Предупреждение рецидивной преступности

В статье рассматриваются аспекты предупреждения и профилактики рецидивной преступности

Рецидивная преступность – часть общей совокупности повторных преступлений, составляет одну из разновидностей преступности как социального явления в обществе.

Особенности рецидивной преступности обусловливаются спецификой личности преступника, а также своеобразием противоречия личности рецидивиста обществу и его правовым установкам.

Рецидивная преступность – сложнейшая и болезненная из социальных проблем.

Проблема рецидивной преступности сложна в смысле социально-психологического и индивидуально-психологического аспектов. Преступники-рецидивисты во многих случаях незаурядные личности с сильным характером, обладающие организаторскими способностями, притягивающие своими качествами к себе других людей. Однако психологическая атмосфера, складывающаяся вокруг рецидивиста, характерна тем, что личность его сеет вокруг себя страх, который буквально подавляет и полностью лишает человеческого достоинства людей, слабых характером. Мир рецидива жесток, моральные ценности в нем перевернуты, цена жизни ничтожна. Поэтому преступления, в которых участвует и которыми руководит рецидивист, часто жестоки, характеризуются смелостью замысла и исполнения, осмотрительностью и предусмотрительностью. После этого, как правило, либо наступает затишье, либо преступник попадает в сферу деятельности правоохранительных органов за мелкие преступления.

Кроме обычных мер предупреждения преступного рецидива, с учетом специфичности этого вида преступления, принимаются и специфические меры профилактики, которые тесно увязываются с причинами и условиями, способствующими совершению повторных преступлений. Они направлены на устранение и локализацию в первую очередь социальных факторов и явлений, служащих базой возникновения рецидива преступлений, недопущение повторных преступлений со стороны одних и тех же лиц.

Очень важную роль в профилактике повторных преступлений должны выполнять исправительно-трудовые учреждения по коррекции осужденных, по устранению у них криминогенных личностных свойств и наклонностей, приобщению этой категории лиц к общественно полезному труду, по недопущению свободного общения опасных и особо опасных рецидивистов с лицами, совершившими преступления впервые или нетяжкие преступления.

Речь идет о дифференцированном подходе к избранию, мер исправления осужденных, а после их освобождения – о средствах и способах адаптации лиц освобожденных из мест лишения свободы. Надо исключить возможность преступного влияния рецидивистов на других законопослушных граждан. В этом плане должен быть усилен контроль за поведением лиц, находящихся под гласным административным надзором органов милиции.

Вопросы профилактики преступности и предотвращения рецидива преступлений являются самыми сложными.

Криминология может лишь предложить какие-то общие направления и способы проведения профилактики рецидивной преступности. Сама работа по предупреждению рецидива преступности лежит на правоохранительных органах и других структурах власти.

Давно замечено, что лучше предупреждать преступления, чем за него наказывать.

«В этом – главная цель всякого положительного законодательства, которое является искусством вести людей к возможно большему счастью, если говорить об общем итоге добра и зла в жизни», пишет Е.И. Каиржанов [1, с. 168].

Стержневым вопросом криминологической науки и основной задачей правоохранительных органов является предупреждение преступности и связанных с ней правонарушений. Но предупреждение преступности как криминологическая проблема, пишет У.С. Джекебаев, имеет множество сторон и может рассматриваться в разных аспектах [2, с. 6].

Поскольку рецидивная преступность лишь часть преступности, постольку все общесоциальные меры предупреждения преступности в той или иной степени распространяются на нее с некоторой трансформацией применительно к отдельным категориям преступников.

Борьба с рецидивной преступностью продолжает оставаться сложной проблемой. Комплекс профилактических мероприятий включает в себя систему мер на общесоциальном, специально-криминологическом и индивидуальном уровнях.

Общее руководство в борьбе преступностью в целом осуществляет согласно закону Президент Республики Казахстан, возглавляющий Совет Безопасности РК, образуемый в соответствии сп. п. 20 ст. 44 Конституции РК. Основные задачи Совета Безопасности излажены в «Положении о Совете Безопасности Республика Казахстан».

Нельзя не согласиться с Н.А. Коломытцевым, что предупреждение должно основываться на общеотраслевых принципах уголовного и уголовно-исполнительного права (ст.ст. 2-7 УК РК, ст. 3 УИК РК) [3, с. 183]. В частности, это принцип законности, специфическим требованием которого является неотвратимость наказания; принцип гуманизма, основывающийся на утверждении достоинства человека, строгом соблюдении гарантий защиты от пыток, насилия, иного унижающего обращения с осужденными, принцип демократизма, выражающийся в равенстве всех перед законом и т.д.

