Политическое взаимодействие в треугольнике Африка – ЕС – БРИКС в свете идеи Н. А. Назарбаева «G-GLOBAL»

Воздействие мирового финансово-экономического кризиса на мировые политические и экономические отношения оказалось пролонгированным и весьма глубоким. Кризис поставил перед международным сообществом вопросы выбора дальнейшего пути и способов развития, заставил усомниться в ранее предлагавшихся вариантах мировой финансово-экономической архитектуры.

Проекты реформирования мирового финансово-экономического устройства стали возникать у различных участников мирового процесса, и отчасти страновые идеи на эту тему были отражены в решениях саммитов «большой двадцатки» G20. Так, в рамках этого представительного форума получили возможность озвучить свое видение такие страны, как Россия, Индия, Китай, Бразилия и ЮАР, являющиеся одновременно членами блока стран с развивающимися экономиками – БРИКС.

Однако, вместе с тем, странам, не входящим в «двадцатку», также необходима возможность выразить свое мнение по вопросам преодоления кризиса. Можно отметить, что многие страны, в том числе и страны Африканского континента, не всегда имеют такой шанс. В свете вышесказанного является знаменательным стремление такой значимой страны, как Казахстан, радикально расширить рамки обсуждения глобальной проблемы кризиса.

В декабре 2011 г. президент Казахстана Н. Назарбаев в своем выступлении в ходе Астанинского экономического форума, становящегося ретранслятором широкого «евразийского взгляда» на проблемы глобального развития, отметил, что «в самом начале 2009 года, в разгар кризиса, я выступил с инициативой мировой финансовой реформы. Я говорил, что косметические антикризисные меры не спасут мир от волн нарастающего кризиса. Ход событий подтвердил эти слова, пока никто не смог предложить антикризисный мировой план, который был принят на консенсусной основе. К сожалению, форматы G-20, G-8 демонстрируют неэффективность даже не началось обсуждение мирового антикризисного плана" [1]. Он предложил радикально расширить число участников в поисках антикризисных решений для мира и выдвинул идею создать новую коммуникативную площадку – проект G-Global, рабочей площадкой для которой мог стать Астанинский экономический форум.

«G-Global» нацелен на содействие развитию конструктивной многополярности, поощрение геополитической толерантности, то есть толерантных отношений между государствами, вне зависимости от их геополитического веса. Конструктивная многополярность, в определении Назарбаева, – это «сбалансированная система геополитических сдержек и противовесов. В ней должны мирно сосуществовать и тесно взаимодействовать мощные интеграционные объединения. Одним из них в ближайшем будущем станет Евразийский экономический союз» [2]. Также он упоминал об особой важности Единого экономического пространства Казахстана, России и Беларуси как новой геоэкономической реальности. Он убежден, что толерантность, доверие и транспарентность в межгосударственных отношениях – ключ к перестройке глобальной экономики и валютной системы на основе справедливости и выстраиванию мировой политики, базирующейся на равенстве всех государств. Президент Казахстана подчеркивает: «В XXI веке деление стран на великие и второстепенные, ведущие и ведомые цивилизационно устарело» [3], что является очень важной парадигмой, которая должна быть принята во внимание, как в отношениях Запада со странами постсоветского пространства, так и в отношениях по линии «Север – Юг», в том числе Запада и стран Африки.

Н. Назарбаев отмечает: «Справедливость в XXI веке это не только категория морали. Это одно из решающих условий успешного национального и глобального развития. В XXI веке безнравственны те социально-экономические модели, которые строятся на «выкачивании» природных ресурсов «третьего мира». В то же время бесперспективна практика бесконечного внешнего заимствования на непроизводительные цели, отказ от индустриального развития и вложений в развитие человеческого потенциала своей страны.

Такой урок дают нам и «арабская весна», и, отчасти, «кризис еврозоны».

Однако Н.Назарбаев мудро делает акцент на том, что преобразования в данном направлении должны совершаться эволюционным, а не революционным путем.

Сейчас G-Global» – это многофункциональная Интернет платформа, где объединены мировые умы для обсуждения глобальных вопросов мирового развития. Коммуникативная площадка за короткое время объединила более 30 000 тысяч пользователей из 149 стран. Социальная сеть интеллектуалов Казахстана и мирового сообщества занята поиском решений обширного круга вопросов, от которых зависит будущее всего мира. Ежедневно создаются условия для мирового экспертного сообщества для интерактивных, открытых и публичных дискуссий по социально экономическим, политическим, культурным, демографическим и многим другим вопросам.

Проект поддержали 14 Нобелевских лауреатов, представители международных организаций, бизнеса, образования и науки [4].

Одна из главных составляющих идеи «G-Global» – это расширение диалога культур и цивилизаций, в том числе и в рамках различных интеграционных объединений.

