Международно-правовые проблемы борьбы с преступлениями в сфере информатизации и связи

Аннотация. В данной статье рассматривается международный импульс реформы уголовного законодательства в борьбе с киберпреступностью. В этой статье классифицируются действия по международной гармонизации на профессиональные, региональные, многонациональные и глобальные действия, кратко излагаются основные проблемы этих действий и делается заключение о влиянии Конвенции о киберпреступности на государственный и международный уровни правовой контрмеры. В этой статье также указываются ограничения предыдущих действий и предполагается, что Организация Объединенных Наций будет играть более важную роль. 

На протяжении многих лет международное сотрудничество в области киберпреступности «было очень активными всеобъемлющим». Тем не менее, международный уровень консенсуса по уголовному праву не был достигнут. Успешными примерами стали криминализация военных преступлений, преступлений против мира, преступлений против человечности, геноцида, пыток и других преступлений. Применение соответствующих соглашений в конкретных судах продемонстрировало, что международный форум может получить определенные достижения до принятия законодательства на национальном уровне. Традиционное международное уголовное право направлено на гармонизацию материального права и координирование процессуального права в отношении правонарушений, которые существовали в обществе с момента возникновения человечества. В настоящее время страны стремятся реализовать это международное соглашение о преступлениях с историей только несколько десятилетий. Беспокойство об успехе, отсутствие судебной практики, отсутствие накопления опыта и знаний, отчуждение между законодательной властью и широкой общественностью и различные интересы между различными странами, все вызывают международный консенсус в его самой низкой форме. Неизбежно, что на этапе разработки, особенно после того, как Конвенция о киберпреступности была открыта для подписания, многие комментаторы опубликовали свою оценку и критику [1]. В сочетании с другим прогрессом, достигнутым в области международной гармонизации, наиболее важной нерешенной проблемой может быть ограниченное участиеиИ ограниченный консенсус.

Во­первых, международное согласование до сих пор было, прежде всего, форумом развитых стран. Рабочим механизмом эффективного международного договора является для всех подписавших его стран принятие эффективных мер и сохранение общего театра действий. Договор не направлен на какую­либо третью сторону, и поэтому третья сторона не ограничена им. Страны­участницы Конвенции о киберпреступности ограничены и представляют лишь ограниченное население. Наряду с развитием Интернета в глобальном масштабе, количество киберпреступлений будет коррелировать с базой населения проникновения Интернета и глобальной популяционной базой. Большинство нынешних международных мер по гармонизации не включали страны с самым большим населением. Это сделает меры менее эффективными. Учитывая особенности киберпреступности, «безопасную гавань для преступников» можно устранить, только когда почти все суверенные государства имеют доступ к одному соглашению, и почти все онлайн­пользователи могут пользоваться полномочиями правоохранительных органов. Хотя международный документ может быть смоделирован государствами­членами при принятии внутреннего законодательства, нельзя ожидать слишком больших ожиданий в отношении своевременного обновления в том же темпе, когда речь идет о международных мерах.

Во­вторых, еще одним ограничением является достижение более низкого уровня консенсуса. В отличие от традиционных преступлений в международном уголовном праве, которые редко были оштрафованы во внутреннем законодательстве, киберпреступность первоначально была разработана в законодательстве на национальном уровне. Во многих странах внутреннее законодательство о преступлениях, таких как геноцид, преступление против мира и аналогичные виды преступлений, не произошло до того, как страны были обязаны соблюдать международные договоры. Ситуация киберпреступности заключается в том, что страны, которые уже приняли законы, помогли или заставили страны, которые еще не приняли законы, прийти к консенсусу. В целом, международное сотрудничество в предотвращении киберпреступности более вяло, чем внутреннее законодательство; Его влияние на национальное законодательство, тем не менее, неоспоримо. В национальные законы следует внести поправки в соответствии с международными документами, с тем чтобы можно было эффективно осуществлять меры, предусмотренные в международных документах. Соглашение о более широком круге вопросов в области киберпреступности также необходимо для обеспечения эффективного соблюдения законов. Однако такого соглашения все еще не хватает. Усилия различных международных организаций должны быть интегрированы в более единую акцию.

В­третьих, как ни странно, существует тенденция к плюрализации международной гармонизации. В регулировании или дерегулировании информационного сообщества различные группы интересов остаются в разных точках зрения. При криминализации и декриминализации онлайн­деятельности разные игроки придерживаются разных мнений. Различные организации предлагают контрмеры в интересах определенного числа своих государств­членов. Тем не менее другие организации выступают против любых планов по ограничению свободного использования информационных систем. Механизм состоит в том, что, хотя одна группа интересов озабочена неправильным использованием информационных систем, другая группа может сосредоточиться на побочном эффекте действий против злоупотреблений. Различные международные меры гармонизации полны компромисса интересов и противопоставления полномочий. Этот марафонский процесс переговоров унаследовал присущий ей стиль международных действий.

В­четвертых, еще одной тенденцией является регуляризация международной гармонизации [2]. Эффект международной гармо­ низации менее значителен по сравнению с усилиями. Роль ООН как универсальной международной организации кажется ограниченной в организации международного договора в этой области. Если частый «призыв» Организации Объединенных Наций не побуждает государства­члены к принятию законов о киберпреступности, универсальное соглашение было бы лучшей альтернативой в продвижении консенсуса. У Организации Объединенных Наций может быть возможность включить консенсус, достигнутый в других областях, в вышеупомянутую объединенную акцию.

Конвенция о киберпреступности признана важной вехой в сфере международного согласования законодательства о киберпреступности. Однако, помимо того факта, что это представляет собой значительный шаг вперед, многие государства должны будут подписать Конвенцию и выполнять свои мандаты, чтобы служить сдерживающим фактором. Международная гармонизация, основанная на конвенции, явно ограничена и должна обязательно распространяться на большее число государств­участников с еще более широким кругом вопросов. Окончательный результат должен быть достигнут только через универсальное соглашение о борьбе с киберпреступностью. У Организации Объединенных Наций может быть более высокий потенциал для осуществления таких универсальных мер. Однако мы не должны ожидать мгновенной реакции от какой­либо из международных организаций, поскольку не слишком много внимания и интересов этих международных организаций сосредоточено на проблеме преступности или именно на киберпреступности. Несмотря на то, что эти организации посвящены работе с более важными международными делами, угрозы в отношении важной информационной инфраструктуры станут более серьезными, пока они не будут перечислены в верхней части графика этих организаций. Следовательно, развитие международного уровня сознания и международного уровня требует национального уровня сознания по­прежнему являются основанием для эффективных действий. Необходимо пересмотреть и, по мере необходимости, обновить существующие международно­правовые рамки, предложив форум для более широкой международной дискуссии, в котором будет изложена перспектива расширения и развития международного сотрудничества правоохранительных органов между национальными органами. Этому развитию следует учесть влияние новых и возникающих вопросов в отношении международного сотрудничества правоохранительных органов с рекомендациями по созданию потенциала, которые должны проявлять равную озабоченность положением в странах на разных этапах развития, с тем чтобы избежать отсутствия будущего Будущее информационного хаоса.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Арчик K. Киберпреступность: Конвенция Совета Европы, Отчет CRS для Конгресса. Код заказа RS21208, Исследовательская служба Конгресса, 22 июля. – Брюссель,
  2. Буш Дж. Послание в Сенат Соединенных Штатов Америки по Конвенции о киберпреступности. Канцелярия пресс­секретаря, 17 ноября. – Нью­Йорк,
Год: 2017
Город: Алматы
loading...