2013. – № 10. – С. 181-184.
  5. Аталыков А. О новшествах противодействия коррупции в Уголовном кодексе Республики Казахстан. – Режим доступа:URL: http://prokuror.gov.kz/rus/novosti/stati/ o-novshestvah-protivodeystviya-korrupcii-v-ugolovnom-kodekse-respubliki-kazahstan. (дата обращения 04.2016).
  6. Хавронюк Н. Экспертный комментарий к концепции проекта Уголовного кодекса Республики Казахстан и проекту Уголовного кодекса Республики Казахстан.
  7. Режим доступа:URL: http://journal.zakon.kz/4546643-jekspertnyjj-kommentarijj-k- koncepcii.html. (дата обращения 04.2016).
  8. Мауленов Г.С. Имплементация международно-правовых норм в антикоррупционное законодательство Республики Казахстан // Право и государство. – 2014. – № 1(62). – С. 84-88.
Год: 2017
Город: Алматы