На наш взгляд, политическое взаимодействие в рамках треугольника Африка – ЕС – БРИКС служит примером того, как непросто складываются взаимоотношения развитых и развивающихся государств, и как необходимо формирование новой системы международных отношений.

Термин БРИК был придуман в 2001 г., в 2010 г. к группе присоединилась ЮАР, и появилась БРИКС. Сейчас это – группа крупных стран с развивающейся экономикой, не связанных никакими специальными политическими соглашениями, они объединены только совместными встречами на высшем уровне и теми шагами, которые они предпринимают в целях улучшения их сотрудничества в финансовой и инвестиционной сферах. Тем не менее, в течение последних десяти лет страны БРИК получили большее внимание со стороны инвесторов и приобрели большее экономическое и дипломатическое влияние.

В мировом сообществе, да и внутри самих стран-участниц существуют противоречивые мнения по поводу возможности для стран группы действовать согласованно хотя бы по ряду вопросов. Возможно, в будущем возникнет некая форма институционализации БРИКС.

Вместе с тем, у стран БРИКС есть много сходных черт, что, по крайней мере, дает повод надеяться на возможность определенного единства.

Как отмечает российский эксперт Виктория Панова, подходы стран БРИКС роднит то, что они не приемлют вмешательства в отправление национального суверенитета и их собственную автономию, что определяется тем фактом, что ни одна страна группы не готова накладывать на свои политические решения и действия те ограничения, которые вводятся странами Запада.

Страны БРИКС, по мнению ряда экспертов, своего рода «ястребы суверенитета», ведущие политику защиты суверенитета и невмешательства во внутренние дела государства, что закреплено в Уставе ООН. Соответственно страны БРИКС выступают против политики интервенционизма и экономической и финансовой либерализации. Для России также интерес представляет демонстрация посредством работы БРИКС преимуществ «сетевой дипломатии» [5, 10]. Следует отметить, что и многим африканским лидерам импонируют эти идеи. В 90-е гг. XX века многие африканские страны испытали внутриполитические трудности, вызванные проведением структурных экономических реформ, навязанных западными странами. Африканские страны также часто страдали и от вмешательства западных стран в их внутренние дела, от нарушения их суверенитета. Страны Африки и БРИКС зачастую придерживаются сходных взглядов по проблемам, обсуждаемым ООН, что помогает им в выработке общей линии. На мой взгляд, именно это общее мировоззрение стран-участниц БРИКС, их акцент на повышение роли развивающихся стран, и есть те основные преимущества, которые они обладают на мировой арене и могут обратить на пользу Африканского континента. Большинство стран-участниц БРИКС, как уже отмечалось ранее, проводят активную внешнюю политику на африканском континенте и в индивидуальном качестве — все мы знаем об амбициях и действиях Китая, Индии, Бразилии в Африке. ЮАР самой судьбой предназначено играть активную роль на континенте. В плане «африканского наступления» отстает от блистательной четверки лишь Россия, у которой много стремлений в плане развития отношений с Африкой, но на практике делается все еще недостаточно. Казалось бы, по сравнению с ЕС, многие страны которого имеют давнюю историю тесных взаимоотношений с Африкой, и, который, как организация, также сотрудничал с Африкой с самого момента своего возникновения в середине XX века, у БРИКС не столь сильные позиции и не столь блестящие перспективы в Африке.

Однако реальность меняется весьма динамично, и странам БРИКС удалось многого достичь за последнее десятилетие. Так, Китай – один из важнейших внешнеэкономических партнеров множества африканских стран, крупнейший не институциональный торговый партнер континента с 2010 г., когда он вытеснил США с первого места. В 1996 2000 гг. доля китайского экспорта основных видов вооружений в Африку составляла 6%, в то время как к 2010 г. она возросла до 25 % (по данным СИПРИ) [6]. (Доля России, кстати, за тот же период сократилась с 31% до 11%) /6/. Китай осуществляет мощную культурно-идеологическую экспансию на континенте (сеть институтов Конфуция и многое другое). Китай заставляет страны Запада и ЕС считаться с собой, а также с голосом развивающихся стран. Именно Китай сыграл ключевую роль в поддержании глобального экономического роста во время мирового финансово экономического кризиса и стал одним из основных инициаторов реформы мировой финансовой системы в рамках «большой двадцатки» [7].

Это не может не импонировать многим африканским странам, которые имеют схожие устремления и рассматривают его как сильного союзника. Одна из сильнейших черт внешней политики Китая в отношении Африки – это позиционирование себя как развивающейся страны, разговор с африканскими коллегами «на равных», а также готовность много инвестировать в Африку, не выдвигая требований соблюдения прав человека и принудительной демократизации. Тем не менее, ЕС как организация остается крупнейшим торговым партнером Африки [8].

