Международное право и вопросы странового содержания в новом мире

В последние годы многими странами ставятся вопросы, начиная с содержания деятельности ООН, коррекции ее модели, функций и т.п., причем это связано и с изменением политической карты мира, смещения акцентов в сторону регионализации с созданием наднациональных структур. Возможно, это связывается с недостаточностью и оперативностью ООН в деле разрешения ускоряющихся явлений и событий, связанных с глобализацией.

Международная экономическая система, как она представляется структурно, рассчитана на национальные экономики открытого типа – рыночные экономики, обращенные к внешнему рынку. Это обстоятельство объективно подводит страны с государственной экономикой к необходимости переходить к рыночному регулированию. К примеру, Казахстан, получив признание статуса страны с рыночной экономикой, продолжает добиваться и признания равноправного партнерства и представительства в международных отношениях. Меняется и содержательная часть правовой системы в сторону использования и закрепления международных норм, стандартов и правил на национальном уровне.

Таким образом, меняется экономическая функция государства. С одной стороны, государство «передает экономику» частным лицам (при помощи приватизации, продажа пакетов акций и т.п.), переключаясь на задачи обеспечения конкурентной среды, регулирование экономики рыночными механизмами, с другой – государство «включается» в защиту национальной экономики от конкуренции «извне», согласовывая общие правила с другими государствами. Более того, государство зачастую возвращает определенный сегмент экономики в свои руки.

При этом государства, по мнению экспертов, могут чередовать (или совмещать) две линии:

  • на протекционизм, то есть защиту своего рынка, возведение барьеров и границ;
  • на либерализацию, то есть устранение и понижение барьеров и границ.

Как считают ученые (В.М. Шумилов), выделяется четыре правовых явления (уровня отношений, требующих регулирования), которые можно назвать Глобальной правовой системой:

  • отношения, находящиеся в сфере национальной юрисдикции государств; данные отношения регулируются внутригосударственным правом (к ним относятся, в частности, внутригосударственные отношения, отношения частно правового характера с иностранным элементом);
  • отношения между государствами (и шире – между «публичными лицами»); они регулируются международным правом;
  • отношения между частными лицами различных стран в тех вопросах, которые не регулируются ни внутренним, ни международным правом (либо регулируются по общедозволительному способу, при котором применяется принцип: «разрешено все, кроме прямо запрещенного»). В данном случае частные лица разных стран, будучи заинтересованными в обеспечении порядка, создают собственную автономную систему регулирования – нечто вроде международного договорного права (так называемое транснациональное право);
  • отношения в сфере наднациональной юрисдикции такого рода отношения порождены глобальными процессами и интересами и регулируются нормами, которые условно можно назвать наднациональным правом [1, 14].

Наиболее заметные изменения происходят на уровне «международное право внутреннее право». Объектная сфера международного права постоянно расширяется за счет вопросов, которые традиционно входили во внутреннюю юрисдикцию государств, а в настоящее время «переданы» под международно-правовое регулирование. Наглядно это проявляется в деятельности ВТО, в сферу регулирования которой перешли и переходят вопросы применения тарифных и нетарифных барьеров, интеллектуальной собственности, инвестиционных мер, экологических нормативов и т.п. В компетенцию Международного валютного фонда (МВФ) государства передали вопросы, связанные с валютными курсами и платежными балансами.

В ходе объективного развития международного строительства в различных областях, становится все сложнее отделять вопросы, относящиеся только к внутренней компетенции государства, от сферы международного сотрудничества.

В свою очередь международное право во все большей степени и объеме проникает во внутреннее право. Увеличивается количество заключаемых международных договоров; все новые и новые нормы инкорпорируются во внутреннее право. Правда, стоит отметить, что роль ООН в данном контексте могла бы быть более активной.

В научной литературе встречаются те или иные дефиниции (научные обороты с правовым содержанием), связанные со своеобразной модификацией форматов международного права, как «межгосударственное право», «транснациональное право» или «наднациональное право», что говорит о необходимости обоснования, определения содержания данных правовых образований и др. Выделяя формально-юридические признаки категории «наднациональность» А.Н. Талалаев, в частности отмечает: Право данного органа, организации или сообщества обязывать своих членов без их согласия и против их согласия, путем принятия обязательных решений большинством голосов. 2. Право своими решениями обязывать и управомочивать физических или юридических лиц или государственные органы государств – членов непосредственно без трансформации этих решений в национальное право государств. 3. Наделение правом принимать решения, указанные в пунктах 1 и 2, непредставительные органы, состоящие из независимых от государства международных чиновников. 4. Право органа и организации на вмешательство в важные вопросы, относящиеся к внутренней компетенции государств», которые дают возможность представить и использовать в формировании соответствующего права [2, 369].

Ю.А.Тихомиров пишет, что новая разновидность права – межгосударственное право складывается в сообщество государств. Оно ближе по своей природе к международному праву, но обладает и чертами, сближающими его с внутригосударственным правом. Виды правовых актов различаются не только по содержанию, субъекту и процедуре их принятия, но и по степени воздействия и восприятия их в законодательстве государствчленов [3].

Однако, международная и национальные правовые системы, как верно отмечает С.В.Черниченко, «действуют в разных плоскостях», что не мешает в сравнительном отношении рассматривать общее и особенное в их содержании, включая различия [4, 69].

Глобализация требует, чтобы идея либерализации была оформлена и зафиксирована политико-правовыми средствами (что и осуществляется, в частности, в рамках Всемирной торговой организации – ВТО). Государства постсоветского пространства в ближайшие годы вступят в ВТО, а пока реализуют региональные проекты интеграции (ЕврАзЭС).