Особенностью рецидива преступлений является то, что между совершением первого и последующих преступлений на преступника оказывается специальное целенаправленное воздействие, которое может привести к значительному изменению как самого преступника, так и социальной среды, в которой он находился до осуждения, к изменению характера и интенсивности его социальных связей. Именно личность правонарушителя на всех этапах должна выступать тем критерием, на основе которого определяется перспектива применения мер предупреждения. Поэтому и принципы права в аспекте предупреждения рецидива преступления должны интерпретироваться под углом зрения криминогенной личности. Прежде всего нужно руководствоваться принципом целесообразности, имея в виду учет особенностей личности преступника. Обстоятельства, ее характеризующие, весьма разнообразны, но смысл их сводится к тому, что для одних совершение правонарушения явилось случайным, досадным эпизодом, тогда как для других такое же явление стало закономерным завершением предшествующей антиобщественной деятельности. Эти особенности в каждом конкретном случае позволяют конкретизировать цели воздействия в отношении данной личности. При реализации этого принципа личность рассматривается со стороны не только се общественной опасности, но и позитивной направленности.ти

В уголовной политике четко прослеживается линия, согласны которой достижение целей наказания не должно обеспечиваться любой ценой. В юридической литературе неоднократно подчеркивалось, что социальные последствия применения мер воздействия, в особенности наказаний, разнообразны. Например, лишение свободы ведет наряду с положительными моментами к определенным негативным последствиям (разрушению семейных связей, безнадзорности детей, нарушению региональных пропорций в трудовых ресурсах, дисквалификации осужденных, труд которых зачастую малоквалифицированный и т.п.)[4, с. 51]. В отношении конкретной личности нужно предвидеть негативные последствия применения мер предупреждения и стремиться использовать такие из них, которые при прочих равных условиях ведут к минимальным издержкам. По существу речь идет о принципе эффективности. Реализация этого принципа проявляется прежде всего при учете позитивной социальной направленности и ретроспективной ценности криминогенной личности.

Среди мер предупреждения выделилась группа уголовно-правовых средств (наказаний), с применением которых практика и многие ученые продолжают связывать в целом успех в борьбе с преступностью. Многие авторы, рассматривающие проблему специального предупреждения с позиции криминологического понимания, ставят ее решение в прямую зависимость от состояния и уровня реализации карательновоспитательного процесса, его основных составных элементов. Так, А.И. Алексеев отмечает, что неблагоприятное влияние на личность осужденного могут оказывать и такие недостатки и просчеты в исполнении наказания, как неполное вовлечение осужденных в общественно полезный труд, плохая организация их обучения и профессиональной подготовки, неудовлетворительная воспитательная работа, необоснованные перемещения осужденных из одного подразделения ч другое, ошибки при их размещении внутри жилых зон и т.д.

И.С. Ной полагал, что цель специального предупреждения достигается посредством и в результате перевоспитания осужденных; вывод аргументировался тем, что происшедшие в результате перевоспитания положительные изменения идеологии и взглядов преступника наверняка гарантируют не совершение им новых преступлений, так как это противоречило бы его новым взглядам и убеждениям [5, с. 136].

«Реформа уголовно-исполнительной системы должна исходить из целей наказания, его видов, считает Б.Ж. Жунусов, целью наказания, на наш взгляд, является предупреждение совершения новых преступлений, как осужденным, так и другими лицами. По нашему мнении, цель перевоспитания вообще вряд ли можно связать со средствами, которыми располагает уголовное право, так как его специфика это комплекс правоограничений, являющаяся по своей сути принуждением. Что касается исправления, то оно служит средством предупреждения преступлений» [6, с. 9-10]. 

Вряд ли, однако, можно согласиться с мнением И.С. Ной, т.е. с тем, что решение задачи специального предупреждения осужденных должно быть поставлено в зависимость от их исправления.

Совсем иного мнения по отношению к целям уголовно-исполнительного законодательсва М. Самалдыков. В соответсвтт со с УИК цели унголовноисполнительного законодательсва совпадают с целями наказания, так как «анализ действующих уголовнои уголовно-исполнительного законодательства приводит к выводу о том, что понятия и основные признаки некоторых видов наказания более подробно раскрываются в нормах исполнительного, нежели уголовного права» [6, с. 9-10]. В литературе высказывалось и полярно противоположное мнение, что решение задачи специального предупреждения достигается за счет кары, т.е. осужденные не совершают новых преступлений из-за страха вновь подвергнуться наказанию. С этим также нельзя однозначно согласиться. Многие осужденные, особенно неоднократно судимые, быстро адаптируются к условиям несвободы, и наказание реально не оказывает своего устрашающего воздействия на них. Наряду с этим нельзя не учитывать того обстоятельства, что большинство из осужденных, совершая правонарушения, надеется уйти от ответственности, поскольку действующая система уголовной юстиции не всегда позволяет своевременно выявить и прореагировать на каждое правонарушение. Поэтому вряд ли приходится рассчитывать на то, что задачу специального предупреждения можно решить посредством реализации только карательных элементов процесса исполнения наказания.