Россия в геополитическом плане всегда относилась скорее к Северу, нежели к Югу, и в силу такого самовосприятия долгое время не воспринимала идею реальной диверсификации собственной внешней политики за счет равноправного и серьезного сотрудничества с развивающимися странами [9]. Это относилось, как к ее сегодняшним партнерам по БРИКС, так и к африканским странам (aфриканское направление российской внешней политики в 90-е гг. было фактически заброшено). Между тем идеи, легшие в основу БРИКС, высказывал в свое время еще Е.М. Примаков. И по мере того, как Россия разочаровывалась в развитии взаимовыгодных и равноправных отношений с Западом, Россия все более серьезно стала относиться к идее Примакова и воплощать ее в жизнь, воспринимая теперь как реальную геополитическую альтернативу XXI века. Внешнеторговый оборот России со странами Африки в 2010 г. составил 8,66 млрд. долл., из которых на долю стран Северной Африки приходилось более 70% [10, 4].

Бразилия к 2010 г. достигла оборота торговли с Африкой в размере 20 млрд. долларов, показав очень высокие темпы наращивания торговли, и, по прогнозам, к 2017 г. этот показатель может составить 60 млрд. долл. [11]. Индия показала увеличение торговли с Африкой на 1000% за последнее десятилетие, и сейчас объем торговли составляет около

$32 млрд. в год [11].

ЮАР, в свою очередь, будучи лидером континента, активно развивает свои политические и экономические связи со странами БРИКС, особенно с Китаем и Индией. Именно китайский лидер направил ЮАР приглашение на вступление в «клуб». "Одна из причин, по которым ЮАР предложили вступить в БРИКС, заключается в том, что, как наиболее развитая экономика в Африке, она может служить воротами на континент" [12].

Итак, как мы видим, помимо политической поддержки, странам БРИКС есть, что предложить Африке в плане экономическом – это инвестиции, займы, новые технологии, товары и услуги. По данным «Standard Bank Group», с 2000 по 2008 гг. объем торговли между странами БРИК и Африкой возрос почти в восемь раз, и в 2008 г. составлял $164.6 млрд., а к 2030 г. эта цифра должна перевалить за $4 триллиона.

Африка, в свою очередь, стала жизненно важным рынком для БРИКС. Сейчас это регион, показывающий один из самых высоких темпов роста. В июле 2012 г. в ЮАР состоялся важный «Экспортно-импортный форум БРИКС – Африка», в рамках которого все страны БРИК представили широкий спектр своих товаров и услуг, предназначенных для африканского рынка. Африканские страны, и в первую очередь ЮАР, рассматривают перспективы диверсификации собственного экспорта за счет рынков стран БРИКС, что, хоть и сложно из-за тарифных барьеров, а также сложного и ограничительного внутреннего регулирования в этих странах, со временем может стать легче. И хотя между членами БРИКС есть немало политических и экономических противоречий, ЕС уже начинает признавать силу этих стран. Так, в мае 2011 г. еврокомиссар по вопросам торговли Карел де Гухт объявил, что Европейская Комиссия планирует с 2014 г. исключить страны со средним уровнем доходов, такие, как Россия и Бразилия, из-под действия режима специальных тарифов в рамках Генеральной системы преференций (General System of Preferences GSP) Европейского Союза, так как сейчас ЕС более не считает Россию и страны БРИК развивающимися рынками и намерен лишить их торговых преференций, введенных в 90-е годы для поддержки перехода этих стран к свободной рыночной экономике [13].

Поле соперничества стран БРИКС и ЕС в Африке, прежде всего, лежит в экономической сфере, в борьбе за доступ к природным ресурсам, в притоке которых нуждается глобальная экономика. Африка – это также колоссальный рынок, где можно продавать свои товары и услуги и закупать необходимое (не только минеральное) сырье. Потенциал этого рынка очень велик, во многих странах Африки сейчас наблюдается быстрый экономический рост.

Поле сотрудничества их заключено, во-первых, в двусторонних отношениях каждой из стран БРИКС с ЕС и с африканскими странами, а во-вторых, возможно, рождается за счет синергии не согласованных между собой усилий как БРИКС, так и ЕС по помощи Африке, развитию ее экономического и человеческого потенциала, более полного ее включения в глобальную политико-экономическую систему. Даже будучи соперниками во многом, эти страны невольно содействуют цели развития континента.