Императивный принцип суверенного равенства может обеспечивать юридическое равенство государств в современном международном праве, несмотря на очевидное фактическое разграничение всех государств, начиная от географических и экономических аспектов и заканчивая вопросами государственного устройства и политического режима.

Принцип суверенного равенства государств появляется в развитие принципа государственного суверенитета.

Глобализация мировой экономики одновременно создает предпосылки для того, чтобы складывалось единое экономическое пространство и формировалась соответствующая ему политико-правовая надстройка. «Право предстает, как утверждает В.М. Шумилов, часть такой надстройки. В сущности, речь идет о формировании глобальной социальной системы, в которой созрели «свои» глобальные проблемы, формируются свои интересы, институциональные и нормативные механизмы, обладающие наднациональными свойствами».

Чем сложнее становятся общественные отношения, пишет И.И. Лукашук, а, следовательно, и их правовое регулирование, чем шире задачи национальной правовой системы, тем выше значение заимствования зарубежного опыта, и «можно смело утверждать, что ни одна правовая система не является чисто национальным явлением» [5, 36].

Усиление взаимовлияния между двумя правовыми системами ведет к такому их переплетению, что можно говорить о новом качестве. Тем более, что в процесс сращивания систем включаются транснациональное право и наднациональное право. Если ранее государства создавали международно-правовые нормы так, чтобы они были совместимы с внутренним правом, то в настоящее время все чаще и чаще государства обязаны приводить свое внутреннее законодательство в соответствие с международно-правовыми нормами/принципами. Примером может служить региональное международно-правовое регулирование в рамках интеграционных объединений или изменение правового режима под воздействием права ВТО.

Ряд ученых считает, что к исследованию явления наднациональности необходимо подходить, имея, во-первых, достаточно четкие представления о том – отрицанием, умалением или обратной стороной чего она нередко называется в литературе – о государственном суверенитете и, во-вторых, приняв во внимание тесную взаимосвязь данного вопроса с самой сущностью международного права – теми изменениями, которые имели место в нем за последние полстолетия, а также прослеживающимися сегодня эволюционными тенденциями. Предмет международного права в этой связи получает новое содержание. В его предметную сферу входят следующие группы отношений – двусторонних и многосторонних:

  • отношения между публичными лицами (субъектами) по всем вопросам поведения публичных лиц в международных отношениях;
  • отношения между публичными лицами по поводу правового режима, существующего во внутригосударственных правовых системах для субъектов внутреннего права или в целях регулирования отношений, входящих во внутреннюю компетенцию государств (например, в том, что касается транснационального движения товаров, инвестиций, финансов). В этом плане международное право становится рамочным правом, так как задает правовые рамки для внутреннего права по все большему числу вопросов. Именно в данном качестве международное право обретает примат над правом внутригосударственным.

В качестве «рамочного явления» международное право регулирует поведение государств, в части установления внутренних правовых режимов для импорта/экспорта товаров, инвестиций, финансов, рабочей силы. Государства преследуют цель – добиться в правовом пространстве чужой страны благоприятного режима для «своих» граждан, многонациональных предприятий, товаров, инвестиций.

Достигается это, как правило, следующими методами: государства устанавливают своего рода международный (наднациональный) стандарт, продвигая его во внутригосударственные правовые системы (например, стандарт прав человека; стандарт рыночной экономики и т.п.);государства следят за тем, чтобы их частные лица, товары, инвестиции встречали в правовом пространстве чужой страны благоприятный – недискриминационный режим.

Обеспечение недискриминационного режима в необходимых вопросах осуществляется с помощью ряда принципов-методов, норм-стандартов, применяемых в зависимости от ситуации порознь или комплексно, принципа наибольшего благоприятствования, принципа предоставления национального режима, принципа экономической недискриминации, принципа равноправия, принципа взаимности и др.

Особенность данных принципов заключается в том, что они являются методом сопоставления и уравнивания условий, способом организации отношений, техникоправовым инструментарием или своеобразными стандартами. Это одновременно и принципы-методы, и содержательные нормы. Данные стандарты универсальны и их можно отнести к принципам международного права.

Как известно, субъектами внутреннего права выступают индивиды, организации, социальные общности (человек, народ, органы государства); субъектами международного права – государства, международные организации. Однако, в государствах происходит своеобразная децентрализация внутренней компетенции, когда полномочия передаются от центра на места. В передаваемую компетенцию могут входить и права на осуществление международных отношений. Результатом этого становится интенсификация международных частноправовых отношений с участием субъектов государств. Возрастает также число неправительственных международных организаций. Указанная сфера международного взаимодействия регулируется частично внутренним правом, частично международным правом, а в настоящее время и транснациональных правом.

Следовательно, субъектами транснационального права можно назвать и частных лиц (индивиды, юридические лица), и публичных лиц (государства, международные организации – межведомственные, межправительственные, межгосударственные, неправительственные). В таком понимании транснациональное право предстает как необходимое промежуточное звено между внутренним правом и международным правом, звено, посредством которого происходит усиление взаимосвязей и взаимозависимости двух правовых систем. На международно-правовом уровне появляются нормы, имеющие прямое (а не опосредованное внутренним правом) действие в отношении частных лиц.

 

Список литературы

  1. В.М. Шумилов. Концепция глобальной правовой системы //Юридический мир. 2003. № 3. С. 12-20.
  2. Талалаев А.Н. Совет Экономической Взаимопомощи. Основные проблемы. – М., 1975.380 с.
  3. Тихомиров Ю.А. Курс сравнительного правоведения. – М., 1996. 432 с.
  4. Черниченко С.В. Теория международного права. – М., 1999. – 125 с.
  5. Лукашук И.И. Глобализация, государство, право, ХХI век. – М., 2000. – 180 с.
Год: 2013
Город: Алматы
loading...