З.О. Ашитов считает, что кара, свойственная наказанию, от которой мы еще полностью не отказались, подчиняется цели наказания, а именно: исправлению и перевоспитанию лиц, совершивших преступления, а также предупреждению совершения преступлений как осужденными, так и иными лицами [7, с. 56].

На первый взгляд напрашивается для устрашения и тем самым для профилактики такой вид наказания как смертная казнь. В некоторых зарубежных государствах для достижения этих целей практикуется демонстрация по телевидению. Даже, порой прибегала такой практике и Республика Казахстан. Например, по алматинскому телевидению в 1995 г. была показана передача, в которой широкому кругу зрителей детально продемонстрировали исполнение наказания в виде смертной казни.

В Казахстане, как известно, на смертную казнь объявлен мораторий, но окончательного решения по отмене ее государство пока еще не вынесло.

Против смертной казни выступают не только авторы зарубежных стран, но казахстанские. Например, рассматривая новые течения в криминологии в понимание преступности Р.Т. Нуртаев отмечает, что «если следовать логике разрешения антагонистических противоречии, то антагонистический характер преступности нужно теоретически обосновать, а уголовную политику государства направить на практическое разрешение антагонистических противоречий методами и способами, достойными лиц, пребывающих во враждебном к социалистическому обществу отношении». Однако постановка вопроса в таком плане чревата возможна опасностью возрождения тоталитаристских, репрессивных идей о «непримиримости к врагам народа », возврата к лозунгу «Если враг не сдается, его уничтожают» и. т. д.

Наши оппоненты, продолжает он, могут указать на возможность применения в отельных случаях смертной казни к преступникам и обратиться к характеристике особо опасных рецидивистов, обосновывая справедливость содержания приведенного выше определения преступности : применениеде смертной казни как раз таки и есть разрешение антагонистического противоречия посредством физического уничтожения противоборствующей стороны, а особо опасный рецидивист , упорно не желающий встать на путь исправления ,находится в явном антагонизме с обществом, и таковой антагогонизм государством разрешается путем почти пожизненной изоляции его от общества (не считая кратковременных эпизодов нахождения его на свободе, особенностью которой является то, что пресс административного надзора и прочие способы социальнопсихологического давления приводят этого человека к твердому убеждению, что «в зоне ему лучше , чем на свободе», и он вновь совершает преступление, в большей степени, видимо, стремясь попасть в привычные для нег условия, нежели из желания нанести комулибо вред ).

Заслуживает внимания мнение Д.С. Чукмаитова, выступавшего против публичной демонстрации смертной казни в целях предупреждения рецидивной преступности.

Исполнение смертной казни в отношении нескольких лиц производиться отдельно в отношении каждого и в отсутствии остальных. При исполнении смертной казни присутствуют прокурор, представитель учреждения, в котором исполняется смертная казнь и врач. Непубличность смертной казни обеспечивается тем, что другие лица (креме исполнителя) при этом не присутствуют. Считаем целесообразным дополнить данную статью запретом на показ видеоматериалов с репортажами об исполнении наказания в виде смертной казни с места события, так как по алматинскому телевидению в 1995 г. была показана передача, в которой широкому кругу зрителей детально продемонстрировали исполнение наказания в виде смертной казни, против чего мы уже ранее выступали в печати [8], пишет Д.С. Чукмаитов.

Процесс проведения самого расстрела в законе не регламентирован. Это вызывает возникновение определенных вопросов и требует детального формулирование порядка и процедуры исполнения наказания в виде смертной казни.

 

Список использованных источников:

  1. Каиржанов Е. Криминология. – Алматы, 1995. – 269 с.
  2. Убеджение и принуждение в борьбе с преступностью (Отв. Ред. У.С. Джекебаев). – Алма – Ата: Наука, 1989. – 287 с.
  3. Коломытцев Н.А. Особо опасный рецидив преступлений и борьба с ним. – М., 1999. – 185 с.
  4. Гальперин И.М. Наказание: социальные функции, практика применения. – М., 1983. – 299 с.
  5. Ной И.С. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве. – Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1973. – 188 с.
  6. Жунусов Б.Ж. Проблемы уголовно-исполнительной политики. – Алматы: Казахстан, 1995. – 340 с.
  7. Ашитов З.О. Право суверенного Казахстана. – Алматы: Жетi жаргы, – 322 с.
  8. Чукмаитов Д.С. Несколько аргументов против публичной демонстрации смертной казни // Юр. газета. – 1995. – 1 июня.
Год: 2017
Город: Алматы
Категория: Юриспруденция