Чего же Африка хочет от ЕС (от Запада в целом) и от БРИКС? Часто взаимодействие внешних факторов с Африкой описывается как «новая схватка за Африку», в первую очередь, за ее ресурсы. Но в этом взгляде не учитывается то, чего хочет Африка [14]. Ей нужно сотрудничество с Западом и с БРИКС, но справедливое партнерство на равных условиях, отвечающее африканскому видению. Для Африки партнерство с Европой — лишь один из диалогов, а другие — это необходимое сотрудничество со странами Азии, Латинской Америки. Для нового поколения африканцев развитие отношений с ЕС ли, со странами БРИКС ли – не самоцель, но то, что может содействовать упрочению глобальных позиций Африки, что может помочь африканцам в укреплении взаимодействия стран континента. А вот если Европа надеется побороть последствия кризиса, прочные, работающие взаимоотношения со странами Африки и БРИКС ей просто необходимы. Однако, хотя сейчас Африка получила большие возможности геополитического выбора, ей пока еще не хватает умения использовать складывающуюся в ее пользу ситуацию. Итак, подводя итоги, следует отметить, что идея Н. Назарбаева об изменении характера взаимодействия развитых и развивающихся стран мира в условиях финансового кризиса является назревшей, отражая дух и потребности меняющейся расстановки сил в мировой политике. Развивающиеся страны стремятся к большему учету своих взглядов при принятии глобальных решений. Действительно, как отмечал Назарбаев, роль интеграционных объединений в этом весьма велика. БРИКС как пусть и не оформленный (пока) институционально блок, тем не менее, вносит свои предложения на повестку дня, и они созвучны идеям Казахстана. Голос Африки также становится более слышим на международной арене, в силу ее возрастающего экономического потенциала и усиливающихся интеграционных тенденций на континенте, вкупе с желанием африканцев деятельно творить самим свою судьбу. Уже сложившимся блокам развитых стран (таким, как ЕС, «восьмёрка» и «двадцатка») необходимо учитывать данные тенденции и менять стратегию своего взаимодействия с развивающимися странами, с «возникающими странами», действовать более гибко. Как отмечают эксперты, «многие … положения [программы Назарбаева] были … разработаны … на основе опыта национальных реформ, которые и являются фундаментальной основой для той глобальной стратегии, которую предложил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев» [15]. И это замечательный пример для всех участников международных отношений – мыслить глобально, опираясь на собственный уникальный опыт, и привносить свой вклад в оформление нового мирового порядка.

 

Список литературы

  1. Президент Казахстана Нурсултан Назарбаев предлагает создать проект G-Global на базе Астанинского экономического форума: Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://g-global.aef.kz/about/gglobal/(Дата обращения 01.2013).
  2. Выступление Президента Республики Казахстан Нурсултана Назарбаева на V Астанинском экономическом форуме. 05.2012 г. // Казахстанская правда. – 2012. – 24 мая.С.1.
  3. Назарбаев предложил пять принципов G-Global // Казахстанска правда. – 2012. – 24 ма – С.1.
  4. О проекте G-Global: Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://group- global.org/page/view/9 (Дата обращения 01.2013).
  5. Roberts, Cynthia. Polity Forum: Challengers or Stakeholders? BRICs and the Liberal World Order // Polity. – 2010. Vol. 42, Number 1. Р.10.
  6. Lynch C. China‘s arms exports flooding sub-Saharan Africa: Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://www.washingtonpost.com/world/national-security/chinas-arms- exports-flooding-sub-saharan-africa (Дата обращения 01.2013).
  7. South Africa and the BRICs: A Crisis of Identity in Foreign Policy: Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://www.saiia.org.za/great-powers-africa opinion/southafrica-and-the-brics-a-crisis-of-identity-in-foreign-policy.html(Дата обращения 01.2013).
  8. Hartzenberg T. Regional Integration in Africa. World Trade Organization. Staff Working // Paper ERSD-2011-14. Economic Research and Statistics Division. – 2011. October. – P.2.
  9. Электронный ресурс.Режим доступа URL: www.wto.org/english/res_e/reser_e/ersd- (Дата обращения 01.2013).
  10. Панова В. Место России в БРИКС: видение и практические результаты. Влияние внешних игроков на процесс взаимодействия в «клубе» // Вся Европа.2012. № 7-8 (68).
  11. Корендясов Е.Н. Актуальные проблемы российско-африканских отношений // Доклад на 8-й Иберийской конференции по африканским исследованиям (CIEA8). С.4.
  12. Brics Аfrica export import forum: another ‗first‘ for saitex: Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://www.exhibitionsafrica.com/BricsPressRealsehtml (Дата обращения 14.01.2013).
  13. Building BRICS in Africa // Trade Watch. Volume 10, Issue 1.
  14. Chitiyo K. Europe needs Africa. Who'd have thought it? : Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://www.guardian.co.uk/commentisfree (Дата обращения 01.2013).
  15. Власов А. Зачем нужен G-global: пиар или попытка что-то изменить? Электронный ресурс. Режим доступа URL: http://www.ia-centr.ru/expert/13691/- (Дата обращения 01.2013).
Год: 2013
Город: Алматы